Все кувырком, или будь что будет. 10

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Элен и ребята

Пэйринг и персонажи:
Джоанна Маккормик/Жозе, Лали/Себастьен, Кати/Этьен, Элен Жирар/Николя Вернье
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Повседневность Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Разговор двух подруг по скайпу, открывает небольшие тайны и расставляет точки над "и". И рассказ о том, как важно бывает успеть вспрыгнуть на подножку уезжающего поезда.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Действие происходит в период "Тайн любви".

Все кувырком, или будь что будет.

24 октября 2018, 16:04
- Если бы мне кто-нибудь, когда-нибудь сказал, что я буду вместе с Жозе, я бы его стукнула. По голове. Чем-нибудь тяжелым. Несколько раз. Лали чуть смущенно улыбнулась. Ее собеседница, находившаяся у своего монитора за многие тысячи километров, мелодично рассмеялась и прищурилась. - И ничего смешного. Чистая правда. Этого не могло бы быть в принципе. Но все иногда происходит совсем не так, как мы планируем, не так ли? Я даже не могу сказать, с чего все собственно началось. Все смешалось, перемешалось в плотный клубок, как вещи в стиральной машинке. А потом разлетелось в разные стороны, поставив все с ног на голову. Или с головы на ноги, кто знает. В любом случае, то, что казалось прочным и неразрывным, разлетелось, как комочки пуха. И наоборот. Наверное, исходной точкой стала потеря ребенка. Когда Кати его потеряла, потеряла снова, в тот самый момент, когда, казалось бы, точка невозврата была пройдена и она уже считала себя матерью. Не представляю, какой ужас она пережила. 3наешь, мы с Кати никогда не были подругами и вряд ли ими станем, но это вызвало во мне какую-то оторопь. Не могу себе представить, за что бог, провидение или еще какие-нибудь высшее силы вдруг взялись так мстить нам всем. Но, тем не менее, это позволило вытащить на поверхность маленькие тайны. Казалось, что они надежно спрятаны в тайниках наших сердец, а поди же ты, как легко всплыли на поверхность. Вот ты, например, знала, что Жульен поддерживает связь с Этьеном? Мне это даже в голову не приходило, хотя это так логично. Парень все свое детство и юность считал его своим отцом. Именно Этьен был первым, кого Жульен воспринял как своего папу. Именно ему адресовались его первые улыбки, именно к нему он тянул ручонки, именно держа его за руки, делал свои робкие шажки. Именно с его помощью учился делать первые поделки и разбираться в машинах. Именно Этьен с Кати провожали его в школу, он делил с ними первые радости и огорчения, рассказывал о своей первой любви, о своих победах и разочарованиях. Конечно, он считал и считает его своим папой. При всех несомненных достоинствах Жозе, он появился в жизни Жульена слишком поздно, когда паренек сформировался. И при всей взаимной симпатии, место отца в сердце и душе парня уже было занято. И то, что он не отец по крови, уже не значило почти ничего. Но я не об этом. Когда Кати потеряла ребенка, Жульен сразу позвонил Этьену. И тот не замедлил приехать. Черт, почему вы никогда раньше мне ничего о нем не рассказывали, а? Это даже не честно. Когда этот высокий, похожий на статую эпохи возрождения, синеглазый, черноволосый брутал, с ямочкой на подбородке и с по-детски беззащитной улыбкой, открыл дверь в наш общий дом, у меня перехватило дыхание. А Ольга… Ольга подавилась куском яблока. Девушка рассмеялась, вспомнив эту ситуацию. Это была поистине настоящая театральная немая сцена. Пока они с Ольгой хлопали глазами и старались продышаться, Элен, как завороженная, сделала несколько шагов на встречу вошедшему мужчине и немедленно утонула в его объятиях. На лице Николя была смесь потрясения и настоящего, неподдельного счастья. Не отпуская от себя Элен, незнакомец ухмыльнулся и протянул Николя руку. Тот вцепился в нее, как утопающий. Все трое сплелись в тесную кучу и, казалось, забыли обо всем на свете. Они обнимались, целовались и что-то невнятно пытались говорить. Получалось очень плохо. Первой тогда не выдержала Ольга. Она нахмурилась и выдала: - А почему меня никто не представит? Троица переглянулась, они хором рассмеялись и, наконец-то, расцепились. - Этьен,- смахнув со щеки слезинку, проговорила Элен,- позволь тебе представить Ольгу и Лали. Они наши хорошие подруги. Девочки, это Этьен, красавец мужчина и, по совместительству, наш старинный друг. Мы не виделись уйму лет и не надеялись на встречу. - Очень приятно, дамы. – Дежурно произнес новый знакомый и еще раз обвел комнату внимательным взглядом. И как-то сразу становилось понятно, что ни черта ему не приятно и вообще, все это лишь дань вежливости и хорошему тону, не более. А самое главное для него сейчас увидеть человека, которого в этой комнате не было и не могло быть. - Она еще в клинике, Этьен,- Элен, она всегда умела быть самой деликатной и самой понятливой. - Если ты хочешь, я могу тебя отвезти.- Николя. О да, он всегда знает, что и когда сказать, чтобы поддержать и не обидеть. - Хочу. – Этьен плотно сжал зубы и сейчас уже совсем не напоминал плюшевого медвежонка. - Едем. Уже у двери он обернулся и улыбнулся. Искренне и от души. Она почувствовала, как невольно растаяла какая-то льдинка в ее груди и тут же поймала ошеломленный взгляд Ольги, которая нервно сглотнула. - Мне на самом деле было приятно. Уверен, что мы скоро снова увидимся. Они вышли, вскоре раздался шум двигателя автомобиля. Они с Ольгой почему-то молчали и е отводили глаз от двери. - М-да….- Голос русской красавицы дрогнул,- с таким можно…. - Ага. - Лали, Лали, Ла-Ли…. Прием. Слушай, у тебя что, роутер екнулся или что? - Нет, нет… Просто вспомнилось. - Вспомнилось ей. А я тут сиди, переживай. - Ты переживала? - А то. И вообще, ты мне обещала все рассказать. - Не обижайся, рассказываю. Прошло несколько дней, а может быть, минула неделя. Развод Кристиана и Хлои наконец-то вступил в законную силу, и он проводил все время в компании Фанни, прочесывая свадебные салоны и ища то самое, неповторимое свадебное платье. Вот и в тот по-осеннему прохладный и дождливый вечер, их не было дома. Не было в доме и Джона, хотя я понятия не имела, куда и зачем его понесло в такую премерзкую погоду. Я сидела на застекленный террасе, смотрела, как капли дождя стекают с обнажённых стволов, куталась в плед и грела озябшие ладошки чашкой горячего шоколада. - Ммм… Шоколад. Черт возьми, ты так вкусно рассказываешь, что я сейчас пойду на кухню и сварю себе чашку. Две. - Ладно, ладно. Не стоит тебе налегать на сладкое. - Брось, я знаю отличный способ сбросить лишние калории. - Велотренажер? - Лали, нам давно не по восемнадцать.- Девушка рассмеялась.- есть способ намного приятнее. - Приятнее велотренажера? Не верю. Ты же фанатка спорта. - Эй. Пользуешься тем, что на другом конце шара. - А то. Ладно, о чем это я? - О чашке вкусного, горячего шоколада. - О вкусном я не говорила. Но да, он был вкусным. – Она рассмеялась.- Ладно, не о том речь. В этот момент в дверь позвонили. И еще раз. И еще. Я даже не успела встать, как звонки сменились сперва стуком. А потом в дверь стали просто колотить, казалось, еще немного и ее просто вынесут. Если честно, мне стало страшно. В общем, я взяла скалку… - Скалку? Ты? - Да, да. Представь себе, у нас на кухне есть скалки. В общем, я взяла скалку и решилась распахнуть дверь. Передо мной стоял Жозе. Но, боже, в каком он был виде!Ты не поверишь. Его волосы были мокрыми насквозь, словно он не шел пешком и под дождем от машины до дома, а, как минимум, переплыл океан. Глаз светились абсолютно нездоровым блеском. И запах.… Становилось ясно, что тот океан, который он переплыл, как минимум наполовину состоял из жидкости крепче сорока градусов. - Жозе, черт тебя подери, - я не могла сдержать эмоций.- Какого черта ты тут делаешь в это время и в таком виде? - А чем тебе не нравится мой вид, куколка?- Он пытался храбриться и держаться прямо, но это у него почти не получалось. - Ты пьян, омерзительно, в хлам. - Ты преувеличиваешь, малышка. Я почти трезв. Как стеклыжко. - Как что? - Как что что? - Все с тобой ясно. Да зайди ты в дом, льет как из ведра. - А из ведра может лить? Я думал, это пререр… Тьфу ты…- Он рассмеялся. Искренне и от души.- Представляешь, я совсем не помню, что хотел сказать. - Не важно. Да войдешь ты, наконец… Я втянула его в дом, с тоской осматривая наш ковер в гостиной. - Я принесу полотенца. Не вздумай садиться, слышишь? Иначе ты все-таки познакомишься с этой скалкой. - Неужели ты пожалеешь для старого друга… Старый друг…- Он рассмеялся и уселся на диван. - Твою мать, Жозе, он же не кожаный. - Высохнет. Тряпка она и есть тряпка. - Я тебя убью. - Повторяешься, крошка. - А ты нет. Что ты несешь? - Это ты несешь. Ты мне обещала полотенце. - Во множественном числе, дубина. Одного тебе… Я пожала плечами, вздохнула и ушла. Когда вернулась, с полотенцами, Жозе уже не сидел, а лежал на моем любимом диване и пялился в потолок. На лице вся скорбь мира, хотя он и пытался изображать безразличие. - Вставай уже, чудо. Будем тебя сушить. - А смысл? - Не дать тебе разболеться. И если ты меня спросишь о смысле, я рассержусь. - Ладно, ладно. Молчу. Он сел и покорно, что так не похоже на него, дал вытереть его шевелюру. - Слушай, держи полотенце, душевая на втором этаже, прямо у лестницы. Переоденься, а? - Хорошо, мамочка. – Он хмыкнул и пошел наверх. Я поставила чайник и, немного подумав, вытащила бутылку виски. Жозе спустился довольно быстро. Халат Джона был ему мал, но, тем не менее, выглядел он пристойно. - Кстати, а где старина Джон? - Понятия я не имею. - Это ты зря. Руку надо держать на пульсе. - По опыту знаешь? - А то… Я налила чаю, протянула ему чашку. - Очень кстати. Оказывается я здорово промерз. - А я так и сказала сразу. На улице не май месяц. - А зря. Он молча пил чай, а я не сводила с него глаз и мучительно пыталась понять, что произошло. - Жозе? - Ммм? - Ты ничего не хочешь мне рассказать? - О чем? - Что случилось? - Вообще или в миру? К примеру, МОК отстранил сборную России от участия в олимпиаде 2018 года. Мне кажется, что это нарушает сами принципы олимпиады, но кто будет меня спрашивать. - Я не об этом. Что произошло с тобой? - Со мной? Все в полнейшем порядке. 3ер гуд. Оллрайт. - Ты можешь перестать нести чушь? - Лали, что ты хочешь, чтобы я сказал? - Например, что тебя заставило так напиться? - Я уже трезв. Кстати, раз уж ты напомнила. Будь добра, достань пару стаканов и лед. Себе можешь еще и содовой. А если у Джона в заначке есть еще и сигареты, это просто праздник. - Тебе не кажется, что на сегодня уже достаточно? - Да ладно тебе. Живем один раз. Да и потом, это ты хотела разговора. - Начинаю в этом сомневаться. Однако я встала и принесла все, о чем он просил. Жозе довольно быстро сделал мне коктейль, себе налил чистого виски, приподнял стакан в молчаливом тосте и тут же сделал пару глотков. Потом достал сигарету, закурил и облегченно выдохнул. - Так ты хотела знать, что произошло? - Ну да. - Тогда- слушай. Все встало на свои места, так, как должно было быть. Вот только понять и принять, мне было очень нелегко. Ты слышала, Этьен вернулся? - Я его даже видела. - Тем лучше. Оказывается, все это время он и Жульен поддерживали тесное общение. Телефон, скайп.… В общем, они общались. И вот он приехал. 3наешь, когда он вошел в палату, где я сидел у кровати Кати, я сперва подумал, что схожу с ума. Потому что ее глаза вспыхнули ему на встречу. Как будто и не было всех этих лет. Как будто мы только что вышли из Гаража, и они по-прежнему вместе и любят друг друга. Я даже обернулся, мне казалось, что где-то рядом непременно стоят Элен и Николя, Джоанна прикрывает рот рукой и украдкой посматривает на своего любимого Кри-Кри, а Бенедикт нежно улыбается мне. Но нет, никого больше не было и мы все еще находились в клинике, где Кати только что пережила потерю нашего ребенка. А Этьен, не обращая на меня никакого внимания, сделал несколько шагов к кровати. Кати приподнялась и через несколько мгновений уже рыдала, тесно прижавшись к нему. Он гладил ее по волосам и что-то говорил и говорил. Слов было не слышно, но ее рыдания стихали… Я не выдержал и поспешил выйти. Минут через десять следом за мной вышел Этьен. Он очень изменился за эти годы, возмужал. Подойдя ко мне, он разжал ладонь. На ней лежало обручальное кольцо. То самое кольцо, что я надел на палец Кати в день нашей свадьбы. А потом мы с Этьеном тупо пили в баре. Он рассказал, что работает в какой-то лесодобывающей фирме на севере Финляндии. Кати жила в Париже, они долго были в разлуке и в один прекрасный день, девушка решила, что их любовь умерла. Был скандал, в ходе которого она и рассказала, что Жульен не его сын. Что когда-то, давно, после его бегства, она зашла в Гараж, думая, что там никого нет. Элен и Джоанна пошли на свидание. Но она не учла, что у Бенедикт в тот день был зачет, и, ожидая ее, я зашел немного поиграть. А потом… Потом что-то пошло не по плану и мы уже вместе играли совсем в другие игры. На утро дым рассеялся, Кати уехала домой, а я пошел просить прощения у Бенедикт. Даже не помню уже, что врал. А к дому Кати уже через две недели приехал Этьен, понявший, какую ошибку он свершил. Он не держал зла не на меня, ни на нее. О том, что Этьен не отец Жульена, сама Кати узнала, когда мальчику понадобилось переливание крови. Но она все равно хранила молчание, до той их ссоры. И, поссорившись с Этьеном, выдала ему все. Он психанул и уехал. А она решила найти меня. Это было сделать не трудно. Получилось то, что получилось, Лали. Он залпом допил оставшееся виски и налил себе еще. Я осторожно протянула руку и погладила его по плечу. - Тебе очень больно? - Самое смешное, что нет. Я все это время жил как в тумане. И, мне кажется, где-то подспудно ждал именно такого финала. - Тогда почему ты такой, Жозе? - Все дело в Беатрисс. - А она тут причем? - Она влюбилась, Лали. И знаешь в кого? В Пауло, одного из поклонников Кати. - Я о таком не знаю. - Я тоже. Как и Кати. Но именно так она написала в прощальном письме. - А твоя дочь, малышка Жюли? - В этом-то и все дело. Она оставила ее мне. - И… Ты с ума сошел? Ты пьешь, зная, что тебя дома ждет маленький ребенок? У меня нет слов, Жозе. Вместо того, чтобы радоваться, ты напиваешься и умудряешься себя жалеть. Быстро поднимай свою чертову задницу с моего бедного дивана и шагом марш домой. К дочери. Она, как никто другой, нуждается в тебе. - Тебе никто не говорил, что ты чертовски классная, Лали? - Нет. Все предпочитаю меня ругать и не понимать. И ты первый, кстати. - Я готов признать, что я идиот. Но теперь…- он чуть приподнялся и заглянул мне в глаза,- теперь я как никогда его понимаю. - Джона? - Нет, при чем тут вообще Джон. - Так, а вот теперь я тебя не понимаю. - Я говорю о Себастьене, Лали. Я почувствовала, как моментально вспыхнули мои щеки. Жозе это увидел и довольно улыбнулся. - Не понимаю, при чем тут вообще Себастьен. - При всем. Он бесконечно любит тебя. - Ты несешь несусветную чушь. - Вовсе нет. - Да откуда ты вообще это взял? - Вообще-то, не только у Жульена есть связи с прошлым. Я думал, что ты поняла это, когда я пригласил Себа на свою свадьбу. На обе свадьбы, если быть точнее. - На вашей свадьбе с Кати я не была, ты не звал. А вот твою свадьбу с Бене я отчетливо помню. Как и то, как себя вел Себастьен. Любит, говоришь? Да он мне за эти дни не сказал и десятка слов и старательно избегал наших встреч. Но я помнила, отчетливо помнила, как мое сердце замерло, когда я увидела его, моего Себастьена. Он приехал вместе с дочерью, и они оба потревожили души семейства Паоли. Диего потом еще долго вспоминал о Луне, ее нежности и трогательности. А мне по ночам снился Себастьен, но там все шло совсем по другому сценарию. - А что ты от него ждала? Помнишь, какой он тебя застал? Рядом с тобой были Джон и Диего и ты в открытую говорила, что ждешь ребенка от Джимми. Если это не значит, что женщина не свободна, то я не знаю, что еще может на это указывать. - 3амолчи, Жозе. Пошли, мы подберем тебе что-нибудь из вещей Джона и можешь смело ехать к дочери. - Ты уверена? - Во всем и полностью. - Просто имей в виду, у меня есть номер телефона и адрес Себастена. - 3амолчи, я сказала. Я люблю Джона и мы с ним будем очень-очень счастливы. - Ну- ну. Тем временем, мы с Жозе дошли до нашей с Джоном спальни и замерли, недоуменно глядя друг на друга. Наше внимание и настороженность вызвала не только плотно закрытая дверь, но и звуки, не оставляющие сомнения в том, что за ней происходило. И тут мне в голову пришла мысль, что каким-то чудесным образом включился видеоплеер и гонит в эфир фильм для взрослых, создавая соответствующие звуковые эффекты. Я подмигнула Жозе и распахнула дверь в комнату. Впрочем, уже через секунду мне пришлось ее захлопнуть с робким “Извините.” Жозе поддержал меня, не давая упасть на пол от шока. А еще через несколько секунд из комнаты вылетел прячущий чресла в простыню Джон. У Ольги, надо отдать ей должное, хватило такта, мышкой затаиться внутри. - Лали, это не то, о чем ты подумала. - То есть, вы с Ольгой сейчас не трахались в нашей постели? У меня видимо, зрительные галлюцинации.- Я очень старалась говорить саркастично, но чувствовала, что голос предательски срывается. - Ну… Нет, но… Я не знал, что ты дома. - Это, конечно же, меняет все. Если меня нет дома, то это повод для интимных встреч. Прости, что поломала планы и кайф. - Лали! - Если что, я прекрасно помню, как меня зовут. Если ты найдешь для Жозе подходящие штаны и свитер, мы уедем и не будем вам мешать. - То есть, вы с Жозе тоже не теряли времени даром? - Да, да, да! Мы страстно занимались любовью на диване в гостиной. И на ковре, в коридоре. И в душе. И даже в туалете. И делали это так страстно, что его одежда непригодна для носки. И не только с Жозе. Это были и Николя, и Кристиан. Понял? Я развернулась и пулей полетела прочь. Пришла в себя уже в машине. Мотор работал и дворники медленно скользили по лобовому стеклу, напоминая то ли метроном, то ли энцефалограф, отсчитывающий последние секунды жизни. Моей жизни с Джоном. Эта интрижка с Ольгой стала моей точкой невозврата. Через несколько минут передняя дверь распахнулась, и в машину сел Жозе, что-то бурчащий себе под нос. - Что не так? - Все не так. Твой Джон идиот, потерявший только что самую удивительную в мире женщину. - Боюсь, он не поверит в это. - Поверит. И поймет. Но будет уже слишком поздно. Почти всегда в жизни все слишком поздно. Поезд уходит от перрона, оставляя за собой опоздавших кусать себе локти от отчаяния. - Ты не прав. - Разве? - Конечно. Ты мне только что рассказал о Кати и Этьене. И, пусть догнать поезд уже не реально, всегда есть шанс, сесть на машину и встретить его на следующей станции. - Думаешь? - Уверена. Что ты там говорил про номер телефона Себастьена? - Он у меня есть. - Тогда чего ты сидишь? Диктуй. Под диктовку Жозе я набрала несколько цифр и замерла в тревожном ожидании. Наконец, трубку сняли. - Алло? Это был его голос, не с кем не спутаешь. Я почувствовала, что улыбаюсь. - Себастьен? Привет, это Лали… - В общем, все так и было. - Эй, это не честно. На самом интересном месте. - Мне пора готовить ужин, ты не поверишь. - Конечно, не поверю. - Расскажу все при встрече. Вы же приедете к нам на каникулы? - Посмотрим, что скажет доктор. - Уверена, он даст добро. О, что там у тебя за плач? - Сама не догадываешься? Теперь и мне пора. Пока. До встречи. - И тебе. Не забудь передать привет своим. - И ты. Увидимся. Она нажала на отбой и некоторое время любовалась аватаркой подруги. На ней она выглядела бесконечно умиротворенной и счастливой. Плач усилился и она подскочила с места- ребёнок никогда не будет ждать сентиментальную мамочку. Рождественские каникулы наступили как-то неожиданно. Казалось бы, только недавно они справляли первый день зимы и вот бац - Рождество. Свое место около камина заняла нарядно украшенная елка, дом нарядили гирляндами и он сиял всеми цветами радуги и сам напоминал новогоднюю игрушку. Под цветами омелы поочередно замирают то Ники и Лея, то Хлоя и Сильван. Мальчики одели похожие свитера с мордами оленей. Девочки посмеиваются, но не упускают возможности погреть руки под теплой одежкой, одновременно проведя прохладными пальцами по спинами под ними. Бенедикт практически не отпускает руки Джимми, они только что помирились и пока ссориться не собираются. Ольга пришла вместе с Джоном, вернее, их почти насильно заставили прийти Кристиан и Фанни. Рождество это как раз та пора, когда наступает мир. И этих двоих давно пора снова принять в свою семью. Вниз осторожно спускается Элен, бережно держа перед собой малюсенький сверток. Ей навстречу моментально кидается Николя, перехватывает понадежнее сына и помогает своей жене спуститься. Все склоняются над спящим малышом. Тот смешно хмурит светлые бровки и поджимает губки, похожий на маленького херувимчика. Ингрид подвела к малышу 3оуи, малышка осторожно проводит пальчиком по бархатистой щёчке и тревожно смотрит на папу. Николя ласково улыбается дочери и берет на руки и ее. На лице Ингрид спокойствие, она по-прежнему не ровно дышит к Нико, но готова его отпустить, потому что на горизонте замаячила добыча повкуснее. Питер, наконец-то освободившийся и от дурмана, и от своей русской жены, сегодня впервые вместе с друзьями. И Ингид неожиданно поняла, что ее влечет к этому спокойному, уверенному в себе, и отнюдь не бедному мужчине. А сдаваться она никогда не умела. Поэтому и сейчас готова ко всему. Сегодня в компании и новая-старая пара. Кати и Этьен сумели на праздники вырваться в Париж и они счастливы примкнуть к столь шумной компании. В дверь снова позвонили, и Элен поспешила открыть. - Не может быть. Я не верю своим глазам. Да проходите, на улице метет. В дом, на ходу снимая верхнюю одежду, вошла смеющаяся пара. - Элен, не закрывай пока дверь, мы не одни. Привет, народ. - Лали… - Лали? - Себ? - Себастьен? - Да, да, да. Это мы. Для тех, кто незнаком, это мой Себастьен. Мой и только мой. Правда, милый? - Еще как твой. Парень рассмеялся, на ходу пожимая руки знаком и знакомясь с новыми членами их банды. - Луна, Диего, я так рада вас видеть.- Элен сияет от счастья,- Лали, это те, кого мы ждали? - Не совсем. В дверь, осторожно везя перед собой коляску, вошел всем хорошо знакомый брюнет с длинными, чуть тронутыми сединой волосами. - Привет, всем привет. Все же помнят мою дочку Жюли? Все засуетились, крошка пошла по рукам, Кати вопросительно посмотрела на бывшего мужа и плотнее прижалась к Этьену. - А я хочу представить вам мою жену. Впрочем, вы итак хорошо знакомы. И во все еще не закрытую дверь вошла Джоанна. Ее щеки горели румянцем, а глаза сияли. Словом, она выглядела так, как выглядит любая счастливая женщина в первом триместре беременности. - Привет всем. - Джоанна… - Так значит, Жозе таки прыгнул в последний вагон? - Нет, нет, нет. Мне пришлось догонять на самолете. Все рассмеялись, напуганные таким шумом малыши начали плакать, но мамы немедленно их успокоили. А за окном мела метель. Снег покрывал стволы деревьев и крыши домов, надевал изысканные наряды на ограды и скамейки в саду. Один раз в год, в такой вот тихий волшебный вечер, можно поверить в чудо и в то, что самое заветное и сказочное желание обязательно исполнится. И успеть догнать уходящий поезд. Пусть даже на самолете.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.