Поводок 90

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Флэш, Легенды Завтрашнего Дня (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Леонард Снарт/Бартоломью "Барри" Аллен, Айрис Уэст, Эобард Тоун
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, AU
Предупреждения:
Смерть второстепенного персонажа
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Единственный, кто увернулся от её когтей, был Леонард Снарт. Он заставлял девушку ревновать, плеваться кипятком и кислотой, грозно вопить, надувая губы и молотить кулаками воздух. А сам Снарт на это лишь улыбался, в очередной раз крадя внимание Барри.

Посвящение:
Моей Скарлет.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
страдания с утра пораньше.
Мою голову всё никак не хочет покидать хэд, в котором Барри, пропав в 2024 году отправился в Спидфорс и теперь живёт там счастливо вместе с Леном. Вот уже 25 лет.
15 октября 2018, 07:44
Всю свою жизнь Барри свято верил, что Айрис — его истинная любовь. Он верил в это со святой наивностью и словно верный щенок плёлся за ней по пятам, надеясь получить хоть немного внимания и любви.

Но девушка раз за разом отказывала ему, лишая той любви, которой он хотел. Уходила к другим, влюблялась в других, но всё же держала его на коротком поводке. И стоило Барри хотя бы попытаться настроить свою личную жизнь, так она тут же тянула повод на себя, возвращая и насыпая пыль в глаза.

Она, словно яд, уничтожала каждого, кого Барри пытался полюбить. Под удар её ловких ручек с заострёнными ноготками попали все, даже потенциальные, Барри — Линда, Пэтти, Эдди, Фелисити… Она уничтожала всех, заставляя его возвращаться к ней с разбитым сердцем.

Единственный, кто увернулся от её когтей, был Леонард Снарт. Он заставлял девушку ревновать, плеваться кипятком и кислотой, грозно вопить, надувая губы и молотить кулаками воздух. А сам Снарт на это лишь улыбался, в очередной раз крадя внимание Барри.

Барри влюбился в него резко. Его словно столкнули с горы и он летел вниз, широко расставив руки. Они оба не были готовы к той страсти и любви, которая вспыхнула между ними. Действительно вспыхнула, словно яркое пламя. Словно взрыв от двух столкнувшихся противоположностей. И Барри горел в этой любви, согреваясь и чувствуя себя… живым. Лен, его Ленни, заставлял Барри чувствовать себя живым, свободным и… любимым. И хоть любовь Снарта не была похожа на обычное представление о любви, Барри знал, что тот любил его. Чувствовал в его прикосновениях, взглядах и это грёбанной нежности в глазах. Лен смотрел на него так, будто не мог поверить в его существование, а касался — словно Барри был хрупкой статуей изо льда, готовой рассыпаться от одного лишь прикосновения.

И эта любовь давала Барри смелость навсегда вырваться из объятий Айрис. Но у них просто не было достаточно времени.

Снарта забрали. Убили, заставили пожертвовать собой, а затем ткнули Барри в это носом.

«Знаешь, что вдохновило Леонарда Снарта пожертвовать собой? Это был ты, Барри Аллен»

О, Барри бы всё отдал ради того, чтобы никогда, никогда в жизни не слышать этих слов. Ему хотелось громко закричать, закрыв уши руками. Вопить так громко, чтобы его наполненный болью крик отлетал от стен и разрушал стекло. Ему хотелось, чтобы этот крик передал всю ту боль, что он чувствовал. Ту боль, что разъедала его изнутри, уничтожала, впиваясь в кожу и изрезала острыми когтями его душу.

Это был ты, это был ты, это был ты.

Барри хочет отправиться к Доминаторам с распростёртыми руками. Заберите его отсюда, пожалуйста. Делайте, что хотите — меняйте органы, ставьте опыты, издевайтесь над мозгом. Только пожалуйста, заберите.

Но ему не дают уйти, затаскивая назад. Хватают его за шкирку и возвращают в эту помойную яму, которую он зовёт своим городом. Взывают к ответственности и заставляют перешагнуть через собственную боль, и жить дальше.

И Барри живёт. Улыбается, дышит и любит. Пытается любить, потому что, поглядите-ка! Айрис, оказывается, любила его всю жизнь! Счастье-то какое!

Барри в отчаянье. Он пытается, отчаянно пытается быть счастливым, ведь Айрис, любовь всей его жизни, теперь его невеста. Но в тайне болеет за Савитара, надеясь что он победит. Пусть он победит, пусть убьёт его, а, что самое главное — её, потому что, чёрт возьми, из-за неё его Ленни мёртв. Он понимает, что это идиотизм и ребячество, но ничего не может с собой поделать. Он винит её в его смерти, потому что она всегда избавлялась от его партнёров. Он не знает, как она это сделала — заключила сделку с дьяволом, продала душу Сатане, стала Верховной или переманила на свою сторону Вселенную — но он уверен, что это она.

Он не может сдержать рыданий, когда снова видит Лена живым. Он не может перестать целовать его, шептать признания в любви и просьбы вернуться. И Снарт обещает, обещает и обещает… А потом не возвращается и Барри женится на Айрис.

Она делает вид, что всё отлично. Вьёт из него верёвки, укорачивая и всё сильнее натягивая поводок. Барри пытается вырваться, Барри жаждет смерти и свободы, но Айрис плевать. Он — её щеночек навечно.

Нора, кажется, сострадает ему. Он видит и чувствует, что её отношения с матерью гораздо более напряженные, чем она уверяет Уэстов. Он видит панический страх в её глазах каждый раз, когда Айрис обращается к ней и он целиком и полностью разделяет её состояние.

— Ты ведь не любишь её, — негромко шепчет она, когда они остаются наедине. — Ты сбежал к нему, пап. Оставил нас и ушел к человеку, которого любил. Любишь.

Он шепчет короткое: «Прости», смаргивая слёзы.

Её слова застревают в его голове на долгие годы. Он пытается забыть, пытается отпустить, пытается смириться, но голубые глаза и хриплый голос, тянущий нежное «Scarlet» не хочет оставлять его сознание. Как бы Барри не кричал, прося, умоляя уйти, оставить его в покое или вернуться — ничего не меняется. Барри тридцать три года. Днём он играет роль счастливого человека, верного мужа и храброго героя, а ночью возвращается к человеку, которого он любит. Хоть прошло уже семь лет с момента его смерти.

Доходит до того, что Барри живёт от ночи до ночи, пьёт снотворное и рыдает, уткнувшись лицом в подушку, потому что сны для него — приятнее реальности. Там его любят.

Айрис бесится. Жутко бесится, сильнее натягивая поводок. Ошейник впивается Барри в горло и он хрипит, кашляя кровью и задыхаясь, но всё равно рвётся вперёд. Надежда, что однажды поводок порвётся, освободив его, не покидает его душу вот уже десять лет.

Она заговаривает о детях. Надувая губки пищит «хочу!» и громко топает ножкой. Барри знает, что дети — лишь повод привязать его сильнее. Окончательно укоротить поводок, сменив его на тяжелую металлическую цепь и навсегда привязать Барри к себе. И поэтому он отмахивается, говоря, что нужно повременить, подождать и не торопиться. До вторжения, описанного в той газете остаются месяцы и Барри едва ли не считает дни.

Он сам находит Тоуна. Тот выглядит ошарашенным и сбитым с толку, выслушивая его план с выражением «что за бред сивой кобылы ты тут несёшь?» на лице.

— Ты хочешь, чтобы я вторгся в твоё время с армией, сразился с тобой, а потом отправился в прошлое и попытался убить десятилетнего тебя? С чего мне это всё делать?

— С того, что ты наконец-то станешь самым быстрым человеком на земле, Тоун. А я обрету покой.

И Тоун соглашается. С улыбкой пожимает ему руку, а затем даже хлопает по плечу. Барри видит искру предвкушения в его глазах, а сам же молит Спидфорс встать на его сторону.

И Спидфорс встаёт.

Вторжение получается по-истине грандиозным и Барри практически чувствует страх за свой город. Но его перебивает паника и предвкушение встречи с Леном. Барри надеется и верит в это, и тихонько умоляет Спидфорс помочь.

Когда он переносит десятилетнего себя за три квартала от дома, Барри не знает, что делать дальше. Он бежит вперёд, до одури боясь увидеть лицо Айрис и остальных…

Но вместо этого он оказывается в Централ-Сити. Таком же, как и привык — с кучей улыбающихся людей, которые болтают, пьют кофе и звонко смеются. На нём нет костюма — лишь чёрные джинсы и любимый красный свитер. Барри оглядывается по сторонам, пытаясь понять, что, чёрт возьми, происходит… Как вдруг замечает его.

Лен сидит за столиком в одном из кафе. На нём тёмный свитер и джинсы. Парка висит на спинке стула, нога закинута на ногу, а в руках он держит какой-то потрёпанный томик.

Сердце Барри замирает, и он невольно забывает, как дышать. Лен поднимает голову и смотрит на него. А затем улыбается и говорит:

— Привет, Scarlet. Я уже начал переживать, что ты опять опоздаешь.

Поводок рвётся с громким треском. Щенок отбрасывает его подальше, сдирает ошейник с шеи и радостно бежит вперёд. На встречу свободе, любви и покою.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.