Всё из-за тебя 179

Wonderlight автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Bishoujo Senshi Sailor Moon

Пэйринг и персонажи:
Кунсайт/Минако Айно, Джедайт/Рей Хино, Зойсайт/Ами Мизуно, Нефрит/Макото Кино, Мамору Чиба/Усаги Цукино
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написана 121 страница, 14 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU ER Hurt/Comfort Ангст Драма Занавесочная история Любовь/Ненависть ООС Первый раз Повседневность Психология Романтика Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Жизненные обстоятельства или глупость толкают людей на разные поступки. Кто-то женится на нелюбимой девушке из-за денег, кто-то заключает нелепое пари и стремится любыми способами его выиграть, а кто-то оказывается втянутым в университетскую интригу. Но какой бы путь ни приготовила Судьба, она всегда даёт человеку шанс найти настоящую любовь.

Посвящение:
Alessandra Boni, без тебя этой истории не было бы))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Глава 8

5 мая 2019, 13:45
Ами крепче обхватила Зойсайта руками. Внутри всё сжималось одновременно от восторга и страха, поэтому она на секунду прикрыла глаза, стараясь запомнить все ощущения до мельчайших подробностей. Ровный асфальт тихо шуршал под колёсами несущегося вперед мотоцикла. Зойсайт не превышал скорости и не делал резких перестроений, но при каждом его маневре сердце Ами делало кульбит. С лёгкостью проникавший под одежду бодрящий ветер дарил ей ощущение настоящей скорости и свободы - сидя в машине ничего подобного никогда не испытаешь. Шумный Токио остался позади, и время от времени Ами хотелось обернуться, увидеть, как город становился всё меньше и дальше, словно теряя свою власть над ней. Тревоги и сомнения остались там, в бетонной коробке её квартиры, а здесь, на широком шоссе с синим заливом по правую руку и покрытыми зеленью горами по левую, под бескрайним голубым небом, она свободна. Свободна и счастлива. Вскоре Зойсайт сбавил скорость, перестроился и съехал на прилегающую к шоссе дорогу. Проехав ещё немного, он остановился у небольшого магазинчика продуктов с выцветшей на солнце вывеской. — Думаю, стоит купить воды и, может быть что-нибудь перекусить, — Зой снял шлем и подал руку Ами. Она кивнула и неловко слезла с мотоцикла, чувствуя, что от эмоций ноги всё ещё подкашивались. Но, кажется, она стала понемногу привыкать к тому, что каждый новый день рядом с Зоем был полон впечатлений и чувств, о которых Ами раньше слышала или видела со стороны, как будто находясь за толстым, непроницаемым стеклом, и вдруг смогла сама ощутить в полной мере весь калейдоскоп красок жизни. — Что это за место? — взгляд Ами привлекли обшарпанные, одноэтажные строения вдоль узкой дороги. — Когда-то давно была рыбацкая деревня, сейчас просто небольшое местечко, где иногда делают техническую остановку туристические автобусы и заезжают люди вроде нас с тобой, по пути на дикий пляж. Местность тут в основном скалистая, большой популярностью не пользуется, но здесь есть очень красивые виды, да и народу всегда мало. Так что, думаю, тебе понравится, — Зойсайт обернулся и весело подмигнул Ами, которая покорно последовала с ним за руку в магазинчик. Купив небольшую бутылку воды и пару шоколадок, они оставили мотоцикл на парковке и пошли по неширокой тропинке вниз, к воде. Ами наслаждалась неспешной прогулкой, теплом ладони Зоя, в которой грелась её собственная — маленькая, по сравнению с его, и прохладная ладошка. Ами вдыхала чистый, вкусный и слегка солоноватый воздух — такой непохожий на удушающий от выхлопных газов воздух Токио. Здесь пахло морем, зеленью, солнцем и свободой. — Мне нравится, когда ты так улыбаешься, — тихо сказал ей на ухо Зой, и его теплое дыхание коснулось её шее. — Как «так»? — от приятного щекочущего ощущения рассмеялась Ами. — Счастливо, — он на секунду остановился и внимательно посмотрел на неё. — Это потому что мне с тобой очень хорошо, — она уткнулась носом ему в плечо. — А мне с тобой, — улыбнулся Зой, а затем озорно прищурился, — и ты, вроде бы, даже перестала смущаться. Ами почувствовала, как кровь прилила к лицу от его слов. Последние несколько дней в её жизни царил настоящий эмоциональный ураган, виновник которого так хитро ухмылялся, глядя на то, как покрывались румянцем её щёки. Собственно до сих пор Ами удивлялась, как поддалась порыву и позволила Зою себя поцеловать и как сама отвечала на его ласки, списывая всё на эйфорию после концерта. Но когда наступила суббота, Ами словно вернулась из сказочного мира в реальность, где были проблемы с Танакой, недописанная работа, которую нужно сдать через неделю, и тесты, по которым нужно получить высший балл. Казалось, что такая легкомысленность как любовь просто не может быть частью её жизни. Но Зойсайт решил иначе. Он почти с утра появился на пороге её дома, чтобы вновь увести её из приевшейся, порой угнетающей реальности. И Ами сдалась. Сдалась почти сразу, потому что ей хотелось его тепла, улыбок, прикосновений и поцелуев. Ей хотелось чувствовать, что она больше не одна, ей хотелось во всех смыслах греться в объятиях Зоя. Ами было непривычно, что он почти всё время держал её за руку, обнимал, стоя в очереди за билетами в кино, целовал, хотя на соседних креслах сидели посторонние люди. Ами безбожно краснела, но в то же время ничего другого в жизни ей не было нужно. Только он. И мельком увидев своё отражение в витрине магазина, когда они с Зоем после кино шли погулять в ближайший парк, Ами подумала, что выглядела, если не красивой, но очень симпатичной, ведь её глаза ещё никогда не горели так ярко, а улыбка не была такой широкой. Рядом с Зоем Ами чувствовала себя другой — счастливой и красивой. И ей совсем не хотелось, чтобы её сказка заканчивалась. Но как и в книге про Золошку, часы не замедляли свой ход, и понедельник неумолимо подступал, а значит, нужно было поговорить, но Ами не знала, как начать разговор. — Из-за чего ты вдруг загрустила? — Зой положил ей руку на плечо и притянул к себе. — Подумала, что было бы здорово сбежать вдвоем и не возвращаться в город, — печально улыбнулась Ами. — Ладно я не хочу писать тест по химии, но ты почему не хочешь возвращаться? — Потому что последние два дня были удивительными, и я не хочу, чтобы всё неожиданно закончилось, — она прижалась к нему, продолжая медленно идти по насыпной дороге. — По-моему, у нас всё только начинается, — Зой поцеловал её в макушку. — Просто я не представляю, что будет завтра, если нас увидят вместе, — тихо произнесла Ами. — Ты не хочешь, чтобы в университете о нас знали? — помолчав, спросил он. — Я… я, — Ами покраснела и растерялась, почувствовав, как в то же время напрягся Зойсайт. — Я не хотела тебя обидеть, прости, пожалуйста. — Я не обиделся, но не понимаю, что тебя так пугает или смущает. Или ты боишься, что наши отношения могут помешать твоей учёбе? — Зой старался говорить спокойно, но Ами чувствовала, что её слова его задели. — Нет, вовсе нет! — она занервничала. — Но всё происходит так быстро. И я боюсь, что когда ты узнаешь меня лучше, то я тебе разонравлюсь. — Ами, — Зойсайт рассмеялся, остановился и развернул её к себе лицом, нежно поправив её непослушные от ветра пряди волос, — совсем не обязательно знать полную биографию человека, чтобы понять, нравится он тебе или нет. Да и не так уж мало мы успели друг другу рассказать. И поверь, ты мне нравишься такой, какая ты есть: немного фея, немного инопланетянка. Ами покраснела и хотела опустить голову, чтобы спрятаться от насмешливого взгляда зелёных глаз, но Зой не позволил, поглаживая её подбородок большим пальцем, и наклонился ближе к её лицу. — Мне, правда, хорошо и легко с тобой, как ни с кем, — он говорил тихо, — но я готов подождать, сколько скажешь, хотя это будет очень не легко. Не смотреть на тебя, — Зой нежно провёл пальцами по щеке Ами, — не целовать тебя, — он легко коснулся её губ своими, — не обнимать тебя, — он прижал её к себе, покрывая поцелуями шею. — Зой… — Ами почувствовала, как от его ласк и прикосновений у неё подкашиваются ноги, а по позвоночнику пробегают лёгкие разряды тока. — Я сделаю, как ты хочешь. Можем встречаться тайно, как в шпионских фильмах. — Боюсь, у меня всё на лице написано, и я просто не смогу притворяться, — грустно рассмеялась Ами, уткнувшись в футболку Зойсайта. — И мне это особенно в тебе нравится, — неожиданно серьёзно произнёс Зой, поглаживая Ами по спине. — Значит, не будем ничего скрывать? — Нет, — Ами крепко обняла его за талию, — хотя меня пугают сплетни и косые взгляды. И мне надо тебе рассказать кое-что… — Не думай о плохом. Ты же знаешь, как все любят почесать языками, но поверь, я никому тебя в обиду не дам, — перебил Зойсайт в искренней попытке утешить. — Давай, выкинем всё плохое из головы и пойдём к морю. Хочу показать тебе одно красивое место. А когда проголодаемся, можем дойти до ресторанчика тут недалеко. На вид он, конечно, не пять звёзд, но там готовят невероятно вкусные блюда из морепродуктов. Ами посмотрела ему в лицо, улыбнулась и кивнула. Она чувствовала, что к Зою вернулось хорошее настроение, и портить его разговором о Танаке совсем не хотелось. Вообще думать о чем-то кроме Зойсайта и чудесного, уединенного места, в котором они находились, не было никакого желания. Но маленький червячок страха, что Зой может в ней разочароваться и отвернуться, если Коджи выполнит свою угрозу и распространит о ней лживые слухи, продолжал грызть сердце.

***

— Если ты будешь ползти, как черепаха, мы опоздаем, — Мамору обернулся, заметив, что Усаги опять отстала и еле передвигала ногами. — Я не расстроюсь, — пробормотала она, не прибавив шагу. — Ты совсем не хочешь идти? — Мамору отошел чуть в сторону, чтобы поговорить и не задерживать стремительный поток прохожих. Усаги последовала за ним, уныло разглядывая смеющихся, спешащих весело провести воскресный вечер людей. — Не хочу, — честно призналась она, — одно дело разыгрывать спектакль перед твоим другом и совсем другое обманывать Мако. — То есть, ты не хочешь идти, чтобы не врать подруге про нас? Но при этом ты собираешься пригласить меня к себе домой, чтобы я изображал твоего парня перед твоими родителями за ужином? — Мамору изогнул бровь, скептически глядя на Усаги. — Во-первых, Мако мне не просто подруга, она мне как сестра. А во-вторых, некоторые вещи она понимает намного лучше моих родителей, — запальчиво ответила она. — Ладно, Цукино, не переживай ты так, — раздраженно произнёс Мамору, — будем вести себя исключительно по-дружески, но надеюсь, веселиться-то нам можно? — Можно, — буркнула Усаги, которой не очень нравилось, когда он пренебрежительно-насмешливо называл её по фамилии. Тяжело вздохнув, Усаги поплелась за ловко лавирующим в потоке людей Мамору. Через пару минут они вошли в огромный, напоминающий космический корабль развлекательный центр, от яркой подсветки которого и больших экранов с рекламой рябило в глазах. В воздухе соблазнительно пахло свежей выпечкой, сахарной ватой и попкорном, а ритмичная музыка и горящие воодушевлением и азартом глаза людей создавали ощущение всеобщего праздника. С интересом разглядывая новое место, Усаги ненадолго отвлеклась от тревожных мыслей. — Где вы только ходите? — вместо приветствия бросил Нефрит, вместе с друзьями пробираясь ко входу в новомодный развлекательный аттракцион сквозь толпу завистливо на них поглядывающих людей. — Мы с Мако вас уже минут двадцать ждём, сеанс совсем скоро начнётся. — Простите, — с искренним раскаянием ответила Усаги, — но Мамору никак не мог подобрать удобную одежду, да ещё чтобы подходила к цвету его глаз. От её слов Мамору споткнулся и чуть не упал, а Нефрит не смог сдержать смех. Он отлично знал своего друга, его пунктуальность и пренебрежение к моде, так что понять, что Усаги просто дразнила Мамору, отчего ситуация выглядела ещё забавнее, не составляло труда. — Ну, с выбором он всё равно прогадал, — оценивающе глядя на бледно-голубую рубашку Мамору, ответил Нефрит. — Подстрелить тебя в этом не составит большого труда. — Ещё посмотрим, — ухмыльнулся Мамору. — А я бы с удовольствием пристрелила бы тебя, — заговорщицки шепнула Нефриту Мако. — Знаю. Поэтому, чтобы я мог избежать столь печальной участи, мы будем в одной команде, — тем же полушутливым тоном ответил он и широко ей улыбнулся, пропуская вперед. Показав билеты, они вошли в широкий, тёмный холл, где было ощутимо прохладнее, чем снаружи. Администратор вежливо объяснила, где они могут получить необходимое снаряжение, подсказала номер их игрового зала и напомнила, что инструктаж для участников начнётся через семь минут. — Ты нервничаешь? — Мамору заметил, что Усаги никак не могла справиться с ремнями на жилете. — Это же не пейнтбол, тут синяков не будет. — Дело не в синяках. Я их за свою жизнь не мало набила, — она нервно улыбнулась Мамору, который ловко справлялся с застёжками на её жилете. — Но спорт и подобные игры явно не моё. У меня плохая координация, я мажу даже с близкого расстояния и теряюсь в самый ответственный момент. Так что со мной у тебя, считай, нет шансов выиграть. — Это мы ещё посмотрим, — его глаза горели мальчишеским азартом. — Я тебя предупредила, — вздохнула Усаги. — Если бы тебе пришлось в реальной жизни сражаться со мной на одной стороне, на тебе бы места живого не осталось. — Умер бы геройской смертью, защищая девушку. Тоже неплохо, — усмехнулся Мамору, глядя ей в глаза. — Держись за мной и делай что говорю, и вполне возможно, что нас "убьют" не сразу, а если повезёт, то только "ранят". Усаги, смутившись, лишь кивнула в ответ. Ей показалось, что Мамору с ней флиртовал. Они едва успели на инструктаж, где их уже ждали Нефрит и Макото в полном боевом облачении. В одном зале с ними в игре участвовали пятнадцать пар, и, похоже, все, кроме Усаги, горели желанием поскорее начать. Суть игры заключалась в том, чтобы быстрее других добраться до спрятанных сокровищ. По пути участники должны были отстреливать монстров, чтобы набирать очки и получать подсказки, а также друг друга, чтобы избавляться от конкурентов. Подобно компьютерным играм у каждого игрока был индикатор «здоровья и жизни», который отображался на браслете на правой руке. Шлем, жилет и защитные щитки на руках и ногах фиксировали попадания. При лёгких «ранениях» игрок терял небольшой процент «здоровья», а вот серьёзные, вроде ранения в грудь или голову, считались фатальными. Если игрок «умирал», то его снаряжение гасло, а бласторы переставали стрелять, и он был обязан покинуть игровое поле. Каждая пара попадала в зону игры через отдельный вход. Но стоило Усаги оказаться в каких-то непонятных, тёмных катакомбах, где, как будто бы, даже пахло плесенью и уши закладывало от неожиданного рыка весьма устрашающих существ и выстрелов, как она тут же впала в самый настоящий ступор. Усаги почувствовала, как Мамору уверенно взял её за руку и потянул за собой. От его теплого прикосновения Усаги, как будто, ударило разрядом тока. А через несколько секунд они попали под перестрелку других игроков, и Мамору крепко прижал Усаги к себе, прячась за декоративными валунами. Даже сквозь плотный жилет она чувствовала его участившееся дыхание и ощущала одновременно свежий и сладковатый запах зелёного чая и лимона его парфюма. — Ты в порядке? — горячее дыхание Мамору щекотало её ухо и шею, а по спине побежали приятные мурашки. — Да, — тихо отозвалась Усаги, растерянная от неожиданных ощущений. — Тогда приготовься очень быстро бежать до вон тех камней. И не забудь пригнуться, — Мамору немного отстранился, чтобы посмотреть на Усаги. — Хорошо, — покраснев, ответила она и отвела взгляд. По его команде они выбежали из укрытия и побежали в намеченном направлении. Мамору метко отстреливался, а Усаги старалась не сбавлять скорость, хотя дыхание быстро сбилось, и она почувствовала покалывания в груди и правом боку. — А ты и правда не спортсменка, — поддразнил Мамору, когда они оказались в новом укрытии за выступом. — Я тебя предупреждала, — Усаги хотелось сказать какую-нибудь колкость в ответ, но в голову ничего толкового не приходило, мешала его близость, крепкое сжатие его ладони и глупая, мальчишеская улыбка на лице. — Прости, не хотел обидеть, — шепнул Мамору, выглядывая из их укрытия, отчего ему пришлось почти вжать Усаги в стену своим телом. — Сменим тактику, и если ты устанешь или тебе станет нехорошо, обязательно скажи. Мамору впервые видел Усаги растерянной или даже немного напуганной. Его забавляли её шутки и подколы, ему нравились их совместные пикировки, но притихшая и неспособная себя защитить Усаги казалась ему невероятно милой. — К тому же, это просто игра, — он ободряюще ей улыбнулся и подмигнул. Усаги лишь тяжело вздохнула. Она, может быть, и поиграла в нечто подобное на приставке или на игровом автомате, но вот быть участницей полномасштабных военных действий не доставляло удовольствия. Но она старалась не подвести Мамору, хотя это и было глупо, поэтому не спорила и бежала, когда он говорил бежать, стреляла, если он говорил стрелять, и даже во что-то или кого-то иногда попадала, хотя совсем не целилась, а просто нажимала на курок, направив оружие в указанную сторону. Сидя в очередном укрытии и пытаясь хоть немного восстановить дыхание, Усаги заметила Нефрита и Мако. В отличие от неё с Мамору, их друзья действовали слаженно, как настоящие бойцы спецотряда. Мако не уступала Нефриту ни в точности выстрелов, ни в выдержке, ни в физической подготовке. Но при этом легко было заметить, что они действовали как команда, поочередно прикрывая друг друга, при перестрелках и перемещении. Усаги могла только молча восхищаться подругой, хотя тот факт, что их с Мамору ещё не «убили», а всего лишь пару раз «ранили», тоже вызывал не малую гордость. — Отдышалась? — вопрос Мамору заставил Усаги вздрогнуть и отвлечься от раздумий. — Тогда осторожно перемещаемся вдоль правой стены. Усаги поняла, что у Мамору был какой-то план. Возможно, по небольшому количеству подсказок, которые они смогли получить, он догадывался, куда им нужно было идти. Не задавая лишних вопросов, Усаги следовала за Мамору и в какой-то момент потеряла Мако и Нефрита из вида. Но от мысли, что их друзья действовали как спецназовцы и могли быстро и бесшумно вывести их из игры, Усаги было немного не по себе. И судя по сосредоточенному лицу Мамору, у него мелькали похожие мысли. Усаги и Мамору быстро перебежали открытое пространство и укрылись за грудой наваленных друг на друга деревянных коробок. Мамору потряс их, проверяя, насколько надежно они были закреплены. Убедившись, что они вполне могли его выдержать, Мамору хотел залезть на них, чтобы осмотреться, но Усаги его опередила. — Давай, я, а ты, если что, прикроешь. Мамору кивнул, рассудив, что предложение было очень даже здравым — стрелял он метко, а вот напарница могла и не справиться с прикрытием. Усаги начала осторожно взбираться по коробкам, но когда она была уже почти у цели, недалеко раздался вопль голографической банши. Усаги вздрогнула всем телом, её правая нога соскользнула с коробки, ухватиться за что-либо Усаги не смогла и, потеряв равновесие, полетела вниз. Мамору, который больше следил за обстановкой вокруг, лишь в самый последний момент заметил падение Усаги. Подхватить её он не успел, но смягчить падение у него всё же получилось — почти с двухметровой высоты Уса приземлилась точно на него. Усаги сразу же забыла о пережитом ужасе падения и о боли в колене, которым ударилась об угол одной из коробок, когда поняла, что её лицо оказалось всего в паре сантиметров от лица Мамору. Усаги замерла, разглядывая его глаза удивительного синего цвета с чуть более тёмными вкраплениями. На несколько секунд мир как будто бы застыл для Усаги и сузился до красивого мужского лица, которого касались несколько выбившихся прядей её волос, до прерывистого, горячего дыхания — её и Мамору, до его гипнотизирующего взгляда и ощущения его сильного тела, благодаря которому Усаги не пострадала и не растянулась на твёрдом, холодном, шероховатом полу. Магию разрушили тихие шаги и выстрелы бластера. Одним точным попаданием в грудь Мамору «убил» Нефрита, ещё двумя — Мако, которая, так же как и её напарник, растерялась и замешкалась, когда увидела друзей на полу в объятиях друг друга, кроме того, в темноте казалось, что они целовались. — Чёрт, Мамору! Что за фокусы? — первым опомнился Нефрит и был весьма раздосадован фактом своей неожиданной "смерти". — Что вы вообще делаете на полу? — Я упала, — тихо ответила Усаги и покрылась густым румянцем, тут же осознав, как глупо звучало её оправдание, особенно с учётом того, что она по-прежнему лежала на Мамору. — Сильно ушиблась? — пряча улыбку, поинтересовалась Мако, окончательно смутив Усаги.

***

Усаги заерзала в кровати и повернулась на другой бок, но, несмотря на физически выматывающий вечер и мягкую, пахнущую цветочным кондиционером для белья кровать, сон никак не шёл. Стоило Усаги закрыть глаза, как в памяти возникало лицо Мамору, её сердце тут же ускоряло ритм, а в душе начиналось необъяснимое смятение. Хотя она вынуждена была признать, что смятение царило в её душе на протяжении всего вечера. — Привет, Мако, — тихо ответила Усаги, когда увидела на экране мобильного звонок от подруги. — Я тебя не разбудила? — голос Макото звучал несколько виновато. — Нет, — улыбнулась Усаги, — что-то не спится. — Мне тоже, — хихикнула Мако. — Не засну, пока ты не расскажешь, что между тобой и Мамору. — Если честно, то ничего, — вздохнула Усаги. — Совсем ничего? — удивилась Мако. — Мне показалось, вы друг другу нравитесь. — Скажем так, Мамору меня не бесит. Это считается? — Однозначно, — рассмеялась Мако. — Вы уже целовались? — Нет, ты что?! — Усаги почувствовала, как её щеки запылали только от одной мысли о поцелуе с Мамору, а память услужливо подкинула воспоминание о его глазах, красивых, чуть приоткрытых губах в сантиметре от её собственных. — Но тебе бы хотелось, чтобы он тебя поцеловал? — Мако! — Усаги села в кровати, обхватив рукой колени. — А что такого? Мамору красивый парень, ты ему явно нравишься. — Не придумывай. И, кстати, о красивых парнях. Что у тебя с Нефритом? — Усаги решила отвлечься от мыслей о Мамору и удовлетворить собственное любопытство. — Ты же говорила, что он высокомерный, пустоголовый пижон, но судя по всему, вы нашли общий язык. — Он однозначно пижон, — мягко рассмеялась Мако, — но не пустоголовый и весьма настойчивый. — А ещё он красивый и с хорошим чувством юмора, — продолжила Усаги. — К чему ты клонишь? — К тому, что он тебе нравится. — Нефрит, конечно, обаятельный, с ним весело и легко, но он не герой моего романа. Я не могу, как он, просто пообщаться, получить удовольствие и потом забыть. Я не люблю такие игры, ты же знаешь. А разбитое сердце последнее, что мне сейчас нужно, — печально закончила Мако. — Знаю, — тихо подтвердила Усаги. — А как там герой твоего романа? Вы виделись? — Да, но мельком, — по голосу Мако Усаги поняла, что подруга совсем загрустила. — Мотоки всё время рядом с Рейкой, а меня, можно сказать, не замечает. — Мне жаль, — искренне посочувствовала Усаги. — Тут уж ничего не поделаешь, — голос Мако дрогнул. — Головой я понимаю, что у меня нет шанса, но когда его вижу, не могу отделаться от мысли, что он идеальный парень: красивый, умный и добрый. Ему не надо объяснять, зачем я трачу время и силы на чужих людей. Только вот он никогда не посмотрит на меня так, как он смотрит на Рейку… — Или как Нефрит смотрит на тебя, — неожиданно для себя ляпнула Усаги. — О чём ты? — Ты сама знаешь, — Усаги ругала себя за свой длинный язык, но отступать было некуда, — ты нравишься Нефриту. Возможно, не так как тебе хотелось бы, и он скорее видит в тебе привлекательную девушку, а не твой внутренний мир. Но, Мако, ты уже больше года мучаешься от своих безответных чувств к Мотоки, может быть, встреча с Нефритом твой шанс перевернуть страницу и жить дальше. Надо только рискнуть. — Не знаю, Усаги. С одной стороны, кажется, что ты права, и не все отношения должны заканчиваться свадьбой и любовью до гроба. Но с другой… Я боюсь, что если поддамся обаянию Нефрита, вляпаюсь ещё сильнее. — Очень может быть, — Усаги не знала, что посоветовать, несмотря на прекрасно проведенный совместный вечер после дурацкой игры, она помнила, что Нефрит не из тех, кто сильно беспокоился о чужих чувствах, раз он предложил глупое, даже в чём-то жестокое пари. — Ты сама-то готова рискнуть? — вопрос Макото прервал размышления Усы о Нефрите. — Нет. Наверное, нет... Я не знаю, — вздохнула Усаги, чувствуя, что она-то уже успела вляпаться по всем фронтам, не рассказав Мако всю правду о договоре с Мамору и скрывая от неё творящееся на душе смятение после прошедшего дня.