ID работы: 7505628

Этот прекрасный новый мир

Джен
R
В процессе
80
автор
Размер:
планируется Макси, написано 123 страницы, 16 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Поделиться:
Награды от читателей:
80 Нравится 91 Отзывы 29 В сборник Скачать

14. Быт и работа

Настройки текста
Макс сел в кровати, отработанным движением откинул волосы за спину. Недоверчиво огляделся и фыркнул. — Да, не сплю я. Уже… Не расскажу! — Ответил он Икире, ещё раз глянул по сторонам, на руки и на свою грудь. — «Хм, вроде все как обычно…» — Ага! Потом. — Кивнула в ответ девочка. И после паузы сказала. — Доброе утро! — Доброе утро. — Как можно спокойнее повторил Макс за ней. А потом, после небольшой паузы, добавил. — Там расчёска на столике. Белла просила тебе вернуть, забери пожалуйста. — Ага, сестрица. — Весело хихикнув сказала девочка, схватила расчёску и выскочила из комнаты. Макс ещё некоторое время приходил в себя и размышлял. — «Я — сестрица… Пф… Вот так проснёшься и сам себе не поверишь, кто ты. И когда это стало как обычно… Хоть бы, она забыла про сон и не станет задавать странных вопросов.» «А дерево наверняка разнёс. На снятом ограничителе… Приснится же такое. Как бы там теперь реально воронки и выжженного плазмой поля не осталось. Кто же знал!» — Продолжал думать Макс, представляя несколько квадратных километров привычной выжженной пустоши периметра. А потом не удержался и хихикнул. — «Будет неловко! Скоро проверю…» Встав с кровати, Макс направился к двери, но замер, вспомнив про правила внешнего вида. «Что надо делать, что тут принято? Сделаю, что не так, могут быть проблемы. А нужно договориться на транспорт.» — Он прислушался, с первого этажа доносились голоса. Муж Беллы и сыновья собирались в кузню, работать, а сейчас наверно был семейный завтрак. Макс решил быстрее одеваться, как это делается он запомнил. Но возни с одеждой оказалось много, неудобные шнуровки и завязки, к тому же опять мешали волосы, везде лезли. Одеться без чужой помощи получилось минут за двадцать. Когда парень спустился Белла уже провожала работников на крыльце. Макс быстро подбежал, чтобы спросить про телегу. Но Турий только пожелал доброго утра, в остальном проигнорировал, и через минуту все ушли. А Белла не дала выйти на крыльцо, Макс растерялся и не знал, что делать дальше. Нахлынули чувства потери и одиночества чуть не до слез. Но сдержавшись, Макс решил просто подождать, что его заметят. Потратить ещё один день на жизнь тела Зои, было обидно, но не смертельно. — Ну ты и копуша, и соня. Сразу видно — городская! — Сказала Белль, как вернулась с крыльца. — Я не копуша! — Резко ответил Макс, но через секунду с ужасом осознал. — «Никогда же так не кричал. Что происходит со мной?» — У меня просто не все получается. — Смотря перед собой в пол, договорил Макс. — Вот это для тебя! Ещё тёплое. — Вздохнув сказала хозяйка, поставила тарелку с едой и чашку на стол перед Зоей. — Спасибо… — Растерянно ответил Макс и стал есть. В тарелке была какая-то каша, а в чашке компот из сухих яблок и ягод. Через некоторое время он добавил. — Вкусно! — Ты быстро поправляешься, уже не бледна. Это хорошо! Завтра разбужу тебя с Ики. — Начала говорить Белль, сев напротив за стол. — Эх, ты даже волосы расчесать не успела. А на сегодня у нас много дел. И к бабе Мари зайти бы. — Хорошо. — Кивнул Макс, ему было все равно, когда его разбудят. — Мне бы к дереву на поляне попасть… Вчера говорили о нём. Поискать там… Вещь… Одну. — К дереву? — Протянула Белла в ответ. — Потеряла там что-то? — Угу. — Кивнул парень. — Мне очень надо! Сегодня или завтра! — Хм, у Тура вечером можно будет узнать. Я не знаю, но сегодня точно никак. Да и куда тебе спешить. — Задумчиво сказала хозяйка. — Мужчины, кто летом в поле работают, могут помочь. Зимой у всех больше времени свободного, кто не уехал. — До этого дерева не далеко, но пешком дойти сложно… Нужен кто-то с телегой. — Неспешно начал говорить Макс. Белла встала с лавки и облокотилась на стол и более строго обратилась к Максу. — Доедай скорее. К дереву прогуляешься ещё, как теплее станет. Я и так опасаюсь, что не успеем с сундуком, надо вещи посмотреть и постирать, может починить что-то. — Сказала женщина и направилась наверх. — Не забудь умыться, только смотри не опрокинь воду на себя. В ответ Макс только фыркнул. И стал есть кашу, следя как Икира выметает грязь из прихожей на улицу. Когда с завтраком было покончено, парень пошёл в баню, почистил зубы, умылся из крана с холодной водой из другого крана тёк абсолютный кипяток. Возиться с вёдрами не было желания. «Потом волосы надо будет состричь. Достали!» — В процессе подумал он, когда хвост волос намок в воде. Минут через десять, он вернулся к столу, заметил, что девочка мыла за ним посуду. Меер задумчиво посмотрел на это, хотел поблагодарить, но не решился, просто пошёл в комнату Софи. Там Белла уже вывалила содержимое сундука. Вещей было приличное количество, и Макс догадался почему хозяйка опасалась не успеть с разбором. Пока он стоял и размышлял, в комнату поднялась Икира. — Так девчата, теперь нужно разобрать ткани, белье, верхнюю одежду. Практически всю зимнюю и шерстяную, я выбрала вчера. Надо отобрать все льняное для зимы. — Начала раздавать указание Белль. — Все белье, постираем в кипятке, на чердаке развесим. А платья и юбки, и все остальное на веранде, а постельное на завтра оставим. Копались в содержимом сундука долго, но кучу разобрали. Часть вещей пошло в стирку, кое-что на тряпки или заплатки, кое-что Белль передала Икире в наследство от старшей сестры. Макс был в шоке от разнообразия одежды в общем-то одинакового назначения, но в процессе разбора постарался запомнить, что как называется. Белль снова активно рассказывала про деревенский быт, Макс не вмешивался, чтобы она не затягивала речи. Он делал понимающее лицо и раскладывал разные вещи в отдельные кучки по особым критериям. Понимал он в этом мало разные сорочки, туники, рубашки, ночнушки выглядели похожими, а разница была в каких-то минимальных деталях. То же относилось и к прочим вещам из сундука — много всего, но всё одинаковое. Рассматривая одежду Макс, вспоминал, что подобное было в той же книжке про древние времена, где было про панталоны и вообще про много из встречного в этом мире. В той книге ещё был один интересный момент, там описывались маги и колдуны, которые могли использовать неведомые силы не хуже лазерного или даже чрезмерно убойного огнестрельного оружия. Корсеты, похожие на местные, там носили боевые маги женщины, про одежды мужчин в книге особо не рассказывали. И Макс аккуратно спросил у Белль, слышала ли она о магии и колдунах. Женщина не сразу поняла вопрос, пришлось ей объяснять о паранормальных явлениях, лучах неведомой силы из рук, заклинаниях. Объяснения вызвали ещё больше вопросов. В итоге парень сдался, даже банальный вопрос: слышала ли она о странном не дал результатов. Ответ был — нет, все было не странно или мужчины объясняли. Уже когда все белье было постирано и развешано. И они сидели у печки и правили попорченную молью одежду, готовили её к стирке, Белль начала рассказывать. Что очень давно, когда она ещё была маленькая, её бабушка ей рассказывала о старой Великой Империи, которая была ещё до нынешней страны, тоже, впрочем, Империи. Рассказывала сказки и там было полно всевозможных героев и злодеев. Рассказывала истории о принцах, принцессах, любви и ненависти. Были истории про богов, демонов, бессмертных людей, которые исчезали, а потом умерли и ещё что-то необъяснимое и наверно ужасное. Но это были предания и мифы, которые бабушка узнала у своей бабушки, о событиях за тысячу лет до рождения Беллы. Поэтому они не странные, это просто сказки для девочек и рассказывать их очень долго, а все их и так знают. Парень попросил рассказать каких-нибудь историй про богов и древних людей. Но женщина сказала, что за легендами можно к бабе Марии сходить, или к старому мельнику, ещё можно в трактир, но только когда работы не будет. А про богов, у неё есть книжка, которую можно почитать. За это время бесед починили и заштопали одежду. К своему удивлению, Макс понял, что шить не сложно, пока нет необходимости сделать красиво. Юбки и платья, которые Белль решила на время передать в пользование, подогнали под размеры Зои. А после быстрой примерки длины юбок, их тоже постирали. Макс расспрашивал про то, где Белла была, что видела, что знает о других городах. Аккуратно спрашивал о технологиях, по-разному описывал терминалы и прочие похожие устройства, в надежде, что она встречала или хотя бы слышала. Вникая в деревенские устои, Макс окончательно убедился, насколько ограниченное представление у местных женщин о мире, а они даже не пытаются его расширить. Белле вполне хватало, того, что она знала о межгорье, своём хозяйстве, доме, детях и о простой жизни замужем. Её абсолютно не интересовало, что происходит вокруг, особенно дальше перевала. Меер узнал, что Белль уже прилично за сорок лет. Она была в своей родной деревне, тоже в межгорье, но чуть южнее, в этой деревне и пару раз в деревне за перевалом и один раз в Риццбурге. И особо путешествовать не хочет, ей и дома хорошо и не скучно — «тут же хозяйство и дочка» — отвечала она. Сам Макс тоже не мог похвастаться, что лично был где-то кроме своего города, в этом они даже были похожи. Но являясь чужаком в этом мире, у Макса было ощущение, что он понимает больше, чем Белль, прожившая тут практически полвека. И будучи самим собой, мужчиной, он бы точно не пропал. Но подробней узнав про местный быт, пропадать он и в текущем положении не собирался. Парень пытался всячески избегать отвечать на вопросы о себе, и о Зои. О которой он ничего не знал, но и что знал не хотел рассказывать на всякий случай. О себе так подавно не хотел ничего раскрывать. На расспросы как так заблудилась и откуда взялась, отвечал, что было «темно и страшно». И в подробности рассказал путь через лес и попытку перейти по дереву на другую сторону реки. «Действительно страшно и темно… А одинокое дерево — единенный ориентир в лесу, который она знала, и мимо которого проходила. И только у него можно понять, откуда Зои пришла через лес». Как бы это странно и путано не звучало, но Белль поверила. Ещё хозяйка интересовалась отношениями, если ли в городе любимый. И выбрали ли родители Зои жениха. Макс отмалчивался или отвечал что-то невнятно отрицательное. И Белль долго сетовала, почему это так, а не сбежала ли девушка из-за неразделённой любви. Да и ещё так далеко. Отойдя по нужде, и потратив на это уйму времени, Макс получил нагоняй за отлынивание от работы. А потом разъяснение для юной жительницы южных городов, которые и длинных юбок не носят. И непонятно как попадают на север. Что панталоны и юбки снимать не обязательно, а там есть специальная прорезь на ленточках — завязках. А потом Белла даже показала… Макс пребывал в глубочайшем шоке, опять весь раскраснелся. А ему ещё напомнили, что в туалете есть корзинка с тряпочками чтобы подтереться. Краснел он долго, женщина с дочкой так же долго хихикали. Парень тоже подумал, что, если не брать в расчёт стыд и желание умереть, то это смешно. Не уметь пользоваться самыми необходимыми и естественными вещами. Представил, как это выглядело бы в его реальности и тоже посмеялся. Следующей целью было поговорить с местными мужчинами. С которыми ему пока не доводилось нормально общаться. Макс надеялся, что те полюбопытнее и о терминале могут знать побольше, чем абсолютно ничего. Но выходить на контакт было как-то инстинктивно страшновато. А женское общество не напрягает, если разговоры идут о всяких хлопотах, а не об отношениях. Хотя любые женские разговоры оказывались абсолютно не информативными и бесполезными. Но Меер про себя удивлялся, почему он ещё не сбежал, настолько много он обычно никогда не разговаривал. Послушал, ещё рассказов про Софи, совершенную противоположность матери. Как так вышло непонятно, но факт, она на своё совершеннолетие решила уехать в столицу — шокировала всех в деревне. А то, что она потом вернулась, чтобы познакомить отца и мать со своим будущим мужем, получить одобрение от семьи и сыграть свадьбу. Деревенские все ещё под впечатлением от этого. Некоторые до сих пор не верят, что такое возможно. Хозяйка рассказала, что, наверное, Софи на такой подвиг надоумила тётя, родная сестра Белль, пока та у неё иногда подрабатывала. Но в итоге все к добру шло, и Софи теперь местная легенда, нашедшая своё счастье практически на другом конце мира. Если оценивать географию в масштабе межгорья. В хлопотах по дому, стирке и починке одежды, и бесконечных разговорах между делом они провели все время до обеда. Максу стало интересно, чем же таким занимается сестра Белль. И он понял ещё одно: появление его, её — Зои, в деревни событие не рядовое. И если он будет чаще бывать на улице, его станут донимать расспросами. Встреча с дедом в зеленоватом плаще, который, наверное, ещё не поверил, что Софи осталась в столице, только начало. Но что с этим делать и как можно использовать, он решил подумать вечером. После обеда Икира убежала к подруге, а Макс с Белль пошли к знахарке, в надежде что сегодня она будет у себя. Сегодня повезло, и ждать долго на улице, не пришлось. В дом их запустили сразу. — Как я рада, что вы зашли! — Сказала Мария, когда все прошли к столу в главной комнате дома. В доме, который выглядел большим, оказалось немного тесновато. В обжитой части было чисто прибрано, все предметы аккуратно расставлены по полочкам. Но везде стояли скрученные тюки с каким-то сухим растением. Сильно пахло разными травами, которые висели на верёвочках вдоль стен на кухне. — Мы тоже рады. — Улыбнувшись ответила Белль. — Давайте чаю с ягодами налью. На улице ночью похолодало, до сих пор ещё иней не растаял. — Скала знахарка, снимая чайник с огня. — Давно уже так холодно не было. Макс вздохнул. Заморозки могли замедлить приход весны или удлинить время пока в горах снег растает, вода сойдет. — Не расстраивайся, Зои, милая. Тебе уже нечего бояться холода, ты поправляешься, просто не ходи на улицу без тёплой накидки. И наряды с высоким воротом. — Подбодрила знахарка собеседницу, увидев кислую мину. А потом добавила. — А то знаю я как в столице одеваются — декольте. Даже шерстяной платок не согреет. — А если будет холодно, то получится через перевал в город отправится? Замёрзнет же всё. — Спросил Макс. — Хм… — Задумалась Белла. И растерянно ответила. — Я не знаю. — Зои, не стоит так рисковать. И не бывает у нас так холодно, чтобы реки замёрзли. — Сказала знахарка. — Дождись весны, я тебя прошу. В деревне погости, можешь ко мне жить пойти, мне помощница действительно нужна. — Угу. — Меер кивнул фыркнув. И серьёзно добавил. — Давайте уже о работе, что мне надо делать? Женщины на него удивлённо посмотрели, переглянулись. Парень заметил такую реакцию и решил пояснить, пока они что-нибудь не придумали про сиськи или волосы, или что-нить похуже. — Я же должна! — начал говорить Макс. — За лечение и за одежду. Я благодарна за спасение и за жилье. Мы собрались, чтобы обсудить, что конкретно мне нужно делать, как отработать. Я не люблю незаконченные дела, и не люблю быть должником. — Зои! — Удивлённо воскликнула Белла. — Ты ещё не поправилась, не надо так гово… — Ммм… — Протянула Мария. — Белль, подожди… Если это волнительно, то лучше обсудить и решить. Зои, что значит кон-кетно? Ты очень сложно говоришь… — Э… точная задача, задание… — Тщательно подбирая слова ответил Макс. — И сколько денег всё это стоит? Повисла тишина, все задумались. — У тебя наверно отец был стражником. — Через некоторое время, прокомментировала Белль. — Серьёзные такие мужчины, у ворот встречают. Макс улыбнулся, сделав невнятный жест рукой в ответ на комментарий Белль, а в ответ продолжил. — Я могу помогать бабушке Марии и тебе Белль или твоей сестре. Работать столько, чтобы отработать все траты на себя. Но мне нужно указать и рассказать, что делать. Я сама не смогу понять. — Подбирая слова, сказал Макс. — И ещё нужно свободное время без работы, чтобы поговорить с людьми в деревне. Подготовиться к дороге в город. И к дереву попасть… Знахарка кивнула. А Белль задумчиво смотрела на собеседницу. — Хорошо Зои. Ты говоришь, как взрослый мужчина, а не девица на кануне совершеннолетия. — Сказала Мария, а потом улыбнулась. — Не так много ты мне и должна, не надо хмурится. — Ну, а конкретно, сколько и какие работы? — Снова спросил Макс. — Ах, совсем забыла с Алей увидится. Я же хотела у неё спросить! — Неожиданно произнесла Белла, перестав о чем-то думать. — Белль сходи пока к сестре, а я Зои покажу хозяйство. — Предложила Мария. А потом задумчиво добавила. — Ох, с такими мыслями сидеть в комнате, для неё будет хуже смерти. — Уже с осени в гости к ней не заходила! Все как-то забывалось. — Ответила Белль знахарке и начала одевать накидку. Потом повернувшись к Максу, взглянув в лицо, добавила. — Возвращайся до ужина… Не волнуйся в обиду не дадим. Макс молча кивнул в ответ, ещё раз подумав о странных нравах местных и неспешности. — Так, милая, допивай чай. А потом я тебе покажу, с чем сама не справляюсь. — Улыбнувшись Максу сказала знахарка. Подумала и добавила. — Ты даже более деловая, чем Софи была. Я думала, что более уже никак. — Ну такая… — Не громко сказал в ответ Макс. — Как тебя по батюшке? — Неожиданно спросила Мария. — Что? — переспросил Макс. — Имя твоего рода? — Э-э-э… Фамилия что ли? — Задумался в ответ Меер, вспоминая. — Ренан. — Значит все-таки южанка. — С довольным видом прокомментировала она ответ. — А мать с запада, с островов? Парень удивлённо уставился на знахарку. — «Не уже ли знакомая какая-то… Блин, вот жопа…» — Угадала? У нас-то рыжий — редкость, а на островах нет. — Пояснила Мария. И уже серьёзно посмотрев на Макса добавила. — Далеко тебя от родных краёв занесло, если ты у нас оказалась. — Да… Наверное… Далеко. — Задумчиво ответил Макс, подумав о своём, поставил пустую чашку. И с опаской посмотрел на Марию, ожидая, что его раскроют. — Ну что ж, пойдём наверх. Покажу. — Сказала знахарка и поднялась из-за стола. Пошла на лестницу. Неспешно поднявшись на второй этаж дома, Мария по очереди показала обе комнаты. Когда-то они были жилые. Сейчас там оказались расстелены пелёнки, а на них лежало множество разных сухих растений, трав и листьев. В углах стояли целые букеты какого-то кустарника. На втором этаже был очень сильный запах сухих растений. — Вот. — Указала она на комнаты. — Мне сложно подниматься и перекладывать, чтобы сохло лучше. И уже высохшие травки в кладовку уносить. Колени болят, зимой особенно, ничто уже не помогает. И живу я одна. — Понятно. — Задумчиво ответил Меер. Через мгновение уточнил. — Но вы ещё не очень старо выглядите и ко мне, в комнату Софи у Белль поднимались. Я тогда ничего не заметила… И зимой незанятых людей в деревне больше… Почему я? Я же тут не на долго и особо ничего не умею. Знахарка вздохнула, убрала веник кустарника со стула и села, расправила юбки и серьёзно посмотрела на собеседницу. — Ох, Зои, девочка, не со всеми в деревне у меня хорошие отношения. — Она ещё раз вздохнула. — И старость приходит не сразу. Я креплюсь, травки настаиваю, мазь делаю. Но опасаюсь, как бы совсем худо не стало. Решила поберечься, и так много хожу. Твоя помощь будет очень важна. Кроме сушки, ещё помочь с уборкой, стиркой. Кур я соседке передала, но осталась коза. Сено из сенника перенести, покормить, а недели через три уже и подоить можно будет. Ещё отнести кому-нибудь, травки или мазь. Или наоборот принести. Ты молода, быстро управишься. Мария задумалась, а потом продолжила. — Ну вот, наверное, и все. — Сказала она улыбнувшись. — Хорошо. Я поняла, справлюсь! — Уверенно ответил Макс. Но через мгновение добавил. — А что такое коза? — Пойдём, покажу. Но сначала давай тут закончим, раз поднялись. Все разложим. Сухое и испорченное вниз заберём. — Ответила знахарка. А после начала весьма бодро указывать что куда перекладывать, собирать и раскладывать. Практически всё оказалось сухим, работа заключалась в перетаскивании на первый этаж и раскладывании в кладовку разнообразных мешочков и связок с травами и листьями. Пару сгнивших веников загадочного кустарника выкинули. Все остальное разложили по полу досыхать. После этого в комнатах стало заметно просторнее. Везде прибрались, подмели полы. Макс узнал побольше про то, как живёт знахарка, дом оказался действительно не маленький, на первом этаже две комнаты, а ещё гостиная со столом и кухней. На втором этаже две комнаты. Раньше тут жило четыре человека, но сейчас один. Знахарка жила в хозяйской спальне на первом этаже, все остальные комнаты в доме оказались фактически складом. Но в обитаемой части и в гостиной было уютно. После того, как закончили в доме, посмотрели на козу, на то где лежит сено — еда для этого животного. Животное выглядело жутковато, плохо пахло и норовило укусить, Макс оценил. Но это не мутант, а коза, у неё даже имя было «Шанька». В общем впечатлило. Коза жила в отдельном сарае, там же когда-то жили и птицы. Ещё во дворе была построена баня, отдельный домик с туалетом и огромная постройка для хранения сена. — Да не бойся ты, она добрая. — Приговаривала Мария, пока Макс делая вид что его нет, прятал руки за спину, чтобы их не отгрызли. — С Шанькой потом обвыкнешься. Наверно раньше и не видела? — Да, первый раз вижу. — Признался Меер и разъяснил. — Я вообще очень мало животных нормальных видела. У нас их вроде и нет в городе… Не интересовали как-то… — О… Необычно, потом расскажешь. — Улыбнулась знахарка. — Пойдём в дом, погреемся, чаю попьём. Все время пока грелась вода на огне, Макс молча сидел и смотрел на огонь. Он понял, что устал, и это была действительно физическая укаталось, не самое привычное чувство для пилота. Но он начинал привыкать к такой жизни здесь, а жизнь здесь к нему. Это было хорошо, но от понимания насколько сложно тут будет найти терминал становилось не по себе. Он не хотел здесь оставаться надолго. — На пей, это хороший чай, нервы успокаивает. — Улыбнулась знахарка. — А то вижу, Шанька тебя испугала… немного. — Да, спасибо. — На автомате ответил Макс и взял чашку. — Какие у нас ещё планы на сегодня? — А так дел и нет больше. — Ответила Мария. — В следующий раз заходи через пару дней. В кордей, после отдыха. Работы будет много. Или можешь потом ко мне переселится, когда всё разберём. А сейчас можешь к Белль бежать на ужин. Спасибо за помощь! — Обязательно зайду, как-нибудь… — Бодро ответил Макс, быстро допивая чай. — Ой, чуть не забыл-ла. А почему Ренан — это южанка? — Ну так южное имя старого рода — фамилия, по-твоему. В столице и южнее живут люди с таким именем. — Ответила знахарка. — Мой дед с тех краёв. А у его брата — жена из рода Ренан, это имя носила до свадьбы. — Понятно. — Протянул Макс, а потом спросил. — Мы родственники? Вы в столице были? — Говорят, все люди родня. А в столице была. Однажды и очень давно… Не помню ничего. — Задумчиво ответила Мария, а потом улыбнувшись добавила, сменив тему. — И ты можешь ко мне на ты обращаться, мы же не чужие уже. И поспеши к Белль. — Хорошо. — Согласился Макс. Уже одевая плащ-накидку, продолжил. — А у меня тут ещё вопрос… Что вы слышали странных исчезающих людях и про богов? Мне Белль рассказала, и очень интересно стало! — Ох, милая, я эту историю давно слышала, даже не помню от кого. — Она махнула рукой, и с довольно сказала. — Но если хочешь, то, как-нибудь и тебе могу рассказать. Надо будет только вспомнить получше. А про богов, думается мне, все знают. Поспеши к Белль, а то за стол не поместишься. У неё вечно застолье за ужином. Макс кивнул и вышел на улицу. Уже вечерело. В воздухе ощущался морозец, дождя не было, но с неба редко-редко падали маленькие снежинки. «И все же я абсолютно не верю, что в город зимой дороги нет, надо у мужиков местных спросить. И эти исчезающие с богами.... Может они операторы или администраторы. А исчезли когда война началась, скорее всего.» — Думал Максим, утомленно шагая к дому Белль. — «Узнать бы ещё какой сегодня день недели и какое число. Повезёт, если у них сейчас восемьдесят четвёртый год или… Хм, или 2150-какой-то, если по старому. Вау, я же узнаю точную дату по старому стилю, ну и дни заточения проще считать будет.»
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.