Меланхолия 11

Darwin_888 автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Kuroko no Basuke

Пэйринг и персонажи:
Киёши Теппей/fem!Ханамия Макото
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU ER Мистика ООС Смерть второстепенных персонажей Смерть основных персонажей Соулмейты Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Не важно, где ты родилась, в каком краю,
Я всякий раз тебя из тысяч узнаю,
И всякий раз я убеждаюсь лишь в одном -
В тебе мой мир, в тебе мой дом.
Марко Поло - Ветер в волосах.

Посвящение:
Ноте. Все фф по фемХанамии и Киеши Теппею для Ноти.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
12 ноября 2018, 16:03
Примечания:
https://vk.com/zlo_kopilka?w=wall-161942450_108 - заходите на мой паблик
- Мы успеваем? - спрашивает Киеши, смотря на карту, а после краем глаза на свою спутницу. Макото морщит брови и поджимает губы, осматривая местность в поисках невидимого врага. Очередная вылазка в дикую местность свалилась, как первый снег на голову, и не предвещала ничего хорошего. Ну, кому сдались эти мутанты? Кому, на кой черт, сдалось это тупое задание? Найти мутанта, обезвредить, доставить в часть. А вот то, чтобы обезвредить этого самого мутанта, нужно надорвать задницу и не раз, никого не волновало. Приказ есть приказ, а Киеши слишком правильный до зубового скрежета, чтобы вставать поперек. Макото поворачивается и долго смотрит на капитана. Он уже отдал приказ своему отряду, неизменно оставляя Ханамию подле себя. Она ведь тоже мутант, быстрее, сильнее и хитрее обычных людей. Она уже дважды могла бы голову ему раскроить охотничьим ножом, но молчит, следуя за Теппеем, и не пытается противиться его приказам. Она бесится, когда на базе за спиной ей перетирают 《косточки》, гадая, как же ее смог приручить капитан, а, чаще всего, трахаются они или нет. Макото Ханамия - мутант, и это крест на всей ее жизни. Она родилась такая, не выбирала себе, кем стать. Просто заведомо была приписана к отбросам общества еще в момент рождения. Узкий змеиный зрачок, нечеловеческие рефлексы, острый ум... Она не бросала вызов судьбе, но и не пыталась смириться. Рвала своих врагов на части и считала, что они заслуживают этого. А уж, кто они, люди или мутанты, ей было плевать. У нее когда-то была даже своя группировка, а потом пришел Киеши Теппей и разгромил их подчистую. Только вот ее зачем-то пощадил... Киеши Теппей - человек, от мозга до костей, настоящий солдат и воин. Став капитаном и получив под свое командование таких же, каким он сам когда-то был, ребят, он прилежно исполнял приказы начальства и был на хорошем счету. Только вот был ли он таким исполнительным всегда? Макото могла бы ответить, что нет, да и его солдаты тоже. Он не боялся обходить приказы, действовать на свое усмотрение и даже нарушать закон, и всё равно оставался в плюсе. Парадокс? Магия? Это было неважно. Что думает Киеши Теппей, знает только Киеши Теппей. И с недавних пор ещё и Ханамия, которая и рада бы не знать, только вот она мутант, и ее слова ржавой монеты не стоят.

***

Успевают ли они? Нет, не успевают. У Макото горят лёгкие и забиваются мышцы до звёздочек в глазах. Пересечённая местность не радует укрытиями, а оставаться на открытом участке против толпы мутантов - самоубийство. Сбежать тоже не получится, а умирать она сегодня не планировала. Киеши на бегу успевает связаться по рации с базой. Прикрепление пришлют, а до него еще дожить надо. Можно было бы подумать, что для Ханамии это отличный шанс сбежать, только... только вот мутанты - это не просто сверхлюди или сверхразумные животные. Это что-то иное, что не укладывается в рамки человеческого сознания, выходит за пределы понимания, рвет на части привычное представление о мире и в то же время настолько старо, что, кажется, существовало еще тогда, когда и самих мутантов в помине не было. Макото Ханамия ничего не чувствует к Киеши. Все ее мысли о нем, словно обрывки воспоминаний прошлой жизни. Жизни, когда она не была мутантом, когда люди не сидели в космических кораблях и не колонизировали планет, когда старая 《Земля》, просто Земля, без индетификаторов и номеров, была единственным обиталищем людей... когда... Он совсем не говорит с ней, только когда отдает приказы, но, кажется, знает ее так давно, что слов уже и не нужно. В воспоминаниях Макото ненависть, чувство соревнования и желание отомстить. В действительности она всего лишь его пленница, трофей и подчинённая. Киеши Теппей на хорошем счету, Макото ему подарили для 《развлечения》, но он слишком высок в своих выдуманных моралях, чтобы тронуть ее хоть пальцем. У людей нет обрывков прошлых жизней, но, кажется, Теппей все помнит, и даже гораздо чётче, чем она. - Не успеем, - выдыхает Киеши, затаскивая запыхавшуюся Макото следом за высокий камень. Он никогда не смотрит на неё, да и сейчас его внимание привлекает больше пыль на горизонте, чем мысленные терзания Ханамии. Он прекрасно знает, что мутанты никогда не трогают своих. Убийство подобных себе для них табу. Макото уже давно наплевала на это, переступив грань. Но даже в таком случае ее пощадят, всего-то сказать, что люди заставили ее. А Теппей подтвердит, подтвердит, даже если она наставит на него курок пневматической пушки. Макото всегда удивляло, что в отличие от других, несмотря на свое подкупающее дружелюбие и отзывчивость, Теппей никогда не думал о смерти. Словно он все давно это пережил. Не было запала войны, не было аффекта во время драки, не было вообще никаких чувств. Он такая же пустая оболочка, как и сама Макото. - Капитан, снимите шлем, - твёрдо произнесла Ханамия, стаскивая свой. Чёрные короткие волосы рассыпались, слишком длинная чёлка упала на глаза, губы крепко сжаты, а взгляд такой, словно все уже закончилось и пришло к своему логическому завершению. Теппей не думает, молча снимает шлем. Их нагонят минут через 15. Они не сильно-то и оторвались от погони. Его суровое лицо испещрено белыми шрамами, губы сухие в мелких трещинках, а взгляд сосредоточенный, но совершенно пустой. Словно там, за тонкой стенкой зрачков уже давно не было живой души. - Что ты хотела? - спросил он, рассматривая лицо Макото, но не заостряя внимание на чертах. Они никогда не разговаривали. Просто. Как это делают другие люди, как это делал он сам с членами своей команды, или с начальством, или с друзьями. Он говорил с ней всего один раз, когда ее тело, превращенное в кровавое месиво после опалы на их группировку бессильно висело на цепях. Представился сам и спросил ее имя. Макото помнила, что взгляд его на мгновение осветился жизнью, когда он узнал, как ее зовут, а после забрал из ада тюремной камеры и сделал из нее солдата. - Нам не дадут сбежать, - коротко говорит Макото. В обрывках воспоминаний всплывает ненависть, чувство соревнования и желание мстить. - Что ты помнишь обо мне, капитан? - взгляд Ханамии на секунду наполняется прежними жизнями, когда она действительно боролась, а не просто существовала в определенном отрезке времени. - Я не мутант, чтобы помнить свою прошлую жизнь, Ханамия, - отвечает он, желая вновь надеть шлем, словно пытаясь скрыться, заковаться в черный металл защитной униформы и дожить свою жизнь, чтобы через сотню лет вновь явиться под чужим или даже своим именем. - Но ты помнишь, - утвердительно и жёстко произносит Макото, своими словами резко подводя жирную черту. Киеши смотрит на свой шлем, но молчит. Недолго, но Ханамия будто со стороны видит, как размыкаются его губы. - Да, помню. Помню даже чётче, чем должен был бы. Только, как бы я не пытался, возродить воспоминания в жизнь не могу. Я ничего не чувствую к тебе, - говорит он, наконец, поворачиваясь к ней лицом. Киеши впервые улыбается ей, честно и так забыто, как это делал исключительно в прошлой жизни. - ...словно ты всего лишь пустая оболочка, - завершает за него Макото. - Поцелуй меня. Как тогда, когда я ненавидела тебя. Киеши усмехается. Его воспоминания целостны. Ни грамма обрывка. Он помнит все, даже то, чего не должен. Помнит каждую свою прожитую жизнь и каждую смерть, помнит, что всегда была Макото. Живая и страстная. С горьким взглядом и жестокими шуточками. Острая, как бритва, и всегда пылающая ненавистью к нему. В каждой своей прожитой жизни он любил ее, тащил из болота, в котором она регулярно тонула, терпел ее выходки и всегда шел за ней. Эта жизнь - первая, где они оба молчали, где Макото Ханамия была злой, но покорно шла за ним, выполняла приказы... и, кажется, он перегорел. Либо просто сошел с ума, помнить так много, связанного лишь с одной женщиной на протяжении десятка жизней. Развернувшись, Киеши резко рванул Макото на себя за ремень обмундирования, сминая губы, словно она действительно кричала и сопротивлялась в этот момент, проклиная его и всю его жизнь, зарываясь пальцами в волосы и прижимая к себе, словно она все еще была самой драгоценной душой в его в его вселенной. Но в глазах прежняя пустота.

***

Звук двигателей нарастал. Мутанты уже добрались до цели. Отодвинувшись и так и не надев шлем, Киеши встал, взвешивая свой пистолет в руке, словно впервые видел. Макото, коротко выдохнув, поднялась на ноги следом. Их окружили почти сразу. Мутанты навели на Теппея свое оружие, игнорируя Ханамию. Генная память, выбитая не одной сотней лет эволюции, позволяла им определять 《своих》 даже на расстоянии. Табу на убийство могло бы спасти ей жизнь, но... - Я хочу увидеть тебя в следующей жизни с живыми глазами, Макото, - коротко произносит Киеши и без промаха выстреливает ей в голову, не дожидаясь ответа. Прошло ровно мгновение до того, как из нескольких оружий сразу, расстреляли и его, мстя за одну из своих.

***

Киеши плыл в темноте, но он точно знал, что где-то рядом находится Макото. Ему не нужно было слов, чтобы спросить у нее, где она. Это уже стало частью его памяти, воспоминаний, которые останутся с ним на протяжении еще десятков жизней. Киеши хотел снова родиться, чтобы встретить Макото с живыми глазами.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.