Всё из-за тебя 184

Wonderlight автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Bishoujo Senshi Sailor Moon

Пэйринг и персонажи:
Кунсайт/Минако Айно, Джедайт/Рей Хино, Зойсайт/Ами Мизуно, Нефрит/Макото Кино, Мамору Чиба/Усаги Цукино
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написана 131 страница, 15 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU ER Hurt/Comfort Ангст Драма Занавесочная история Любовь/Ненависть ООС Первый раз Повседневность Психология Романтика Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Жизненные обстоятельства или глупость толкают людей на разные поступки. Кто-то женится на нелюбимой девушке из-за денег, кто-то заключает нелепое пари и стремится любыми способами его выиграть, а кто-то оказывается втянутым в университетскую интригу. Но какой бы путь ни приготовила Судьба, она всегда даёт человеку шанс найти настоящую любовь.

Посвящение:
Alessandra Boni, без тебя этой истории не было бы))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Глава 9

7 июня 2019, 02:36
Кунсайт в третий раз за последние десять минут взглянул на время в правом нижнем углу монитора, так и не поняв, какое чувство в его душе набирало обороты быстрее — раздражение или злорадство. Часы показывали без трех минут девять утра, а значит, Минако Айно опаздывала на работу в первый же день своего назначения младшим личным помощником вице-президента компании. Кунсайт на дух не переносил некомпетентность, лень и безответственность сотрудников. А тот факт, что Айно не позаботилась о том, чтобы в первый день явиться хотя бы за десять минут до официального начала рабочего дня, говорило Кунсайту о её несерьёзном, даже пренебрежительном отношении к обязанностям, хотя ещё в пятницу мисс Кимура очень подробно рассказала Минако о том количестве дел, которые ей придётся выполнять. Несмотря на скромную должность, скучать Мине даже теоретически было бы некогда. Но она, видимо, решила особо не напрягаться. Ровно в девять Минако ворвалась в приёмную, где уже трудилась её старшая напарница. Точнее по звукам из-за двери Кунсайту показалось, что к ним вбежала запыхавшаяся лошадь, ухитряющаяся громко цокать даже по мягкому ковровому покрытию, при этом роняя всё что можно на своём пути. Когда звуки разрушений стихли, Кунсайт вызвал Минако к себе. Праведный гнев с новой силой всколыхнулся в сердце Кунсайта, стоило ему увидеть Мину на пороге своего кабинета. Её густые, блестящие, золотые волосы струились по спине и плечам, мягко переливаясь в искусственном свете ламп. Васильковая, шелковая блузка с коротким рукавом подчеркивала цвет искусно накрашенных глаз. Губы Минако накрасила ярким блеском с красным оттенком, который казался Кунсайту на грани приемлемого для работы. — Доброе утро, Кунсайт, — она широко улыбнулась и уверенно подошла к столу, за которым сидел её начальник. — Мисс Айно, мы на работе, поэтому оставим фамильярности за её пределами, — холодно осадил он. — Простите, господин Миято, этого больше не повторится, — в её голосе звучала серьёзность, но в глазах искрился смех. Кунсайт сжал челюсти, стараясь не смотреть на Минако, особенно на её длинные ноги в узкой, чёрной юбке, которая несколько задралась, когда Минако села на предложенный стул. — Мисс Айно, во сколько начинается ваш рабочий день? — обманчиво спокойно спросил он. — В девять утра. Но я не опоздала, я пришла минута в минуту, — Минако постаралась опередить обвинение в свой адрес. — Нет, мисс Айно, вы опоздали. В девять утра вы должны быть готовы выполнять свои прямые обязанности, а не влетать в офис с выпученными глазами, — Кунсайт почувствовал, как напряглась Минако. — Здесь не школа, мисс Айно, где можно вбежать в класс со звонком и занять своё место. Во сколько у меня сегодня первая встреча? — Э-э, в двенадцать, — Минако растерялась от его прожигающего взгляда, никогда раньше Кунсайт не смотрел на неё с таким осуждением. — А вот и нет, мисс Айно, её перенесли на половину одиннадцатого утра. Вы бы знали об этом, если бы пришли на работу на десять минут раньше, включили бы компьютер и проверили почту. Тогда вы были бы в курсе, что совет директоров хочет видеть не только отчёт по продажам за рубежом за прошедший квартал, но и цифры по внутреннему рынку за этот же период, а также планы по продажам до конца текущего года. Насколько я помню, теперь вы отвечаете за подготовку к встрече, а значит, у вас менее полутора часа, чтобы проверить технику в переговорной, распечатать все недостающие материалы, подшить и разложить их. — А… Да…но, — Минако хлопала глазами, судорожно соображая, как всё успеть за такое короткое время, особенно когда не знаешь, откуда что взять. — И ещё один важный момент, мисс Айно, — глаза Кунсайта не добро блеснули. — Я здесь не в игрушки играю, и ваши ошибки мне могут дорого стоить. Поэтому не стоит тешить себя надеждой, что я не вышвырну вас отсюда, если вы не будете справляться со своими обязанностями. Я не смешиваю жизнь и работу, поэтому ваши привилегии закончились на моменте получения этой должности. Вам понятно? — Абсолютно, господин Миято, — она постаралась сохранить видимость спокойствия, но Кунсайт видел по её бледному лицу и растерянному взгляду, что беседа произвела на Минако должный эффект. — Я могу идти? — Не смею вас больше задерживать, — холодно улыбнулся он.

***

Минако постаралась с грацией и достоинством выйти из кабинета начальника, подавив детский порыв выбежать, громко хлопнув дверью. Горечь и разочарование от того, как сильно изменился Кунсайт за прошедшие несколько лет, отдавались в сердце острой болью. Она помнила его спокойным и заботливым. Он никогда её не обижал, наоборот всегда находил нужные слова, чтобы утешить и поддержать. Ей трудно было поверить, что Кунсайт превратился в копию своего отца — холодного, жёсткого и властного мужчину. Минако глубоко вздохнула и села за свой рабочий стол. Выхода у неё было два: обидеться на грубость начальника и уйти, так и не начав работу, или же постараться освоить премудрости работы личным помощником и доказать себе и особенно отцу, что она уже взрослая, может о себе позаботиться, а значит, имеет право выбирать, как ей жить. — Мисс Кимура, а вы не могли бы подсказать, что именно мне надо распечатать к сегодняшнему совещанию? — Минако растеряно захлопали глазами, как делала всегда со строгими учителями. — Я уже всё подготовила, — после короткой паузы отвела наставница, — но подшить не успела. — Я помогу, — с энтузиазмом предложила Минако. — Хорошо, — скептически взглянув на помощницу из-за монитора, отозвалась Кимура. — И проверьте малый конференц-зал, на столе должна быть вода и идеально чистые и сухие стаканы. На всякий случай приготовьте ручки и бумагу, а также убедитесь, что вся техника, включая кондиционер, работает исправно. — Поняла, — кивнула Минако и поспешила к двери, но, вдруг вспомнив кое-что важное, остановилась и повернулась к секретарю, набирающей текст со скоростью супер-робота. — А подскажите, пожалуйста, где находится малый конференц-зал? Минако сосредоточенно выполняла полученные указания — включила кондиционер и установила комфортную температуру. Взяв салфетку, она внимательно проверила на свет чистоту стаканов, затем выяснила, где взять бутылки с водой, но решила, что будет лучше пока оставить их в холодильнике и поставить на стол непосредственно перед началом совещания, ведь день обещал быть душным и жарким. После чего Минако включила проектор и подключенный к нему ноутбук. Последний почти бесшумно заработал, а вот проектор не подавал признаков жизни. Прежде чем паниковать, Минако проверила розетки и провода, и только убедившись, что всё было подключено как надо, приняла решение просить помощи. — Мисс Кимура, проектор не включается, кажется, он сломался, — с порога взволнованно сообщила Минако. — Опять? Второй раз за месяц, — недовольно пробурчал она, не переставая стучать по клавиатуре. — Пойдёмте посмотрим. — Может, написать в техподдержку? — робко предложила Минако, когда мисс Кимура безрезультатно проделала тот же ритуал, что и она пятью минутами ранее. — Уже написала, — мрачно отозвалась наставница, — как только вы сказали о поломке. Но, к сожалению, техотдел не спешит выполнять свою работу ввиду большой загруженности. А до совещания осталось чуть меньше сорока минут. Но, возможно, я успею найти подходящую переговорную на это время. Они спешно вернулись в приемную, и через минуту по лицу мисс Кимуры Минако догадалась, что пересаживать высокое начальство было некуда. — Господин Миято не обрадуется новостям, — вздохнула секретарь. — А может, я сбегаю в техотдел и попрошу быстро кого-нибудь прийти и посмотреть что с проектором? — Боюсь, это пустая трата времени. Они всегда отвечают, что работают только по заявкам и минимальное время реагирования даже на срочную заявку составляет три часа. — Три часа?! — возмутилась Минако. — Где находится техотдел? Мисс Кимура осуждающе посмотрела на решительно настроенную Минако, покачала головой, но всё же рассказала, как найти местных сервисных инженеров. Минако поблагодарила и с воинственным видом направилась к лифту. Она решила, что, во что бы то ни стало, не ударит в грязь лицом в свой первый рабочий день и не даст больше повода Кунсайту отчитывать её, как несмышленую малолетку. Двенадцатый этаж оказался почти безлюдным, и стук высоких шпилек эхом разносился по коридору. Но Минако это ни капли не смущало, она быстро читала таблички на дверях в поиске нужной. Перед дверью техотдела Минако остановилась, глубоко вздохнула, пригласила волосы и поправила одежду, а затем громко постучала и, не дожидаясь ответа, вошла. — Здравствуйте, мисс, — оглядев Минако с ног до головы, поздоровался сидящий за ближайшим к двери столом худощавый парень в мятой, посеревшей от множества стирок, некогда белой рубашке, — что вас к нам привело? Минако окинула взглядом относительно небольшую комнату с шестью рабочими столами, за тремя из которых в ту минуту никто не сидел. Но все компьютеры были включены и по звуку напоминали самолёты, готовящиеся к взлёту. — Доброе утро, — она обольстительно улыбнулась парню в мятой рубашке, который на вид был её возраста, — прошу прощения за беспокойство, меня зовут Айно Минако и я второй секретарь господина Мияты. У босса назначено собрание через двадцать минут, а проектор в малом конференц-зале опять не работает. Вы могли бы подняться и посмотреть? — А вы заявку с описанием технической проблемы оставляли? — запинаясь и словно извиняясь, спросил парень. — Да, её оформляла мисс Кимура, — продолжая сладко улыбаться, ответила Минако. — Подскажите номер заявки, пожалуйста. — Я, к сожалению, не помню, — Мина изобразила на лице скорбь и отчаяние. — Может быть, вы так сможете помочь? Это очень важное совещание… Парень замялся и посмотрел в угол комнаты, туда же машинально взглянул и его коллега в очках с толстыми стеклами, сидящий через стол. — Мисс, простите, не запомнил ваше имя, — через несколько секунд раздался громкий, недовольный, мужской голос из-за монитора в дальнем углу комнаты, и Минако догадалась, что это был начальник техотдела, — процедура работы у нас для всех одна: вы оформляете заявку, мы на неё реагируем в установленное время. Работы у нас всегда полно, и у всех всегда всё срочно и важно, но нас всего шесть человек на всю компанию, мы не можем разорваться. Минако сжала кулаки, оставив ехидный вопрос о том, что может быть важнее совещания высокого начальства, при себе. Она не спеша подошла к рабочему столу начальника техотдела. — Уважаемый… — среди кучи листов бумаги с кругами от стаканчиков кофе и оберток от шоколада Минако взяла небрежно брошенный бейдж и прочитала имя, — Ямагути Сейджи, — затем посмотрела в карие глаза оторопевшего от неожиданной наглости молодого мужчины и мило улыбнулась, — я понимаю, что вы очень заняты. Думаю, я подожду ещё, скажем, семнадцать минут, — она манерно взглянула на маленькие, золотые часики на тонком запястье, — затем поднимусь в малый конференц-зал, сделаю вот такое лицо, — на лице Минако тут же отобразилась вся скорбь вселенной, а большие, голубые глаза заблестели от слёз, готовых пролиться в любую минуту, — и при всём высшем руководстве сообщу мистеру Миято, что сделала всё возможное и невозможное, чтобы решить проблему. Даже лично просила главу сервисных инженеров помочь, но он не смог, потому что, не щадя себя, спасал Землю от наступления зомби, — Минако кивнула в сторону монитора, на котором на паузе застыл кадр из популярной игры про постапокалипсис. С минуту Ямагути, не мигая, смотрел на с виду милую, даже кажущуюся глуповатой, но безусловно очень красивую девушку, бесцеремонно вторгшуюся в их обитель и выставившую его дураком перед подчинёнными. Помогать ей хотелось ему меньше всего на свете, но девица явно могла доставить ему кучу проблем и головной боли, от выговора и лишения премии до увольнения. — Если управитесь за пятнадцать минут, закажу всему вашему отделу пирожков, — примирительно улыбнулась Минако, словно читая мысли хмурого Сейджи. — Хорошо, я посмотрю, что можно сделать, — процедил он сквозь зубы, застегивая белую рубашку с пятном от кофе на рукаве, из-под которой просвечивала футболка с ярким рисунком, совершенно не подходящая для работы в солидной компании. Минако невинно улыбнулась и протянула Сейджи его бейдж. — Спасибо, — резким движением Ямагути выхватил маленький, ламинированный прямоугольник с его фото, именем и должностью и, словно в петлю, просунул голову в прикрепленный к бейджу широкий шнурок. — А где же ваш такой, мисс… — ехидно поинтересовался он, поднимаясь из-за стола. — Айно, Минако Айно, — дружелюбно ответила она, — и свой я пока не получила. Я сегодня первый день на работе. Сейджи на секунду замер, с высоты своего роста глядя на беспечно хлопающую глазами Минако, а затем громко рассмеялся. — Что ж, идёмте, мисс Айно, а то большое начальство не сможет почесать языками без проектора, — несмотря на явный сарказм, Сейджи улыбался, и Минако подумала, что его красивая улыбка компенсировала и хмурый вид, и колючий взгляд, и даже несколько неподобающий офисному работнику вид.

***

— Привет, Ами! Держи, — она вздрогнула, услышав жизнерадостный голос Зоя. Зойсайт поджидал её у главного входа на территорию университета, заботливо захватив стакан с её любимым капучино с двойным молоком, корицей и стружкой тёмного шоколада. — Спасибо, — Ами взяла стакан и потупила взгляд: от широкой, искренней улыбки Зойсайта всё замирало внутри одновременно от радости и тревоги. Он почувствовал её скованность и напряжение, поэтому не стал обнимать или целовать даже в щеку. — Выглядишь усталой, всю ночь занималась? Мне сейчас даже совестно, что мы вчера вернулись так поздно. Зойсайт по привычке говорил громко и привлекал внимание окружающих, поэтому Ами кожей чувствовала любопытные взгляды. — Вчера был чудесный день, — тихо ответила она и робко посмотрела на Зоя. От лукавого взгляда его ярко-зеленых глаз и воспоминаний о ласках и поцелуях, которые дарил Зой, у неё по спине пробежали приятные мурашки, а тело заныло, требую новых прикосновений. Ами была готова схватить Зоя за руку и сбежать куда угодно, лишь бы как можно дальше от университета. Она безумно хотела вновь оказаться вдали от шума и суеты, от жестоких людей, готовых с лёгкостью разрушить её хрупкое счастье. Она вновь хотела ощутить порывы солёного ветра и сладкий вкус поцелуев Зоя. — Можем повторить… — Зой, мне надо тебе рассказать кое-что очень важное, — перебила она. — Что-то случилось? — он в одно мгновение стал серьёзным, уловив тревогу Ами. — Нет… То есть да, но не вчера, — сбивчиво принялась объяснять она. — Эй, всё хорошо, — успокаивающе произнёс он и погладил по плечу. — Уверен, мы обязательно во всём разберёмся. Но мне сейчас надо бежать к профессору Като, у меня с ним назначена встреча через десять минут. Мы можем поговорить после второй лекции? Встретимся около библиотеки и найдём тихое место, чтобы спокойно поговорить. Идёт? Ами несмело кивнула и выдавила слабую улыбку, хотя внутри всё, словно лёд, сковал страх. Она ругала себя за трусость, за то, что боялась рассказать Зойсайту о шантаже Танаки. Ами тяжело вздохнула, молясь, чтобы за пару часов в стенах университета, которые последнее время вызывали у неё чувства апатии и безысходности, ничего плохого не случилось. Вновь оставаться один на один со своими мыслями и страхами были тяжело, особенно после удивительных дней, проведенных рядом с Зойсайтом. — Не грусти, — Зойсайт ободряюще улыбнулся, погладил её по щеке и повернул стаканчик с кофе в её руке. — Надеюсь, я угадал. Увидимся! Зойсайт подмигнул, поправил сползающий с плеча рюкзак и поспешил к входу в главное здание. Ами же не могла оторвать взгляда от пяти строчек стихотворения, написанных рукой Зоя. Вчера она призналась ему, что очень любит поэзию, потому что в ней слова, музыка и чувства сливаются воедино. Ами побоялась показаться Зою скучной зубрилой, поэтому не читала наизусть ни одно своё любимое стихотворение. Но каким-то образом Зойсайт угадал одного из её любимых поэтов, и красивые слова, написанные чёрным фломастером, отдались в сердце Ами невероятной нежностью и тоской — ей физически не хотелось расставаться с Зойсайтом даже совсем ненадолго.

***

— Чего такой хмурый, Айно? Зойсайт почувствовал, как его хлопнули по плечу. — Привет, Ёсида. Получил от Като замечания по своей работе. Похоже, больше половины придется переделывать, — криво улыбнулся Зойсайт, признаваться, что он больше переживал из-за странного настроения Ами и предстоящего важного разговора, чем из-за кучи исправлений, Зой не собирался. — Сочувствую, братан. Но ты же знаешь, он до всех докапывается. Я не знаю никого, к кому бы он не придирался, хотя… — Широ Ёсида неожиданно замолчал и посмотрел на приятеля долгим, задумчивым взглядом. — Ты чего? — не выдержал Зой. — Ничего, — нервно улыбнулся Ёсида и почесал затылок, взъерошив тёмные волосы. — Ты так смотришь, как будто я чешуёй покрылся. Что не так-то? — А правда, что ты задружил с нашим местным гением Мизуно? — осторожно спросил Широ. — К чему этот вопрос? — холодно поинтересовался Зойсайт, внутренне напрягшись. — Из любопытства… — Говори уже, — Зой чувствовал, что приятель что-то недоговаривал, это страшно раздражало и взращивали в душе чувство тревоги. — Ну, тут разные слухи ходят. На мой взгляд, бредовые совсем. Но мне кажется, тебе стоит знать… Зойсайт остановился посреди коридора и посмотрел на слегка взволнованного Ёсида, а затем потянул его к стене, где было значительно меньше людей. — Выкладывай, давай, — усмехнулся Зойсайт, изображая беспечность. — Э-э, даже не знаю, с чего начать. Ты же знаешь, я не люблю сплетни. — Давай быстрей уже, скоро лекция начнётся, — Зойсайт закатил глаза, зная привычку Широ из любой мухи раздувать дирижабль, но в то же время интуиция подсказывала, что выслушать приятеля определенно стоило. — Ну, кое-то говорит, что Мизуно решила проверить на практике один психологический приём, и ты стал её подопытным кроликом. Другие говорят, что она проспорила Танака и теперь на спор должна соблазнить тебя. Ещё говорят, что Танака целый подпольный тотализатор из этого устроил и принимает ставки. Все в основном ставят на то, что ты не поведёшься. Мизуно ведь внешностью не блещет… — Ёсида замолчал, заметив, как Зой изменился в лице. — Давай с самого начала, — севшим голосом произнес Зой, — кто именно говорит…

***

Ами в десятый раз за минуту посмотрела на наручные часы. Зойсайт опаздывал, и она старалась успокоить себя, придумывая вполне логичные оправдания его задержке. Но нехорошее предчувствие беспощадно грызло душу. И когда в коридоре, наконец, показалась знакомая худощавая фигура с огненно-рыжей шевелюрой, сердце Ами замерло — что-то случилось. Она поняла это по резким движениям Зоя и его горящему взгляду. Он подошёл к ней вплотную и молча поцеловал в губы. Жёстко. Властно. Больно. Ами хотелось отстраниться, вырваться, отдышаться и поговорить, но тело как будто парализовало. Сердце отчаянно застучало, предчувствуя, что этот поцелуй был предвестником настоящей, разрушительной бури, которая превратит в груду камней и обломков её совсем недавно обретённое счастье и мечты. — Так я должен сделать по условиям твоего с Танакой договора, чтобы тебя можно было поздравить с победой? — Зой держал её за подбородок, чтобы она не отвела взгляд. — Что? — Ами побледнела. — Кто тебе сказал? — Значит, это всё действительно правда, — Зойсайт сжал челюсти, и на скулах заиграли желваки, а глаза горели неподдельной злостью. — Зой, я не х… — она пыталась объясниться, но мысли путались, а голос дрожал. — Что, Ами? Чего ты не хотела? Или не думала, что я узнаю? Или может, не надеялась, что у тебя получится? Не рассчитывала, что я окажусь таким идиотом, и сам того не понимая, сыграю тебе на руку? — в его словах звучали горечь и обида. — Нет-нет, Зой, послушай… — ей хотелось его утешить и успокоить. — Хватит, — он оборвал её на полуслове и отпустил с таким выражением лица, как будто ему было противно к ней прикасаться, — я уже сегодня много от кого наслушался. — Я хотела тебе рассказать, — Ами с трудом сдерживала рыдания. — Правда, хотела. — Так почему молчала?! — Зойсайт почти сорвался на крик, не обращая внимания на любопытные взгляды проходящих мимо студентов. — Зачем ты вообще затеяла эту игру? Зачем связалась с Танакой? — Я не хотела… Не собиралась… Танака не дал мне выбора. Он хотел… Мне нужно было время… — по щекам Ами градом покатились слёзы, подступающие рыдания лишали возможности внятно объяснить произошедшее. Зойсайт глубоко вздохнул, резко провел по лицу и волосам рукой, сдерживая новую волну гнева. — Танака редкостный козёл, и я готов поверить, что это его идея. Я даже готов поверить, что он тебя каким-то образом заставил. Но ты ведь могла мне просто всё рассказать. Не врать, не притворяться, а просто попросить помочь! — в его словах сквозило отчаяние. — Я думала, что справлюсь сама, не хотела тебя втягивать в эту историю. Зой, прости меня, пожалуйста. Я даже представить себе не могла, что так получится! — она хотела дотронуться до его руки, но Зой не позволил, сделав шаг назад. — Чёрт, Ами! Зачем ты тогда позволила мне зайти так далеко?! Ты ведь могла меня остановить, сказать, что мы просто друзья, не давать пустых надежд. По крайней мере, сейчас я не чувствовал бы себя таким идиотом! — он горько усмехнулся и посмотрел в высокий потолок коридора. — Зой, я ни в чём тебя не обманывала! Ты мне, правда, очень дорог! Всё, что между нами было… — Было ошибкой, — Зойсайт холодно посмотрел ей в глаза, казалось, ему, наконец, удалось взять эмоции под контроль. — Я не знаю, что тебе дорого, Ами, но точно не я. С близкими людьми так не поступают. Ими не манипулируют и не выставляют, как клоунов, на всеобщее осмеяние, — он на секунду замолчал. — Я думал, моя мать гениальная притворщица, но ты сумела обойти её. — Зой… — Ами не знала, что сказать и как оправдаться, в сознании была лишь одна мысль: не дать Зойсайту уйти, потому что иначе он не вернется никогда. — Позволь мне всё объяснить, пожалуйста. — Нет, Ами. Говорить надо было раньше, а мне, пожалуй, достаточно того, что я сегодня узнал, — он повернулся к ней спиной. — Зой, подожди! Ами бросилась за ним, схватив за рукав кофты, чтобы остановить. — Не делай так больше никогда, — он больно перехватил её запястье, освобождая одежду от её тонких, цепких пальчиков. — Я готов понять и простить всё что угодно, кроме лжи и обмана. Поэтому никогда, слышишь, никогда не подходи ко мне. Я не хочу тебя больше видеть и даже слышать твой голос. Хочу стереть последние две недели из памяти и никогда о тебе не вспоминать. Надеюсь, то ради чего, ты играла мной и моими чувствами, того стоило. Ами показалось, что земля пошатнулась под ногами. Зойсайт не просто злился, он как будто её ненавидел. В ушах зашумело, а перед глазами, словно надоедливые мошки, замелькали тёмные точки. Ами беспомощно смотрела в спину Зойсайта, быстро удаляющегося по коридору. Она посмотрела на пульсирующее запястье и покрасневшую от сжатия кожу, что доказывало реальность происходящего кошмара. В какой-то момент онемение прошло, и Ами почувствовала, что обида и отчаяние переполнили её сердце. Зажав рот рукой, она бросилась в туалет, потому что сил сдерживать истерику у неё не осталось.