Единичный экземпляр 572

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Мстители, Первый мститель (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Брок Рамлоу/Баки Барнс/Стив Роджерс, Джек Роллинс, Хелен Чо
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Нецензурная лексика Дарк Hurt/Comfort AU ER Дружба Полиамория

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Никто не говорил, что будет как раньше.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
14.11.2018 - №26 в топе «Слэш по жанру ER (Established Relationship)»
14.11.2018 - №35 в топе «Слэш по жанру Hurt/comfort»
14.11.2018 - №5 в топе «Слэш по жанру Даркфик»
14.11.2018 - №13 в топе «Слэш по жанру Дружба»
9 ноября 2018, 14:43
      Джеты еще не сели, а Стиву уже не по себе. Было в этом медленном барражировании что-то тревожное. Не любил Кэп отпускать Брока одного на миссии. Особенно когда предчувствие. Но тот сердился, когда Стив начинал его слишком опекать. Приходилось скреплять сердце скобками и отпускать. И вот сейчас оно разрывалось, с мясом, с кровью вырывая скобы.       Воздушный поток от садящихся джетов сдувал все вокруг себя, техники держались за ручки на стенках посадочного трамплина. А Стив стоял на площадке, не шевелясь, и смотрел на открывающиеся двери. Сейчас Брок выйдет и скажет, что он опять себя накрутил, и что все хорошо. Стив облегченно выдохнет, на глазах у всех поцелует его и повезет домой, где в духовке томится любимое мясо Брока, в холодильнике упаковка Миллер, а в спальне Баки стелет чистое постельное белье. Тоже любимое Брока. С танчиками.       Слишком молчаливо выходит СТРАЙК. Видят капитана, но смотрят куда-то в сторону. Словно на стенах посадочного блока за три дня их отсутствия проступили наскальные рисунки. Стиву уже не просто тревожно.       Когда в полумраке джета появляется знакомая фигура, Стив не выдерживает и бросается навстречу.       — Джек!?       — Капитан… — Роллинз прячет глаза, его губы искусаны до мяса, а он снова и снова вонзает зубы в незатянувшиеся ранки, бередя их вновь и вновь.       — Он... ранен? Вы сообщили Хелен?       — Кэп, Брок…       — Серьезно ранен? Ничего, выходим! Кровь перельем! Сыворотка поможет! Я позвоню Баки, чтобы быстрее ехал!       — Кэп… — Джек задерживает его уже выхватившую телефон руку, сжимает что есть сил.       Стив замирает, и в этот момент в глубине джета замечает движение. Медленное. Словно нехотя. На свет выходят Таузиг и Бранц. С носилками… Стиву страшно. Герою Америки страшно до вставшего в горле кома и трясущихся ног, до паралича голоса и забившегося внутри головы набата. Джек ловит его, когда носилки останавливаются напротив него. И он не может отвести глаз.       Лицо Брока в гари и земле, под которой почти не видны ссадины и кровоподтеки. Такие же руки. Наверняка, такая же грудь, просто прикрыта чьей-то курткой, явно не Рамлоу размер. И, наверное, такими же были бы и ноги.       Если бы были.       — Оттолкнул Люка, когда тот почти на мину встал, — усилием воли Джек все же повернул голову, при взгляде на командира зубы заскрипели, — а сам…       У Стива шумело в голове, сосуды разрывались, пульсирующая кровь давила на виски.       — Позвонили Хелен, — продолжал Роллинз, — она сказала, что делать. Ввели в медикаментозную кому, чтобы от болевого шока не умер. Обработали. Сразу вырваться не смогли. Такое ощущение, что нас ждали. Кэп, — Джек дождался, пока Стив посмотрит на него, — очень уж на подставу смахивает.       — Я разберусь, — прохрипел Стив, немалым усилием взяв себя в руки. — К Хелен. Быстро.       Стив не отходил ни на шаг. Смотреть было невыносимо, не смотреть — невозможно. Хелен уже ждала, операционная тоже.       — Для начала попробуем спасти жизнь, — задержавшись возле Стива буквально на пару секунд, Хелен был честна, — об остальном потом будем думать.       Коротко кивнув, Стив проводил носилки взглядом и набрал Баки. Молчание на том конце телефона пугало больше, чем если бы Барнс кричал или плакал. Судя по тяжелому дыханию, Стив вполне допускал, что бывшего Зимнего такая новость «убила». ГИДРУ пережил, пытки, обнуления. А лишившегося ног любимого командира… Да просто любимого.       Стив застыл сам и взглядом на часах. Час, два, три… Баки больше не отвечал, после стотыщпятидесятого звонка прислал сообщение:        «Приеду — объясню».       За окном уже темнело, стрелка часов приближалась к полуночи, когда двери операционной наконец распахнулись.       — Жив, — первое, что сказала, выйдя, Хелен, — но лучше, если с ним рядом будет кто-нибудь из вас, когда он придет в себя. И поймет. Его уже перевели в палату. Я наркоз не делала, лишняя нагрузка при медикаментозной коме ни к чему. Поэтому очнуться может как через день, так и через час.       — Прогнозы? — Стив был готов ко всему, главное — жив.       — Я уже сообщила Тони, он попробует сделать протезы. Брок без работы с ума сойдет, поэтому на ноги его так или иначе надо ставить. Но ПТСР я тебе гарантирую стопроцентный. Будет тяжело.       — Не тяжелее, чем ему.       Стив стиснул зубы. Прорвутся, другого просто не дано. Главное — выдержать отторжение, отрицание, не дать уйти в себя. Не дать вообще уйти. Только он подумал об этом, как за одной из дверей раздался жуткий грохот. По тому, что Хелен тут же бросилась туда, Кэп сделал вывод, что это палата Брока.       Опрокинутая капельница лежала около кровати, пакет порвался, и содержимое растекалось по полу. Стив остановил руку Брока, уже почти вонзившую толстую иглу в грудину.       — Пусти! — рычал Рамлоу, отчаянно вырываясь из цепкой хватки Роджерса. Но это и полным сил ему редко удавалось, не говоря уже о нынешнем состоянии.       Стив без особых усилий вынудил Брока разжать пальцы. Игла зазвенела о мокрый кафель.       — Я распоряжусь заменить. Присмотри за ним, — кивнула Хелен, выходя из палаты.       — Зачем? — Брок посмотрел на него уже спокойно.       — Когда ты уже перестанешь задавать глупые вопросы? — покачал головой Стив.       — Зачем ты остановил меня? — словно не слышал его Брок. — Зачем я вам такой? Я и целым рядом с вами смотрелся как ячмень в глазу, а уж…       — Заткнись. Пожалуйста. Ты — наш. И мы не позволим тебе уйти от нас. Да, такие вот мы эгоисты.       Брок отвернулся к стене, закрыл глаза.       — Послушай, — Кэп наклонился ближе, знакомый запах Честерфилд Рэд не перебивался даже больничными «ароматами», — никто не говорит, что все будет, как раньше. Будет тяжело. Но мы не позволим тебе сломаться. Матерись хоть на каждом слове, мы тебя не отпустим.       Больше Брок не сказал ни слова. Присланная Хелен медсестра сменила капельницу. Стив сидел и смотрел то на комм — поведение Баки казалось более чем странным — то на Рамлоу. Брок делал вид, что спит, но Стив видел — только притворяется. Просто не хочет говорить о случившемся. Для Рамлоу быть обузой было страшнее, чем мертвым. И Стив был уверен — сегодняшняя попытка не последняя. Уже под утро Броку стало хуже, поднялась температура.       — Организм перестраивается, — объяснила Хелен перепуганному Стиву, ставя новую капельницу. — После этой до вечера надо будет сделать перерыв. Так можно подсесть, а это в какой-то степени наркотик.       — Я справлюсь, — кивнул Стив.       — Справиться должен он, — вздохнула Хелен, ободряюще приобняла Стива за плечи и вышла.       — Черт тебя побери, Баки, где ты?.. — прошептал Кэп, когда автоматический голос оповестил о нахождении абонента вне зоны действия сети.       Брок проснулся к обеду. Скользнув взглядом по капельнице и тумбочке, замер на сидящем рядом Стиве.       — Даже не думай, — покачал тот головой.       Брок хотел что-то спросить, и Кэп догадывался — что, но в дверь постучали, и в проеме показалась голова Роллинза.       — Как Люк? — перед старым другом тоже можно было не притворяться.       — Нормально. — Джек присел рядом. Не прятал глаза, не делал вид. — Небольшая контузия и депрессия на фоне чувства вины.       — Он молодой, у него вся жизнь впереди.       — У тебя тоже, — вставил Стив, сжимая плечо Брока. — Ну, и когда ты уже спросишь?       — Уверен, у него веские причины, — спокойно ответил Брок, откидываясь на подушку и комкая рукой простыню. Действие обезболивающего заканчивалось.       — Я не знаю, где он, но….       — Там, — встрял Джек, делая звук на работающим фоном телевизоре в углу громче.       — Около получаса назад поступили первые сообщения о взрыве на одной из секретных баз в районе Западных Румынских гор, — вещала диктор круглосуточного новостного канала. — По неподтвержденным данным, база эта когда-то принадлежала могущественной террористической организации ГИДРА, раскинувшей свои щупальца по всему миру. Скопления войск спутниками не зарегистрировано. Тем более загадочным выглядит данное происшествие. Военные специалисты самопроизвольный взрыв исключают.       — Почему ты не сказал, что его отправили на одиночную миссию? — Брок перевел взгляд на Стива.       — Нет никакой миссии, — Кэп был не меньше удивлен.       — Тогда…       Договорить Брок не успел, дверь распахнулась. Баки вошел в палату так, словно полутора часами до этого он не гидровскую базу за тысячи километров громил, а дома газон поливал.       — Ты ему уже сказал? — коротко посмотрев на Стива, Бак присел на край кровати. — От нас тебе не избавиться — это раз. Мы тебя любим — это два. И ты у нас пойдешь максимум через полгода — это три. Зря что ли я в Румынию мотался? Просто вспомнил, что на той базе ГИДРЫ разрабатывали проект аналогичного моему протеза, только для ног.       — А взрывать было зачем? — переглянулись Роллинз, Стив и Брок.       — Рано или поздно и до этой базы добрались бы. И пропажу важного изобретения обнаружили. А это, как ни крути, все же тоже оружие. Пусть оно останется в единичном экземпляре.       И Баки накрыл губы Брока уверенным поцелуем, прежде чем тот сообразил воспротивиться.

***

      — Нахуй!       — Да хоть куда! Давай! Ну… Да. Да!       Не двигаясь с места, Баки дождался, пока Брок, матерясь и обливаясь потом, дойдет до него.       А Стив, выглядывая в окно их нового дома, впервые за последний год улыбнулся легко и без тревоги.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.