Последний бой

Фемслэш
NC-17
Завершён
42
автор
annito4kaa бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
107 страниц, 17 частей
Описание:
Попав в немилость к завучу из ПТУ, в котором девушка отучилась-отмучилась три долгих года, незадачливая Камила готовится к сдаче последнего и самого ненавистного ей экзамена по физике. Естественно "долгожданный" день не задался с самого утра. Болтливый язык ученицы предсказуемо втягивает ее в очередные неприятности, связывая судьбу с еще одной стремной женщиной, от хищного взгляда которой ей становиться не по себе...
Примечания автора:
В связи с заморозкой и нежеланием автора продолжать писать даный фик он замер на месте на неопределенный срок. Недавно он претерпел некие изменения, поэтому рекомендую всем, кто все же ждал когда автора попустит, перечитать его заново дабы заполнить пробелы в памяти.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
42 Нравится 31 Отзывы 16 В сборник Скачать

Глава 16

Настройки текста
Безысходность Странное поведение женщины, смотревшей на нее глазами напуганной лани, выбило Тарнавскую из колеи. Она мучилась догадками: что такого ужасного могла сейчас рассказать мать Камилы, раз просила побыть буфером между ней и ее дочкой? «Черт, надо было сваливать отсюда с самого начала. Когда поняла, что квартира не пустует»  Неуверенно кивнув Регине Романовне, давая понять, что согласна поприсутствовать при их разговоре, Зоя, с видимым спокойствием, откинулась на высокую спинку стула. На самом же деле блондинка жутко нервничала. — Спасибо тебе огромное, Зоенька. — одарив новую подругу дочери благодарной улыбкой, женщина наклонилась к ней ближе и снова заговорила: — А как вы познакомились с моей Камилой, и как давно дружите? Я уверенна, что никогда тебя раньше не видела, да и не слышала о тебе ничего. Но твое лицо мне почему-то кажется знакомым. — Эм-м… Это долгая история. — пытаясь уйти от щепетильного разговора о знакомстве с Камилой, Зоя сильнее вжалась в стульчик. — Вы, скорее всего, виделись с моей мамой, поэтому мое лицо вам кажется знакомым. — А как зовут твою маму? — с интересом рассматривая приятную блондинку, мама Камилы пыталась найти в ней сходство со своими знакомыми. — Тарнавская Алевтина Аркадьевна. Она… — Она та женщина, которая сводила с ума мою бедную девочку все эти годы. — перебив Зою, старшая Серова отодвинулась от стола и теперь смотрела на нее с некой опаской. — Не могу в это поверить… «Вот дерьмо! И зачем я только осталась на чай? Чувствую, что он сейчас окажется на моей голове. Женщины в гневе бывают очень опасными и непредсказуемыми. Я то знаю это. Ведь не раз сталкивалась в школе с подобными грозными мамашками» — А что вас так удивляет? — сложив руки в защитном жесте, скрестив их на груди, Зоя приподняла одну бровь и оскалилась, копируя «доброжелательную» улыбку мамы. Выказывать панику перед матерью Камилы она точно не собиралась. — Сперва мне показалось, что вы совершенно не похожи с Алевтиной Аркадьевной. Она такая, ну знаешь, суровая женщина, я бы даже не побоялась этого слова — жесткая дама. Ты же выглядишь мягкой, спокойной, уравновешенной. Но теперь, глядя на твои жесты и мимику я все же признаю ваше с ней родство. — Завучи и должны выглядеть суровыми, иначе бы они не смогли продержаться и дня на этой должности. Воспитательные работы с учениками и их родителями делают из них тех, кем они являются. На самом деле моя мама не такая уж жесткая… — Не буду с тобой спорить. В конце-то концов, ты знаешь ее намного лучше меня. — примирительно улыбнувшись блондинке, протараторила Регина Романовна, пытаясь разрядить неожиданно накалившуюся обстановку. — Прости меня, если мои слова задели тебя. Я не хотела выглядеть грубой или как-то обидеть тебя и твою маму. «Мда… Не ожидала я что, хоть раз в жизни, услышу извинения от женщины, любимый ребенок которой пострадал в процессе воспитательных работ Алевтины Аркадьевны» — О чем разговариваете? — вернувшись на кухню, переодетая в шорты и майку, Камила снова уселась за стол, с подозрением поглядывая на явно смущенную маму и удивленную Зою. — Да так, ни о чем. Просто знакомимся ближе. — с преувеличенным восторгом улыбнулась ей Тарнавская, с силой сдавив лапку кота. Тот недовольно зашипел на коленях своей обидчицы, но, глянув на ее бледное лицо, толстяк, видимо, решил не наносить ей ответных увечий. Пока что… — Милочка, а ты знаешь, кто Зоина мама? — глядя с хитринкой на дочку, с неким азартом в голосе поинтересовалась у нее Регина Романовна. — Знаю конечно. — фыркнула девушка, в упор глядя на свою маму. Дымчато-серые глаза не разделяли ее веселья, они пылали праведным гневом. — А вот женщина, на которую я сейчас смотрю, мне кажется незнакомкой. — В каком смысле? — удивляясь словам дочери, Регина Романовна с недоумением глядела на нее. — В прямом! — рявкнула Камила. — Когда ты собиралась мне рассказать, что собираешься уехать в Испанию? — Упс. Так ты уже видела мою рабочую визу. — не спрашивая, а утверждая, пробормотала старшая Серова, пряча от дочери глаза. — Ага. А еще наши упакованные чемоданы. Если ты думаешь, что я поеду туда с тобой, то ты… — Я знала, что ты не захочешь ехать со мной, поэтому я еду одна. — сделав знак рукой дочке, чтобы та ее не перебивала, женщина набрала в легкие воздух и продолжила говорить. — Пару лет назад я подала заявку на получение грин-карты. Я тебе как-то рассказывала об этом. Не особо раздумывая, я указала в графе, куда мне хотелось бы уехать, Испанию. Ты ведь знаешь, что именно туда уехала работать тетя Вера? — дождавшись утвердительного кивка, она робко улыбнулась Камиле. — Месяц назад мне пришло письменное приглашение, я сразу же связалась с Лихацкой и она, через несколько дней, предложила мне работу в местном госпитале, который находиться в небольшом провинциальном городке рядом с Мадридом. Тетя Вера работает там больше трех лет. Она сообщила мне, что их главврач как раз ищет нового сотрудника с моей специальностью, и что он с нетерпением ожидает моего приезда. Внимательно слушая мать, Камила выглядела несколько дезориентированной и подавленной. Гроза на улице давно прошла, но в душе хмурой девушки она только разросталась, швырясь в нее болезнеными молниями. В ее голове крутилось так много мыслей и незаданных вопросов, и ни один из них не желал слетать с языка. Серова знала, как только она откроет рот, то из него посыпятся ругательства и обвинения… — Почему ты молчишь, Камма? Разве ты не рада за меня? — обеспокоенным голосом обратилась к ней мама, беря дочку за руку. — Рада конечно. — безжизненным голосом ответила Камила. Заглянув в глаза матери она тихо прошептала: — Но почему ты так долго молчала? Почему не рассказала мне сразу, как только получила приглашение? Почему я узнаю об этом только сейчас? — с каждым заданным ею вопросом, голос девушки становился все громче и резче. — Ты была настолько занята подготовкой к выпускным экзаменам, что мне не хотелось тебя отвлекать. Затем ты пропала на несколько дней: то ночевала у своей Светки, то готовилась к выпускному. И только сейчас мы смогли нормально с тобой поговорить. — Оо, да-а-а! Диалог вышел просто охуительным! Не правда ли, мама? — не сдержавшись, вспылила Камила со злостью хлопнув ладонью по столу. — Тише, малыш, успокойся. Не надо так бурно реагировать. Ты потом будешь жалеть, что так грубо вела себя с мамой и наговорила ей кучу гадостей. — коснувшись руки злющей девушки, Зоя пыталась удержать ее от нового приступа гнева. Камилу всю колотило от злости. Стрельнув в блондинку убийственным взглядом, она едва сдерживалась, чтобы не нагрубить и ей тоже. Прикрыв глаза, девушка сосчитала до десяти. Сделав пару глубоких вдохов и выдохов, она вроде бы успокоилась. По крайней мере, ее трясло уже не так явно. Взволнованная Регина Романовна с благодарность посмотрела на Зою, а затем снова обратилась к дочке: — Я понимаю, ты сердишься на меня и я очень сожалею о том, что мы не смогли поговорить с тобой раньше. Правда. Но подумай сама, дочка, разве бы это могло что-то изменить? Камила ещё с раннего детства знала о заветной мечте мамы переехать жить в Европу. Но одно дело бесконечно говорить об этом, а другое — действительно взять и уехать… — Не знаю. Я уже ничего не знаю и не понимаю. — уронив голову на руки, сложенные на столе, Камила тихо шмыгала носом. — И да, я очень злюсь на тебя, мама. — В чем причина твоей злости? Расскажи мне, пожалуйста. — попросила ее грустная женщина, едва сдерживая слезы. — Я злюсь, потому что ты меня бросаешь. Ты поступаешь со мной так же, как и отец. — в голосе дочери было слышно так много отчаянной боли, что казалось, в ней можно захлебнуться. — Не правда, милая. Если бы я поступила как твой отец, то просто ушла посреди ночи даже не попрощавшись. Я не сбегаю от тебя, просто хочу сделать нашу жизнь чуточку лучше. Согласись, с пачкой евро в кармане это будет сделать намного проще. К сожалению, в нашей стране не ценят медперсонал: ни докторов, ни медсестер. За мою зарплату не реально скопить денег на твою учебу в ВУЗе. Да что там. Их едва хватает на обновление нашего скромного гардероба и на еду, а про коммуналку я вообще молчу. Но ты ведь и сама прекрасно все знаешь. — Знаю. — надтреснутым голосом прошептала Камила. Приподняв голову и заглянув в родные глаза мамы, она тихо добавила: — Я просто не хочу оставаться одна. — Ты не останешься одна, Камма. — снова решила вмешаться в семейный разговор Зоя, желая подбодрить свою грустную девушку. — У тебя есть мы: я и Светка. У тебя есть Мерзавец. — услышав свою кличку, толстяк приоткрыл оба глаза и утвердительно мяукнул, вызвав на печальном личике Камилы крохотную улыбку. — У тебя есть крыша над головой и любовь мамы. Она обязательно будет звонить тебе каждый день и вы будете разговаривать с ней обо всем… — «Каждый день» и «обо всем» это, пожалуй, уж слишком и явно не про нас. — насмешливо закатив глаза, фыркнула Камила, улыбаясь блондинке. — И о том, что «есть краша над головой» я бы тоже не стала утверждать. — прочистив горло, пробормотала Регина Романовна, с опаской поглядывая в сторону дочери. Встретившись с ее непонимающим взглядом, женщина поспешила объясниться: — На визу, билеты на самолет, на твой выпускной вечер и на учебу в ВУЗе — на все это мне нужно было срочно собрать деньги. И сумму не малую, да и еще в короткие строки. Поэтому мне пришлось… — Только не говори мне, что ты продала нашу квартиру! — вспылила Камила, думая, что ее мать окончательно спятила. — Нет, конечно. Не мели ерунды. — возмутилась женщина, тоже повысив голос. — Тогда где ты взяла деньги? Продала почку? Начала торговать наркотиками? Или органами младенцев на «черном рынке»? — поток самых немыслимых предположений лился из рта Камилы горным потоком, не позволяя матери вставить и слова. И только звонкий смех Регины Романовны заставил ее замолчать. — Вот это ты гонишь, доча. Тебе бы книжки писать с твоей фантазией. — А тебе не мешало бы сходить на МРТ, чтобы проверить все ли в порядке у тебя с головой. — выкрикнула Камила, вызвав своей бурной речью очередной приступ смеха у старшей Серовой. — Хватит ржать. — еще больше взвилась и без того злющая девушка, глядя на утиравшую рукавом выступившие слезы женщину, как на умалишенную. — Ты можешь мне толком сказать, где ты, черт бы тебя побрал, взяла деньги. Зое тоже было интересно узнать откуда взялись деньги, поэтому она решила не встрявать в их разговор. Когда женщина отсмеялась, она, с самым серьезным видом, положила обе руки на свой живот и ответила: — Я стала суррогатной матерью для двух геев из Франции. Они давно мечтали о ребенке и были готовы заплатить неприлично большую сумму тому, кто согласиться родить им сына или дочку. — Да ты гонишь?!. — ошарашенно всматриваясь в лицо матери, обескураженная девушка пыталась понять много ли правды в ее словах. — Конечно гоню. — насмешливо закатив глаза, фыркнула женщина и снова рассмеялась. — Блин, ну ты и выдала. Зачем так пугать? Я ведь реально поверила тебе. — едва сдерживая рвущийся смех, Камила широко улыбнулась. — У тебя было настолько охреневшее лицо, что я не смогла удержаться от соблазна и не разыграть тебя. — доверительным тоном сообщила ей мама, игриво щелкнув пальцем дочку по носу. — Эй, ты че, совсем страх потеряла? — наигранно возмутившись, Камила прицельно швырнула в женщину кусочком рогалика. — Если еще раз увижу, что ты бросаешься хлебом, то я не знаю, что тебе сделаю. — погрозив пальцем, пожурила ее мама с вызовом глядя на дочь. — Вот когда придумаешь, тогда и угрожай мне. — нахально усмехаясь, фыркнула в ответ Камила, гордо выпятив подбородок. — Нефиг трепать языком, если не собираяешся держать слово. — Я сейчас тебе задницу надеру. — услышав последние слова матери, теперь уже девушка с нее ухахатывалась. Наблюдая за четой Серовых, Тарнавская сделала вывод, что несносный характер Камилы достался ей от матери, хотя внешне они не были похожи. Регина Романовна была невысокой плотной брюнеткой, с большими золотисто-карими глазами и смуглой кожей. Камила же рыжеволосой девушкой чуть выше среднего роста, с дымчато-серыми глазами и бледно-матовой кожей. Разве что красивые губы и их залихватские улыбки выглядели идентичными… — Ладно, шутки в сторону. — снова став серьезной, Камила ткнула в сторону старшей Серовой пальцем. — Выкладывай карты на стол. Откуда у тебя взялись деньги. — Я сдала нашу квартиру в аренду на полтора года. Новые владельцы въедут сюда уже завтра вечером, поэтому я сегодня упаковала наши чемоданы. — Какого черта! А где мне теперь прикажешь жить? На улице?! — возмущению девушки не было предела. — Ты будешь жить в общежитии, как и полагается студентам. — поспешила объяснить ей мама, пока Камилу снова не понесло. — В каком ещё общежитии? Ты сейчас о чём вообще говоришь? Я ведь даже не подавала еще документы. — Я это сделала за тебя, пока ты была занята. — беспечно пожав плечами, Регина Романовна отпила из своей чашки давно остывший чай. — А как же вступительные экзамены? Я ведь могу и провалить их! И если я не поступлю, то меня никто не пустит жить в общежитии и я в итоге стану бомжом. И все это благодаря тебе! — Ой, да сколько можно причитать, словно ты находишься на похоронах. У тебя нет причин для беспокойства. Я уже обо всем договорилась. — бесстрашно придвинувшись к сатанеющей от злости дочке, мама заговорщицки зашептала: — Дала на лапу кому надо и теперь ты будешь учиться в одном из самых престижных столичных ВУЗов на бюджетной основе. — вернувшись в исходное положение, Регина Романовна внимательно посмотрела на удивленную дочь и строго добавила: — Если не станешь дурить, милочка, и будешь прилежно учиться, то никто тебя ни откуда не выпрет. Отсутствие крыши над головой станет дополнительным стимулом ходить на пары и сосредоточиться исключительно на учебе. — В смысле столичный ВУЗ? — вычленив из разговора самое важное, девушка с изумлением уставилась на мать. — Я думала, что буду учиться намного ближе. Хотя бы в том же Томске, к нему ехать не больше двух часов. В столицу же мне придется хренячить на поезде два дня. ДВА, мать его, ДНЯ! — Я хочу для тебя самого лучшего. Как ты этого не можешь понять? — теперь настал черед мамы возмущаться, которую порядком утомил этот разговор. — В столице намного проще найти хорошо оплачиваемую работу. Возможно, ты даже захочешь там остаться жить. Пока ты будешь учиться, я постараюсь скопить денег на ипотеку на новое жилье… — Да нахрен надо мне это новое жилье. Я хочу свое старое! Хочу свою старую жизнь! Здесь, в этом городе. — Это ты сейчас так говоришь. Возможно, со временем ты изменишь свое мнение. — не обращая внимания на гневную тираду дочери, мама продолжила гнуть свою линию. — И вообще, я не понимаю, что тебя вообще здесь может держать? С Горыниным ты рассталась… Что ты вцепилась в этот бесперспективный город, что тот кальмар в тухлую рыбу? — Раз вцепилась, значит есть на то причины. И знать тебе о них вовсе не обязательно. — привычно защищая свое личное пространство, набычилась девушка, украдкой поглядывая в сторону задумчивой Зои. Серова пыталась поймать ее взгляд, но та смотрела куда угодно только не на нее. По отрешенному виду блондинки невозможно было понять, о чем она сейчас думает. Как относиться к ее скорому отъезду? Тревожно ли у Зои на сердце, так же как и у нее? — Знаю я твою причину. Имя ей Светка Сурина. — хмыкнула женщина, вставая из-за стола, собирая чашки. Сложив их в мойку, она включила воду и продолжила говорить. — Насколько я знаю, твоя подруга тоже собиралась поступать в этом году. Возможно, она тоже подаст документы в один из столичных ВУЗов, как только узнает, куда именно ты поедешь учиться. Благо у ее родителей нет проблем с финансами, как у нас, и они могут себе позволить отучить дочку в любом большом городе. — Не в Светке дело, мама. По крайней мере не только в ней. Помимо Суриной в этом городе есть ещё один человек, с которым я не хочу расставаться… — пытаясь привлечь внимание Зои, Камила решилась приоткрыть занавес, за которыми прятала теплые чувства к этой женщине. Но Тарнавская даже бровью не повела. Она так и продолжала молча сидеть, думая о чем-то своем, меланхолично выглаживая ладонями шерстку довольного кота. Зато мама уставилась на хмурую дочку с неподдельным удивлением. Та никогда раньше не упоминала своих парней с таким трепетом в голосе. Скорее, с безразличием... А тут вдруг взяла и заявила, что здесь остается кто-то очень важный для нее. — И что это за человек? — полюбопытствовала Регина Романовна, с интересом разглядывая растревоженого ребенка. И только сейчас блондинка встрепенулись, едва заметно, видимо, подумав, что она близка к разоблачению. Поджав мертвенно-бледные губы, она искоса глянула на Камилу. — Хомо сапиенс: две руки, две ноги, голова и жопа. — съязвила рыжая злюка, с негодованием глядя на маму, даже не заметив шевеления Зои. — Я хотя бы знаю его? — предприняла ещё одну попытку расколоть дочку женщина, но и та провалилась. — Нет, не знаешь. — фыркнула Камила, конечно же, не собираясь выдавать приставучей маме свою женщину. Услышав слова девушки, блондинка заметно расслабилась и снова уставилась в одну точку. «Если бы ты только знала, о ком я молчу, то сегодня же отправила меня на учебу и не только в столицу, но и на северных полюс. Ковыряться в задницах белых медведей…» — с опаской глядя на маму, подума Камила. — А имя то хоть можно мне узнать этого таинственного ловеласа, укравшего твое сердце? — всплеснув руками, возмутилась Регина Романовна, в упор глядя на свое несговорчивое чадо. — Нет. — уперто сдвинув брови, снова возразила Камила. — Ну и ладно. — закатив глаза, усмехнулась женщина. — В любом случае, у тебя все равно нет другого выхода, как уехать завтра со мной из этого города. И если между вами действительно зародились такие уж великие чувства, то он обязательно дождется тебя. Пять лет, не такой уж и большой срок. — Но почему я не могу остаться здесь на все лето? Я могу пожить у Светки, а потом вместе с ней поехать на учебу. К чему такая спешка? Что я вообще буду делать в столице все это время? — Будешь там работать в приюте для бездомных животных. О работе я тоже договорилась. — Какого хрена ты все решаешь за меня?! — офигев от очередной новости, рассерженно зашипела Камила, не веря своим ушам. — Милочка, перестань меня перебивать иначе этот разговор затянется до утра, а нам надо с тобой хорошенько выспаться перед поездкой. — с мольбой в голосе обратилась к ней мама. Когда дочь нехотя кивнула, Регина Романовна продолжила говорить: — Я понятия не имею, сколько понадобиться мне времени на трудоустройство в госпиталь и как скоро я получу свою первую зарплату. Поэтому, чтоб ты не нуждалась в деньгах я и договорилась о работе в приюте. Любые перемены в жизни всегда идут нога об ногу с трудностями, которых не стоит бояться. Я верю, что у нас все с тобой получиться и что мы потом ещё будем вместе смеяться, вспоминая... — Очень сомневаюсь в этом. — понимая, что это конец, обречённо выдохнула Камила. Мир рушился на ее глазах и она ничего не могла с этим поделать. — Почему моя жизнь кажется мне сейчас огромной кучей дерьма, которую мне и до старости не разгрести. — Добро пожаловать во взрослую жизнь, дочка. — вымученно усмехнулась женщина, сожалея о том, что хоть и нехотя, но все же стала причиной грусти своего ребенка. — Мне надо срочно покурить. — срываясь с места, рыкнула Камила, быстро покидая кухню. — Камила?! Когда это ты начала курить? — возмущённо выкрикнула в удаляющуюся спину дочери Регина Романовна. — Сейчас же вернись! — Даже и не подумаю. — послышалось злобное шипение из коридора, а вслед за ним и громкий стук захлопнувшейся двери спальни. — Добро пожаловать в МОЮ взрослую жизнь, мама!
Примечания:
Дорогие читатели, это предпоследняя часть. Близимся к завершению фика. Признаться, я планировала дописать все сегодня и распрощаться с вами, но мне неожиданно стало лень😅 Да и последняя часть грозилась получиться больше обычного... А перегружать лишней инфой ваши умы на сон грядущий мне бы не хотелось)))
Всем любителям лёгкого незамысловатого чтива желаю приятного вечера😊

P. S.: Если вам не сложно, черкните снизу коммент, мне очень интересно знать, что вы думаете о данном фике... Всем спасибо, всем пока😘
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты