THE LAST NIGHT 0

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
J-rock, Kaya, Moi dix Mois, Mana (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Mana/Кайя
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: PWP

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Окончательное решение Кайи кому принадлежать.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Связан с "Ayakashi Perfana" и "Выбор"
https://ficbook.net/readfic/7195245
https://ficbook.net/readfic/7092285
29 октября 2018, 22:44
      Кайя, печальный и погружённый в свои мысли, шёл по улице. «Вот ведь угораздило Хизу-чан уехать в отпуск. А кто мне будет помогать музыку писать? », - печально вздохнул он, - «Мана-сан. Мана… Надеюсь, хоть он поможет, и без приставаний обойдётся. А это маловероятно».       Кайя зашёл в приоткрытые ворота дома гитариста, поднялся по ступенькам и позвонил в дверь. Мана, недавно пришедший из студии, расслабленно сидел в кресле в гостиной, наслаждаясь тишиной. Неожиданный звонок немного напугал его. Открыв дверь, он увидел Кайю. Удивлённо изогнув бровь, жестом музыкант пригласил его войти,после чего гость разулся и снял верхнюю одежду, которая была слишком лёгкой для конца октября. (Это было заметно по синеватым губам.) Мана недовольно вздохнул и, проводя блондина в гостиную, пошёл за чаем и мёдом. Поставив всё принесённое на столик, гитарист спросил: — Почему так легко одет? — Солнце светило и ветра не было, - Ответил Кайя, грея пальцы об кружку. — Глупыш, затишье бывает только перед бурей. Что привело тебя ко мне? Вокалист надул щёки и обиженно взглянул на собеседника: — Я за помощью. Хизаки улетел на Бали, а мне музыку написать надо. Наброски есть, но в полноценную композицию превратить не могу.- Кайя печально вздохнул. — Хорошо давай сюда, - в протянутую руку была вложена папка с тремя текстами и наброски музыки к ним, - Жди.       Мана ушёл к себе в кабинет. Вокалист остался один и, запивая чаем мёд, сидел в интернете. Но когда всё закончилось, тишина и тепло быстро его сморили, и Кайя заснул. Прошло два часа. Мана спустился вниз и улыбнулся. Убрав готовые ноты, подхватил Кайю на руки и хотел отнести в гостевую спальню, как тот почти мгновенно проснулся и начал вырываться. — Отпусти меня! Отпусти! — Если отпущу, ты грохнешься на пол, - гитарист еле-еле его удерживал и положил вокалиста на диван, как только тот перестал вырываться, - Я не собирался ничего с тобой делать. С бессознательным телом это не интересно.       Кайя порозовел от услышанного. — Оставайся на ужин. Уже поздно и, придя к себе, ты явно есть не будешь. — Хорошо. — Ну, тогда пошли, заодно овощи порежешь. Началась готовка, потом Мана сервировал стол, а Кайя выбирал вино. Ужинали они молча. Вокалист наслаждался едой с очень счастливым видом. Мана знал, что готовит божественно, и такая реакция гостя его радовала. На телефон Кайи пришло сообщение: « В связи с ветром от 17 до 20 м/с и сильными осадками, просим не выходить из дома». Он печально вздохнул. — Что такое? — Штормовое предупреждение. — Понятно. Ничего, заночуешь у меня. Мана загрузил всю посуду в посудомоечную машину. — Пошли, я тебе твою комнату покажу. Они поднялись на второй этаж. — Полотенца и халат в шкафу, - Мана ушёл к себе. Кайя рухнул на кровать, вспоминая свой прошлый раз с гитаристом, от этого по всему телу разлилось лёгкое желание, которое он решил прогнать прохладным душем. Лёжа в кровати, Кайя смотрел в окно, наблюдая за бушующей природой и глядя на устрашающие тени на стенах. Не выдержав прохлады и страха, которого перед бурей у него никогда не было, (И непонятно откуда он взялся?) он встал и пошёл в комнату Маны. Гитарист сидел в кресле и читал книгу, освещение составлял лишь торшер, стоящий рядом. Когда раздался стук в дверь, Мана понял что покоя сегодня ему не будет. — Войди! — Можно я у тебя посплю? — Кайя стоял, облокотившись на дверь, и смотрел в пол. — С чего бы? За окном прогремело, вокалист вздрогнул и обхватил себя руками. Вздохнув и поняв причину, Мана согласился. ***       Кайя сидел на кровати, подогнув под себя ноги, Мана стоял у бара. — Слева третья от стенки, - Вдруг сказал вокалист. — Так мне не доверяешь? — Просто вспомнил наш прошлый опыт общения. — Понятно, - Гитарист усмехнулся, разлил вино по бокалам и подал один блондину. За лёгкой беседой они выпили всю бутылку. — Всё, вина мне на сегодня хватит.- Кайя откинулся на спину и распахнул халат на груди. — Уже плохо? — Мана удивился и лёг рядом, - Я вот себя хорошо чувствую. — Нет. Просто, если выпью ещё, голова будет болеть сильно. — А я знаю хороший способ избавиться от спирта в крови, - гитарист навис над ним. — Нет! — закричал немного истерично Кайя. — Почему? — Мне и прошлого раза хватило! Вокалист стал отталкивать Ману. — Тише, - тот перехватил руки Кайи и прижал к кровати над его головой, - В этот раз всё будет по-другому. Не захочешь, тогда я остановлюсь. Но тебе, в таком случае, придётся поработать ртом. От этих слов Кайя дёрнулся. Мана поцеловал его мягко, но настойчиво. Вокалист долго не смог сопротивляться и открыл рот. И не зря, такой умелый французский поцелуй встречается редко. Их языки переплетались, ласкали друг друга, но при этом оба оставались на равных, Мана не пытался его подчинить. — Раздвинь ноги, - гитарист прошептал в губы. Кайя сделал, как просили, и вновь с удовольствием завязал поцелуй. Мана отпустил руки вокалиста и развязал его халат, потом свой и скинул оба на пол. Но пришлось оторваться от поцелуя и посадить Кайю себе на колени. Тот прогнулся в спине и оттопырил ягодицы. — Дай я смазку достану, - гитарист попытался вывернуться из цепких рук. — Нет. — Я не хочу слушать жалобы завтра утром. Кайя вздохнул, но отпустил своего партнёра. Достав смазку из тумбочки, тот вернулся обратно, а вокалист сел в прежнюю позу, но одну руку опустил к паху гитариста и стал поглаживать член и мять яички. Из груди Маны вырвался полустон, и мужчина оставил болезненный укус на шее любовника, выдавил немного смазки себе на пальцы и ввёл сразу два. — Да! — Кайя сильней прогнулся. Наспех подготовив, Мана оттолкнул и закинул его ноги себе на плечи. Вошёл сильно и грубо, сразу начиная двигаться резко вперёд и очень медленно назад. Кайя под ним извивался, кричал и от боли, смешанной с наслаждением, и хныкал от мучительно медленных движений. А Мане нравилось наблюдать как мечется его партнёр. Кайя дёргался под ним, пытаясь ускорить ритм, за что получал шлепки по заднице. — Если так хочешь, то двигайся сам. Мана лёг на спину, а Кайя устроился на его бёдрах и начал насаживаться на его член, облизывал пальцы левой руки, проводя ими по своей груди и возвращая обратно в рот, другой опирался о грудь партнёра. Гитарист резко толкнулся, из груди любовника вырвался вскрик. Они двигались очень резко, некоторые толчки даже приносили немного боли Кайе. И, не выдержав этого, он соскочил с члена и сел, сведя ноги. Мана приблизился к нему и обнял, осторожно опрокинул на спину, поцелуями спустился от шеи до низа живота, не забыв обласкать соски. Аккуратно раздвинул ноги и поцеловал головку члена, прочертил линии от неё до основания, спустился ниже, начал ласкать языком пульсирующее кольцо мышц. От этих ласк Кайя громко стонал и поглаживал гитариста по волосам, иногда подталкивая его голову выше. Мана всё-таки внял мольбе любовника и взял его член в рот наполовину. Кайя застонал и дёрнулся, стараясь попасть глубже. Гитарист крепко держал его бёдра, не давая такой возможности, и, почти доведя любовника до кульминации, отстранился. Перевернув того на живот и приподняв его бёдра, вновь вошёл. — Сладкая шлюшка, - Мана потянул Кайю на себя, тот громко застонал, закатив глаза от удовольствия. Он делал сильные, но плавные толчки, попадающие по простате. — Я ведь прав? — Да! … Ах…- задыхаясь, произнёс вокалист. — Тебя заводит такое?! — Ааа… Мана толкнул Кайю обратно на живот, повернул набок, подхватил одну ногу и вошел. Вокалист повернул голову и поцеловал его в губы.       От последних резких толчков блондин излился первым. За ним сразу гитарист, который лёг на спину и, повернув измотанное тело, положил голову вокалиста к себе на плечо. — А ты не хотел. — Да. От такого грех отказываться, - Кайя сладко улыбнулся, - Мана, я принял решение, - вокалист приподнялся. Мана изогнул бровь. — Я выбираю Камиджо. Прости, но мое сердце стремится к нему, - и он сладко заснул, довольный как Чеширский Кот. Мана лежал в шоке и, кое-как натянув на них одеяло и крепко обняв, понял, что это их последняя ночь.
Примечания:
Прим. беты: исправлена пунктуация, изменена структура некоторых предложений, убрана тавтология.
Возможность оставлять отзывы отключена автором