Сонные вафли. 12

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Драко Малфой/Гермиона Грейнджер, Скорпиус Малфой
Рейтинг:
G
Жанры:
Романтика, Флафф
Размер:
планируется Мини, написана 1 страница, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
— Во всем виноват папа!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Слишком красиво

15 ноября 2018, 22:15
Белокурый мальчишка поднимается на носочки, пытаясь дотянуться до по-слизерински зеленой тарелки с ещё горячими панкейками, политыми кленовым сиропом.

 — Я не могу дотянуться, — фырчит мальчик, повторяя свои попытки.

— Скорпи, оставь папе поесть. — молодая женщина поворачивает голову в сторону сына и улыбается. — Ты ведь только что кушал.

— Да, мам, но! — громко произносит мальчик, возвращаясь к делу поинтереснее. — Папина еда такая класи-и-ивая, — тянет Скорпиус.

— Твоя тоже, но он не разбрасывает её по всей кухне в отличии от некоторых. — улыбается она, продолжая готовку.

— Мам, — мальчишка обнимает ногу молодой женщины. — он же все равно спит.

— Что значит спит? — удивленно спрашивает она и аккуратно поворачивается, придерживая маленького сына. — Вот оно что!

Малфой и вправду спит. В левой руке он держит кружку с кофе, любезно разукрашенную сыном. А ресницы на закрытых веках подрагивают.

— Драко? — шепчет она, обнимая мужа сзади. — Милый, ты опоздал на работу!

— Гермиона, я скажу, что в этом виновата ты. — сонно произносит он, вскакивая со стула. — Скажу, что ты задержалась в ванной комнате и я опоздал из-за этого.

— У нас их три. — усмехается она и усаживает его обратно. — И я пошутила.

— Грейнджер! — злобно зевает Драко. (ну, ему по крайней мере кажется именно так!)

— Я Малфой уже несколько лет, Драко.

— Точно. — он расплывается в улыбке и опять прикрывает глаза.

Громкий звук битого стекла. Прямо в этой комнате. Скорпиус Малфой стоит неподалёку от произошедшего, невинно смотря на родителей, а в его руке красуется небольшой панкейк.

— Это все папа виноват! — тараторит он и выпучив глаза, указывает на отца пальцем.