Хитиновые стены 0

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Луиза Нортвуд, Грейс Нортвуд, Пенни Уотфорд, Уолтер Тайтли, Даниэль Криф, Джонатан Криф, Миссис Хоуп и персонал Ноктон Холл
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Миди, написано 10 страниц, 3 части
Статус:
в процессе
Метки: Ангст Дарк Жестокость Мистика Нецензурная лексика Повествование от первого лица

Награды от читателей:
 
Описание:
Луиза Нортвуд вынуждена провести несколько дней в лечебнице города. Не ее города. Луизу отвозят в Линкольншир, который казался ей мрачным и недружелюбным. Психлечебница Ноктон Холл пробирает до глубины души и так испуганную переездом девочку и с головой погружает ее в свою историю.

Посвящение:
Посвящается человеку, открывшему дверь в глубины своей души и показавшему, что люди все окончательно проебали.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Основано на реальных событиях.

Глава I

19 октября 2018, 22:50
                              Предисловие Меня зовут Луиза. На данный момент мне 13 лет. Я родилась в Лестере, на востоке Англии. Я росла тихим и спокойным ребенком, может даже очень спокойным. Но примерно с пяти лет моя жизнь сильно изменилась. Родители решили, что было бы прекрасно оформить опеку надо мной на мою тетю Грейс и уехать жить и работать в Австрию. За 8 лет они приезжали 4 раза. Всего 4. Первое время я очень по ним скучала. И заболела. Мне поставили диагноз. Сначала булимия, потом деменция. Грейс делала для меня все, что только могла. Она хорошая. В Лестере не было профессиональных врачей, поэтому нам пришлось на время переехать сюда, в Линкольншир — соседний город, на лечение в Ноктон Холл… <                                    ГлаваI В сентябре в Линкольншире немного прохладно. Мы ехали с приоткрытыми окнами и наслаждались запахом пожухлой листвы. Начинался пригород и осенний аромат сменился едким запахом выхлопного газа. «Добро пожаловать в Линкольншир» — гласила надпись на въезде в город. Даже через затонированные окна автомобиля вечернее солнце слепило мне глаза. Я старалась не смотреть в окно, да и мне было это не важно. Я приехала сюда на несколько дней на лечение. Я провела в Линкольншире всего минут 15 и уже соскучилась по дому. Город не внушал мне доверия. Серые кирпичные дома казались холодными и нелюдимыми. Светящиеся окна казались бесконечным множеством глаз Линкольншира. Город будто преследовал меня, а последние лучи солнца отсвечивали от окон мне прямо в глаза и безжалостно слепили. Я зажмурилась и задумалась о том, как будет в новой лечебнице… Дружелюбный ли будет персонал, сколько там будет детей моего возраста и захотят ли они со мной общаться, и еще +100500 вопросов, над которыми я задумалась, и незаметно для себя уснула. -Ли, мы приехали — Грейс заглушила мотор автомобиля и откинулась на спинку сидения. Я вышла из машины, прищурившись от яркого света, пыталась понять, куда мы приехали. — Смотри, это наш новый дом! — тетя приобняла меня за плечо, при этом утешительно похлопывая меня по спине. — Надеюсь, ни надолго… Дом казался совсем необитаемым. Слегка покосившаяся от времени крыша, прогнившие половые доски или их частичное отсутствие на первых ступеньках крыльца, поседевшая клумба, огражденная старым ржавым заборчиком, и давно вырытая под детский бассейн яма говорили о том, что за этим домом кто — то ухаживал. Лет сто назад. Грейс вставила в замочную скважину ключ, повернула его и толкнула дверь. Несмазанные дверные петли протяжно заскрипели, открыв нам голый коридор. Запах влажной пыли ударил в нос. — Я тоже надеюсь, что ни надолго, — Грейс отошла от двери, постояла пару секунд, оглядывая дом с верху вниз и пошла к машине за вещами — Твоя комната на втором этаже, забери вещи и можешь идти осматривать дом. Вернувшись к машине я забрала свой чемодан из багажника и стопку книг. Она включала в себя книги по психологии и сочинения Стивена Кинга. Я встала прямо перед дверным проемом. Передо мной стояла задача взять себя в руки и переступить порог этого пугающего на вид дома. Глубоко вдохнув и почувствовав запах пыли, зашла. Включила свет. Комната озарилась слабым мерцающим светом. Я вздрогнула, испугавшись своего отражения. Прямо перед входом на стене висело зеркало, обрамленное золотистым ободком со странными символами. «Черт, Луиза, ты сама себя напугала». Я разулась и стала осматривать коридор, вглядываясь в каждую деталь: странные картины, пластиковые цветы в керамической черной вазе, стоящие на одной из полок входной гарнитуры и, конечно, пыль. Кухня, совмещенная с залом, включала в себя тяжелый дубовый стол, пару стульев, одинокую раковину, газовую плиту и маленький холодильник, немного ржавый по краям. Мне даже показалось, что если тут прибраться, будет довольно уютно. Окна кухни выходили на задний двор, конкретно поросший молодыми деревцами и высокой травой. В зале почти ничего не было. Сырой диван и старый телевизор на табуретке. «Да… Какие тут тетины сериалы?..». Единственное, что делало комнаты похожими — это один и тот же вид из окна, темного оттенка обои и картины, похожие на красно — синее месиво с непонятными каракулями… Ванная комната была так же совмещена с туалетом. Пожелтевшая от времени и влаги плитка выглядела неприятно. Лестница на второй этаж скрипела похлеще дверных петель. Там было темно и холодно. Здесь нащупать выключатель было сложнее, чем внизу. Он находился почти в конце узкого коридора, по разным стенам которого шли две комнаты. Как я поняла, одна из них была моей, но я не упустила шанса изучить оба помещения. Они были почти идентичны, но в одной комнате была односпальная кровать, а в другой двуспальная. Я взяла первую комнату. Шкаф, кровать, стол, лампа… Все было обычным, за исключением круглого окна. Я поставила чемодан у входа теперь уже в мою комнату и облегченно выдохнула. Положив стопку книг на стол, я заметила обрывок бумаги, вернее, обрывок давно выцветшей фотографии. На нем была изображена девушка средних лет в забавной ночнушке. На обратной стороне было написано: «Эбби 1942г.». «Странно, может это бывший житель? Тогда дому, получается больше 70 лет?..» Я отложила снимок на край стола, сейчас он был мне не нужен, и отправилась к Грейс. Весь оставшийся вечер мы приводили дом в порядок. Вытирали пыль, мыли полы, чистили ванну, меняли постельное белье… Я давно не видела таких грязных домов, но уборка помогла изучить дом по лучше. Статуэтки на полках коридора, старые записи, книги… Как ни странно, в доме был свет, горячая и холодная вода. Ложились спать мы только ближе к полуночи. Настольная лампа еле — еле освещала даже половину комнаты, поэтому читать я не могла. Кровать стояла прямо под большим круглым окном, поэтому я уснула, вглядываясь в мерцающие звезды темного ночного Линкольншира…
Примечания:
Вот такая глава - описание перед началом.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.