Последний бой

Фемслэш
NC-17
Завершён
43
автор
annito4kaa бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
107 страниц, 17 частей
Описание:
Попав в немилость к завучу из ПТУ, в котором девушка отучилась-отмучилась три долгих года, незадачливая Камила готовится к сдаче последнего и самого ненавистного ей экзамена по физике. Естественно "долгожданный" день не задался с самого утра. Болтливый язык ученицы предсказуемо втягивает ее в очередные неприятности, связывая судьбу с еще одной стремной женщиной, от хищного взгляда которой ей становиться не по себе...
Примечания автора:
В связи с заморозкой и нежеланием автора продолжать писать даный фик он замер на месте на неопределенный срок. Недавно он претерпел некие изменения, поэтому рекомендую всем, кто все же ждал когда автора попустит, перечитать его заново дабы заполнить пробелы в памяти.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
43 Нравится 31 Отзывы 15 В сборник Скачать

Глава 15

Настройки текста
Вечер откровений Пока Зоя приводила себя в порядок Камила покинула машину и уселась на лавку доставая из сумочки зажигалку. Зажав в губах тонкую сигарету, она подкурила и с наслаждением выдула струйку сизого дыма. Из-за налетевшего ветра ее тело покрылось гусиной кожей. В воздухе пахло грозой, которая вот-вот собиралась ворваться в город и устроить здесь небольшой беспорядок. Над соседним домом сверкнула молния, ослепив на миг девушку, поэтому она не сразу заметила блондинку появившуюся перед ней. Раскат грома добавил красок к полноте картины забавного явления Зои. — Умеешь же ты эффектно появляться, ничего не скажешь. — широко улыбнувшись, Серова выбросила окурок в урну. — Пойдем скорее, дождь сейчас начнется. — У тебя точно нет никого дома? — поднимаясь по лестнице к лифту, Тарнавская нервно заправила прядь волос за ушко. — Точно. Разве что только Мерзавец. Но его можно закрыть в маминой комнате, чтобы он не лез к нам. — А где твои родители? — Мама на смене в больнице, она работает помощником анестезиолога. А отца я никогда не видела. Так что сомневаюсь, что он появится прямо сейчас. — Он вас бросил? — Зоя потянулась к панели и нажала кнопку, вызывая лифт. Глядя на девушку, она пыталась понять можно ли ей уже задавать вопросы о личном. — Ага. Когда мать была беременна мною. — безразлично пожав плечами, Камила вошла в лифт, утаскивая за собой блондинку. Мысленно молясь богам о том, чтобы лифт не заглох, она прикрыла глаза. — Извини, Камма, я не знала. И не хотела тебя расстраивать. — коснувшись плеча девушки, женщина рассматривала ее лицо, на котором, как ей показалась, застыла гримаса недовольства. — Я не расстроилась, правда. — так и не открыв глаза, нервно пробормотала Камила, отправляя мысленный посыл теперь уже Харону, вопрошая его грести веслом без лишней спешки. Скрежет стальных канатов не вселял доверия к перевозчику, поэтому девушка стиснула пухлые губы в тонкую линию. Наблюдая за Камилой, Тарнавская не поверила ей. Желая хоть как-то сгладить углы, она снова заговорила: — Знаешь, я тоже росла без отца. Поэтому я понимаю, что ты сейчас чувствуешь. — Он тоже вас бросил? — распахнув глаза, Камила уставилась на свою женщину, выглядевшую немного подавленной. — Нет. Он умер. — блондинка вперила глаза в пол, сожалея о том, что вообще зацепила такую грустную тему. — Давно? — робко спросила Серова, взяв руку Зои в свои ладони, желая выразить ей свою поддержку. — Мне было лет десять, когда его не стало. Я даже немного тебе завидую, что ты не была знакома со своим отцом. У тебя нет о нем приятных воспоминаний. Мои до сих пор причиняют мне боль из-за его утраты. — Наверное, ты права. В отличии от моего, твой отец похоже был хорошим человеком. Что с ним произошло? — двери лифта разъехались в стороны, выпуская грустных людей из своей власти. Наверняка боги прислушивались к разговору Зои и Камилы, потому-то они и решили не пакостить им. — Шальная пуля. — когда девушка не попала ключом в замочную скважину с первого раза, Тарнавская криво усмехнулась. — Он был военным? — включая свет в прихожей и снимая туфли, задала очередной вопрос Серова. — Эм-м… Нет. Он был… В этот момент в коридоре появился рыжий жирдяй. Кот подкрался к молодой хозяйке и, обнюхав ее, цапнул за ногу. Та хлопнула кота по заднице погрозив ему пальцем. — Веди себя хорошо, парень. Иначе останешься без ужина. — услышав смех Зои, она с недоумением уставилась на нее, насупив брови. — Ты тоже веди себя хорошо, иначе останешься без сладкого. — Эй, так не честно. Ты уже получила свою порцию сладостей. — притянув Камилу за талию, она провела носом вдоль шеи, вдыхая манящий аромат девчонки. — Теперь моя очередь. — Доча, ты принесла что-то вкусное? — внезапно послышался удивленный голос мамы, звучавший откуда-то из глубины квартиры. — Ма?! Что ты здесь делаешь? — не менее ошарашенным тоном спросила девушка у матери, которая вышла к ним из ванной комнаты. На моложавой женщине среднего роста был одет домашний халат, с черных, коротко стриженых волос скатывались капельки воды, утопая в махровом полотенце, лежавшем на ее круглых плечах. Глядя на нее, Зоя сделала вывод, что мама Камилы вовсе не собираеться идти на роботу. Скорее наоборот — готовится ко сну… — Как это что? Живу здесь. — насмешливо усмехнувшись, она перевела взгляд с дочки на незнакомую ей блондинку, пытаясь понять, видела ли она ее раньше. — Доча, а кто это с тобой? Не представишь нас? — Ма, это Зоя. Она подвезла меня домой, поэтому я пригласила ее на чай. — нервно улыбнувшись блондинке, Серова представила ей свою маму. — Зоя Андреевна, это моя мама, Регина Романовна. — Боже мой. Зачем так официально? — сделав огромные глаза, Серова старшая с притворным ужасом уставилась на свою дочку. — Можно подумать, что мы походим из знатного рода или живем в эпоху 18 века. — одарив блондинку приятной улыбкой, теперь женщина обратилась уже к ней: — Поскольку я не предстала перед вами в бальном платье и позабыла натянуть на голову свой высокий белый парик, можете называть меня просто Регина. — Ла-а-адно. — заметно расслабившись, Тарнавская весело рассмеялась. — Вы тоже можете обращаться ко мне по имени. Одобрительно хмыкнув, женщина окинула внимательным взглядом мнущихся в прихожей девчонок и, улыбнувшись им, махнула рукой, приглашая следовать за ней: — Ну, чего вы застыли? Мойте руки, проходите на кухню, я как раз чай заварила. — Спасибо за приглашение, но я пожалуй пойду… — глядя на Камилу, блондинка надеялась, что девчонка не будет на нее сильно злиться из-за попытки побега. — Никуда ты не пойдешь, пока не выпьешь с нами чаю. Надо же мне тебя отблагодарить за доставку любимой дочери. — подхватив Зою под локоть, Регина Романовна силком утащила ее на кухню. Когда они с Камилой вымыли руки, женщина усадила свою гостью за стол. — А где кстати ваши сладости? Вы вроде что-то говорили о них. «Етить-колотить, мама слышала наш разговор. Надеюсь мы ничего такого не сказали, что могло нас скомпрометировать» — Эм-м… Кажется, мы забыли их в машине. — сочиняя на ходу, Зоя бросала косые взгляды в сторону Камилы. Та, к слову, тоже выглядела озадаченной и конечно же покраснела аки маков цвет. — Давайте я сбегаю за… сладостями. — выпалила Зоя, очень надеясь на то, что в этом районе есть ночные магазины. Сладостями в ее машине даже не пахло, разве что жуйка мятного «орбита» завалялась где-то в «бардачке». — На улице дождь льет, как из ведра. Еще чего доброго намокнешь и простудишься. — выглянув в окно, Регина Романовна снова зашторила его и потянулась к верхним шкафчикам. — Где то у меня тут были запасы рогаликов. Сейчас я их найду. — оглянувшись на застывшую в дверном проеме Камилу, женщина обратилась уже к ней: — Дочка, что ты стоишь как не родная. Расставляй скорее чашки и разливай чай. Пока Зоя наблюдала за подготовкой к чаепитию к ней подкрался толстопузый Мерзавец и принялся тыкать мордочкой в ее ноги, выпрашивая ласку. Кот вовсе не выглядел опасным злодеем, он просто казался безобидным комком шерсти. Почесав неповоротливого шмеля за ушком, блондинка перетащила его к себе на колени и принялась гладить по голове. Кот с ленцой перекатился на спину, требуя уделить внимание и его животу, забавно подергивая задними лапками. — Смотри-ка, доча. Кажется, Зоя понравилась нашему парню. — с любопытством глядя на размореного питомца, который громко урчал, Регина Романовна даже хлопнула в ладоши от изумления. Поймав растерянный взгляд блондинки, женщина поспешила объяснить причину, по которой они с дочкой таращатся на нее, как на восьмое чудо света: — На самом деле, это очень редкое явления когда наш кот кого-то признает. Обычно он ведёт себя с незнакомыми людьми как… Как? — Как мерзавец. — поспешила подобрать маме правильное слово Камила (пока она не озвучила ее имя), тоже с удивлением глядя на дремавшего кота на чужих коленях. — Поэтому у него такая кличка. — Вот-вот. Обычно он царапается и кусается. Даже в туфли может припустить или погрызть шнурки на ботинках, если он не в духе. Весь в Камилу. Стойко выдержав упрекающий взгляд дочери, Регина подмигнула ей и весело рассмеялась. Зоя тоже смотрела на Камилу с улыбкой, от чего та нахохлилась ещё больше. — Мне он кажется довольно милым. — словно поняв, что о нем говорят что-то хорошее, кот заурчал еще громче. — И ему вовсе не идет эта кличка. Я бы назвала его мурлыкой или пушистиком. — Блин, он же линяет. Из-за нашего зверя ты теперь вся будешь в шерсти. Давай я его заберу. — Камила потянулась к Мерзавцу, но тот открыл один глаз и предупреждающе зашипел на нее. — Не трогай его, Камма. Пускай поспит на мне, пока я буду пить чай. — пытаясь успокоить кота, Зоя пригладила торчащую иголками шерстку и почесала его круглое брюшко. — Как знаешь. — девушка уселась на соседний стульчик, с опаской поглядывая на толстяка. — Когда он пустит тебе кровь, не жалуйся потом, что я тебя не предупреждала. — Смотри-ка, дочка, наш парень снова прибалдел. — надкусывая рогалик, женщина с уважением смотрела на Тарнавскую, словно та была дрессировщицей тигров. — Мужики у нее тоже небось по струнке ходят. Не то что твой Димон-охламон. — Зоя поняла, что эта, совсем не лестная речь была адресована бывшему парню Камилы. — Где он кстати? Почему Зоя тебя привезла, а не Горынин? Небось поволокся за очередной юбкой. Ты ведь с ним уехала сегодня? Судя по недовольному тону Регины Романовны, она не очень-то жаловала парня дочери, что очень порадовало Зою. «Не обольщайся, Тарнавская. Если бы она увидела вас с Камилой в твоей машине, то тоже невзлюбила бы тебя. Возможно, даже попыталась усыпить. Наверняка у нее, как у анестезиолога, имеется при себе парочка ампул со снотворным» — Да, с ним. Но мы больше не встречаемся, поэтому он может делать все, что угодно. — безразлично пожав плечами, Камила отпила чай. — Вот и хорошо. — довольно кивнула мама, пододвинув к дочке миску с рогаликами.  — Отношения на расстоянии явно не для него. Ты ведь скоро уедешь учиться и не сможешь видеться с ним. — Не так уж и скоро. У меня ещё есть в запасе целое лето. — поймав на себе задумчивый взгляд блондинки, рыжая подбодрила ее мягкой улыбкой. — Да и приезжать я смогу после сдачи сессий или даже на выходные. «Если денег будет хватать на эти поездки. Надеюсь, я попаду в бюджетную программу, иначе мне придется подрабатывать… Хотя, и так, и так придется. У матери зарплата совсем маленькая, хрен его знает хватит ли ее на содержание моей задницы» — Это будет весьма проблематично делать. — пряча глаза, пробормотала Регина Романовна, нервно комкая в руках салфетку. А затем ещё тише добавила: — Возвращаться будет некуда. — Почему это? — с подозрением уставилась на маму Камила, подметив ее нервозность. — Ма, ты опять что-то недоговариваешь? — Можно и так сказать. — принялась юлить женщина, стараясь перевести разговор в другое русло. — Я рада, что Зоя привезла тебя домой, а не Горынин. А то бы ты явилась домой под утро. Ещё не хватало, чтобы ты от него залетела, как я от твоего папаши, после выпускного. Воспитывать одной ребенка очень сложно, особенно такого как ты, доча. — улыбнувшись насупленой девушке, она перевела взгляд на блондинку и заговорила ещё быстрее. — Не подумай, я вовсе не жалуюсь и не сожалею о том, что родила Камилу. Я действительно ее очень люблю, но порой она бывает просто невыносимой. Она была такой миленькой в детстве: так забавно стискала пухленькие кулачки, когда злилась. Да что я рассказаваю, давай я лучше покажу тебе ее фотографии… — Мама, не вздумай этого делать. — пригрозила ей Серова, недовольно поджав губы. Но та уже вскочила из-за стола и умчалась в свою комнату. — Боже-е-е, ну почему моя мать так обожает меня позорить, показывая всем кому не лень мои фотки с голой пипиркой. — У тебя есть фотографии с голой пипиркой? — улыбнувшись во весь рот, Зоя открыто забавлялась над сложившейся ситуацией, нагло посмеиваясь над хмурой девушкой. — Я с большим удовольствием посмотрю их. — Можно подумать, что ты там увидишь что-то новое. — фыркнула Серова, насмешливо закатив глаза. — Завтра я попрошу Алевтину Аркадьевну показать мне твои детские фотки с голой задницей. — У меня нет таких фотографий. — показав ей язык, блондинка весело рассмеялась. Перед недовольным лицом рыжей скорби грохнулся на стол довольно объемный альбом. Регина Романовна с гордостью открыла первую страничку и с недоумением уставилась на фотографии. Перевернув следующую страницу, она растерянно пялилась на детские фотоснимки дочери, подкорректированные ее рукой. Все «позорные» места маленькой Камилы были старательно зарисованые черным маркером. — Когда ты успела испортить фотографии? — возмутилась мама, пытаясь стереть наслюнявленым пальцем сердечко, нарисованное поверх голой «пипирки». — В тот самый день, когда ты последний раз опозорила меня, показывая эти фотки Суриной. — с самодовольной улыбкой ответила ей Камила, теперь уже показывая язык Зое. Вспомнив, как ржала тогда над ней подруга, девушка недовольно поджала губы. — Она тогда ещё шантажировала меня, говоря, что разместит одну из этих милых фотографий на сайте знакомств, если я не пойду с ней шопиться. — Она бы этого не сделала. А вот я бы вполне могла. — заметив, как дочка закатила глаза, женщина весело рассмеялась, захлопывая «позорный» альбом. — Жаль, что я тоже не догадалась шантажировать тебя этими фотографиями. Мать Камилы оказалась простой и веселой женщиной, с которой было легко общаться, поэтому Зоя расслабилась и наслаждалась вечером, проведенным в обществе Серовых. — Пойду положу альбом обратно в чемодан. Не хочу его забыть здесь, когда мы уедем. — Регина Романовна, очевидно, тоже расслабилась и взболтнула лишнего. Поняв это, женщина округлила карие глаза и поспешила покинуть кухню. — Мама! Какой ещё к черту чемодан? — крикнула ей в догонку Камила, с недоумением глядя на Зою. Та снизала плечами, мол «а я по чем знаю» и снова принялась гладить потревоженного криками кота. Вернувшись на кухню, мама посмотрела на хмурую дочку и, ласково ей улыбнувшись, обратилась к ней: — Милочка, давай не будем портить такой приятный вечер серьезными разговорами. Оставим их на потом. — Нет уж, не давай. Сказала «а» говори «б» — чувствуя что-то не ладное, возразила Камила, строго глядя на стушевавшуюся перед ней мать. — Может я все же пойду? — неуверенным голосом промямлила Зоя, не желая участвовать в семейных разборках Серовых. — Нет. — в один голос воскликнули мама и дочка, даже не взглянув в ее сторону. — Но я… — Тарнавская занервничала ещё больше, ощущая себя не в своей тарелке. — Не хочу ничего слышать. — пытаясь перебить блондинку, Камила неловко взмахнула рукой и опрокинула на себя остатки чая. Оглядев пятно, расползшееся по краю платья, девушка растерянно захлопала ресницами. — Я пока пойду переоденусь. — с этими словами она покинула кухню, рыкнув на ходу: — А ты сиди здесь и даже не шевелись! — Выпей ещё чаю. — подливая в чашку заварку, Регина Романовна смотрела на блондинку умоляющим взглядом. Чего она не ожидала, так это то, что женщина начнет шептать: — Не оставляй меня один на один с гневом моей дочери. Мне кое-что надо ей рассказать и это ей явно не понравится. При тебе она не будет так сильно психовать.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты