Новогоднее 15

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Видеоблогеры, Данила Поперечный (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Данила Поперечный/Михаил Кшиштовский, Данила Поперечный, Михаил Кшиштовский
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, Флафф, AU, Дружба
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Даня не любит Москву.

Посвящение:
Мемша с НГ :D

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Вау Новый год в октябре.
18 октября 2018, 12:24
Примечания:
Данный фанфик не несёт цели оскорбить жителей и любителей Москвы, всё написанное ниже является сугубо художественным вымыслом.
Даня не любит Москву.

С её хмурыми серыми зданиями, будто бы нависающими над улицами, с её необъятной громадой и одновременно камерностью, давящей теснотой.

Даня не любит Москву.


— Здарова, Кшиштовский, — он вваливается в тесную прихожую, краснощёкий и растрёпанный, заполняя маленькую квартирку Миши прохладой, запахом зимней свежести и снега.

Потирает раскрасневшиеся костяшки и выдыхает сквозь зубы:

— Дубак.

Миша чуть улыбается и стряхивает с его капюшона стремительно тающие снежинки.

— Ты всё не меняешься с годами, — шутливо подтрунивает Поперечный над ним, пихая локтем в бок, проходя в гостиную и оглядываясь.

Здесь всё такой же «творческий беспорядок», который Миша из года в год обещает прибрать: аккуратно составленные контейнеры из-под Доширака, кучка листов с недописанными сценариями, нещадно перечёркнутых и перемалёваных.

Поперечный обводит бардак взглядом и, усмехнувшись, тихо повторяет:

— Ты всё не меняешься…

***



Даня не любит Москву.

С её открытостью и прямотой, и Питер манит своей загадочностью, пропитавшей улочки и мостовые, таящейся где-то в уголках города.

Даня не любит Москву.


Он напивается ровно до такого состояния, когда теряет способность ходить, не спотыкаясь о собственные ноги.

Миша тащит его домой под громкие возмущения, оставляя весёлый смех шумной компании друзей в душном помещении бара.

Снег искрит жёлтым, синим, красным, отражая свет фонарей, развешенных по деревьям гирлянд и вывесок магазинов. Поперечный на минуту останавливается, приоткрыв рот.

— Красиво, — выдыхает едва слышно и поднимает голову вверх, смотря на усыпанное звёздами небо.

Тело, совершенно не слушаясь, кренится назад, и Даня уже зажмуривает глаза, готовясь упасть, но Кшиштовский хватает его за воротник куртки и притягивает к себе, ставя на ноги.

Поперечный вздрагивает от пробежавших по спине мурашек и замирает.

Это странное неловкое объятие уже давно перестало быть похожим даже на обычное дружеское, но оба они, кажется, не против. Снежинки тихо падают, растворяясь в волосах.

Где-то вдалеке куранты бьют двенадцать, и Даня шепчет, запуская замёрзшие руки под расстёгнутую куртку Кшиштовского:

— С Новым годом, Мишка.

Миша вызывает такси.

***



Дома — запах хвои и маленькая ёлка в углу гостиной. Дома — длиннющая гирлянда на всю стену. Дома — горячий чай с какой-то «очень вкусной приблудой», которую Кшиштовский испёк на скорую руку. Дома — тепло и как-то по-особенному уютно.

Горизонт подёргивается тонкой багровой полоской рассвета, и Даня теряется между просмотром какой-то новогодней комедии и тёплым Мишиным боком.

Полусонный, он едва слышно стонет, ворочается беспокойно, и наконец утыкается Кшиштовскому в грудь, обнимая за плечи. Вдыхает запах его свитера и чуть улыбается, ощущая его пальцы в своих волосах.

Даня не любит Москву.

Даня любит Мишу.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.