Босс 158

Веларея автор
Кукся бета
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Bangtan Boys (BTS)

Пэйринг и персонажи:
Ким Тэхён/Чон Чонгук, Пак Чимин
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Миди, написано 32 страницы, 8 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Дружба Первый раз Повседневность Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Для того, чтобы помочь своей семье выбраться из долгов, Чонгук устраивается работать в одну из самых популярных фирм, где его начальником является сам гроза всего финансового рынка- Ким Тэхён.
Что же случится с ними? Какими будут их отношения?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Потрясающий арт от моей читательницы:
https://pp.userapi.com/c847017/v847017267/14a8a2/FtwqQ0chlVg.jpg
Ещё один потрясный артик:
https://pp.userapi.com/c846419/v846419400/1733af/Kaex0q0RjQw.jpg

15.02.19 +100 (ей)))

Часть 1

8 ноября 2018, 17:30
Примечания:
Ёу почаны, это снова я, у меня камбэк~
Подарите этому фф много любви))
Всем уточек и добра!

Спасибо моему соавтору и бете за их работу, без них я бы пропала~)))

С любовью, Веларея (^v^)

***

      Для каждого человека наступает пора, когда нужно слезть с родительской шеи и отлипнуть от материнской юбки. Забыть про бесполезные детские игрушки и весёлые забавы. Стать взрослым и самостоятельным человеком, который должен отправиться в собственное плаванье под названием «жизнь». Для Чонгука сегодняшний день был самым напряжённым. Тараканы беспокойства и нервозности терзали его уставший и перенапряжённый мозг. Ночью он много ворочался и не мог сомкнуть глаз, у него получилось сделать это лишь за двадцать минут до звонка мерзкого будильника, который благополучно разбился о стену. Сглотнув противный ком, Чон открывает стеклянную дверь в одну самую престижную корпорацию - «Kim Industries», в которую хочет попасть, наверное, каждый студент, так как рейтинги и отзывы об этой корпорации самые положительные. Зарплата обычного работника примерно составляет 2591580 вон* в месяц. Это хорошие деньги для большой семьи. Пройдя холл и узнав где проводят собеседование, Гук пошёл на свою смерть. Руки дрожали, а сердце колотилось так, словно вот-вот пробьёт грудную клетку. На миг показалось, что капелька пота скатилась по виску. Чонгук нервничал, жутко нервничал, он не думал, что будет всё так напряжно. Хотелось убежать, но Гук не мог, он хороший сын, который пообещал родителям, что устроится сюда на работу и поможет им с их долгами, да и сам переедет из своей однокомнатной квартирки в трёшку. Но увы, это пока лишь мечты, ну, а пока нужно пройти это страшное собеседование, которое решит его дальнейшую судьбу. Немного постояв и помолившись всем известным богам, Чон получает номерок и садится на скамейку, ожидая свою очередь. От этого не легче от слова совсем. По счёту он двенадцатый, так что успеет ещё одиннадцать раз умереть и воскреснуть. Секунды казались часами, а нервозность возрастала с каждым провалившимся человеком. Их лица говорили сами за себя: отчаяние и расстройство. Выдохнув и услышав свой номер, Чон перекрестился и вошёл в кабинет. За столом сидели трое человек: личный секретарь Со Хо Ён, генеральный директор Пак Чимин и сам директор корпорации Ким Тэхён. Они казались Чону посланниками смерти, ибо ему резко стало холодно и нечем дышать. — Присаживайтесь, — сказала секретарь, указывая рукой на стул перед ним. Скрипя нервами, Чон аккуратно сел на стул и начал смотреть куда угодно, только не на своих мучителей. — Здравствуйте, как вас зовут? — спросил Пак. Казалось бы, обычный вопрос, но Гук немного растерялся, глупо хлопая глазами, но потом взял себя в руки и ответил. — Чон Чонгук. — Хорошо, каков год вашего рождения? — 1997, — ответил Гук, после прокручивая свой ответ в голове, проверяя на подлинность. — Итак, Чон Чонгук, почему вы решили устроиться именно к нам? Секретарь что-то записывала в блокноте, генеральный директор выжидающе смотрел на Гука, а самому директору, видимо, было совершенно неинтересно происходящее. Он без интереса вертел ручку в руках. Чонгук перевёл с него взгляд на Чимина и встретился с испытующим взглядом. — На самом деле, мне нужны деньги, чтобы помочь родителям, да и свою жизнь обустроить. Я оценивал компанию не по вышине рейтингов, а по заработной плате. — И всё? — вдруг подал голос Ким, отложив ручку со стуком. — И всё, — ответил Гук, в подтверждении своих слов кивая. — Хорошо. Вы можете выйти в коридор и подождать немного? — попросил Пак, внимательно смотря на Кима, что смотрел, в свою очередь, на Гука. — Да, хорошо, — Чонгук встал с места, поклонился и вышел за дверь. Боже, ему так страшно не было даже во время экзаменов. Точные ответы на собеседование не составишь, так как вопросы у всех могут отличаться. Чон облокотился о стенку и, прикрыв глаза, выдохнул. Самое страшное осталось позади, осталось узнать, приняли его или нет, даже если не примут, мать всего навсего сдерёт с него три шкуры и отправит работать в семейный ресторанчик, где он будет разносить заказы. Всего на всего пф. Вы не подумайте, Чон не против помогать семье, просто хочется  зарабатывать деньги, а не брать их из семейного кошелька. Сестрёнка скоро окончит школу, и ей тоже надо будет поступать, а для этого нужны деньги, а семья в последнее время получает маленький доход, что расстраивает, поэтому Чон хочет самостоятельно устроиться на работу и получать деньги за собственный труд. Все резко поднялись и ушли с опущенными головами. Кто-то злится и пинает мусорное ведро, кто-то цокает и вальяжно уходит. Странно, почему все ушли? И ответ на вопрос Чону даёт Пак Чимин, который вышел с папкой в руках и широченной улыбкой на всё лицо. — Поздравляю вас, Чон Чонгук. Вы приняты на работу, здесь ваше расписание на понедельник, прошу, — говорит Пак и протягивает папку с документами в руки ошалевшему Чону, — здесь так же написаны все правила и обязанности сотрудника, если будете их придерживаться, не вылетите отсюда. Нам очень сложно найти честного человека, как вы. Итак, приступить к работе вы можете, как я уже сказал, с понедельника. Всего хорошего, Чон Чонгук, — Пак кланяется и уходит, а после него из кабинета выходит разозлённая секретарша и злобно зыркает на Чона. Высокомерно хмыкнув и задрав нос, зацокала каблукам по паркету. Чонгук наконец выдыхает и расслабляется, прижимая папку с документами к груди. Он рад, он безумно рад, что у него получилось, он теперь сможет помочь своей семье выбраться из долгов. Естественно, когда он сможет, тогда и в их кафешке будет помогать, он всё-таки хороший сын. Постояв немного на месте, Чонгук собрался было уходить, но вдруг из кабинета вышел директор. Он посмотрел на Чона оценивающе, даже руки скрестил и глаза прищурил, а Чон вперился в него взглядом, боясь пошевелиться, и, кажется, даже перестал дышать, а то мало ли чего. — Почему ты всё ещё здесь? Может, уже перестанешь пялиться? У тебя большие глаза, и это пугает, — говорит как-то устало Ким. Хотя его можно понять, просидев в кабинете часа два и выслушивая речи о том, почему они должны взять именно его, невероятно быстро выматывают. На самом деле, расположение Кима очень тяжело завоевать, так как он очень придирчив и высказывает своё недовольства прямо в лицо сотруднику, не заботясь о том, что он мог оскорбить его или обидеть. Его предпочитают не трогать, так как не хотят последствий, лучше просто следовать правилам и не нарушать их, иначе можно вылететь сразу и даже спрашивать не будут, кто виноват, а кто нет. — А… простите. Всего хорошего, — желает Чон и, поклонившись быстренько, убегает вниз по лестнице, немного неловко и поскользнувшись выставив на показ свою миленькую пятую точку директору, что с усмешкой наблюдал за убегающим парнем. Вернувшись домой, семья Чона решила устроить ужин, где были все: мама, папа, сестра, бабушка, дедушка и даже дядя с тётей. Вот каким они тут ветром, вообще не понятно. Все сели за стол и приступили к трапезе, а после мать выжидающе уставилась на Гука. — Ну, и как прошло собеседование? Не томи и говори всё как есть, мы фартук для тебя даже уже подготовили, — для правоты своих слов отец приподнимает кофейного цвета фартук. Чон сглатывает и откладывает столовые приборы, прочищает горло и выдыхает. — В общем, меня приняли, работать я начну с понедельника, — сказал Чон, и все уставились на него. Особенно мать. — Ох, сынок, так это же замечательно, поздравляю, дорогой! Теперь ты вступаешь во взрослую жизнь, это надо отпраздновать! Тётушка Мей, наливай своё соджу, сегодня можно и выпить, — да, мама Чона любила выпить, но алкоголичкой её назвать было нельзя, она всё-таки не каждый день пьёт, а только по «очень важным» праздникам и то понемногу. Отец Чона пытался отучить её, но против такой женщины бесполезно что-либо делать. — Успокойся, Хё Сы, — говорит отец Чона, — наш мальчик устроился на работу, не более. Вот когда он приведёт к нам знакомить свою девушку, вот тогда можно будет и выпить. Мей, убирай свою водяру и давайте просто выпьем чаю, — отец у Чона замечательный, видит, что Гуку немного неловко из-за маминых слов, поэтому старается увести всех присутствующих от этой щекотливой темы. После посиделок Чон, уставший и вымотанный, идёт в комнату, чтобы лечь спать. Как только голова касается подушки, Гук засыпает.

***

Понедельник Снова звон ненавистного будильника, но в этот раз он остается цел, всё-таки это будильник телефона. Подняв свою сонную тушку, Чон поплелся в ванную, видя в зеркале сонную моську и улыбаясь самому себе, включая воду и умываясь. Собравшись и позавтракав, Чон поехал на работу. Его голову переполняли разные мысли. Что ему предстоит делать? Как будет к нему относиться начальник? Тайна. На самом деле, Чон готов на данный момент выполнять абсолютно любую работу. Ну, естественно, в рамках приличного и за неплохую зарплату. Чон всегда знал себе цену. В метро душно и тесно, кто-то отдавливает ноги, пачкая новые ботинки, из-за чего хочется разозлиться и наорать, но Чону немного пофиг на обувь, опять же, в голове очень много мыслей о работе. До здания компании не так далеко ехать, так что через минут десять Гук уже был на месте и подходил к своему столу, чтобы разложить вещи. К нему подошёл Пак и положил перед ним толстую папку. — Утречка, новичок, это твои задания как личного секретаря директора Кима, — начинает бодро Пак, а у Гука глаза на лоб лезут, — не пялься так, твои глаза очень большие. Ты точно кореец? — улыбается Чим, — к слову, твой стол не здесь, пойдём, я покажу где он. На слова гендиректора Чон кивает и, прихватив сумку с папкой, идёт за Паком. Естественно, Чон удивлён, так как думал, что будет обычным сотрудником, а тут оказывается, что он будет личным секретарём. Неожиданно. И это… радует? Определённо, радует, всё-таки личные секретари получают гораздо больше, чем обычные сотрудники. Подойдя к рабочему месту, Чонгук осмотрел его. Обычный рабочий стол чёрного цвета и с железными вставками. На нём чисто и пусто, но это ненадолго. Чон ставит свою сумку с вещами и смотрит на Пака. — Вот, располагайся, — кивает Чим и уходит. Чонгук расставляет свои немногочисленные вещи и садится за стол. Он открывает толстую папку и читает свои задания на сегодня. Он включает компьютер и листает папки, удивляясь такому беспорядку. Чону потребовалось два часа, чтобы навести порядок на компьютере. После он начал редактировать документы, исправляя ошибки и наконец отправляя их по отделам, узнавая о том, что те требуют их уже больше недели. Глаза немного болят от двух часов просиживания за монитором компьютера, да и спина немного затекла, поэтому Чон решает немного размяться. Поднявшись со стула, Чон потянулся и размял шею и снял пиджак, в котором было жарко. И только он хотел подойти к кулеру с водой, как из кабинета вышел директор Ким и посмотрел на Чона. Снова оценивающе и немного… жадно что ли? А после хмыкнул и ушёл. Шок. Чонгук не ожидал такого взгляда на себе, поэтому, кажется, снова уставился на директора и даже рот приоткрыл, снова забывая дышать. На самом деле, Чону немного неудобно от таких взглядов, которыми одаривает его директор. Он словно оценивает, что-то просчитывает в голове, раздевает (?). Мда, ещё немного и голова Гука полетит к чертям собачьим. Оторвавшись от невесёлых мыслей, Чон подошёл в кулеру и набрал в пластиковый стакан воды, что для вспотевшей руки казалась чем-то сродни куску льда. Наконец утолив жажду, Чон подходит к столу, смотрит на фото, где запечатлены родители и улыбается. Подойдя к стулу, Чонгук только присел, чтобы сесть и продолжить работу, как его окликнул, угадайте кто? Да, верно, сам директор Ким. — Чон Чонгук, верно? Мне нужна твоя помощь, пойдём со мной, — говорит Ким, и Чон, проматерившись про себя, выпрямляется и идёт за директором. С чем же ему нужно помочь? Такой молчаливый. Не говорит, с чем именно необходимо помочь, и это, честно признаться, немного пугает. — Вот. Мне нужно, чтобы ты перенёс документацию в архив, а кому-либо я доверить это не могу. Из всех сотрудников, что здесь работают, ты, на мой взгляд, самый честный. Плюс ты новичок, а это значит, что тебе нужно освоиться здесь. Не подведи меня, крошка. Иначе тебе придётся очень и очень несладко, — говорит Тэ и это, пожалуй, самая длинная речь, которая была произнесена директором Кимом Чону. На самом деле, Чонгук даже немного опешил, так как он вроде вопросов не задавал, а Ким сам всё рассказал и даже объяснил причину, по которой это должен сделать именно Гук. Кто же такой Ким Тэхён? В архивной комнате стоят большие стеллажи с коробками. В коробках документы, отчёты, заметки и так далее. Они тяжелые и очень пыльные, хранящие в себе вековую историю компании, они настолько хрупкие, что, кажется, вот-вот развалятся. Зайдя в комнату, Ким тут же устроился на стуле, облокачиваясь на ручку кресла, опираясь на локоть и наблюдая за Чоном. Тот, в свою очередь, перетаскивал коробки, ставя их на места. Ким немного устал, поэтому прикрыл глаза, выдыхая. Руки Чона тоже уже не удерживали коробки, но он из-за всех сил старался. Потянувшись на носочках к верхней полке стеллажа, Гук ставит коробку на место, улыбаясь, что с этим покончено. Становясь в нормальную позу, Чон уже хочет развернуться, но запинается и начинает падать и, по инерции пятясь назад, случайно падает своей упругой попкой на бёдра Кима, из-за чего тот от неожиданности открывает глаза, смотря на чужой затылок, а у Чона, кажется, вся жизнь перед глазами пролетела, и сердце в пятки ушло. Он. Сидит. Своей. Пятой. Точкой. На. Бёдрах. Директора. Кима. — «Это пипец», — Чон жмурит глаза и молится всем богам, а когда вспоминает, что всё же может встать, начинает подниматься, но не может, так как Ким прижал его к себе за талию. И когда только успел? И тут Чон начинает видеть себя в фартуке официанта и осуждающие взгляды родителей. Продолжение следует…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Реклама: