Индиго +108

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Сверхъестественное, Jared Padalecki, Jensen Ackles, Supernatural Cast (кроссовер)

Пэйринг или персонажи:
Дженсен/Джаред, Джаред/Дженсен
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Ангст
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Макси, 112 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В начале идут воспоминания Дженсена. У него сложные отношения в семье. Джаред является его единственным другом, который принимает Дженсена таким, какой он есть. Вскоре парни влюбляются, но однажды наступает момент, когда Дженсену приходится покинуть родной город навсегда, и распрощаться со своей любовью на долгое время.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
20 апреля 2013, 12:30
Глава 1.

Воспоминания, как страницы дневника всплывают в памяти. Они кружат, прогоняя виток событий, возникают отдельными кадрами, мелькают в сознании вспышками и постепенно гаснут, оседая в самом дальнем уголке души. Сегодня Дженсен распрощался со всем, что было ему дорого, и когда-либо имело для него значение, а возможно и смысл. Этот день навсегда останется самым черным и самым трудным в его жизни. Дженсен разбит, уничтожен и выжжен изнутри. В Далласе ему пришлось похоронить мать и свою любовь. Он вынужден оставить любимого человека, которого вряд ли удастся забыть. Завтра утром Дженсен покинет этот город навсегда. Он начнет совершенно иную жизнь, в которой не окажется дорогих ему людей, не останется тепла и уюта; не будет веселого смеха и любимого лица с родинкой возле носа, не будет ласковых губ и раскосых глаз, и никто не спросит о его желаниях. В другой жизни не будет человека, которому Дженсен сможет сказать - люблю. С завтрашнего дня он станет тенью.

Дженсену 5 лет.

...В доме полно гостей. Сегодня у мамы праздник - день рождения. В гостиной шумно. Слишком шумно. Дженсен сидит, забившись в уголок, прячется. Он не любит, когда на него обращают внимание, потому что из-за этого всегда ругается папа. Расстраивать его Дженсен не хочет, боится… иначе, отец разозлится и ударит маму. Это плохо, ему страшно. Он крепко сжимает в руках медвежонка Тедди, смотрит на него, разговаривает шепотом. Тедди его единственный друг, который всегда молчит и никогда не скажет, что Дженсен плохой. В животе громко заурчало - хочется есть, но выходить из укрытия боязно. Он выглядывает, вроде папы не видно. Дженсен оставляет Тедди за креслом, ползет потихоньку, поднимается на ноги, главное пройти мимо. Вроде, пока его не замечают. Как же ему не нравится тетя Молли, она всегда смотрит на него странно. Ей всегда хочется его потрогать. Но Дженсен не ее сын, зачем она это делает?
Он потихоньку подходит к столу, тянется за печеньем. Тарелка слишком далеко, придется залезть на стул.
- Давай, малыш, я помогу тебе, - тут же бросается к нему на помощь мамина подруга. Она хватает его под руки, подсаживает на стул, пододвигает тарелку.
- Молока хочешь?
Дженсен кивает.
- Сейчас принесу.
Оборачивается мама и удивленно вскрикивает:
- Ты где прятался? Мы тебя обыскались!
Вот сейчас его начнут тискать. Дженсен грызет печенье, недоверчиво смотрит. Ему не нравятся посторонние люди в доме. Слишком шумно. Все начинают оборачиваться, ахают.
- Ах, какой хороший мальчик, какой красивый ребенок…
Начинается кудахтанье, он сопротивляется, вырывается, хочется плакать.
- Какие у тебя большие глазки, чудо просто, а не малыш!
Какая-то незнакомая тетя, со странной штукой на голове, - наверное, она у нее болит, раз замотала ее этой тряпкой, - хочет взять его на руки. Дженсен вздрагивает, одной рукой цепляется за спинку стула, другой тянется к маме. Донна прижимает его к себе, закрывает руками от назойливой тетки, гладит по голове, целует в щеку - Дженсен немного успокаивается. От мамы всегда приятно пахнет, и она его любит.
На пороге гостиной появляется отец, он опять недоволен, строго смотрит, хмурит брови. Дженсен весь сжимается, спрыгивает со стула, крепко держит в ладошке печенье и бежит в свой угол. Там Тедди, он хороший, он его ждет.
- Дженсен, сынок, иди к нам, - улыбается мама.
- Пусть там играет, - громко говорит отец, и бросает на него рассерженный взгляд. – Ему не место среди взрослых.
Дженсен плачет. Отец его не любит, ему хорошо только с мамой. И с Тедди.
- Я принес тебе печеньку, - Дженсен засовывает ее медвежонку в кармашек вязаных штанишек.
Мама сейчас с гостями и папа тоже там. Лучше будет, если он пока посидит здесь, с Тедди. Ему хочется, чтоб про него забыли, он шепотом просит, и про него забывают. Он прижимает медвежонка к груди, клюет носом и, кажется, засыпает. Становится так тихо и спокойно, это мама их попросила, наверное…

Дженсену 13 лет.

- Донна, твой сын опять не хочет учиться! – выкрикивает из гостиной отец, и со злостью швыряет газету на стол.
- Энтони, ему всего лишь тринадцать, и ты, как отец, мог бы не кричать, а поговорить с ним. Просто поговорить, - устало ответила Донна, бросив незаметный взгляд на лестницу. Где-то там наверху за углом спрятался Дженсен.
Он сидит на втором этаже, на корточках, зарывшись пальцами в волосы, прислушиваясь к выкрикам отца. Да, с успеваемостью у него полная херня, он это и так знает. В школе отношения не ладятся, ребята обзываются, дразнят его девчонкой. Учиться неохота, ему скучно. Он может, но не хочет. Как же все задолбало. Почему все видят в нем какую-то девчонку, почему никто не хочет заметить, что он парень. Обыкновенный, такой же, как многие другие, правда, худой и нескладный, но парень. Иногда, он ненавидит себя, ненавидит свое лицо, веснушки. Боже, какие же они противные, эти веснушки. Ресницы длинные, бляяядь… Губы, которые вечно сохнут и трескаются, а потом болят. Еще больше он ненавидит отца. Одноклассников. Они думают, что он - Индиго. Девчонок. Почему они косо смотрят на него?.. Хотя, нет, Дейзи вроде ничего. Она милая, всегда улыбается, помогает Дженсену с уроками, иногда даже заходит в гости. Донна ее любит. Как-то на день рождение Дейзи подарила ему диск с любимыми треками и поцеловала в щеку. Странно, но Дженсен не почувствовал неприязни, только смущение.
- А ты спроси его, почему он так рано вернулся из школы? – Дженсен по голосу определяет, что Энтони все еще злится.
- Ну, может, их отпустили пораньше, - пытается успокоить его Донна.
Сегодня Дженсен опять подрался с Гейбом, тот обозвал его «куклой Барби». А не нужно было насмехаться с друзьями, вот и получил по заслугам. Потом, правда, директор школы мистер Костерман отругал их обоих и грозился вызвать родителей, но Дженсен подумал, «что не стоит этого делать, так как отец опять отлупит его», и почему-то директор не стал звонить ему домой. Значит, пронесло. А вот Гейбу позвонил. Дурак этот Гейб.
Если б не Джаред Падалеки, то с Гейбом он точно не справился бы. Это он научил Дженсена драться. Джаред классный, и он его друг. У него красивые глаза и приятный голос, правда, болтает много, и рот практически не закрывается, но он единственный, кто не смотрит на него косо. Ах да-а, Джаред еще играет на гитаре и иногда поет. Дженсен любит его слушать, ему нравится музыка - в ней он растворяется, не чувствует себя ущербным. Они дружат уже два года, ходят вместе в школу, катаются на велосипедах; ему хорошо с Джаредом, от него всегда идет тепло.
- Если он не возьмется за учебу, я отправлю его в интернат! – сердито выкрикивает отец.
- Зачем в интернат? – дрожащим голосом произносит Донна.
Дженсен чувствует ее испуг, внутренний страх, он вздрагивает.
- Мне надоел этот выродок в доме! – зло, несдержанно. – Кто из него вырастет? Он уже похож на девку! Пожди, через год парней в дом водить начнет! – брызгая слюной, орет Энтони.
- Я поговорю с ним… не надо в интернат, - падает перед ним на колени Донна, плачет, умоляет. – Ты же знаешь, он хороший. Он наш сын, мы не можем так с ним поступить, – Дженсен чувствует, что у нее начинается истерика.
- Он не мой сын! – срывается Энтони. Звонкий шлепок, Донна хватается за щеку. Дженсен выглядывает из-за угла, злится, дрожит, сильно закусывает губу. – Сколько можно врать?!
- Энтони, не надо… - закрывается она от ударов, старается отползти к дивану. Отец бьет ее сильно, тащит за волосы. Донна кричит, плачет, но не вырывается, защищает его - Дженсена.
Донна знает, что если сейчас Энтони не сорвет злость на ней, то он обязательно доберется до сына.
- Или интернат, или я его выкину из дома, – зло щурится, почти шипит. – Выбирай?
- Я поговорю с ним, - рыдает взахлеб Донна. – Только не трогай его, пожалуйста.
Дженсен плачет, тихо, беззвучно. Он не нужен отцу. Энтони его ненавидит, и это у них взаимно. Но почему он думает, что Дженсен не его сын? Ведь они семья… Ему хочется закричать, заткнуть отца, сказать, чтоб он отпустил Донну, и убрался куда-нибудь. И вдруг отец отпускает Донну, разворачивается, и без единого слова уходит из дома. Дженсен вздыхает, наконец-то Энтони от нее отстал, и ни в какой интернат они его не повезут. Ему не хочется уезжать из дома. Он не может бросить мать и еще, ему страшно. Там неизвестность, там может оказаться еще хуже, чем здесь.
Отец на какое-то время успокаивается, забывает и не трогает ни его, ни Донну. Родители спят в разных комнатах, практически не разговаривают друг с другом. Дженсену легче, он оттаивает, перестает двигаться тенью в собственном доме, но старается как можно меньше попадаться на глаза отцу...


Дженсену 15 лет.

- Джей, я пришел попрощаться, - бормочет Дженсен, забираясь с ногами на диван в его гараже. Джаред бренчит на гитаре и делает вид, что не замечает его сдавленного голоса. – Эй, я завтра уезжаю.
Он останавливает его руку и проводит по ней пальцами. Гладит, подымает волоски, заглядывает в глаза.
- Ты все-таки туда едешь? – дрожащим голосом произносит Джаред, и закусывает губу. – А как же я?
- Я буду приезжать на каникулы, - улыбаясь, мягко отвечает Дженсен.
Он забирает гитару из его рук, отставляет в сторону, тянет за шею и целует. Джаред отвечает, почти жестко, ненасытно, вцепляется в него, не хочет опускать. Они молчат почти весь вечер, лежат в обнимку, долго целуются.
Их отношения давно уже перестали быть дружескими, они переросли в другие: интимные, близкие. До секса пока не дошло, но остальное уже было. Им нравилось целоваться, трогать друг друга в различных местах, прижиматься, пока из глаз не посыплются искры, пока оба не зальют кулак спермой. Пока не затихнет последний вздох.
Джаред начал первым. Это произошло полгода назад, зимой, на каникулах. Он, как обычно позвал Дженсен в гараж, и почему-то мало говорил, что на него совершенно было не похоже, как-то странно смотрел. По-особенному. Да слов и не требовалось, Дженсен и так его понимал, по одному только взгляду, по кивку головы, по сбившемуся дыханию. Им хорошо было вместе, всегда. Сначала только поцелуи, робкие, неумелые. Но они с этим справились, достаточно оказалось только почувствовать и все получилось. Все вышло само собой, правильно, мокро. После чего внутри порхали бабочки, и гулко стучало сердце, хотелось большего, чего-то особенного. И вот однажды, они закрылись в гараже, все шло как обычно, Джаред взял Дженсена за руку, зажал ее между ног и дал потрогать свой член. В ответ Дженсен сделал то же самое, без осуждения во взгляде, без упрека, без сожаления и это случилось... впервые. Оргазм был таким сильным, что оба долго приходили в себя. Смущенно краснея, вздрагивая и пряча глаза, они застегивали джинсы, а потом, смеясь, толкали друг друга. Упав на диван, Джаред пел для Дженсена, а тот смотрел на него влюбленными глазами. Конечно, до этого они, естественно, дрочили, но каждый у себя дома, закрывшись в комнате, пока никто не видит. А тут совсем другое, вместе все иначе, ярче, сильнее. Круто. В дальнейшем они стали чаще закрываться в гараже, и только поздно вечером выходили из него, раскрасневшиеся, с припухшими губами, но довольные. Это было так здорово, и так ново, так по-взрослому, что сердце каждый раз замирало, когда захлопывалась дверь, и они оказывались внутри гаража. Может быть, все и продолжалось бы до бесконечности, но так вышло, что Донна застала их вместе. В тот день, они как назло забыли закрыть дверь, потому что Джей несколько раз выбегал на окрик отца. И в итоге, Донна, разыскивая Дженсена, увидела их целующимися. Хорошо хоть не со спущенными штанами, а то Дженсен точно бы сгорел со стыда.
Домой шли в полном молчании, и так же молча, легли спать. Разговор состоялся только утром, на следующий день, когда отец ушел на работу. Как всегда мама плакала, отчитывала его и уговаривала хорошенько подумать о том, что случилось, ведь это неправильно. Но, о чем собственно думать, если Дженсену хорошо с Джаредом, если им вместе весело, они дружат и, кажется… любят друг друга. Что в этом плохого? Что неправильного? За всю свою короткую жизнь, у него появился второй человек после Донны, кто видел в нем нормального человека, парня; понимал его, защищал и хотел быть рядом. Зачем ему отказываться от Джареда?
- Останься, не уезжай, - умоляет его Джаред, уткнувшись носом в шею.
- Не могу, - произносит Дженсен, перебирая пальцами пряди его волос. – Если я останусь, мать сказала, что они с отцом продадут дом, и мы уедем в другой город, или вообще в другой штат. Лучше уж так, - тяжело вздохнув, отвечает он.
- Что я буду делать без тебя? – хныкая и прижимаясь теснее, тянет Падалеки.
- Учиться. Потом поступим куда-нибудь вместе. Знаешь, в студенческих общагах есть свои плюсы, - он посмотрел на него, смеясь одними глазами. – Там нет родителей.
- Подействуй на нее, - предлагает ему Джаред.
- Не могу, - отвечает Дженсен серьезно.
У него есть дар. Теперь он знает, пользуется им. Донна догадывается, но молчит. Джаред тоже знает, Дженсен рассказал ему о нем год назад. Падалеки сначала не поверил, обозвал его «выдумщиком», но Дженсен не обиделся. Но и доказывать ничего не стал. Со временем Джаред понял, что его друг действительно обладал способностью, постепенно подмечая, как у Дженсена ловко выходит пудрить людям мозги. Особенно это хорошо получалось в школе. Если они не успевали сделать домашние задание, Дженсен прикрывал обоих и учителя просто забывали спросить их. К ним перестали придираться сверстники, не трогали старшеклассники, потому что так хотел Дженсен. Родители Джареда спокойно относились к тому, что парни проводили много времени в гараже, иногда они позволяли Дженсену оставаться у них на ночь. Энтони больше не кричал на него и не ругался, вроде как и не замечал вовсе. Поэтому последние шесть месяцев Дженсен Уэсли чувствовал себя относительно спокойно, даже уверенно. Если б только не Донна…
- Ну, на отца же можешь?!
- На отца могу, на Донну нет.
- Почему? – удивляется Джаред.
- Не знаю, не могу и все. Сколько раз пробовал - бесполезно.
- А на меня? – хитро улыбается он ему.
- На тебя могу, но не хочу, - тихо шепчет Дженсен, вдыхает его запах. Хочется запомнить его надолго. Джаред пахнет конфетами, и чем-то волнующим.
- Дженс, давай сделаем «это» по-настоящему? – краснея, говорит он ему.
- Ты хочешь почувствовать мой член в заднице, или наоборот, засунуть свой в мою? – вздернув одну бровь, спрашивает Дженсен. Смеется.
- Мне без разницы, лишь бы с тобой.
Джаред прячет глаза и шарит в кармане джинсов.
- Ты серьезно?
Всматриваясь в его лицо, Дженсен с удивлением понимает, что Джаред не шутит.
- Пожалуйста, Дженс...
Почти скулит, просит.
- Ну, я не знаю. А вдруг не получится?
- Получится, я уже пробовал.
Джаред краснеет еще больше и стягивает с него толстовку.
- Пробовал? – округлив глаза, осведомляется Дженсен. – С кем?
- Сам с собой, - шепчет Джаред, и полностью раздевшись, ложится на диван. Раздвигает ноги, смущенно смотрит на него, крепко сжимает что-то в кулаке.
Дженсен долго разглядывает его, облизывает губы. Он ни разу еще не видел Джареда таким, стыдливым, обнаженным, и очень красивым.
- Как? – хрипло произносит Дженсен.
Джаред выдавливает на пальцы смазку и вставляет себе в задний проход палец. Крутит им внутри, морщится, после чего пихает глубоко, по самую костяшку. Дженсен заворожено смотрит, чувствует, как начинают полыхать щеки, член твердеет, упираясь в ткань трусов. Медленно, очень медленно, он раздевается и замирает. У Джареда закрыты глаза, он тяжело дышит, впихивает два пальца и ждет. Дженсен не знает, что делать, страшно, но хочется. Падалеки открывает глаза, протягивает ему квадратный пакетик, но крепко удерживает, не отдает. Затем вытаскивает из задницы пальцы и, держа пакетик одной рукой, зубами разрывает фольгу, потом сам одевает Дженсену на член презерватив.
Дженсен ложится на Джареда, они долго целуются. Падалеки все время ерзает, гладит его по спине. Дженсен что-то шепчет, тыкается возбужденным членом в проход, ничего не выходит, не получается, оба ругаются и пытаются что-то сделать. Дженсен матерится и переворачивает его на живот.
- Встань на колени, - шепчет, и подтягивает его к себе за бедра. – Да, вот так, - он приставляет к отверстию головку и протискивается с трудом, входит почти на половину, выдыхает с шумом. Джаред зажимается, шипит.
- Блядь, больно-то как…
- Может, не надо, - вымученно стонет Дженсен, выходит.
- Нет! Давай еще раз, только смазки больше выдави, - почти выкрикивает Джаред.
- Бляяядь, надо было сразу так, - снова ругается Дженсен, и выдавливает сразу половину тюбика. У Джареда блестит весь зад, как огромный кубик льда. Дженсен красный как рак и похож на бурильщика.
Снова входит, уже легче. На этот раз получается. Он потихоньку начинает двигаться, раскачивается, пробует. Здорово. Голова гудит, он крепко держится за бедра Джареда, потому что если отпустит, рухнет сам. У Падалеки останутся синяки, точно. Немного неудобно, но это фигня, потому что по-настоящему хорошо, офигенно. Джаред стонет, даже немного подмахивает, елозит лицом по дивану, дрочит себе. Все заканчивается быстро, Дженсен замирает и кончает. Джаред еще немного работает кулаком, дрожит, затихает и падает. Дженсен ложится рядом, расслаблено что-то бормочет.
Теперь, они больше не девственники – взрослые, оба. Все вышло по-настоящему, они впервые занимались сексом. Дженсен целует его, нежно гладит, обнимает. И хуйня, что все перемазались в смазке и сперме, все просто отлично, кайфово. Джаред улыбается, он доволен. Зад болит и щиплет немного, но зато будет что вспомнить. И от этого как-то легче. Дженсен прощается с ним, что-то шепчет, Джареду становится тепло и спокойно. Он будет ждать Дженсена и никому не расскажет о них, о его даре. Так хочет Дженсен...

Закрытая частная школа Грин-Бей.

...Ему кажется, что он торчит здесь уже целую вечность. Жесткий распорядок дня: подъем в семь утра, завтрак, уроки. Потом дополнительные занятия, рефераты, учебники, книги. Задают очень много, спрашивают так же. В шесть вечера все садятся, тихо делают домашнее задание, потом ужин, немного отдыха, и в девять - отбой. Друзей почти нет, общаться не с кем, да и не хочется. Чад постоянно придирается, попусту дергает его, прячет носки, и Дженсену приходится идти на уроки в ботинках на босую ногу. Его считают «иным», но чаще кличут «Индиго». Прозвище привязалось к нему с первых дней пребывания в Грин – Бей, от чего возникало ощущение, что все это уже было. Он замыкается. Дженсен становится больше похожим на робота, чем на школьника. Ему не нравится в этой школе, он пытается воздействовать на учеников, преподавателей, мысленно приказывает, но не все поддаются, это бесит. Мистер Эклз, постоянно наблюдает за ним, вроде приглядывает, или возможно, ему просто так кажется. В общем-то, он не плохой, иногда чуточку строгий, но ко всем относится с пониманием, а когда улыбается, кажется добрым.
Однажды, Чад сказал, что Дженсен красивый парень, но замкнутый до чертиков. Дженсен не верит, немного пугается. У него есть Джаред и ему больше никто не нужен.
- Эй, Индиго, чего жмешься, расслабься, - хохочет Чад. – Лучше обрати внимание на Лину.
- Зачем? – непонимающе спрашивает Дженсен, раздражаясь на кличку.
- Чувак, ты ей нравишься, неужели непонятно? – удивленно смотрит на него Чад, а потом понимает, что до Дженсена не доходит. – Уэсли, ты с девчонками хоть раз встречался?
- А тебе какое дело? – обиженно произносит Дженсен.
- Так, понятно, - почесав затылок, Чад озадаченно смотрит на него.
- Что тебе понятно? – недовольно щурится Дженсен.
- Почему-то мне кажется, что тебе нравятся парни, ведь так? – высказывая эту блестящую мысль, он даже не скривился. – Ну, давай, признайся Уэсли, я никому не скажу.
- Да пошел ты! – бросает ему Дженсен.
- Вот как есть, точно Индиго! – хохотнув, отмахивается от него Чад. – Мне бы твою внешность, ух я бы… - мечтательно тянет он.
Дженсен поначалу обижается на кличку, а потом неожиданно понимает, что ничего обидного вроде в ней нет. Ну, нравится им, пусть так и зовут. Все же Индиго, лучше чем «Барби» или «Дженни».
- И вовсе мне не нравятся парни, - бурчит себе под нос Дженсен. Ну, если только один. Он мысленно просит Чада отвязаться, и тот отстает, но ненадолго. В общем-то, Чад, по мнению Дженсена, странный тип, и вроде бы безобидный, но, иногда, бывает таким занудным, что раздражает донельзя.
По воскресеньям все идут в город: кто в кино, кто просто погулять, но Дженсен остается в школе, там спокойнее. Он часами сидит у окна, рассматривая покрытые снежными шапками горы, возле подножья которых, расположился небольшой городок Грин – Бей. Это его единственное развлечение в пустой по выходным дням школе. А когда надоедает и это, он идет гулять в парк. Дженсен бродит там часами, пока не закоченеют пальцы рук и ног, пока не начнет трясти от холода. После прогулки он не спеша возвращается и выпивает чашку горячего чая, чтобы хоть немного согреться. Хочется домой. Сильно.

***
...После обеда Дженсен бредет по коридору, тыкая по кнопкам сотового телефона. Его старенький «Nokiа» еле дышит, но это единственный источник связи с Джаредом, поэтому он неторопливо сбрасывает и снова набирает. Пытаясь дозвониться, Дженсен краем глаза замечает директора, хочет свернуть, но тот качает головой.
- Дженсен Уэсли, зайди ко мне в кабинет, - негромко, но требовательно просит мистер Эклз.
Дженсен вздыхает и жалеет, что не успел вовремя смыться, начинает мысленно просить, чтоб тот отвязался.
- Дженсен, я к тебе обращаюсь?! – черт не выходит. Почему с ним, ни фига, ничего не выходит?
- Иду, - нехотя входит он в кабинет и плюхается на стул. Сегодня на улице пасмурно, по-осеннему сыро и слякотно. В коридорах школы пустынно и холодно, гуляет сквозняк, а в кабинете директора тепло и уютно. Странно. Он грызет ногти, смотрит в окно. За стеклом серое небо, кажется, оно вот-вот начнет разбрасывать снежинки. Птицы облюбовали почти голое, без единого листочка дерево. Рассевшись на ветках, они доклевывают последние ранетки. Наверное, скоро станет еще холоднее и, может быть, уже сегодня выпадет снег. Элен говорит, что зимой в Грин - Бей много снега. А в Далласе теплее, и снега почти не бывает. И там Джаред. Они украдкой созваниваются, разговаривают долго, болезненно. Дженсен безумно скучает и с нетерпением ждет каникул.
- Долго ты будешь смотреть в окно? - выдергивает его из раздумий мистер Эклз. – Почему ты не общаешься с другими ребятами?
- Не хочу, - резко бросает Дженсен.
- Дженсен, не стоит замыкаться в себе.
- А мне плевать, - грубо отвечает он, и еще раз пробует на директоре свой дар.
- Уэсли, прекрати, - спокойно и почти тихо произносит Эклз. – На меня это не действует, и на других упражняться не рекомендую.
Дженсен впервые и по-настоящему пугается, но не подает виду.
- О чем вы? – неуверенно задает он вопрос и прячет глаза.
- Дженсен, я знаю про твой талант, так что можешь не прикидываться, меня не проведешь, - директор подходит ближе, садится перед ним на край стола. По правилам этикета так не положено. У них в школе не разрешается этого делать, но Дженсен понимает, что подобным действием Эклз подталкивает его к неформальной беседе. И, похоже, он его раскусил.
- Да, и какой же у меня талант? – Дженсен теребит галстук, пытаясь не выдать волнение.
- Такой же, как и у меня, - просто отвечает мистер Эклз.
- Как это? – удивленно смотрит на него Дженсен во все глаза.
- У тебя дар внушения. Ты можешь воздействовать на человека, поверь, я знаю, что это такое. Но с этим нужно быть осторожнее.
- У вас тоже такой дар? – удивленно выпучив глаза, выдает он себя.
- Да.
- Круто!
- Дженсен, ты должен понять, что не стоит манипулировать людьми просто так, без особой на то причины.
- Ну, я же никого не убил, - непонимающе смотрит он на директора.
- Но, так может случиться, что… - Дженсен чувствует неприятный холодок. - Ты хоть понимаешь, какая ответственность ляжет на тебя за произведенные человеком действия? Отдаешь ли ты себе отчет, что по твоей прихоти могут пострадать другие люди? – сильный, проникновенный взгляд. Щупает мозг, проверяет реакцию, догадывается Дженсен, но он успевает закрыться.
- Молодец, - хмыкает Эклз. – Давно научился?
- Сразу, как только сюда попал, - без тени смущения отвечает он ему.
- Да-а…. В этих стенах, много талантливых ребят отучилось, некоторые даже политиками стали.
- Ух, ты! Это правда? – восторженно смотрит на него Дженсен.
- Правда.
- А остальные?
- Остальные помогают людям, - улыбнувшись, отвечает Эклз. – И ты будешь помогать.
- А как?
- Я тебя научу, но сначала тебе необходимо закончить школу.
- У-у, - тянет Дженсен.
- Так надо Дженсен, не укай. И давай с тобой договоримся так: два раза в неделю ты будешь приходить ко мне, - выдержав небольшую паузу, продолжает мистер Эклз: - В этом кабинете мы будем заниматься, я покажу тебе, как правильно и без риска для окружающих использовать свой дар. Ты будешь учиться управлять своим разумом и со временем раскроешься полностью.
- А что, сейчас он открыт только наполовину?
- Пока да.
- А когда он совсем раскроется? – глаза сверкают любопытством.
- Ты все постепенно узнаешь. Да, вот еще что... после школы, ты поступишь в наш колледж, он находится здесь же, в Грин – Бей.
- А что, в другой нельзя? – вредничает он.
- Можно, но тогда я не смогу с тобой занимается, - терпеливо поясняет директор. – Если ты хочешь развить свои способности, то должен во всем меня слушаться.
- Почему? – возмущается он. Опять чувствует холодок, закрывается.
- Потому что ты – Стиратель, - тишина.
- А кто это? – испуганно спрашивает он и замирает.
- У тебя особый… редкий дар, - вкрадчиво объясняет Эклз. - Не каждому дано управлять разумом, и не каждый может стереть память.
Дженсен сглатывает и понимает, о чем говорит директор, он много раз проделывал это с отцом. Он хотел, чтобы отец забыл про него, и Энтони забывал. В школе учителя забывали спросить его на уроке, но ставили в журнал отметки. Гейб со своей бандой обходили его стороной, потому что он так хотел. Дженсен умел манипулировать людьми, когда появлялась необходимость, но раньше он не знал, что умеет стирать память.
- Да, теперь я понимаю, почему отец так странно себя ведет.
- Как странно? – заинтересованно спрашивает Эклз и придвигается еще ближе.
- Ну, когда я мысленно прошу его что-нибудь сделать, он выполняет, но потом, все время почему-то молчит, - пожав плечами, расплывчато объясняет Дженсен.
- Это происходит потому, что стирая из памяти определенные части, их нужно чем-то заменить, - улыбаясь, поясняет ему Эклз.
- Вот так просто взять и заменить? Как и чем? – изумленно спрашивает Дженсен. Он просто мысленно просил человека сделать что-либо и тот делал. А теперь выходит, что он основательно покопался у них в мозгах, неосознанно оставив пустоты.
- А вот этому я тебя и научу.
- Хорошо, - наконец, соглашается Дженсен.
- Кстати, как твои родители?
- Нормально, только вот отец… - Дженсен запинается, не хочет говорить. Интересно, почему вдруг он интересуется его семьей?
- Продолжай.
- Отец меня ненавидит, - мнется Дженсен. Ему неприятно обсуждать Энтони. – Раньше ругался, бил Донну, меня, а теперь нет.
-Бил? – от злости белеет Эклз и закрывает глаза. Потом вдруг, опять спокоен, странно. Дженсен все подмечает.
- Да, до тех пор, пока я не понял, что могу пудрить ему мозги. А потом перестал, - еле заметно пожимает плечами Дженсен.
- Часто ты на него воздействуешь? – жестко спрашивает директор.
- В последнее время - да.
- Как давно?
- С тринадцати лет.
- Ты кому-нибудь говорил о своих способностях? – снова прощупывает.
- Нет, - врет Дженсен и вертит головой, прогоняя холод.
- Так, ладно, на сегодня хватит. Можешь идти, - он встает, обходит стол и берет чистый лист бумаги. Что-то быстро пишет и протягивает его Дженсену. – Вот тебе расписание и часы наших занятий. Тут все написано, во сколько, и в какой день недели будешь приходить. Посмотри, тебе все понятно?
- Да сэр, все понятно, - кивает Дженсен.
- Тогда иди, - отпускает он его. – Нет, постой! – резко бросает серьезный взгляд.
- Никому и никогда не говори о своем даре, - Дженсен кивает головой и выходит. Хмыкает. Мог бы и не предупреждать, он не дурак, зачем о таком болтать, если можно прекрасно и втихаря этим пользоваться.
Дженсен бредет по коридору и его, наконец, отпускает. Он немного расслабляется, идет в общую гостиную, надо еще успеть сделать уроки на понедельник. Сегодня суббота и в пять часов начнется его любимый сериал «Звездные врата», нужно выгнать Чада, и спокойно посмотреть телевизор, а потом позвонить Джареду...
Глава 2.

Грин-Бей, Дженсену 17 лет.

...В последнее время Дженсен прилежно учится, три раза в неделю ходит на занятия к мистеру Эклзу. Ему это доставляет удовольствие и, кажется, у него все получается. Он сильно изменился, вырос, раздался в плечах, и все время улыбается. В школе Грин – Бей у него появилось много друзей, и теперь не так скучно. С Чадом они лучшие друзья, много общаются, по выходным вместе ходят в город. Еще есть Том Веллинг, он быстро запоминает любые числа, и долго может держать их в голове. Том очень спокойный, и немного симпатичный, но Джаред лучше.
На каникулах Дженсен все время проводит у Джареда. Он всегда преданно ждет его и Дженсен это знает. Их занятия сексом редкое, но яркое событие, долгожданное и волнующее для обоих. Джаред стал очень красивым, на него все время хочется смотреть, и теперь он выше Дженсена. Его раскосые глаза всегда светятся, когда Дженсен возвращается домой, он по-прежнему любит его, искренне и преданно. Всегда ждет. И совсем скоро Дженсен снова его увидит.
- Как твои дела? – спрашивает директор, замечая его хорошее настроение.
- Нормально, не могу дождаться каникул, домой хочу, - весело отвечает он ему.
- Скучаешь по дому? – Алан стоит возле окна, разглядывает, как носится малышня во дворе школы. На улице сегодня по-весеннему тепло, ярко светит солнце, с крыши стекают ручейки, звенит капель. Дженсен тоже слышит ее, кап-кап, кап-кап.
Директора он теперь зовет Аланом - мистер Эклз сам предложил. И вообще, Дженсену, кажется, что они чем-то похожи. Вот и Дэннил говорит, что у них глаза одинаковые - красивые, зеленые. А Дэннил, хитрая, рыжая, заигрывает с ним, хоть и знает, что он ей не ответит. Они дружат около года, сидят за одной партой, вместе делают уроки, иногда, на школьных вечерах, Дженсен приглашает ее потанцевать. Она все время смеется, целует его в щеку, пытается в губы, но Дженсен отворачивается. Дэннил дуется, но все равно идет танцевать, обнимает и прижимается крепко. Она гладит ему рубашки, подсовывает в портфель бутерброды и влюбленно улыбается. Дженсен оказывает ей знаки внимания, но близко не подпускает. Зачем? Ему и так хорошо...



***
-Давай повторим прошлый урок, - Алан включает видеоплейер и разворачивается к телевизору. – Вот посмотри…
На экране появляется женщина, она представляется, как миссис Форман. У нее недавно умер муж, ей плохо, женщина сильно страдает, все время плачет, потому что он снится и не дает ей покоя. Миссис Форман отказывается разговаривать с детьми, не желает принимать помощь от соседей, она полностью замкнулась в себе.
- Если к тебе обратится подобная пациентка, что ты будешь делать? – задает первый вопрос Алан.
- Я внимательно выслушаю ее, постараюсь успокоить голосом, потом заменю отдельные фрагменты, самые болезненные, на другие, несуществующие, вымышленные, - вспоминая прошедший урок, разъясняет Дженсен.
- Например?
- Ну, можно убрать из ее снов ненужные эпизоды и заменить их более теплыми, спокойными. Например, что она не хоронит его, а отдыхает с ним на море. Они лежат на песке, загорают. Миссис Форман нежится на солнце, а ее муж смотрит ей в лицо, улыбается, что-то шепчет, - медленно, очень спокойно отвечает Дженсен. – Еще вариант – семейный ужин, с индейкой, смехом, веселыми историями, можно добавить кучу родственников, чтобы она не чувствовала себя одинокой, но нужны фотографии.
- Все правильно, молодец, - хвалит его Эклз. – Но, не забывай о самом главном…
- Помню-помню, - кивает Дженсен и прикрывает один глаз. – В конце каждого сеанса необходимо внушить пациенту, что он никогда меня не видел и ко мне не обращался, после чего забрать у него нашу визитку, - заученно произносит он.
- Хорошо, это ты уяснил. Есть еще один нюанс, - достав из кармана мобильный телефон, он показал его Дженсену. – По возможности, старайся аккуратно проверить телефон клиента. Если обнаружатся наши номера, непременно удали их, для страховки это не помешает.
- Ага, понятно, - задумчиво произносит он.
- Тогда продолжим. Если, вдруг, случится такая ситуация, что пациент не поддается внушению? – выгибает бровь Эклз, от чего Дженсену становится смешно, потому что он сам делает так же. – Что такого смешного я сказал? – удивляется директор реакции Дженсена.
- Нет-нет, все нормально, - отмахивается он. – Если произойдет такая ситуация, я просто введу его в транс или усыплю, а после позвоню тебе или Билу Корвичу, - уже серьезно отвечает Дженсен.
Чем больше он вникал в суть человеческих проблем, эмоций и страданий, изучал линию поведения и защитную реакцию мозга, тем четче Дженсен понимал, вследствие чего рождаются в голове те или иные образы. Что заставляет человека видеть их, и как безопаснее всего заменить отдельные кусочки на воссозданную им иллюзию. Но случались моменты, когда пациент не всегда правильно воспринимал реальность, или просто не поддавался внушению. Дженсен слышал о таких случаях. И если же приходилось сталкиваться с такими пациентами, то ими занимались более сильные Стиратели.
- Хочешь знать, что будет дальше с пациентом? – серьезно спрашивает Алан. Он внимательно смотрит в глаза Дженсену, следит за его реакцией, наблюдает. Мистер Эклз больше не пытается залезть к нему в голову, бесполезно, Дженсен его не пускает, так же, как и Алан к себе. Дженсен пробовал – не получилось.
- Хочу, - произносит он, но сам до конца не уверен, что ему это нужно.
- Корвич сотрет у пациента из памяти целый день, чтобы исключить возможность, нас как-нибудь связать. После этого его увезут на вокзал, например, или в торговый центр, это обязательно должно быть многолюдное место. Единственный вопрос, который его будет мучить, когда очнется «как он оказался в том месте?», - хмыкает Эклз и продолжает, видя заинтересованный взгляд Дженсена. – Но и в этом мы ему поможем. Наш человек подскажет ложную версию, натолкнет на правильную мысль, что отметет у него все сомнения в дальнейшем.
- И это работает? – удивленно спрашивает Дженсен.
- Конечно, пока проколов не было.
- Ни-фи-га себе! - восхищенно тянет он.
- Примерно так, - пожимает плечами Алан и дает ему следующее задание...

***
...Джаред встречает его у дверей крытого перехода, в теплой куртке, в шарфе намотанном поверх воротника, и дурацкой вязаной шапке. Подпрыгивает и весело машет руками с широкой улыбкой на лице. Так хорошо и радостно на душе, что хочется броситься и повиснуть у него на шее. Дженсен торопится, проталкивается через вереницу пассажиров, спешит к нему. Джаред приехал за ним, значит, ждал.
- Джаред, подожди, - нехотя уворачивается от него Дженсен. – Мы же в аэропорту, - шипит и озирается по сторонам.
- Я твой друг, всего лишь хочу тебя обнять, потому что давно не видел, - шутливо отвечает Джаред и забирает у него сумку с вещами.
- Друг? – хитро щурится он, и прижимается к нему теснее, вроде как не хочет отдавать багаж.
- Дженсен, если ты не отпустишь, я тебя при всех поцелую, - бросив мимолетный взгляд на окружающих, он наклоняет голову и целует его. Так быстро, что Дженсен не успевает отпрянуть. – Люблю тебя, - шепчет на ухо. - Отдай сумку и поехали.
- Падалеки, ты сдурел! - ошарашено выдает Дженсен ему, облизывая губы. – Тут же люди кругом.
- Плевать, я соскучился, - тихо произносит Джаред.
В такси от аэропорта до дома Джареда, Дженсен теснее жмется к нему, шофер косится на них в зеркало, но им все равно. Джаред крепко сжимает его ладонь в своей руке и шире разводит ноги от тесноты в джинсах.
Они вваливаются в гараж, целуясь. Щелкает замок. Джаред тащит его к дивану, запинается о разбросанные инструменты. Выругавшись, пинает забытый отцом деревянный ящик, тянет Дженсена за руку, тот хохочет, вырывается. Джареду не терпится, он стаскивает с него одежду, падает вместе с ним на диван, прижимается, ластится. Господи, как хорошо. На полу ворох одежды: шапки, куртки, джинсы, рубашки…
Дженсену больше не до смеха, он целует Джареда в шею мокро, горячо. Облизывает и прикусывает губы, вкусно… хочется еще. Он гладит его лицо, проводит пальцами по ключице, вспоминает и задыхается от нетерпения. Обхватывает его член губами, сосет и одновременно подготавливает Джареда, растягивает. Входит и замирает на миг. Вглядывается в его лицо, наклоняется и целует с упоением, преданно. В гараже прохладно, из щелей и окон сквозит, но им жарко. Им хорошо вдвоем. Пот скатывается капельками по виску, капает на грудь Джареду, Дженсен слизывает, ему нравится. Он двигается быстро и сильно, потому что внутри тесно и горячо, потому что соскучился. Джаред стонет протяжно и охренительно сладко, выплескивается, разбрызгивая сперму между животами. Дженсен дрожит, не сдерживается, вскрикивает, потому что так хочется, жмурится и кончает вслед за ним. Они долго лежат на диване, смотрят друг на друга, нехотя поднимаются, вытираются по-очереди полотенцем. Становится холодно, необходимо одеться. Дженсен звонит домой, предупреждает Донну и остается у Джареда. Мать недовольна, но приказать она ему не может.
На следующий день они идут на рождественскую ярмарку, покупают подарки, едят мороженое, смеются. У Дженсена в руке три разных шарика в вафельном рожке. Пока он отвлекается, Джаред незаметно наклоняется, хочет лизнуть шарик, но Дженсен видит все через витрину магазина. Джаред высовывает язык, прицеливается и … Дженсен тычет ему мороженым в нос. Он заразительно смеется над его перепачканным лицом, а Джаред матерится и пытается отобрать у него мороженное, но Дженсен вредничает, не дает, потому что свое тот уже съел.
- На, вытрись чучело, - хохотнув, он протягивает ему носовой платок.
- Ты измазал, ты и вытирай, – надув губы, встает в позу Джаред.
- Ладно, иди сюда, - закатив глаза, Дженсен хватает его за отворот куртки. – Подержи мороженое. Только не ешь! – вдруг опомнившись, Дженсен замечает, каким хищным взглядом смотрит Джаред на остатки в вафельном рожке. – Хотя ладно, доедай, - махнув рукой, он вытер ему нос и увидел, как тот довольно улыбнулся.
- Дженс? – задумчиво произносит Джаред, рассматривая в следующей витрине брелки для ключей.
- А-а, - откликается он, и пытается понять, что же так заинтересовало Джареда.
- Пойдем, зайдем в магазин? Я хочу сделать тебе подарок, - взяв его за руку, тот затаскивает Дженсена в сувенирную лавку.
- Да отпусти ты! Увидят же, - шипит он.
Выдернув руку, Дженсен опасливо бросает взгляд на продавца. Пожилой, седовласый мужчина, копаясь за прилавком, перебирает безделушки, и раскладывает их по ячейкам в деревянном лотке.
- Ну и что такого? – фыркает Джаред и отходит от Дженсена на приличное расстояние.
- Ну, ладно, не сердись, - Дженсен косится на продавца, который, совершенно не обращает на них никакого внимания, потихоньку подходит и берет Джареда за руку, после чего тянет его к витрине с брелками.
- Дженсен, мне абсолютно наплевать, что подумают окружающие, - шепчет ему Джаред, переплетая пальцы рук. Крепко сжав их, он сует обе руки в карман своей куртки. – Грейся, у тебя пальцы совсем ледяные.
- Спасибо, - смущенно бормочет Дженсен.
Выбрав два одинаковых брелка с миниатюрным земным шаром, Джаред рассчитывается с продавцом и цепляет на один из них ключ.
- На вот, возьми, - он протягивает его Дженсену.
- Что это? – удивленно смотрит он на свой подарок.
- Это запасной ключ от гаража, так что…, - мнется Джаред. – Я хочу, чтобы ты знал, что я всегда тебя жду. Пусть он хранится у тебя.
- Спасибо, - крепко сжав в кулаке «земной шар», он прячет его в карман.
- И еще, - тихо произносит Джаред. – Где б ты ни был, этот брелок всегда будет напоминать тебе обо мне. Дженсен кивает и одними губами шепчет «спасибо».
В дверях, на выходе из сувенирной лавки, они сталкиваются с девчонкой в ярко малиновой куртке с опушкой на капюшоне. Симпатичная девушка, с карими миндалевидной формы глазами, и слегка вздернутым носиком, чуть покрасневшим от мороза, кокетливо здоровается с Джаредом, после чего с интересом разглядывает Дженсена. Она ловко проскальзывает между ними внутрь магазина, оборачивается и машет им рукой на прощание.
- И кто она? – уже выйдя на улицу, ревнивым тоном интересуется Дженсен.
- Это Сандра Маккой, - не глядя, отвечает ему Джаред. – Мы учимся вместе.
- Что-то я ее не помню, - обернувшись, Дженсен замечает, как девушка провожает их внимательным взглядом, через стеклянную витрину магазина.
- Она в прошлом году появилась в нашей школе. Ее отец владелец фирмы подержанных автомобилей, получил в наследство небольшой автосалон в нашем городе, вот они и решили перебраться в Даллас из Индианы, - поясняет Джаред. Расхохотавшись, он смотрит на Дженсена. – Ты что, ревнуешь?
- Вовсе нет. С чего ты взял? - Дженсен бросает на него недовольный взгляд и посильнее укутывается в шарф.
- Ну, признайся, что ревнуешь, – подразнивает его Джаред.
- А хоть бы и так! Что с того? - дернув плечом, он убегает вперед.
- Тебя не поймешь, то за руку боишься взять, то вскидываешься от ревности, - догоняя его, бормочет Джаред.
- Откуда я знаю, чем ты тут занимаешься, пока меня нет в городе?! – остановившись, Дженсен сверлит того пытливым взглядом, щупает сознание.
- Дурак ты! – обиженно бросает Джаред и прибавляет ходу, оставляя Дженсена позади. Он всегда преданно и верно ждет его. Несмотря на постоянные заигрывания девочек из класса, Джаред никогда не отвечает им взаимностью. Стараясь избегать неприятных ситуаций, он перестает посещать школьные вечера, посиделки с друзьями, ссылается на занятость или вынужденную помощь отцу.
- Погоди! – выкрикивает ему в спину Дженсен и срывается с места за ним вдогонку. – Джей, не знаю, что на меня нашло, ну, просто… она так посмотрела на тебя, вот я и… - поравнявшись с ним, виновато произносит Дженсен. Ухватив Джареда за рукав куртки, он идет с ним рядом, пытается нащупать его пальцы. – Извини, ладно… - бормочет он, смотря себе под ноги.
- Еще раз такое скажешь, и я тебя тресну! - нарочито серьезно выдает Джаред.
- Ладно, больше не буду, - улыбаясь, откликается Дженсен.
- А потом зацелую, - смеется тот ему в ответ. – Пошли, твоя мама, наверное, уже обед приготовила, да и холодно что-то сегодня.
- Ага, пошли, - весело подхватывает Дженсен. – Я обещал Донне, что мы придем к двум часам, а уже пятнадцать минут третьего. Так что, давай, пошевеливайся.
- Отпросись сегодня у нее ко мне с ночевкой? – хитро смотрит на него Джаред. После, достает из кармана связку ключей, на котором болтается в точности такой же брелок, как у Дженсена, и трясет им в воздухе.
- Она точно меня прибьет, но намек понял, - не менее хитро улыбается Дженсен. Вытащив свои ключи, он бренчит ими в ответ.
Теперь у них есть свой сигнал и два «земных шара» с одинаковыми ключами...

***
…Дженсен сидит, облокотившись на парту, щурится от яркого солнца, зажав в зубах колпачок шариковой ручки. Он задумчиво разглядывает воробьев, рассевшихся на ветке за окном, и вздрагивает, когда они стайкой срываются с дерева. С самого утра его одолевают странные чувства, почему-то холодно и покалывают кончики пальцев. Дэннил пихает его в бок, он снова склоняется над тетрадью и пытается дописать контрольную работу по математике. Дэни постоянно заглядывает к нему тетрадь, нагло списывая и это ужасно раздражает. Очень скоро Дженсену надоедает то, чем занимается его подруга и он просто убирает руку.
-Сразу бы так, - улыбаясь, шепчет она.
-Списывай молча, - с жалостью смотрит на нее Дженсен.
Он решил почти все задания, остался всего лишь один пример, но Дженсен кладет ручку на парту и настороженно смотрит на дверь. Спустя секунду он видит, как в класс входит завуч миссис Андерсон. Сухая, невысокого роста старушка, с цепким взглядом, и противным скрипучим голосом, предупреждает о чем-то учителя и громко произносит его имя:
-Дженсен Уэсли?
-Это я, - тянет он руку вверх. Весь класс тут же отвлекается, ученики заинтересованно смотрят на него, перешептываются.
-Идите к директору, это срочно!
Дженсен вскакивает, его мутит, он цепляется руками за парту, вдох-выдох… делает шаг и идет. Выходит из класса, торопится, наступает на развязанный шнурок, спотыкается, чуть не падает… Он плюет на расхлябанный ботинок и бежит, быстро, словно так нужно. Останавливается только возле кабинета директора, переводит дыхание и открывает дверь. Алан слишком серьезный, напряженный, Дженсен сразу чувствует это.
-Садись, - дрогнувшим голосом говорит тот и отворачивается к окну. Алан часто так делает, он любит смотреть в окно. Но сегодня… Что-то не так - его плечи опущены и голос...
-Что случилось? – чуть слышно произносит Дженсен, ему страшно, во рту ощущается сухость.
-Иди, собирай вещи, сегодня ты летишь домой. Билеты я уже заказал, - Алан горбится, но по-прежнему смотрит в окно, не поворачивается.
-Зачем? Почему сегодня? – Дженсен вскакивает со стула и подлетает к нему, заглядывает в лицо. Алан стоит с закрытыми глазами, как-то странно подрагивают его губы.
-Донна погибла, - наконец выговаривает Алан. Дженсену как будто колокол на голову одели, такими оглушительными показались слова директора. – Твоя мама Дженсен… - он поворачивается, обнимает его и, кажется… Плачет?
-Как погибла? - Дженсен еле шевелит губами, он весь скован, внутри такой холод, что все звенит. В ушах, в голове, во всем теле. – Когда?
-Вчера вечером. Пьяный водитель сбил ее возле супермаркета, когда она переходила дорогу. Похороны завтра… я лечу с тобой, - сбиваясь, шепчет директор и целует его в макушку.
-Со мной? – непонимающе спрашивает Дженсен, он даже не вырывается из объятий Алана, от мужчины идет тепло, и он меньше дрожит. – Зачем?
-Я обязан с тобой поехать. Так надо Дженсен, не спрашивай, - он соглашается с Аланом, молча, кивает.

***
…На похоронах мало народу, отец стоит в стороне, он Дженсена даже не видит. Плевать ему на отца. Дженсен смотрит, не отрываясь на гроб, квадратный ящик, в котором лежит ОНА, как живая. Священник что-то бубнит, смотрит в книжку - как в кино. Он ничего не понимает, ему так холодно и одиноко, Дженсен не замечает весеннего тепла, ничего вокруг. Только она. Вроде как спит…
Его подталкивают. Нужно подойти попрощаться. Дженсен не может, боится. Если он сделает шаг, значит, это конец. Так страшно… Алан обнимает его за плечи, они подходят вместе, Дженсен бросает последний взгляд - прощальный… На Донну… И все. Ее больше нет.
Он отходит от могилы, встает рядом с Джаредом, тот берет его за руку и крепко сжимает ладонь, больно, что хрустят кости. Немного помогает.
-Спасибо, что пришел, - шепчет Дженсен ему сквозь слезы.
-Иди ко мне.
Джаред притягивает его к себе, обнимает и прижимает так сильно, что наружу вырывается крик. Крик боли, отчаяния и захлестывающее ощущение утраты. Дженсен утыкается ему лицом в грудь и не видит, как опускают и закапывают гроб. Теперь точно - все. Связь разорвана, он больше ее не чувствует, не слышит.
У него остался только Джаред.

***
…На оглашение завещания они приходят вдвоем с отцом, их встречает нотариус Ферстмайер, предлагает присесть. Странный человек в очках и темно-синем костюме, перекладывает бумаги на столе, как будто это сейчас важно. Чего он ждет?.. Он меняет очки, снимает одни и надевает другие, открывает черную папку и достает документ. Спрашивает что-то у отца и только после этого оглашает волю покойной. Из всего прочитанного нотариусом, Дженсен понимает только одно - их общий дом теперь принадлежит теперь Энтони, а ему отписана квартира в Нью-Йорке, о которой он даже не имел представления. Откуда взялась эта квартира? Неизвестно… Он ничего не понимает, смотрит на нотариуса стеклянными глазами, который объясняет ему, что в права наследования он может вступить только по достижению совершеннолетнего возраста. И куда он теперь должен деться? Огласив завещание, нотариус вручает ему увесистый пакет из плотной бумаги и, распрощавшись, удаляется. Дженсен растерян, сбит с толку - за десять минут его лишили дома и выбросили в неизвестность.
-Пап, а где мне теперь жить? – механически, ничего не понимая, спрашивает Дженсен, стоя на пороге теперь уже не «его» дома.
-Я тебя не гоню, - так же отвечает Энтони. – Можешь остаться.
-Можно, я пойду в свою комнату? – нерешительно спрашивает он.
-Да, иди. Нет, погоди… - останавливает его отец. - Кто тот человек, что был с тобой на похоронах?
-Джаред? – оборачивается и чуть удивленно спрашивает Дженсен.
-Нет, твоего друга я знаю. Мужчина… высокий, примерно моего возраста, – прищурившись, описывает незнакомца Энтони.
-А-а, это директор школы – мистер Эклз. Он прилетел со мной на похороны, - растерянно поясняет Дженсен.
-Долго ты здесь пробудешь? – интересуется отец и Дженсен с ужасом вдруг понимает, что теперь в этом доме его некому ждать. Он больше здесь никому не нужен.
-Я прилетел на два дня, - сухо бросает он. – Завтра мы с мистером Эклзом возвращаемся в школу.
-Хорошо, иди, - безразлично роняет Энтони.
Дженсена трясет от безвыходности положения, он кое-как поднимается по лестнице, закрывается в комнате и дрожащими пальцами вскрывает конверт, на котором написано:

«Вручить Дженсену Уэсли в случае смерти Донны Уэсли».
Внутри он находит свернутый лист бумаги и еще один запечатанный конверт. Дженсен долго не решается вскрыть его, слезы непрерывным потоком текут из глаз, он смахивает их и, наконец, разворачивает и читает письмо от матери, датированное двухлетней давностью.

Дорогой Дженсен!
Если ты читаешь это письмо, значит, меня уже нет в живых.
Тебе предстоит самостоятельно научиться жить, встать на ноги и осознанно сделать свой выбор.
Надеюсь, ты понимаешь, о чем я говорю… Я всегда любила и оберегала тебя, как могла.
Но жизнь такова, что мы все попадаем в жернова ее мельницы.
Крутимся и перемалываемся, выживаем и учимся на ошибках.
Я прошу тебя, задумайся, прими твердое и правильное решение, не повтори наших с Аланом ошибок.
Ты самое ценное и дорогое, что было в моей жизни, и что осталось мне от Алана, которого я всегда любила….
И как, наверное, ты уже успел догадаться, Алан Эклз - твой настоящий отец.
Поговори с ним, он все тебе объяснит.

Всегда любящая тебя, мама.


К письму прилагались документы на имя Дженсена Росса Эклза, номер и ключ от банковской ячейки в Нью-Йорском центральном банке.
Глава 3.

…Дженсен ошарашено смотрит на ключ, машинально комкает конверт. До него кое-как доходит смысл письма, он перечитывает его дважды…. Закрывает глаза, плачет. Она как будто знала…
Обыкновенный лист бумаги – это все, что осталось от матери, несколько строк и металлический ключ… Он не верит в происходящие, ему все кажется дурным сном. Есть еще что-то, во что он отказывается верить… АЛАН - ЕГО ОТЕЦ! Но как? Почему? Дженсен прячет ключ в чемодане под одеждой, после запихивает в него скомканный конверт и, аккуратно свернув, кладет письмо Донны. Он срывается, бежит в гостиницу, забывает надеть куртку, влетает в холл, не обращая внимания на администратора, который пытается его остановить окриком. Дженсен со всей силы стучит в номер, - Алан оставил адрес гостиницы перед похоронами, чтобы тот знал, где его найти, - и как только распахивается дверь, он с криком набрасывается на него.
-Ты знал! Ты все знал!
-Тихо, успокойся, - тот обхватывает Дженсена руками и позволяет ему бить кулаками по своей груди. – Успокойся, прошу тебя! – уже громче, почти кричит Алан, с силой встряхивая его.
-Я хочу знать правду, – обмякает немного Дженсен, вымотанный за два дня похоронами, и прочими последующими встречами с родственниками, поминками, нотариусом и теперь уже неродным отцом.
-Какую?
-Это правда, что ты мой настоящий отец?
-Правда, - тихо отвечает Алан. Он закрывает дверь, ведет Дженсена вглубь номера, и вместе с ним усаживается на кровать. Алан обнимает его по-отечески, крепко прижимает к себе и посылает тепло.
-Ты знал, что я твой сын и никогда мне об этом не говорил. Почему? – Дженсен воет, захлебываясь слезами, все, что накопилось за два дня, прорывается наружу. – Почему ты бросил нас с Донной?
-Потому что так было нужно, - он гладит его широкой ладонью по спине, успокаивает.
-Что значит нужно? – отпихивает его Дженсен.
-Поверь мне, если бы я не оставил Донну, то мы потеряли бы тебя навсегда, - пристальным взглядом он смотрит на сына и впервые открывается перед ним.
-Ты оставил ее беременную? – изумленно спрашивает Дженсен, и глубоко проникает в его сознание. Он заглядывает в каждый закоулок, коридор, в каждую потаенную дверь… некоторые открываются сразу, некоторые нет – наглухо замурованы. В них отсутствуют ручки, замки, щели…
-Я никогда не бросал вас, - шепотом отвечает Алан с расширенными от сканирования зрачками.
-Кто все эти люди? – видя слежку, Дженсен хмурится и чувствует, как в этот момент отец проникает в его голову. Он разрешает, впускает. Дженсен хочет, чтобы Алан увидел всю его жизнь.
-Это спецслужбы, они охотились за мной на протяжении одиннадцати лет, - Алан чувствует легкий транс, но не противится. - Как только я узнал, какая опасность грозит Донне, нам ничего не оставалось, как скрыться. Необходимо было спрятать ее, поэтому мы договорились, что она родит ребенка, после чего выйдет замуж и сменит фамилию, - разъясняет спокойно Алан и чувствует, как Дженсен, немного успокаивается.
-С твоей матерью я познакомился в университете. Мы учились в параллельных группах и пересекались на многих предметах. Донна была очень красивой девушкой с очаровательной улыбкой, она заметно выделялась из большинства студенток и как ты понимаешь - я влюбился. Постепенно я начал за ней ухаживать, правда, она не сразу ответила мне взаимностью, в то время все выглядело несколько иначе, не как сейчас «привет – как дела - давай переспим – согласна – ну все, пока». В общем, через несколько месяцев у нас завязался роман. А спустя три года, встретившись после летних каникул, мы решили жить вместе. Что с нас взять – тогда мы были студентами, строили планы на будущее, учились, работали по вечерам, чтоб оплатить съемную квартиру, мечтали…. Ну в общем, как многие другие люди - хотели прожить вместе долгую и счастливую жизнь. Но, так вышло, что нашим мечтам и планам не суждено было осуществиться. И в этом моя вина. Имея неосторожность, я повлиял на ход событий.
Из-за плохого самочувствия Донна не смогла защитить диплом, а председатель приемной комиссии отказался выслушать ее доводы, заявив, что будет рад встретиться с ней в следующем году. Это означало, что ей предстоял еще один год учебы. Допустить этого мы не могли, потому что на тот момент Донна находилась на втором месяце беременности.
-Значит, мама знала о твоем даре?
-Знала, я ничего от нее не скрывал.
-Что же ты сделал? – тихо спрашивает Дженсен. Он отпускает сознание Алана и закрывает свое.
- Я внушил профессору Степлтону и всем членам приемной комиссии, будто твоя мать защитилась с отличием, - тяжело вздыхает Алан, с горечью вспоминая о совершенной ошибке, ставшей впоследствии роковой.
-Они все поддались внушению? – неподдельно удивляется Дженсен.
-Все, кроме профессора, - поясняет Алан, уплывая в туманной дымке воспоминаний.
-А почему он не поддался?
-Не знаю, - задумчиво произносит Алан. – Вероятно, он оказался из той категории людей, которые не поддаются внушению, а может быть, на тот момент Степлтон уже знал обо мне, - пожимает он плечами, потирает виски. - Он появился в университете за год до этого и никто ничего о нем не знал. Степлтон показался мне очень странным, можно сказать… малозаметным человеком – темной лошадкой. Он никогда не придирался, как многие преподаватели, всегда ставил хорошие отметки, даже удивительно, если учитывать, что я его ни о чем не просил. Степлтон вел достаточно скрытный образ жизни, что, в общем-то, и понятно, если брать во внимание те обстоятельства, при которых мы столкнулись.
-И что было дальше? – шмыгает носом Дженсен.
-Степлтон промолчал или сделал вид, что ничего не произошло. Но на вручении диплома подошел ко мне и всучил визитку с номером телефона, добавив при этом, что утром следующего дня я должен явиться по указанному адресу. Он очень доходчиво объяснил: «если я не позвоню и не приду на встречу, меня передадут спецслужбам, а диплом Донны аннулируют», - ну а те уже, естественно, церемониться со мной не станут. Если б я знал, куда влез…
-Ты пошел?
-А что мне оставалось делать? Конечно, пошел. В бюро меня встретил человек в строгом костюме, неприметной внешности, юркий и скользкий как уж – серость во всем. Если ты спросишь – то да, конечно, я попытался проверить его сознание, но к своему глубокому разочарованию, ничего не получилось. Он лишь заметно хмыкнул, посмотрев на меня, и провел в кабинет, где непосредственно объяснил, чем я должен заниматься, а точнее – работать на бюро.
-Чем же? – заинтересованно смотрит на него Дженсен.
-Тем же, чем и профессор Степлтон, - отвечает на вопрос Алан, устало прикрывает глаза. Воспоминания даются ему с большим трудом. – Мне предстояло выявлять и отслеживать таких же студентов, как и я. Одним словом - работать на специальный отдел, занимающийся людьми с определенными способностями. За мной велось наблюдение больше года, из чего профессор Степлтон и сделал вывод, что я подхожу им. Если бы я отказался сотрудничать, то меня отдали бы военным или вообще упрятали в психиатрическую клинику, для изучения некоторых разделов моего мозга. Насколько я мог тогда судить, то выбраться из клиники, мне вряд ли бы удалось, так же как и уйти от военных.
-И ты согласился работать на них?
-Нет. Именно тогда, я впервые стер человеку память.
-Как? А раньше ты что, этим не занимался?
-До этого я пробовал только внушение, но в транс никогда не вводил. Я понятия не имел, насколько сильны мои способности, и как далеко я смогу зайти.
-Подожди, ты же сказал, что тот человек не поддался тебе сначала… – непонимающе спрашивает Дженсен, трет кулаками глаза.

-Сначала нет, но когда агент мне пригрозил расправой над моей девушкой - я испугался. Оказывается, следили не только за мной, но и за Донной. На тот момент спецслужбы еще не знали, что она беременна, так как в их поле зрения девушка попала значительно позже, поэтому они решили, вначале проработать меня. Если бы им стало известно о ее беременности, то Донну определили бы в спецклинику. Когда до меня дошло, что я подверг опасности ее и нашего еще нерожденного ребенка, мне захотелось вдребезги разнести его мозг. Я представил, как тяну к нему руки и пытаюсь проникнуть внутрь головы. Воображение показалось настолько реальным, что я почувствовал, как этот человек замер. Он весь дрожал от страха, его зрачки расширились настолько, что глаза казались стеклянными, агент впал в ступор. И тогда я понял, что у него отсутствует барьер, его защита рассыпалась в пыль - он находился в трансе. Этот человек оказался настолько открыт, что я без стеснения залез и с удовольствием покопался у него в мозгу. Увидев картинки, множественные отчеты, слежку и планы относительно моей личности, я разозлился, удалив все это из его головы. И к своему удивлению заметил, как все легко у меня получилось. Тогда я начал удалять все, что, так или иначе было связано со мной, но оставались еще документы и профессор Степлтон. Провозившись с ним более часа, мне пришлось стереть из его мозга практически всю информацию за последний год, удалив не только свои данные, но и данные еще одного человека.
-Кого?
- Била Корвича, но тогда он был еще Билом Кьюберти.
-Мистера Корвича? – удивленно шепчет Дженсен.
-Да.
-А дальше?
-Для начала я обыскал кабинет, - поясняет Алан, вглядываясь в пустоту невидящим взором. – Но абсолютно ничего не нашел. Все шкафы, ящики стола, даже его карманы оказались пустыми. Поэтому мне вновь пришлось порыться в голове у агента. Узнав, где искать, я направился в соседний кабинет и, не теряя времени, ввел в транс находящегося там сотрудника, после чего, покопавшись в компьютере и просмотрев все файлы и папки, наконец, обнаружил то, что искал. Благо на тот момент компьютерная система не обладала еще столь мощной функциональной защитой, поэтому мне без проблем удалось стереть всю информацию. Прихватив на всякий случай жесткий диск, я потихоньку ушел. Через два дня отыскав Корвича, я попытался с ним поговорить, но, он не пошел на контакт. А спустя неделю, заявился ко мне сам.
-Но, почему именно Корвич? Зачем он тебе понадобился? – спрашивает с интересом Дженсен, пододвигается ближе.
-Потому что Бил, оказался в такой же ситуации, что и я, с одной лишь разницей - его жена должна была вот-вот родить, а он понятия не имел, где она находится, - тяжело вздыхает Алан, прижимает к себе Дженсена, словно боится, что его отнимут.
-И что вы сделали?
-Мы проговорили с ним целую ночь. Бил в подробностях рассказал, как на него вышли, и похитили его жену, и почему он отказался от сотрудничества. И как он был поражен, когда после моего визита, на следующее утро в бюро его не узнали, к тому же, посоветовали больше туда не приходить. Удивившись и несколько растерявшись, он приехал ко мне за разъяснениями. Если во всем разобраться, то мне показалось, что скрывать от него информацию не было никакого смысла, поэтому, вкратце я рассказал, как промыл мозги спецагенту и удалил всю имеющуюся на нас информацию. Ты не представляешь, какими глазами посмотрел тогда на меня Корвич. Я думал, он не поверит мне, но через некоторое время Бил вдруг рассмеялся. Оказалось, что я и представления не имел о своих способностях, так как использовал их только на тридцать процентов. Но когда он объяснил мне кто – я и что – я, вот тогда настал мой черед удивляться. И если учитывать, что своих родителей я толком не помнил, то и спросить-то было у кого. Они погибли в авиакатастрофе, когда мне исполнилось четыре года. В общем, меня воспитывал дед, который понятия не имел, чем занимались мои родители и, в силу своих лет, помочь мне ничем не мог, поэтому, уехав из дома в семнадцать лет, я начал самостоятельную жизнь. Учился, работал, выкручивался, как мог, чтобы заработать хоть немного денег и свести концы с концами. А встретив и полюбив Донну, я почувствовал, что нашел, наконец, свое счастье. Но, как оказалось на самом деле, мой дар являлся и моим проклятием.
-А у твоего деда, что не было способностей?
-Нет, мой дед оказался обыкновенным человеком. Рано похоронивший жену, а затем и сына, он воспитывал меня, стараясь ни в чем не отказывать внуку. Хотя иногда нам с дедом приходилось несладко. Его пенсии едва хватало нам на жизнь, а о работе в Рединге не могло идти и речи, поэтому после школы я сразу рванул в Нью-Йорк.
-Тогда откуда у тебя способности? – Дженсен смотрит в зеленые глаза отца, в которых отражается свет лампы, они светятся теплом и заботой.
-Наверное, думаю, от бабушки - она всегда была особенной, и хоть я ее никогда не видел, но почему-то об этом знаю, - улыбаясь, отвечает Алан. – Зеленые глаза – это у нас семейное.
-Я уже догадался, - улыбчиво кивает Дженсен. - Так вы нашли Степлтона?
-Утром, мы с Корвичем отправились в университет, чтоб разыскать его, но Степлтон как сквозь землю провалился. Зато появился хвост. Слежку я почувствовал сразу, как только мы вышли из главного корпуса университета. Велась она довольно-таки аккуратно, скажу больше - профессионально, поэтому нам пришлось изрядно потрудиться, чтобы избавиться от двух агентов. Придя к определенным выводам, мы с Донной покинули Нью-Йорк и перебрались в Филадельфию. А через неделю позвонил Корвич и сообщил, что мной занялись спецслужбы. По всему выходило, что Степлтон, работал на обе стороны, и успел сообщить о провале в бюро. В общем, началась настоящая охота. В бюро решили списать свою оплошность на диверсию, слив всю информацию военным, а те в свою очередь не могли упустить человека, наделенного способностями стирать память. Не найдя нас, они разыскали мать Донны. Проверив ее телефонные разговоры, военные попытались через нее найти меня, но женщина понятия не имела где, и с кем находится ее дочь. Перед отъездом, мы оставили ей контактный телефон, с просьбой звонить в экстренных случаях и только из телефона-автомата, что, в общем-то, она сразу и сделала после ухода военных. Но сам понимаешь – прослушка и наблюдение…. Поэтому в тот же день нам пришлось переехать в другой штат. Бил помог мне спрятать на время Донну, а после того, как родился ты, мы нашли Энтони Уэсли. Он идеально подходил на роль отца семейства – молод, обеспечен, минимум родственников, которые могли бы заинтересоваться, откуда у него вдруг появилась семья. Ко всему прочему, на тот момент, Энтони владел фирмой по продаже недвижимости, что тоже оказалось нам на руку. Обдумав и приняв решение, - поверь, оно далось очень непросто, - я внушил ему, что он отец ребенка. Донна вышла за него замуж и, сменив фамилию, переехала вместе со своим новым мужем в Даллас. Купив новый дом, Энтони сразу оформил все документы на жену - не скрою, не без моего участия. Я обязан был позаботиться о вас. У моего ребенка должна была быть крыша над головой, и хоть какая-то защищенность на случай развода Донны с Энтони. А я… Я мотался из штата в штат, из города в город, внушал, прятался, стирал память, выживал. Теперь ты понимаешь, если бы мы этого не сделали, то рано или поздно до нас бы добрались. Я вынужден был пойти на это, чтобы тебя не забрали спецслужбы, как забрали ребенка Била Корвича.
-Как же все запутано, - тихо произносит Дженсен, и теснее жмется к отцу. – Расскажи, почему спецслужбы перестали охотиться за тобой?
-В течение одиннадцати лет нам с Билом пришлось неоднократно менять документы, каждые полгода место жительства, искать новую работу. Но фальшивые документы спасали только на время, да и не всегда их удавалось достать. Исколесив на стареньком «шевроле» не один десяток штатов, уходя от очередной слежки, мы оказались в Детройте, где первым делом прошлись по игорным заведениям, решив поправить свое финансовое положение. Там-то, нам и подвернулся Марк Олдерман. Выиграв в покер у одного богатенького ротозея кругленькую сумму, мы планировали по-тихому смыться из города. Но тщательно следивший за игрой в скрытые камеры Олдерман, догадался, что с нами не все так просто, поэтому на стоянке автомобилей возле казино, нас поджила группа вооруженных людей. Оказавшись под прицелом, нам ничего не оставалось, как начать промывать им мозги, чего в принципе и ожидал Олдерман. И, как потом мы узнали, это всего лишь была проверка. Сев в машину, мы обнаружили на заднем сидении человека, который протянул мне телефон с просьбой ответить на вызов. Вот так, и вышел на нас Марк Олдерман, предложив выгодное дело, которое сулило обеим сторонам приличную сумму денег. Все оказалось настолько просто, что немного подумав и оценив риск, мы согласились. Большинство мошенников являются темными личностями и стараются держаться в тени, но не всегда. Дело компании Barlow Clowes стало одной из самых громких афер в Великобритании. В 1980-х, эта компания привлекла сбережения 18 тысяч частных инвесторов, убежденных, что они вкладывают деньги в абсолютно безопасные правительственные облигации. На самом деле, сотни миллионов фунтов перекочевали на банковский счет основателя компании Питера Клоуза, который очень удачно вложил их в покупку личных домов, частных самолетов и роскошной яхты. В 1988 году афера была раскрыта, и компания Barlow Clowes прогорела. Но вложенных денег никто назад так и не получил. Вот у Марка и возникла идея потрясти того самого Питера. В общем, не буду вдаваться в подробности, как мы провернули это дело, но скажу одно – сумма оказалась внушительной. Впоследствии, Марк свел нас с нужными людьми и помог выправить документы, после чего мы смогли, наконец, начать новую жизнь. После той истории на свет появились Алан Эклз и Бил Корвич. Мы решили оставить свои имена, сменив только фамилии, чтобы хоть что-то осталось от нас самих. Купив в Грин - Бей заброшенный особняк и полностью отремонтировав его, я открыл частную школу, о которой всегда мечтал. Так же, я сделал документы на имя Дженсена Росса Эклза, это на тот случай, если тебе предстоит исчезнуть и, кстати, Россом звали моего деда.
-Понятно, - шепчет Дженсен.
…Они сидят в обнимку, молчаливо смотрят в пустоту. Алан впервые позволяет себе обнять сына, так, как ему всегда хотелось. У него на глазах выступают слезы, потому что ему предстоит еще один тяжелый разговор.
-А что стало с семьей Корвича? – спрашивает Дженсен, чувствуя, что это еще не все.
-Его жена умерла при родах в закрытой клинике, а ребенок…, - Алан закрывает глаза, с горечью вспоминает, как долго переживал Бил смерть жены. – Ребенка отдали на усыновление, не обнаружив у него способностей, что спасло мальчика. Мы разыскали его спустя двенадцать лет, и теперь, он учится вместе с тобой в Грин – Бей.
-Как его имя? – несколько удивленно интересуется Дженсен.
-Кристиан Кейн, - отвечает Алан.
-Крис - сын Корвича? – сегодня для Дженсена приоткрылось столько тайн, что он замирает ненадолго, обдумывает и переваривает информацию.
-А откуда взялась квартира в Нью-Йорке? – вспоминает он вдруг о свалившемся ему наследстве.
-Мы договорились с Донной, что квартира, которую я приобрел на ее имя, должна принадлежать тебе, - поясняет ему отец. - Так же каждый год я переводил определенную сумму денег на банковский счет, к которому ты получишь доступ по достижению совершеннолетия.
-Значит, через две недели, я могу снять деньги? – отстраняется от него Дженсен, и заглядывает в глаза Алану.
-Да, счет заведен на твое имя, - подтверждает отец. – И еще Дженсен, сегодня тебе предстоит принять одно очень важное решение…
-Какое? – с опаской спрашивает он.
-Ты должен покинуть Даллас. Навсегда.
-Но я не могу! – он вскакивает с кровати, и ошарашено смотрит на отца.
-А где ты собираешься жить? - серьезно смотрит на него Алан. – У того парня, который был с тобой на похоронах?
-Я не могу его оставить, - почти шепотом произносит Дженсен, и понимает, что он теперь не имеет права жить под одной крышей с Энтони. Если он попросит, а Энтони рано или поздно его попросит уйти из дома - куда он пойдет? К Джареду?
-Дженсен, я знаю, как он много для тебя значит, - устало говорит Алан, поднимается с кровати и кладет руки ему на плечи. – Но поверь, так будет лучше.
-Я могу поговорить с Джаредом, - предпринимает он очередную попытку. – Я все ему объясню, он поймет, Шерон меня любит…. И надеюсь, у них в доме найдется место для меня.
-А что ты будешь делать, если тобой вдруг заинтересуются спецслужбы? – спрашивает его отец.
Вот уже насколько лет Алан, и его школа в Грин - Бей находится под защитой влиятельных лиц, но опасность никуда не делась, и об этом не стоит забывать.
-Я не знаю… - растерянно шепчет Дженсен. – Постараюсь использовать свои способности и …
-Ты слушал меня, когда я тебе рассказывал о своей жизни? – перебивает Алан и усаживает его снова на кровать. Он задумчиво смотрит на сына и понимает, как тому сейчас больно осознавать происходящее. – Дженсен, я знаю, как ты его любишь… я это почувствовал, прости…. И я не собираюсь осуждать тебя за то, что ты встречаешься с парнем. Дженсен пойми, ты мой сын, и я приму тебя любого.
-А что мне делать? – щиплет глаза, он боится даже подумать, что ему придется расстаться с Джаредом. Но если, он этого не сделает…. От этой мысли ему становится еще страшнее.
-Ты должен принять решение, - с трудом произносит Алан. – Я не могу тебе приказать или заставить…. Я могу лишь, предложить уехать со мной в Грин – Бей.
Он кивает, встает и бредет к двери, его мир рушится, в точности так же, как разрушился мир отца много лет назад.
-Я позвоню тебе утром, - бросает ему вслед Алан, но Дженсен не отвечает…
…Он выходит из гостиницы, бессмысленно идет по улице, не замечая прохожих, пролетающих мимо автобусов и машин, все изменилось вокруг, все превратилось в сплошную непроходимую топь. Дженсен медленно погружается в нее, тонет…. Ноги не слушаются, он хватается за перила незнакомого дома, садится на лестницу, кто-то из прохожих тормошит его за плечо, Дженсен лишь отмахивается…. Кое-как поднимается и бредет дальше. Он идет скорее наощупь, цепляется за пустоту взглядом, для него нет исключения в этой жизни, как и для многих других, ему нужно сделать выбор, который возможно, обречет его на одиночество. Дженсен останавливается возле дома Джареда, он не чувствует время суток, хотя наверное уже вечер, слишком темно вокруг, не слышит щебетания птиц, зябко и ужасно холодно внутри. Донны уже нет, скоро не будет и Джареда…
-Дженсен? Ты почему раздетый? – открыв дверь, удивленно смотрит на него Шерон. – Заходи, замерз, наверное, - она пропускает его внутрь. – Я сейчас позову Джареда, - Дженсен кивает, слышит торопливые шаги по лестнице.
-Господи, Дженсен, что с тобой? – кидается к нему Джаред, хватает за руки, дышит на замерзшие пальцы, согревает своим теплом. – Мам, пусть Дженсен сегодня переночует у нас? – с тревогой в голосе спрашивает он у Шерон.
-Конечно, пускай остается, - согласно кивает она головой. – Дженсен, может, ты есть хочешь, давай я покормлю тебя? Ты, вообще сегодня что-нибудь ел?
-Я не хочу, - Дженсен растерянно смотрит на нее, ему сейчас совершенно ничего не хочется, только если немного тепла…
Он мысленно посылает ей просьбу, она снова кивает головой, понимает, разворачивается и уходит. Джаред поднимается вместе с Дженсеном наверх, закрывает дверь комнаты, раздевается, тянет его за собой, ложится на кровать. Дженсен медлит, любуется красотой его тела, запоминает, впитывает….
Он раздевается, ложится рядом, обнимает и притягивает к его себе. Находит глазами и целует каждую родинку. Прикасается и ведет губами над бровью, чуть нежно целует возле носа, немного вправо от глаза… почти кусает на подбородке, легко прищипывает в изгибе шеи, вдыхает. Сумасшедший запах, так пахнет только Джаред. Горьковато-ванильный, чуть терпкий, знакомый, и самый лучший. Еще несколько родинок на груди и одна маленькая возле паха, еле заметная, но она знает Дженсена, так же, как он ее. Увидев темное пятнышко, он нежно целует, будто проверяет, не исчезнет ли та.
Поднимается и зарывается пальцами в волосы на голове, тянет за них, с силой впивается в рот, жадно целует, вылизывает, он любит эти губы - теплые, влажные и каждый раз просящие, и в тоже время, обещающие. И всегда дающие. Он с любовью расцеловывает все тело Джареда, лижет головку члена, втягивает его в рот, наслаждается, сохраняет в памяти вкус и запах, складывает все в картинку, чтобы помнить. Теперь он знает, как пахнет его любовь. Это особый аромат, свойственный только одному человеку, самому близкому и родному.
Завтра ему останутся только картинки наполненные запахом и вкусом, которые он сейчас пытается сохранить и спрятать глубоко в сознании. Он аккуратно их складывает, компонует и помечает. Дженсен изредка сможет доставать их, чтобы воскресить моменты, чтобы снова пережить сладостные ощущения и всегда помнить, что где-то в определенной точке земного шара есть человек, который дал ему все это.
Он отпускает Джареда, ложится на спину и раздвигает ноги, тянет его на себя, намекает. Джаред удивляется, непонимающе смотрит, пытается понять - это происходит впервые.
-Почему? – он ложится на Дженсена, оглаживает его взглядом. Кожа к коже, жар ощущается каждой клеточкой, почти болезненно тянет и отдается в паху.
-Разве тебе не хочется? – шепчет Дженсен ему. Он чувствует, как в уголках глаз скапливается влага. – Джаред, пожалуйста, - умоляюще просит он.
-Хочу тебя, очень. Мне все равно как, лишь бы с тобой, – он слизывает скатывающиеся слезы, проводит языком по складочке возле губ, ведет вдоль подбородка, нежно целует в губы, стонет. – Но почему ты плачешь?
-Завтра я уезжаю, - Дженсен обхватывает ладонями его лицо, смотрит в глаза через пелену слез и шепчет: - Люблю тебя. Люблю, люблю, люблю… - закрывает глаза и обхватывает его обеими руками за шею, крепко прижимает, и плачет, закусив губу.
-Дженсен, не надо, слышишь, ну не надо… Я понимаю, как тебе больно, мы оба знаем, что Донны больше нет…. Но у тебя есть – я, - Джаред чувствует его боль, как свою собственную. Он целует его в глаза, нос, губы, шею, чуть прикусывает кожу на ключице, Дженсен сгибает ноги в коленях, раскрывается. Мазнув языком по соскам, Джаред опускается ниже, чертит дорожку по ребрам, гладит плоский живот. – Люблю тебя…. Успокойся, расслабься, я всегда буду рядом, где бы ты ни был, - он разводит ему шире бедра, ласкает пальцами промежность, обводит по кругу девственную дырочку, разглядывает поджавшиеся яички и налитой член, оборачивает его ладонью. - Дженсен, а ты помнишь наш первый раз? - Джаред проводит рукой по члену, открывает головку, розовую и гладкую, лижет, лижет и втягивает в рот, засасывает губами. Дженсен стонет, поддается вперед.
-Помню, - вспоминая, на выдохе произносит он, и улыбается. Разве можно забыть такой момент - красивый, стеснительный и возбужденный Джаред…. Это самое первое, что Дженсен спрятал в ячейку своей памяти, когда отправлялся в школу Грин – Бей.
-Ты даже не представляешь, какой ты сейчас… - с придыханием отвечает Джаред, не сводя с него восторженных глаз. – Хочу тебя, - шепчет он, и протягивает Дженсену презерватив.
Он забирает у него серебристый квадратик, разрывает фольгу, и с нахальной улыбкой произносит:
-Давай ковбой, покажи класс на родео, - подмигивает, и раскатывает тонкий латекс по его члену. Дженсен чувствует тепло и пульсирующую вену, опутывающую ствол. – И не жалей смазки.
-Тебе сразу все или как? – хохотнув, Джаред откручивает колпачок у наполовину истраченного тюбика. – Или в аптеку сгонять?
-Думаю, этого хватит, - со знанием дела бормочет Дженсен, откинув на время неизбежность. – Хватит болтать, лучше покажи, на что ты способен, а то я могу и передумать, - вздергивает одну бровь и шутливо хмурится.
-Не-ет, - облизывается Джаред, и подтягивает его за бедра ближе к себе. Пристраивается, приставляет головку и проталкивается в узкий проход. – Вот…теперь ты хрен передумаешь, какой ты узкий…да, черт возьми, - он с восхищением смотрит на него, ощущая жар плоти. Дженсен жмурится, сводит на переносице брови, Джаред начинает потихоньку двигаться. Теперь его уже никто не сможет остановить, и отказаться от этого он не в силах, все написано у него на лице.
Дженсен открывает глаза и видит, как у Джареда сносит крышу только от того, что он находится внутри него, вбивается и упивается этим ощущением. Дженсен сам захотел отдаться ему – сам…. Сейчас ему это необходимо, так нужно, так хочется… Он знает, что Джаред и раньше этого хотел, но почему-то никогда не предлагал ему поменяться ведущей ролью. Скорее всего, его вполне устраивало положение вещей, и на их отношения это нисколько не влияло. Джаред не хотел бороться с ним за лидерство, потому что это все неважно, главное – только вместе, только вдвоем… Дженсен знает, какой Джаред тесный, горячий и восхитительный внутри, теперь он хочет дать почувствовать ему себя, потому что любит, потому что так правильно, и жаль, что в последний раз.
…Дженсен не чувствует боли, дискомфорта, он ощущает только Джареда; его тело, руки, теплые и ласковые губы; смотрит в глаза, согревающие и обожающие, ловит волну желания идущую от него. Она обволакивает его, дарит чувство наполненности, доверия и безграничной целостности двух тел. И почему он не сделал этого раньше? Его выносит от того, как Джаред скользит внутри, проникает глубоко, выходит и снова толкается. Какой же он сильный, и большой... Каждый раз, будто током прошибает от удовольствия. Дженсен хватает ртом воздух, сжимается и кончает на выдохе. Ощущения настолько острые, что он совершенно не хочет, чтобы тот останавливался. Он продолжает ловить кайф, чувствуя, как Джаред вздрагивает, делает еще несколько движений и останавливается. Дженсен фокусирует взгляд, видит напряженные мышцы на руках, бисеринки пота на лбу и верхней губе, чуть намокшие пряди у виска и довольную улыбку. Джаред выходит из него, стягивает презерватив и начинает слизывать с живота сперму. Дженсен смотрит на него и пожирает взглядом. Он вылизывает его всего и целует в губы давая попробовать Дженсену собственный вкус. Как же хорошо, здорово и охренительно он это делает. Но с восходом солнца все померкнет, поблекнет и растворится. Как мало времени осталось…
…Они засыпают в обнимку, так тепло и уютно в объятиях Джареда. Спокойно и невероятно привычно. Дженсен улыбается и проваливается в благодарный сон, но через три часа он проснется и сделает то, что выжжет его изнутри. Сгорит все, дотла…
…Дженсен потихоньку одевается, боясь потревожить Джареда. Отцепляет и кладет ключ от гаража на письменный стол, оставляет себе на память только брелок. Маленький земной шар, который всегда будет с ним - это ведь подарок, значит, он может его оставить…. После этого, Дженсен перебирает фотографии в альбоме, он забирает только три из них, самые ценные и памятные, где они в обнимку с Джаредом возле гаража…
…Теперь самое трудное. Дженсен кладет руку на голову Джареду, и просматривает его сознание. Он меняет один кусочек на другой, затемняет свое лицо, выдвигает на передний план девушку по имени Сандра. Ему невыносимо больно вычеркивать себя. Но так нужно… Дженсен продолжает стирать фрагменты: похороны, гараж, ярмарка, аэропорт, школа… Оставляет лишь несколько моментов, и все… Он стер себя, его больше нет. Как жаль, что Дженсен не может сделать то же самое со своей памятью, это не работает с собственной головой.
…Он целует Джареда в последний раз, потихоньку выходит из комнаты, спускается по лестнице, проходит по коридору до спальни родителей. С ними происходит все намного быстрее и проще.
…Дженсен сидит на кровати в темной комнате, обводит ее глазами. Эту комнату он считал своей почти восемнадцать лет, а теперь кому она достанется? Сколько ему еще здесь осталось? На часах шесть утра…


***
Все воспоминания сложены и упакованы. За несколько часов он перебрал в памяти практически всю свою жизнь, оставив лишь самые драгоценные ее фрагменты - все только самое лучшее. Все нужное и самое важное, что Дженсен заберет с собой. Завтра, он начнет новую жизнь, без Джареда и его любимых глаз, которые больше не засияют для него, без его радостного смеха, согревающего теплого дыхания и невероятно сумасшедших губ. Через несколько часов Дженсен покинет Даллас навсегда.
Он сложил в чемодан почти все свои любимые вещи, да их и немного у него оказалось, всего лишь теплый свитер, подаренный на рождество Донной, вязаный шарф, перчатки, джинсы, несколько рубашек и кое-какие безделушки. Все забрать невозможно, поэтому он махнул рукой и принялся за фотографии. Дженсен приготовил фотоальбом и собрался запихнуть его в дорожную сумку, но почему-то передумал и отложил в сторону, когда услышал телефонный звонок.
-Дженсен, что ты решил? – раздался в трубке тихий и напряженный голос Алана.
-Я еду с тобой в Грин – Бей, - решив сложить фотографии в чемодан, Дженсен постарался ответить спокойно, но все равно вышло хреново. – Пап, я все сделал... - он выдержал небольшую паузу, и продолжил дрогнувшим голосом. - Я стер себя.
-Ты все правильно сделал, сынок.
-Только от этого легче не стало.
-Прости, что так вышло…
-Не надо, Алан, я все понимаю.
-Хорошо, заеду за тобой через час, будь готов. Об Энтони не беспокойся, я сам им займусь. Группа зачистки появится через пять часов, так что к обеду дом будет чист.
-Все понятно, - Дженсен отключил телефон и вытащил сим-карту.
Глава 4.

Прошло 10 лет. Нью-Йорк.

Придержав дверь, швейцар поздоровался с мужчиной в деловом костюме, отметив добродушную улыбку, широкие плечи и статную осанку. Тот приветливо кивнул, проходя внутрь и, расстегнув пуговицы пиджака, бросил взгляд на отражение в зеркале. Мужчина сделал вид, что лениво рассматривает свой идеально сшитый по фигуре костюм, но на самом деле, он изучающе вглядывался в профиль швейцара. Что-то не нравилось ему в этом угодливом человеке, проглядывалась фальшь и чрезмерное старание…. Пригладив волосы на коротко стриженом затылке, посетитель выхватил из образа швейцара не по форме надетую обувь, после чего усмехнулся, и прошел в зал.
Он любил это место. Уютный с дорогой обстановкой ресторан, декорированный под старину, располагал к спокойной беседе. Приглушенный свет от светильников из хрусталя отбрасывал блики, формируя их в причудливые узоры на стенах, создавал атмосферу интима и таинственности. Тихая и ненавязчивая музыка не мешала гостям поглощать ужин, вести деловые разговоры, или просто скоротать вечер в кругу друзей и близких. Приватные зоны, вежливый обслуживающий персонал в дополнении с французской кухней, вполне соответствовал его вкусам, требованиям и запросам.
- Ну, наконец-то, явился, - недовольно фыркнул Чад. – Битый час тебя тут дожидаемся.
- И чем ты недоволен, засранец? – присаживаясь на край мягкого диванчика, расположенного полукругом возле стола, Дженсен без тени раскаяния ухмыльнулся.
- Есть охота, а ты болтаешься неизвестно где.
- Заткнись, Чад! – тут же ожил сидевший рядом Том. Как всегда задумчивый и подтянутый, Том Уэллинг, бросил укоризненный взгляд на Мюррея, после чего выхватил у него из рук папку с меню, и положил на стол. – Тебе бы только желудок набивать.
- А что в этом плохого? – удивленно протянул Мюррей.
- Ну, вообще-то, мы собрались здесь, чтобы поговорить о делах, - Крис подвинулся на диванчике, освобождая для Дженсена немного места. Тот сразу же занял предложенное ему пространство и, закинув ногу на ногу, кивком головы дал знать официанту, что они готовы сделать заказ.
Вот уже более пяти лет четверка неразлучных друзей знакомые еще со времен учебы в школе Грин – Бей, собирались в этом ресторане один раз в неделю, чтобы обсудить в неформальной обстановке совместные дела. Где, как не здесь, за бокалом хорошего вина и порцией сочной телятины или нежнейшей рыбы, приготовленной французским шеф-поваром, можно было поговорить и одновременно получить удовольствие.
- Что с техникой? – Дженсен обвел глазами углубленный проем, где располагался их столик. Расположенные по обеим сторонам зала кабины, оснащенные перегородками по бокам, давали возможность уединиться от посторонних глаз и вести приватную беседу. Открытым оставался только вход.
- Все чисто, я проверил, - утвердительно кивнул Чад.
- Итак, что мы имеем на сегодняшний день? – отпустив официанта, Дженсен посмотрел на друзей.
- Наша посредническая фирма по-прежнему удерживается на плаву, но есть некоторые трудности, - решил начать первым Кристиан Кейн. – Да тебе и самому все известно, чтобы легальная фирма приносила доход, нужны капиталовложения. А где их взять? – разведя руки в стороны, он бросил на Дженсена вопросительный взгляд, что в переводе означало «если бы ты не шлялся целую неделю, хрен знает где, то был бы в курсе».
- Именно этот вопрос меня сейчас больше всего и интересует, - потирая подбородок двумя пальцами, Дженсен прокручивал что-то в уме. Среди их четверки он являлся генератором и комбинатором идей, которые неоднократно приносили им прибыль, причем без уплаты налогов. – Том, что у нас с финансами? Дай общую картину.
Том выдержал небольшую паузу, пока официант расставлял блюда на столе, после чего, разлив вино по бокалам, посмотрел на Чада. Этот человек всегда поражал его своим неуемным аппетитом, будь то еда или красивая женщина. Не успела перед ним появиться тарелка с телятиной под белым соусом, как он тут же накинулся на еду, забыв про друзей и, в общем, о сути самого диалога.
- На сегодняшний день фирма «Umbra» имеет капитал приблизительно восемьсот тысяч - это мизерная и слишком смешная сумма для посреднической фирмы. Для заключения сделки с «Nelson group» необходимо, чтобы через неделю на счете появилась сумма в два миллиона долларов, в противном случае они не подпишут договор, – продолжил Том. - Сами посудите, Нельсон так или иначе проверит наши счета, и если не обнаружится определенной суммы, о сделке можно забыть. Вследствие чего мы потеряем не только репутацию, но и дадим повод нашим конкурентам вытеснить нас с рынка.
- На какую сумму контракт? – отпив вина, поинтересовался Дженсен. Аккуратно разделяя ножом мясо на мелкие кусочки, он бросил взгляд на Криса, который так и не притронулся к еде.
- Сумма составляет два с половиной миллиона, - прожевав, ответил Том. – Кстати, у нас уже есть покупатель на всю партию товара. Если мы перепродадим весь этот лакокрасочный материал строительной фирме «Colorit», то получим прибыль в двойном размере. Но стоит поторопиться, не то конкуренты все сделают за нас.
- Вот именно, - проглотив, наконец, свой ужин, подал голос Чад. – Если б некоторые побеспокоились заранее, то мы бы сейчас голову не ломали, где взять деньги.
- Можно подумать, ты только и занимаешь тем, что разрабатываешь идеи по увеличению нашего капитала, - фыркнул в ответ Дженсен.
- А ты чем всю неделю занимался? – стрельнул в него глазами Чад. – Небось, опять с очередным мальчиком где-нибудь на Багамах развлекался? – пошарив в кармане светло-серого пиджака, он достал пачку сигарет, и покосился на серьезно задумавшегося Криса. Услышав его последнюю фразу, Кейн выплыл из мыслительного процесса и наградил Мюррея убийственным взглядом. Да…, курить за столом в присутствии Криса, оказалось плохой идеей, поэтому Чад тут же убрал пачку обратно.
- Вот скажи мне, какое твое собачье дело, с кем трахается Дженсен? – ответил за друга Кейн, состроив гримасу тирана.
- Да я просто… - тут же стушевался Чад. – Ну чего вы, в самом деле? Уже и сказать ничего нельзя.
- Мы взрослые люди, уважаемые бизнесмены, поэтому в следующий раз думай, что говоришь, - предупредительным тоном ответил Дженсен, и отодвинул пустую тарелку. – А то я ведь и обидеться могу. Вот возьму, и перестану прикрывать тебя перед Софи, потом доказывай ей, что ты «не верблюд», - приподняв брови, он посмотрел на него проникновенным взглядом.
- Эй-эй-эй, вот только не надо, - тут же всполошился Чад. Если Дженсен выполнит свое обещание, то Чад навсегда распрощается с похождениями «налево». – Я по-шу-тил, - подняв руки вверх, он выжидающе уставился на него.
- Или может, внушить ему, что у него огромный прыщ на заднице? – подмигнув Кристиану, Дженсен увидел, как округлились глаза Мюррея.
- Не, лучше на члене, - с кривой усмешкой парировал Крис. – Посмотрим, сколько он без траха продержится.
- Блядь, ну началось! – не выдержав, рассмеялся Том. – Я уж подумал, что ужин пройдет в тихой зацикленной на цифрах атмосфере. – Как же хорошо-то, - расплылся он в довольной улыбке.
С недавних пор у них вошло в привычку подтрунивать над Чадом. Его чрезмерно колкий язык постоянно отпускал на волю неуместные мысли, которые иногда оказывались несовместимыми с таким понятием как дружба. И если учитывать, что Мюррей сначала говорил, а только после начинал думать, то естественно друзья не упускали момент, чтобы не подшутить над ним. Самой излюбленной темой «в плане приколоться над другом» у них всегда выходил чрезмерный сексуальный аппетит Чада. Стоило его только лишить полового влечения, как он тут же начинал адекватно мыслить и следить за своим языком. Взять хотя бы, к примеру, его недавнюю выходку. Одним неосторожным словом, он зацепил и без того сложные отношения Дженсена с его бывшей женой. Женившись на Дэннил после окончания колледжа, Дженсен прожил с ней в «счастливом» браке три года, после чего, не оглашая причин, развелся. Но не будь она Дэннил Харрис, если просто так отступится, успокоится и сдастся. Поэтому, всеми правдами и неправдами, она неоднократно пыталась пробраться к нему в постель, используя его друзей. И примерно полгода назад, на ее удочку попался Чад. Пообещав познакомить Мюррея со своей подругой фотомоделью Камилой, Дэннил выудила у него адрес отеля, куда после ужина отправился Дженсен. Как уж она умудрилась раздобыть ключ от номера, никто не понял, но попав в номер, Дэннил застала Дженсена в совершенно неприглядном виде, к тому, же еще и с мужчиной. Конечно, Дженсен уладил ситуацию, воспользовавшись своими способностями, но теперь Дэннил Харрис в их компании - это табу номер один. А Чад в отместку за свой длинный язык, схлопотал наказание в виде «внушения». У него вдруг внезапно развился комплекс «маленького члена» и чрезмерной волосатости. Сделав депиляцию на теле, Чад обнаружил, что его член каким-то странным образом уменьшился в размере. Записавшись на прием к сексопатологу, он попутно посетил еще и психолога, которого рассмешил своими бреднями так, что тот не взял с него денег за прием и консультацию. Обратив внимание на нервозное состояние мужа, София устроила тому допрос с пристрастием. После чего позвонила Кристиану и, рассказав во всех подробностях о дебилизме Чада, пригрозила, что если они с ним что-нибудь не сделают, она просто выгонит его из дома. И только спустя неделю друзья кое-как уговорили Дженсена «вправить» Чаду мозги на место.
- Парни, ну сколько можно надо мной прикалываться? – чуть не взвыл Чад, предвидя насмешки, которые сейчас посыплются на него как из рога изобилия. – Давайте лучше о деле поговорим.
- Нет, Чад, раз ты опять ляпнул, не подумав, значит, уже соскучился по наказанию, - с довольной улыбкой произнес Том.
- Дженсен, ну прости, - заскулил Чад, состроив бровки домиком. – Хочешь, я на колени встану?
- Может, ты лучше ему дашь? – продолжал прикалываться над ним Уэллинг. – Тогда хоть завидовать перестанешь.
- Я в который раз предлагаю сделать его геем, - откровенно ржал Крис.
- Эй, поаккуратней, в нашей компании уже есть двое геев и этого достаточно, - пытаясь воззвать к голосу разума, Чад бросил мимолетный взгляд на Тома. – Если еще и я стану геем, тогда что ждет тебя? – задал он Кейну провокационной вопрос.
- Да, Крис, прислушайся, - чуть не подавился смешком Уэллинг. - Где гарантия, что мы не обратим тебя в нашу веру?
- Задолбали, черти! – закатил тот глаза и перекрестился.
- Ладно, хватит, - отсмеявшись, пробормотал Дженсен. Поправив пальцем на переносице, очки в тонкой позолоченной оправе, и сделав глоток вина, он с сочувствием посмотрел на Чада. – Хорошо засранец, ты прощен. Если бы не твои способности ладить с техникой, то вряд ли бы ты так легко отделался.
- Тогда может, все-таки поговорим о деле? – Мюррей вздохнул с облегчением.
- Ну, вообще-то мы здесь для этого и собрались, - ответил Крис, решив, наконец, съесть свой ужин. Взяв нож с вилкой, он начал ковыряться в запеченной под сырной корочкой рыбе. – И оставь в покое предпочтения Дженсена, мы не в школе, чтобы выносить на обсуждения его ориентацию. Поэтому предупреждаю тебя в последний раз, если еще хоть однажды заикнешься насчет его похождений – про свои забудешь навсегда, - пригрозил он ему, и взглянул на Дженсена, ожидая подтверждения своих слов.
- Так и будет, - согласно кивнул тот.
После похорон матери и возвращения в школу, Дженсен замкнулся в себе настолько, что перестал общаться с друзьями и вообще с кем бы то ни было. Он часами просиживал на окне в холле общей гостиной, уставившись в одну точку, не реагируя на окружающих. Очень многие постепенно начали замечать, как из веселого жизнерадостного парня, Дженсен превратился в безразличную и малоподвижную тень. Отказавшись покидать со всеми по выходным дням школу, он так же отказался от завтраков и обедов, стараясь появляться в столовой исключительно только на ужин - по всей вероятности, чтобы не умереть с голоду. Хотя, если бы ему позволили, он сделал бы это с превеликим удовольствием.
Забив тревогу, Дэннил обратилась к Крису с просьбой, чтобы он поговорил с парнем, привлек его внимание, так как ни Чад, ни она сама, не могли до него достучаться. В общем-то, он и так собирался это сделать, подметив, что Дженсен отказался посещать дополнительные занятия с мистером Эклзом, на которые до этого бежал с удовольствием. Но тут нужен был не совсем обычный подход, все говорило о том, что парень находился в глубокой депрессии. Заперев Дженсена в комнате, Крис налил ему полный стакан коньяка, который спер в кабинете директора, и заставил все залпом выпить. Поначалу сопротивляющийся Дженсен пытался отработать на нем прием промывания мозгов, но он не поддавался внушению, что озадачило парня.
Отличительной способностью Криса являлось, путать мысли человека и говорить ему только правду. Он мог сплести паутину и окутать ею сознание так, что человек неосознанно начинал выдавать все секреты, как на исповеди. Ходячий детектор лжи.
Находясь в пьяном состоянии и не успев во время поставить блок защиты, Дженсен как на духу выложил ему все - рассказав о Джареде и своих способностях.
После этого разговора Кристиан, единственный из всех учеников школы в Грин – Бей знал, что пришлось пережить восемнадцатилетнему парню. Сблизившись с ним за полгода, наплевав на его ориентацию, Крис постепенно вернул Дженсена к нормальной жизни, к тому же, в его лице он приобрел надежного и верного друга. - Ну а теперь к делу, - деловито заявил Кейн.
- Как жаль, - тут же погрустнел Том. - А я надеялся на веселье. Ну, раз о деле, так о деле, - вздохнув, он продолжил: - Я вот еще что хотел сказать…. Японцы задерживают поставку новой партии автомобилей для нашего салона. Они хотят получить предоплату в размере тридцати процентов, иначе двадцать пять «стальных лошадок» останутся в Йокогаме. Но с японцами, я думаю, удастся договориться, если вы слетаете к ним, - последнее касалось непосредственно Кейна и Эклза, так как договорами занимались именно они.
- А если мы не полетим, то к концу следующей недели нам потребуется сумма не менее пяти миллионов долларов. Так, пустяки, всего-то пять миллионов, но где их взять? - выдал умозаключение Кристиан, и выжидающе посмотрел на Дженсена.
- В понедельник у меня назначена встреча, - немного подумав, ответил он. – Том, закажи билеты на самолет на вторник, мы с Крисом вылетим вечерним рейсом.
- Ну, хорошо, думаю, с этим у нас проблем не будет, - согласился Том. – Но что делать с остальным?
- Надо немного подождать, банк пока не готов, - Дженсен постучал пальцами по колену и бросил взгляд на проходившего мимо официанта с подносом. – Дело с банком откладывается на неделю, так что давайте, вносите какие-нибудь предложения.
- Можно продать Эйфелеву башню, - рассмеялся Чад. – Найдем богатых лохов, и толкнем ее как Люстинг. Чуваки – это будет очередная афера века. Люстинг ее на металлолом продал, а мы в аренду сдадим.
- Конечно, Чад, мы так и сделаем, только сидеть в тюрьме будешь ты, - усмехнулся над гениальной идеей Мюррея Дженсен.
- Ну, это же была шутка, - махнув рукой, фыркнул Чад. – Можно, конечно, подделать сертификаты, и начать продавать земельные участки на Луне, дураков хватает. Если правильно все рассчитать, то на этом удастся даже немного заработать. Кто проверит, а?
- Чад, давай с херней завязывай и постарайся придумать что-нибудь более стоящее, - обрубил его Том.
- Ну, тогда сам предложи! – обиженно вскинулся Чад. – Я, между прочим, тоже не просто так свой «кусок хлеба» получаю. Ты попробуй в автосалоне поработать и продать за день пару дорогих автомобилей. Не в кредит – за наличку, - уставился он на него.
- Ладно-ладно, не кипятись, - тут же успокоил его Том. – Мы знаем, во всем, что касается машин и техники - ты главный эксперт и мастер на все руки.
Что же касалось самого Тома, то тот, имея юридическое образование, мог с точностью давать прогнозы на предстоящие сделки, держа в голове все цифры. В плане расчетов он безошибочно сверял суммы и указывал на все недочеты в контрактах и договорах.
-Может… Лас-Вегас, казино, и все такое? – снова предложил Чад, но уже без смеха.
- А что, это идея, - поддержал его Крис. – Дженсен, ты как на это смотришь?
- В общем, я не против. В Вегасе есть, где развлечься и подзаработать, но нужно быть осторожными, - задумчиво ответил он, и снова бросил настороженный взгляд в зал.
- Тебя что-то беспокоит? – заметив его нервозность, обратился к нему Крис.
- Да. Кто-нибудь обратил внимание на швейцара? – Дженсен устало потер виски.
- С виду обыкновенный мужчина, за сорок с небольшим лет, среднего роста, плотного телосложения, - после воцарившегося молчания Том дал описание человека встречавшего в дверях ресторана гостей. – Могу добавить еще, что работает в этом заведении уже больше месяца, а точнее – месяц и три недели.
-Мне он тоже показался немного странным, - поддержал сомнения Дженсена Крис. – Складывается ощущение, что человек находится не на своем месте.
- И в голове у него пустота, - кивнул Дженсен. – Сколько раз пытался проверить его сознание, все время сплошной туман - будто кто нарочно все вычистил или он принимает специальные препараты.
- Его обувь... Кроссовки! - вдруг выдал Чад. – Они не соответствуют форме швейцара. На нем должны быть ботинки или закрытые туфли.
- Верно, - согласился с ним Дженсен.
- А еще тот тип… - всполошился не на шутку Чад, у которого даже глаза заблестели от чувства опасности. На все, что касалось опасности, у Мюррея как у хорошей ищейки был наметан глаз и нюх. – Кстати, где он? – выглянув в зал, он поискал глазами мужчину, сидевшего буквально пять минут назад за крайним столиком справа от них.
- Опиши его, - попросил Дженсен.
- Молодой мужчина, двадцать шесть – двадцать восемь лет, но думаю, что нашего возраста. Раскосые глаза, удлиненная стрижка… Одет с иголочки, что еще… Рост. Не могу сказать точно, потому что видел его только сидящим. Но мне кажется, он довольно высокий, если судить по его длинным ногам, торчавшим из-под стола.
- Так и есть – слежка. Войдя в ресторан, я сразу почувствовал чье-то заинтересованное присутствие, - тихо промолвил Дженсен. Но от усталости и головной боли, он пустил все на самотек. – Необходимо все как следует проанализировать и выяснить, кому и что от нас понадобилось. Чад, займись этим.
- Хорошо, - покладисто ответил Мюррей.
- Пока мы будем с Крисом в Японии, нарой мне всю информацию по швейцару и этому «типу», - дал указание ему Дженсен, после чего повернулся к Тому. – А ты проверь еще раз все бумаги по «Нельсону», и закажи на следующую пятницу билеты до Лас-Вегаса. Летим все вчетвером, - согласно кивнув, Том уже вносил пометки в собственном мозгу. – И чуть не забыл… забронируй места в разных номерах на два дня – нам нельзя светиться вместе. Документы я тебе завтра пришлю.
- Все понял, - принимая все к сведению, серьезным тоном ответил Том.
- Что, голова болит? – поинтересовался Крис.
- Да, есть немного, правда, сейчас уже не так сильно, как после сеанса, - махнув рукой, поморщился Дженсен. – Случай тяжелый попался – детское изнасилование. Сам понимаешь, с детьми работать сложнее, чем с взрослыми. Да еще и мамаша подвернулась…, будь она не ладна. Нет, чтобы ребенка успокоить, заботу и внимание проявить, она его к бабке с дедом отправила. Хорошо хоть те нормальными оказались, показали ребенка специалисту. Ну, естественно, Хельдмайер позвонил Алану, а тот уже направил их ко мне.
- Ну и как, справился? – вкрадчиво произнес Крис.
-Конечно, правда, пришлось повозиться. Не люблю я эти изнасилования, но, думаю, что у десятилетнего ребенка жизнь теперь наладится. Ты бы видел, какой довольной вышла от меня девочка, - улыбчиво протянул Дженсен.
- Да, по-моему, за пять лет работы в Нью-Йорке, у тебя промахов не случалось, - чуть слышно пробормотал Том.
- Пока нет, но никто от этого не застрахован, - усмехнувшись, самокритично выдал Дженсен. – Ладно, мне пора. Кто за ужин платит?
- Я рассчитаюсь, - вызвался Крис. Вставая из-за стола вместе с ним, он отсчитал купюры и оставил их в папке со счетом. – Мне тоже пора.
- Тогда уходим все вместе, - пожал плечами Чад.
Выйдя друг за другом из приватной кабинки, мужчины направились к выходу из ресторана, не забывая при этом пройтись внимательным взглядом по посетителям. Услужливый швейцар, завидев сытых и довольных клиентов, готовых покинуть заведение, натянул на лицо добродушную улыбку и приоткрыл перед мужчинами дверь. На выходе Кристиан остановился возле швейцара. Заглянул ему в глаза, он вежливо улыбнулся и спросил:
- Как ваше имя?
- Стив Талбот, - растерянно ответил швейцар.
- А почему на нашивке у вас написано Рональд?
- Не знаю, - он удивленно покосился глазами на бейджик, сделанный из тонкой полоски алюминия, приколотый к нагрудному карману форменной одежды, где под прозрачным пластиком было написано незнакомое ему имя.
– Но мне сказали, что так нужно.
- Зачем вы здесь находитесь? – спокойным голосом произнес Крис.
С интересом наблюдая за тем, как Кейн обрабатывает швейцара, трое друзей остановились возле припаркованного невдалеке от ресторана автомобиля Дженсена.
- Работаю и присматриваю за вами, - монотонным голосом ответил швейцар.
Кристиан собирался задать следующий вопрос, но заметил, как к ресторану подъехал дорогой автомобиль, из которого вышли двое мужчин в деловых костюмах, поэтому «допрос» пришлось закончить. Он поспешил быстрым шагом к друзьям, чтобы лишний раз не светиться и не привлекать внимания. Увидев новых клиентов, швейцар вздохнул с облегчением и, поздоровавшись, приоткрыл для них дверь, после чего пулей юркнул внутрь.
- Так и есть, за нами следят, - подтвердил опасения Дженсена Крис.
- Но у них ничего на нас нет! – закуривая, вмешался Чад.
- Это пока нет, - нахмурился Дженсен, засунув руки в карманы брюк. – Чад, проверь все тщательно, вплоть до каждого таракана в доме.
- Сделаю, - с серьезным лицом ответил Мюррей.
- Кстати, швейцара зовут Стив Талбот, - поделился информацией Кейн.
- У-гу, это упрощает дело, - задумчиво кивнул Чад и повертел головой по сторонам. – Ладно, мне пора, - бросил он, махнув рукой, после чего поспешил к своему автомобилю.
- Хочешь, я поеду с тобой, - совсем тихо произнес Том, обращаясь к Дженсену.
С самой школы Том был неравнодушен к зеленоглазому парню, который только изредка обращал на него внимание. Но после окончания колледжа, на прощальной вечеринке все изменилось. Выпив огромное количество спиртного, Том прижал Дженсена к стене в мужском туалете и полез целоваться. Может, сработал фактор «последнего дня», а может, они слишком много выпили, но Дженсен ответил. Затащив Тома в кабинку, он «отымел» его так, что искры из глаз летели. В дальнейшем, у них все равно ничего так и не сложилось, что сильно расстроило Тома, но насильно мил не будешь, поэтому, он принял извинения от Дженсена, согласившись остаться друзьями. Впрочем, несмотря на то, что Том последние два года живет с Алексом, он по-прежнему продолжает с тоской смотреть на Дженсена.
- Нет, не нужно, я сам доберусь, - ответил Дженсен, усаживаясь за руль своего Jaguar «S-Type».
Распрощавшись, друзья разъехались в разные стороны.

***
- Я нашел «Индиго», - тихо произнес мужчина, прижав к уху трубку мобильного телефона. Сидя в черном «Mitsubishi» с тонированными стеклами, он внимательно присматривался к человеку в очках.
- Хорошо, проследи за ним, но не приближайся.
- А что с остальными делать?
- Пока у нас ничего на них нет, поэтому остается только наблюдение.
- Хорошо, - вздохнул мужчина и убрал сотовый в карман пиджака.


-----------------------------------------------------------------------------------------------------
Umbra - в переводе с латинского означает "Призрак".

Виктор Люстиг (1890-1947) - считается одним из самых талантливых мошенников, который умудрился продать Эйфелеву башню. В мае 1925 года Люстиг прибыл в Париж. В одной из французских газет он прочитал, что знаменитая башня порядком обветшала и нуждается в ремонте. Решив, воспользоваться этим, он составил поддельную верительную грамоту и разослал официальные письма шести дилерам вторчермета. Пригласив бизнесменов в дорогой отель, где он остановился, Люстинг рассказал, что поскольку расходы на башню неоправданно огромны, правительство решило снести ее и продать на металлолом на закрытом аукционе. Якобы чтобы не вызвать возмущение общественности, успевшей полюбить башню, Люстиг уговорил дельцов держать все в секрете. Через некоторое время он продал право на утилизацию башни Андре Пуассону и бежал в Вену с чемоданом наличных денег.

Глава 5.

Дженсен ненавидел длительные перелеты. Выматывающие часы полета, ограниченность движения и пространства, монотонный гул двигателей, не оправдывали обещанного комфорта первого класса. Несмотря на вежливость и улыбчивость стюардесс, которые предлагали разнообразные напитки, начиная от минеральной воды и заканчивая дорогим коньяком, ничего не спасало, что могло сгладить полет. Мягкие пледы - шотландки, журналы и всевозможные развлечения, разрешенные на борту самолета, не давали возможности полностью расслабиться.
Открыв глаза, Дженсен повернул голову и недовольно поморщился. Ему бы ту спокойность, которая отражалась на умиротворенном лице Криса, возможно тогда он хотя бы смог выспаться.
Повернувшись на бок, Дженсен натянул повыше плед, уткнувшись носом в мягкий ворс. Ноющее чувство беспокойства не оставляло его вот уже на протяжении всей недели. Да какой там недели, наверное, уже месяц, как Дженсен ощущал нервозность, странным образом не связанную с чувством опасности. Почти шесть лет он вел размеренную жизнь в Нью-Йорке, не опасаясь преследования, занимался легальным бизнесом, который иногда приходилось подкреплять «нелегальными» доходами, обзаводился связями, и существовал в своей созданной реальности. А в таких случаях как этот, из-за чего они, в общем-то, летят в Японию, он включал мозги и использовал способности, чтобы выстроить нужную комбинацию. Но в то же время Дженсен старался как можно меньше светиться в обществе, чтобы лишний раз не привлекать к себе внимания. Так легче, так проще – спокойнее.
Компания «Narimoto Motors» являлась надежным партнером на протяжении полутора лет. Хоть по меркам бизнеса срок очень маленький, но именно после заключения с этой компанией договора по продаже японских автомобилей расширился их автосалон, который четверка друзей открыла три года назад. Том решил, что продвижение на рынок японских машин эконом класса, а впоследствии и более дорогих моделей, в полной мере оправдает их капиталовложения. Ведь если брать американцев, то большинство из них отдает предпочтение европейским маркам или национальной марке «Форд». А если учитывать соотношение цены и качества, то японцы в этом плане во многом выигрывают. Вследствие чего, сделав полный анализ рынка, взвесив все за и против, они решили начать с малого. Заключив контракт с Narimoto, через три недели в их салоне появилась первая партия автомобилей эконом класса.
- Крис? – Дженсен потормошил его за плечо.
- М-м… - промычал тот в ответ.
- Ты давно видел Дэннил?
- Что это вдруг она тебя заинтересовала? – при упоминании бывшей жены Дженсена, Кристиан приоткрыл одни глаз.
- Да… Она мне вчера звонила, заявила, что ужасно соскучилась. Представляешь? – удивленно протянул он. Согласившись при разводе выплачивать Дэннил алименты на ее содержание, Дженсен предположил, что та, наконец, оставит его в покое. Но Дэннил периодически напоминала о себе, появляясь у него дома чуть ли не раз в неделю. – И это после того, как она застала меня в постели с мужиком.
- Может, она решила, что ты просто решил развлечься? Ну там, захотел разнообразия, например, - ответил Крис, без особой уверенности в голосе.
- Нет, Крис, Дэннил знает, что я гей, - пробормотал Дженсен и, развернувшись, лег на спину.
- Я думал, ты обработал ее по «полной», - фыркнул Крис. Разглядывая профиль друга, он невольно вздохнул. Почему-то именно сейчас ему захотелось признаться Дженсену, что два месяца назад, он переспал с Дэннил. Но Крис так и не нашел в себе сил рассказать обо всем другу, опасаясь реакции Дженсена. Зная его на протяжении многих лет, он досконально изучил Эклза. И как бы там ни было, Дженсен был собственником, что каждый раз останавливало Кристиана от признания. Может, настал момент?.. Открыться сейчас и дело с концом.
- Да, я удалил ненужную информацию, но чтобы впредь не возникало подобного, мне пришлось рассказать ей о своей ориентации.
- Как она на это отреагировала?
- Переспала с тобой, - просто ответил Дженсен.
Между ними повисло тягостное молчание.
Когда два месяца назад Дэннил заявилась к Дженсену с претензией на поломку автомобиля, который был приобретен в их автосалоне, он недвусмысленно намекнул ей на то, что на такой случай имеются автомастерские. И если учитывать, по какой смехотворной цене она его купила год назад, то Дженсен посчитал верхом наглости, приходить к нему и качать права. Тем более что она сама виновна в поломке. Имея водительские права больше шести лет, Дэннил так и не научилась правильно парковаться, и вот «зачем спрашивается ей машина?», если уже в который раз, она разбивает задний бампер. Мало того, что Дженсен сам выплатил половину стоимости при покупке, так она еще захотела, чтобы он оплачивал каждый ремонт. Вдобавок ко всему его окончательно добило то, что Дэннил разделась и в буквальном смысле «залезла» на него после того как озвучила: «Дженсен, не будь жадиной, подари мне новую машину, ведь у тебя в салоне их столько, что ничего страшного не случится, если одна из них окажется в моем гараже». На что Дженсен, вежливо отказавшись, предложил ей одеться. Объяснив причину развода и всего того, почему его не привлекают женщины, он понадеялся, что она адекватно воспримет эту новость и перестанет, наконец, преследовать его и домогаться по любому поводу. Но вот чего Дженсен совершенно не ожидал, так это того, что она рассмеется ему в лицо и прямиком направится к его лучшему другу. Позвонив Дженсену на следующее утро и сообщив, как славно она провела ночь, Дэннил похвасталась тем, что в постели Крис оказался лучшим из мужчин, а бывший экс - супруг ему даже в подметки не годится. Так что теперь Дженсен может наслаждаться своей ориентацией и на его член она больше не претендует. В общем, жизнь бурлит и процветает.
В принципе, если разобраться, то против Кристиана он ничего не имел, посчитав, что может хоть его друг сможет обуздать эту женщину. Посмеявшись над высказываниями в свой адрес, Дженсен возвел глаза к небу и произнес: «Да будет так!», пожелав ей на прощание удачи.
- Значит, ты все знаешь? – немного скомкано спросил Крис, нарушив воцарившееся между ними молчание.
- Да, она сама мне рассказала об этом. Наверняка, это было самое первое, что Дэннил сделала на следующее утро после того как переспала с тобой.
- Черт, прости, - виновато бросил Крис и поджал губы.
- Да все нормально, можешь не извиняться, - усмехнувшись, он почесал макушку. – Теперь надеюсь, она начнет доставать тебя, а не меня.
- Ты не обидишься, если я скажу, что буду рад, если она начнет доставать меня?
- Нисколько, - рассмеялся Дженсен.
- Знаешь, я все хотел тебя спросить…
- Ну?
- Если тебя не интересуют женщины, как ты прожил с ней три года?
- Сначала мне хотелось попробовать – смогу ли я, - немного подумав, откровенно ответил Дженсен.
- Ну и как? – Крис заинтересованно вытянул шею.
- Пф, - фыркнул он. - Крис, как многие пары живут в браке?
- Как?
- Ты что, с Луны свалился? – он посмотрел на него с удивлением. – Очень просто. Сначала притирались, обустраивались, быт и все такое.
- А потом?
- А потом, я действительно понял, что мне не нравятся женщины, ну в плане постели, - прошептал Дженсен и, усмехнувшись, добавил: – Да и в остальном тоже.
- Что совсем никак?
- Крис, зачем тебе это?
- Да просто так. Извини.
- Ладно, проехали, - махнув рукой, Дженсен устало потер переносицу.
Если рассказать, на что была похожа его совместная жизнь с Дэннил, то можно смело отнести ее к разряду «экстрим на Титанике». Начав с простых ухаживаний и легких поцелуев, Дженсену казалось, что ничего сложного в этом нет, поэтому после окончания колледжа предложил ей пожениться. На что та с радостью согласилась, как и согласилась на одно условие, которое он ей выдвинул – в постель Дженсен будет ложиться с ней не больше одного раза в неделю. Но если поначалу все шло относительно гладко, и в какой-то мере помогало внушение, то впоследствии начались проблемы. Природу не изменишь и по чужим стандартам себя жить не заставишь, да и человеку все время пудрить мозги невозможно, со временем он начинает привыкать и вырабатывать иммунитет. Вот так и с Дэннил. В последний год жизни она уже не воспринимала должным образом навязанные Дженсеном образы, а неудовлетворение говорило само за себя. Как бы ни старался Дженсен сгладить отношения, выходило хреново. Да и что он мог поделать, если все время мечтал о другом человеке, если, ложась с ней в постель, он хотел мужчину, а не женщину. Соответственно, Дэннил начала закатывать истерики, устраивать скандалы, обвинять его в том, что он завел любовницу. Пытаясь возразить, Дженсен сталкивался с очередным обвинением и ругательством в свой адрес. А через некоторое время, выяснилось, что Дэннил изменяет ему и, причем с постоянной регулярностью. В общем-то, по этой причине, их брак и распался, все закончилось разводом по обоюдному согласию.
- Кстати, а что она от тебя хотела? – несколько ревнивым тоном спросил Крис.
- Да почем я знаю, - пожав плечами, ответил Дженсен. – Мы договорились встретиться после возвращения из Японии.
- Ты расскажешь мне?
- Во всех подробностях, - хохотнул Дженсен и повернулся на бок.
- Я люблю эту женщину, - прошептал тот ему в спину.
- Значит – Аминь.
- Дженсен, я серьезно.
- Да на здоровье, - зевнув, он закрыл глаза. – Давай поспим, через три часа самолет приземлится в Йокогаме, и к тому времени мы должны быть свежими, как огурчики.
- Ну и на хрена ты меня будил? – недовольно буркнул Крис.
- Мне не спалось.
- Вот скажи мне – ты нормальный? Разбудил меня, а сам на боковую.
-Ты и так храпел у меня под ухом невозможно долго, теперь я буду спать, а тебе предстоит охранять мой сон, - пробормотал Дженсен и тихонько засопел.
- Индиго, я и так охраняю твой покой и сон, уже хрен знает, сколько времени, - беззлобно проворчал Крис, бросив взгляд на наручные часы. – Ладно, спи, я разбужу тебя через два часа.

***
Явившись в назначенное время в офис «Narimoto Motors», они оказались немало удивлены тем, что глава компании мистер Наримото отказался от участия в переговорах, сославшись на то, что ему необходимо было срочно вылететь в Токио. Поэтому переговоры затянулись дольше, чем рассчитывал Кристиан. В основном из-за того, что приходилось общаться с переводчиком, так как представитель Йокогамского филиала, которого прислал Наримото, плохо владел английским языком. Через полтора часа, вместо положенных сорока минут, обе стороны, наконец, пришли к обоюдному соглашению, что опять же не обошлось без «давления» со стороны Дженсена. Владеющий пятью языками, он занял позицию стороннего наблюдателя, и в полном молчании следил за основной частью переговоров, свалив все на Кристиана. Спустя тридцать минут, Дженсен понял, что их просто «водят за нос» и старательно тянут время. Сделав тонкий намек своему партнеру по бизнесу, он снял очки и приступил к решительным действиям. Просканировав мозг, Дженсен увидел странную картину, в которой непосредственно принимал участие глава фирмы: стоя в стороне, представитель внимательно следил за тем, как общаются глава компании мистер Наримото и еще один человек. Мужчина, по виду европеоид, сидел в кресле вполоборота, закинув ногу на ногу, и задавал вопросы относительно сегодняшней сделки. Что-то знакомое мелькнуло в образе этого человека…. Вот он встряхивает челкой, поправляет длинными пальцами выбившиеся из прически вихры, делает небольшой поворот головы…. Четче становится виден его профиль…. Нет, это только кажется, может быть, голос… Тембр мужчины мягко ударяет по мозгам, от чего Дженсен вздрагивает и теряет нить разговора. Он снова возвращается и заново просматривает часть беседы, где мужчина поворачивает голову. Еще и еще, и еще раз. Дженсена словно огнем опаляет. До боли знакомый образ мелькнул перед глазами и исчез в одно мгновение. Покалывание в висках заставило его прекратить сканирование. Необходимо выяснить, кто этот загадочный человек? – теперь это цель номер один. Далее он дает установку на то, что компания обязана выполнить все условия договора. Представитель соглашается, подписывает все бумаги и пожимает американским партнерам руки. Следом происходят другие странности. К окончанию переговоров в конференц-зале появляется мистер Наримото. Извинившись перед американцами, он поясняет, что перенес встречу и решил лично засвидетельствовать им свое почтение. Дженсен не упускает повода и под обмен любезностями сканирует его. Но там практически ничего, чисто. Лишь вскользь всплывает расплывчатый образ высокого мужчины и рассеивается как дым. Остальное только семья, дом, работа, любовница и все.
Дженсен внушает ему, что переговоры прошли на деловом уровне и обе стороны остались довольны их исходом. После чего, Наримото лично соглашается на внесение дополнительных пунктов в условия контракта. В случае невыполнения условий компания «Narimoto Motors» обязана будет выплатить неустойку своим партнерам.
Отказавшись от приглашения на обед, Кристиан с Дженсеном вернулись в гостиницу.
New Grand Hotel, где они остановились, состоял из двух зданий. Одно совсем старое, построенное еще в 1927 году, считалось основным, и мало привлекало внимание. Второе же, относительно новое многоэтажное здание, с интерьером классических форм, которые гармонично переплетались с новомодными деталями и атрибутами, вполне соответствовало их вкусу. Все номера отеля оформлены были в изысканном европейском стиле, с дорогой мебелью и современным дизайном. Из окон отеля оказалось возможным наблюдать красивый морской пейзаж, что очень понравилось Дженсену. Ещё одна причина, по которой он остановил свой выбор на отеле New Grand Hotel, это его близость к заливу - популярному месту для вечернего променада вдоль набережной.
Решив немного посидеть в баре, они устроились на высоких стульях возле стойки, заказав себе по двойной порции коньяка.
- Это показалось только мне или ты тоже заметил? – Крис посмотрел на Дженсена и сделал небольшой глоток из стакана с резным узором. Стекая внутрь, коньяк обжег стенки желудка и наполнил его приятным теплом.
- Да нет, Крис, тебе не показалось. Так и есть, представителя компании, так же как и Наримото, кто-то обработал, причем так старательно, что не подкопаться, - Дженсен разглядывал помещение бара, расположенного при отеле, через зеркальное отражение на стене.
- Что ты имеешь в виду «обработали»? - настороженно поинтересовался у него Крис.
- Кто-то вставляет нам палки в колеса или проверяет, - обернувшись, Дженсен пробежался взглядом по небольшому залу, прилегающему к ресторану, где гости могли выпить или подождать пока им приготовят столик.
- Ты догадываешься, кто это может быть?
- У меня есть одно предположение на этот счет, но я понять не могу, как этот человек с нами связан, - Дженсен мысленно в голове прокручивал образ человека, сравнивал и анализировал. Этот мужчина вызывал у него странные чувства, глубоко спрятанные много лет назад, но незабытые. Что-то было общее между тем человеком и его Джаредом.
- Кто он? – допив коньяк, Крис сделал знак бармену «повторить», после чего развернулся всем корпусом к Дженсену. – Ты видел его?
- Не знаю, я видел его только в профиль.
- Что ты можешь о нем сказать?
- Пока ничего, - Дженсен боялся делать поспешные выводы. А если он ошибся? Если это совсем другой человек?.. Прошло десять лет с тех пор, как он видел Джареда в последний раз. Боль постепенно утихла, но не прошла. И неправда, что время лечит, оно лишь притупляет ее.
- Жаль.
- Но я чувствую его присутствие, - вкрадчиво протянул Дженсен.
- Где, здесь? – изумленно воззрился на него Крис.
- Да. Мне кажется, что он остановился в нашем отеле и это неспроста.
- Черт! Этого только не хватало, - устало вздохнул Кейн и одним глотком осушил стакан.
- Я хочу это проверить, - неожиданно вдруг выдал Дженсен.
- Каким образом?
- Пообщаюсь с администратором на ресепшене.
- Ты думаешь, у тебя получится? – бросил он быстрый, короткий взгляд на бармена. – В это время в фойе полно народу.
- Я постараюсь аккуратно его прощупать.
- Мне пойти с тобой?
- Нет, не надо. Вдвоем мы привлечем внимание.
- Ну, хорошо, только будь осторожен, - обеспокоенно пробормотал Крис.
- Ты же знаешь, Осторожность – мое основное правило.
- Да, знаю, - посмотрев, через стеклянные линзы очков ему в глаза, тот решил сменить тему. - Есть хочешь?
- Нет, я в самолете поел, - отмахнувшись, ответил Дженсен.
- Ладно, тогда я к себе в номер, вздремну немного и в порт - нужно проследить за отправкой груза, - рассчитавшись за выпивку, пробормотал Крис.
- Хорошо, пожалуй, я тоже пойду, - согласно кивнул Дженсен. – Только сперва на ресепшен загляну.
- Тогда до вечера, - усмехнулся Крис. – Я надеюсь, ты не откажешься сходить со мной в ресторан поужинать?
- Ты меня что, на свидание приглашаешь? – нахальным тоном осведомился Дженсен.
- Ага, точно! Сделаю тебе предложение руки и сердца, - с самым серьезным видом заявил ему друг. – Ай, пошел ты, - хохотнув, он направился в холл отеля.
- Ну вот, опять облом, - уныло протянул Дженсен, следуя за ним. – Я, наверное, так и не дождусь, что кто-то на мне женится.
- Иди-ка лучше спать, «невеста», - бросил ему напоследок Крис и нажал кнопку вызова лифта.
- Страшных тебе снов с голым Чадом, - парировал Дженсен с озорной улыбкой.
- Если ты это сделаешь, я натравлю на тебя Дэннил, - пригрозил ему Крис, зная, что Дженсену внушить, как раз плюнуть.
- Все-все, договорились, - закатив глаза, буркнул Дженсен и повернул к основному залу, где находился ресепшен.
Пройдя по широкому коридору, он вышел в зал и окинул взглядом просторное светлое помещение с множеством больших окон и довольно комфортной уютной мебелью. И, как ему показалось, старое здание зрительно отличалось от нового, что соответствовало определению - без изыска, но со вкусом.
Завидев богатого постояльца, одетого в дорогой костюм от Армани, администратор расплылся в вежливой улыбке, и с самым радушным видом обратил на него все свое внимание.
- Добрый день. Чем могу вам помочь? – молодой человек в униформе отеля заинтересованно замер в ожидании.
- Меня интересует мужчина – американец, который остановился у вас, возможно, вчера вечером или сегодня утром, - спокойным голосом произнес Дженсен, мягко коснувшись его сознания. – Он мой друг. Мы договорились о встрече, но что-то он задерживается. Вы не мог ли бы мне подсказать в каком номере он остановился?
- Назовите, пожалуйста, его имя? – тут же отозвался администратор. – Я надеюсь, вы понимаете, что посторонним лицам, мы не имеем права давать информацию?
- Да, конечно.
Дженсен мысленно подсказывает молодому человеку, что сомнений относительно запрашиваемого мужчины возникнуть не должно, и они действительно с ним давние друзья. Просмотреть большое количество информации, хранившееся в голове администратора за довольно короткий срок очень сложно, поэтому Дженсен мысленно описал внешность и, наконец, увидел картинку. Мужчина зарегистрировался в отеле вчера около полуночи, под именем Дэмиан Роэлс. Его лица он практически не видел, все выглядело отдаленно и расплывчато, и это Дженсену очень не понравилось.
- Э… его имя Дэмиан Роэлс, - с натянутой улыбкой произнес он, и отпустил сознание администратора.
- Одну минуту, - молодой человек тут же переключил внимание к компьютеру и, набрав имя на клавиатуре, согласно кивнул. – Мистер Дэмиан Роэлс остановился в номере восемьсот одиннадцать, но, к сожалению, его сейчас нет. Может, хотите оставить ему сообщение?
- Нет, спасибо, я зайду позже, - вежливо улыбнувшись, Дженсен немного задержал взгляд на администраторе и, стерев всю информацию из его головы за последние десять минут, со спокойной совестью удалился.
Воспользовавшись лифтом, Дженсен поднялся на восьмой этаж. Пройдя по длинному коридору и остановившись возле номера восемьсот одиннадцать, он ненадолго замер, прислушиваясь к звукам. Из комнаты напротив Дженсен услышал, как мужчина и женщина обсуждают на английском языке предстоящую конференцию, на которую они прилетели из Лондона. Тематический доклад и малознакомые термины его не впечатлили, поэтому он переключился на непосредственно тот номер, который его особенно волновал. Дженсен с осторожностью огляделся, бросив взгляд в сторону лестницы, после чего приложил ладони к двери и выдохнул. Стараясь отключиться от посторонних звуков и голосов, подключив экстрасенсорные способности, он постепенно стирал грань плотной материи, пока не увидел небольшой, но достаточно просторный одноместный номер с кроватью, мягким креслом и встроенным шкафом возле правой стены. Из излишеств в номере находились лишь плазменная панель, висевшая на стене напротив кровати и небольшой бар-холодильник. В голове у Дженсена тут же мелькнула мысль, что это довольно скромно для представительного бизнесмена, значит, все-таки службы…
- Сэр, вьям помочи, - на ломанном английском произнесла совсем молоденькая японка, стоявшая в двух шагах от него.
От неожиданности Дженсен отпрянул от двери и с удивлением воззрился на нее. Следуя правилам отеля, девушка откатила тележку с моющими средствами, и стопкой чистых полотенец к стене, после чего захлопнула дверь соседнего номера. Чертыхнувшись и вздохнув с облегчением, Дженсен мысленно отругал себя за оплошность, из-за которой не почувствовал человека. Приветливо улыбнувшись, он с интересом оглядел невысокого роста японку в униформе обслуживающего персонала.
- Определенно мне потребуется ваша помощь, - обратив внимание на ее короткое розовое платьишко и белый передник, из кармана которого выглядывал мастер-ключ, Дженсен послал ей волны тепла и спокойствия. – Уходя, я забыл ключ в номере, не могли бы вы открыть его? - указав на дверь с номером восемьсот одиннадцать, он постарался изменить в ее сознании свой образ. Теперь, если ее спросят, она опишет пожилого чуть полноватого мужчину с залысиной, который по рассеянности забыл ключ в номере. И всего-то.
- Да, сэр, - горничная кивнула головой и, подойдя к двери, провела по щели замка пластиковой картой. – Болаше не забиваете.
- Спасибо, я постараюсь, - ответил Дженсен и скрылся в дверном проеме.

Закрыв за собой дверь, он прошел вглубь номера и бегло осмотрел его. Аккуратно застеленная кровать, плотно задернутые шторы, нетронутые напитки в холодильнике - ни одной лишней вещи, напоминающей о присутствии постояльца. Вокруг царила идеальная чистота и порядок. Открыв дверцы шкафа, Дженсен увидел небольшую дорожную сумку. Вытащив ее, он дернул замок молнии и с любопытством заглянул внутрь. Обнаружив сменную футболку, пару нижнего белья, носки и небольшую коробочку с туалетными принадлежностями, Дженсен понимающе хмыкнул – их владелец явно рассчитывал на короткую поездку. Уловив аромат древесной туалетной воды, он вытащил из сумки серую майку и, принюхавшись к вещи, почувствовал знакомый пряно-сладкий аромат, пробивающийся через букет дорого парфюма. Ваниль и пряности. Так пах Джаред.
Дженсен сел на кровать и, зарывшись лицом в мягкий хлопок, закрыл глаза. Он втянул носом воздух, от чего почувствовал легкое головокружение и его сознание начало выдавать одну картинку за другой. Одна, вторая, третья… вот он с Джаредом в гараже… тот лежит на диване в одних джинсах, улыбается ему, показывает язык и облизывается. Четыре, пять, шесть… Дженсен слышит, как Джаред стонет, так сладко, что бьет по ушам и отзывается эхом в паху, он так сильно обхватывает ногами его бедра, что Дженсен чувствует тяжесть на пояснице. Семь, восемь, девять… он двигается внутри Джареда, там тесно и упоительно, и с каждым новым толчком он входит, врывается глубоко. Джаред запрокидывает голову и выкрикивает на выдохе его имя. Десять… Дженсен со стоном кончает, чувствует запах спермы, и ощущает удовлетворение. Одиннадцать… они долго целуются, так здорово и мучительно хорошо.
Открыв глаза, Дженсен тяжело вздохнул. Сильное возбуждение, рожденное от воспоминаний, болезненно отдавалось в напряженном члене. Этот запах сильнее любого афродизиака всколыхнул и разбудил в душе забытые чувства, сыграл на натянутых струнах, собрав в один комок все нервные окончания. За всю жизнь, человек может поменять не один парфюм, чередуя запахи, следуя настроению и вкусу, а вот аромат тела изменить невозможно. И Дженсен выделил его и узнал. Теперь все сомнения отпали сами собой. Это был Джаред. Его Джаред. Возможно, по этой причине у него и не возникло чувство опасности, его инстинкт самосохранения не забил тревогу, как обычно это бывало, а всего лишь подтолкнул к беспокойству.
Спустя два года, после того, как Дженсен обосновался в Нью-Йорке, он нанял частного детектива, чтобы тот собрал ему полную информацию на Джареда Падалеки. Дженсен хотел знать все: чем живет и дышит его бывший парень. Как живет и с кем. Его угнетало чувство обреченности и одиночества, от того, что, он не может быть вместе с человеком, которого любит, не может увидеть, прикоснуться… Дженсен вынужден был жить и довольствоваться только тем, что у него осталось. Но знать об этом человеке ему никто не запрещал, поэтому он решил, что, возможно, таким способом сможет приблизиться к Джареду. Получив отчет, Дженсен с сожалением обнаружил, что после окончания школы Падалеки покинул Даллас. Окончив университет в Остине, он переехал в Вашингтон, где его след обрывался. И теперь понятно почему.
Спрятав футболку под пиджак, он осмотрел все отделения сумки на предмет документов и, не обнаружив ничего полезного, застегнул ее и убрал обратно в шкаф. Разгладив рукой покрывало, Дженсен выровнял поверхность кровати, после чего, окинув в последний раз взглядом помещение, покинул номер.
Глава 6.

-Роэлс, я изучил ваш отчет по Йокогаме, - заместитель главы отдела, отложил в сторону распечатанные листы. – Что вы можете к этому добавить?
-Ничего, сэр, там все чисто, - твердо и уверенно ответил Джаред, сидя в жестком кресле возле стола босса. Просторный кабинет с множеством металлических ящиков вдоль стены, в которых хранились документы и бессчетное количество отчетов, рабочий стол, компьютер, несколько телефонов, сейф и неотъемлемая часть, как обязательный атрибут каждого отдела - американский флаг, украшавший стену позади Саммерса, завершал обстановку.
-Что, абсолютно ничего, что могло бы броситься вам в глаза? – Саммерс внимательно посмотрел на Джареда. – Может, какие-нибудь детали или что-то, что вызвало бы сомнение?
-Нет, сэр, там все законно. Если брать во внимание разницу в часовом поясе, то Эклз с Кейном прилетели в Йокогаму рано утром. Через два часа они встретились с представителем компании. Беседа прошла на деловом уровне и ничего особенного, что могло бы вызвать подозрения, я не заметил.
-Значит, японцы произвели отгрузку. Но почему?- допытывался заместитель. - Я же просил вас переговорить с ними, чтобы те придержали партию автомобилей. Нам необходимо подтолкнуть эту четверку к решительным действиям, чтобы прижать их. На счету этой слаженной команды слишком много махинаций, которых мы не можем доказать.
-Я изучил контракт, там не к чему придраться. Японцы согласились на нашу просьбу при условии, что американские партнеры не прилетят в Йокогаму, но те оказались достаточно умны, чтобы не пойти у них на поводу. Поэтому во вторник утром Эклз с Кейном появились в офисе компании. Проведя переговоры, они отказались от совместного обеда и на следующий день вылетели обратно в штаты, - отчитался Джаред и незаметно вздохнул. О том, что у него из номера пропала футболка, он решил пока не сообщать, но не стоило отрицать, что этот факт не обеспокоил его. Именно поэтому Джаред посчитал, что для начала необходимо во всем разобраться самому, прежде чем докладывать боссу. Тем более если брать во внимание объяснение горничной, то все смахивало на полный бред.
-Роэлс, сколько вы у нас работаете? – пролистав документы, Саммерс поставил свою подпись на последнем листе и убрал их в верхний ящик стола.
-Два года, сэр.
После окончания юридического факультета в университете Остина, Джаред получил распределение в Вашингтон, где, проработав три года в оперативно-следственном отделе полиции южного округа, подал заявление в Национальную Академию ФБР. В то время на его счету имелось восемь раскрытых дел о мошенничестве, четырнадцать арестов подозреваемых и положительная характеристика полицейского, что во многом добавило плюс к зачислению. Заполнив анкету и пройдя несколько тестов, Джаред интервьюировался тремя агентами, которые должным образом проверили его способности. После собеседования Падалеки подвергся интенсивным проверкам: опросили семью, друзей и всех тех, кто мог его хорошо знать. Кроме того, подверглись проверке все его счета и финансовое состояние. Далее последовало снятие отпечатков пальцев и проверка на благонадежность, употребление наркотиков, подтверждение образования и запрос с последнего места работы и, в самом конце, его физическое состояние, за которое, в принципе, Джаред был спокоен. С его-то комплекцией сомнений вообще не возникло, да и с оружием он обращаться умел, благо работа в полиции дала нужную базу и подготовку.
Спустя пятнадцать недель подготовительных курсов в академии, ему сообщили второе имя, на которое он должен будет откликаться на роботе в отделе или использовать инициалы, после чего выдали специальное удостоверение агента ФБР. Так собственно и появился Дэмиан Роэлс.
Джаред был направлен в Нью-Йоркский отдел CID по борьбе с организованной преступностью, в подразделение, занимающееся мошенничеством, где и проработал последние два года.
Но вернемся к делу. Шесть месяцев назад в бюро по расследованию поступила жалоба от владельца казино «Люксор» в Лас-Вегасе. Владелец заявил о подозрении в мошенничестве на некого Кристиана Кейна и Тома Уэллинга, которые за один вечер выиграли ни много ни мало, а сумму в полтора миллиона долларов. Что выглядело очень подозрительно. Просмотрев запись с камер видеонаблюдения, Джаред пришел к выводу, что владелец казино неоправданно выдвинул обвинение. Владелец был уверен, что выбрасывать кости так, как нужно - это не более чем миф, и никто не может контролировать, какая цифра выпадет. Но Кристиан Кейн являлся живым примером и подтверждением того, что подобная техника существует, доказательством чего служил его выигрыш. Что же касалось Уэллинга, там все оказалось намного проще. Мужчина знал и использовал систему подсчета карт, вследствие чего, ему не составило труда обыгрывать в Блекджек игроков по столу.
Просматривая запись, Джареда привлек внимание еще один игрок, который периодически перебрасывался взглядом с Кейном, но не вступал с ним в контакт. Вот именно он его больше всего и заинтересовал. Выиграв в покер более пятисот тысяч, мужчина ни у кого не вызвал подозрения. Забрав выигрыш, он беспрепятственно покинул казино, но почему-то служба безопасности им не заинтересовалась, что выглядело несколько странно.
Заявление владельца казино отклонили, но Падалеки поручили собрать информацию на подозреваемых лиц. В ходе следственных мероприятий выяснилось, что Кейн и Уэллинг оба проживают в Нью-Йорке, где имеют совместный бизнес, исправно платят налоги и ведут достаточно спокойный образ жизни. Что же касалось того таинственного мужчины, которым заинтересовался Джаред, то из независимых источников выяснилось, что его имя Дженсен Эклз, но в определенных кругах, он больше известен как «Индиго». Что-то подсказывало, что Эклз каким-то образом связан с теми двумя и ко всему прочему на него в бюро имелся запрос.
Спустя четыре месяца, проработав связи и перемещения Кейна с Уэллингом, Джаред выявил одну закономерность – подозреваемые лица регулярно раз в неделю посещали один и тот же ресторан, где проводили время в компании еще двух других мужчин, одним их которых и оказался тот загадочный мужчина с выигрышем в пятьсот тысяч. Таким образом, проанализировав отчеты и сопоставив факты, Джаред пришел к выводу, что все четверо мужчин входят в один круг общения и довольно тесно связаны друг с другом.
-Учитывая ваш послужной список и сколько раскрытых дел на вашем счету, я лично одобрил вашу кандидатуру. Поэтому надеюсь, вы нас не подведете, - босс аккуратно давил на честь и благонадежность, пытаясь на фоне этого выжать из Джареда максимум информации.
-Да, сэр, не подведу, - с серьезным видом постарался заверить его Джаред.
-Хорошо. Теперь следующее… - одобрительно кивнул Саммерс. – По имеющейся информации Эклз со своими компаньонами собрались в Лас-Вегас. Мы отследили по заказанным билетам дату и время вылета. Это вам о чем-нибудь говорит?
-Казино?.. - выдвинув предположение, Джаред ожидал услышать подтверждение своей догадки.
-Именно, - откинувшись на спинку кресла, Саммерс хитро посмотрел на него. – В прошлом году кто-то серьезно обставил казино в Монте-Карло. За два дня убытки игрового заведения составили шесть миллионов долларов. Все, что на тот момент нам было известно, это то, что во главе банды мошенников стоял загадочный человек по прозвищу «Индиго». А так как Марокко не попадает под нашу юрисдикцию, то, соответственно, мы не смогли ничего выяснить, - выдержав небольшую паузу, он наклонился вперед и облокотился на стол. – Роэлс, вам известно, что выигрыши не облагаются налогами?
-Да, известно, - задумавшись, Джаред невольно восхитился парнями. Ведь как умно придумано: выигрывая деньги в казино, они вкладывали их в легальный бизнес, исправно платили налоги, получали прибыль и чувствовали себя очень уверенно. Идеальная схема.
-Значит, в пятницу вы летите в Лас-Вегас, - взглянув на часы и развернувшись вместе с креслом, Саммерс незаметно набрал кодовую комбинацию на металлической панели расположенной позади стола. Спрятав отчет в красную папку, он захлопнул дверцу сейфа. – Завтра приступим к разработке операции, а пока, Роэлс, вы свободны.
-Да, сэр, - поднявшись с кресла, Джаред поспешил на выход. Поставив его перед фактом, босс даже не поинтересовался, есть ли у него планы на уикенд или нет. Веселенькая у Джареда работа, ничего не скажешь.
Каждый раз, заходя в кабинет Саммерса и попадая под его пристальный взгляд, он чувствовал себя неуютно, как будто его лишали одежды. И, казалось бы, чего бояться? За два года можно было бы привыкнуть. Если ты ответственно выполняешь свою работу, не нарушая пунктов закона, если ты честный гражданин, то бояться, в общем-то, и нечего. Но насколько мог судить Джаред, его босс только на первый взгляд выглядел обыкновенным мужчиной, которому почти шестьдесят. Что же касалось всего остального, то Саммерс оказался достаточно умным и проницательным человеком, поэтому проработав в бюро более пятнадцати лет, он дослужился до заместителя главы отдела. Но основная проблема заключалась в том, что не каждый сотрудник в отделе, мог долго выдержать его пристальный взгляд. Поэтому, каждый раз, покидая его кабинет, Джаред выдыхал с облегчением.
Купив в автомате этажом ниже стаканчик с кофе, Падалеки поправил узел на галстуке и, сделав два небольших глотка обжигающего напитка, направился прямо по коридору к своему кабинету.
В надежде обнаружить Розенбаума на месте Джаред дернул за ручку двери, но, как и следовало ожидать, кабинет оказался заперт. Так и есть - Майкл уже смылся. Покачав головой, Джаред достал ключи и, открыв дверь, вошел внутрь. Поставив стаканчик на стол, он раскрыл ноутбук, и сев за стол, окинул взглядом полутемную комнату.
В тот день, когда Джаред поступил на службу в бюро, его сразу назначили в напарники к Розенбауму. В отделе, Майкл отзывался на рабочее имя Боб Патиссон, очень схожее с именем звезды большого экрана, и в личной жизни, да и в служебной, его многие называли «лысым вампиром», что со стороны выглядело довольно смешно и неправдоподобно. Сработались они быстро, без излишних притирок. Оба молоды и привлекательны, как и все агенты преданны своей работе. А спустя четыре месяца Джареда перевели в следственно-аналитический отдел, поэтому надобность в Майкле отпала, но кабинет они по-прежнему продолжали делить один на двоих. Ко всему прочему, их связывала не только работа, но и дружеские отношения, которые у них установились с самого начала. Поэтому, немного подумав, он набрал номер его телефона.
-Ну и как это понимать? – поинтересовался Джаред, как только Майкл бойко ответил «да».
-Ой, только не надо истерик, - усмехнувшись, протянул Розенбаум. – Я сдал отчет и смылся пораньше, у меня кое-какие дела появились, но договор остается в силе. Встретимся, как всегда, в нашем баре в восемь ноль-ноль и не опаздывай «большая девчонка». Упс, - заржал он в трубку. – Я, кажется, назначил тебе свидание.
-Ладно, придурок, - не обидевшись на подколку со стороны Розенбаума, Джаред почесал затылок. – Тогда в восемь встретимся и да… - он немного помедлил. – У «большой девчонки», кое-что есть в штанах и если ты продолжишь в том же духе, то она непременно задаст тебе жару. И я вот все думаю, как ты завтра сидеть сможешь?
-Фу, пошляк, - брезгливо бросил Майкл. – Ты опять не тем местом думаешь. Совсем тебе твой «Индиго» мозг проел.
-Эй, осторожнее с высказываниями по телефону, никаких имен и кличек – забыл?
-Ладно-ладно, все помню. Ты давай, через час подкатывай, мы с Кайлом будем тебя ждать.
-Тогда пока, - отключив мобильник, Джаред глянул на время. У него в запасе есть еще примерно тридцать минут, значит, он может спокойно заняться аналитической работой. В пустую квартиру, где нет даже приличной мебели, возвращаться совершенно не хотелось. Уже больше года Джаред проживал в однокомнатной квартире, в которой имелась только двуспальная кровать, встроенный шкаф и рабочий стол с ноутбуком. Хорошо хоть кухня оказалась обустроенной, а то и кофе было бы выпить негде. Именно по этой причине, он купил эту квартиру, тем более и район оказался подходящий, да и до центра рукой подать. В общем, его вполне устраивала его холостяцкая берлога, но иногда все равно почему-то было тоскливо. После развода с Сэнди, Джаред оставил бывшей жене квартиру в фешенебельном районе. Однако, несмотря на их дружеские отношения, и проявление заботы со стороны его бывшей жены, он отказывался от приглашения на обед, изредка отвечал на телефонные звонки, стараясь свести все контакты к минимуму. Не сложилось, так не сложилось. Да и какая жена выдержит тот график работы, который сам себе задал Джаред, прикрываясь секретностью и частыми командировками. Окончив вместе с Сандрой университет, он и не предполагал, что она последует за ним в Вашингтон. Но, как выяснилось, в девушке было скрыто много хороших качеств, которые не мог не отметить Джаред. Не желая отпускать его одного, Сэнди с улыбкой предложила снять одну квартиру на двоих и ко всему прочему она оказалась умной и интересной девушкой. Сандра очень быстро нашла работу и ненавязчиво заботилась, понемногу проявляя внимание, ничего не прося взамен, от чего Джаред спешил возвращаться домой, где его ждал горячий ужин и уютная домашняя обстановка. Построенные на взаимной дружбе отношения, постепенно переросли из теплых в интимные, и Джаред не нашел повода от всего этого отказаться. Поэтому за два года до поступления в академию они приехали в Даллас, где и сыграли тихую, скромную свадьбу. Но все поменялось после того, как они перебрались в Нью-Йорк, куда Джаред получил назначение после академии. Он увлекся работой, а Сэнди устроилась в адвокатскую фирму. Джаред проводил по двенадцать часов в своем кабинете или занимался оперативной рабой, а Сандра вела дела по защите, так что могла запросто подорваться посреди ночи и отправиться неизвестно куда на встречу с очередным клиентом. В большом городе как в Нью-Йорк, чтобы зарекомендовать себя с хорошей стороны и получить место в приличной адвокатской конторе, всегда приходилось чем-то жертвовать. И в один прекрасный момент они оба поняли, что их дальнейшая совместная жизнь не имеет никакого смысла.
Раскрыв файлы из досье, Джаред начал всматриваться в фотографии, которые видел уже неоднократно. Молодой, красивый мужчина, с пронзительным взглядом, чувственным ртом… Что же в тебе такого?.. Взгляд опять и опять останавливается на его глазах, зеленая радужка зрачков гипнотизирует, завораживает. Что же ты в них прячешь?.. Этот мужчина однозначно его типаж, такого он ни за что не пропустил бы. Встреть его Джаред в баре или в клубе, он обязательно обратил бы на него внимание. В последнее время его приоритеты сильно изменились. Его все больше и больше начали привлекать мужчины, и он понять не мог почему. Или же его привлекал один единственный мужчина?.. Джаред невольно облизал губы и, осознав, что сделал, вдруг застыл. У него внезапно возникло ощущение, что он уже видел это лицо раньше. Только где?.. Джаред рассматривал фотографии, сделанные с помощью наблюдения, заострив внимание на подбородке, на линии четко очерченных полных губ… На миг ему показалось, что он знает вкус этих губ… Господи, откуда все это..? Каждый раз просматривая снимки, он ловит себя на мысли, что знает этого мужчину…
Прокрутив колесом мыши, он остановился на середине страницы, и устало потер пульсирующие виски. Стук эхом отозвался в затылке. Где-то в подсознании замелькали картинки, словно из фонтана полетели брызги. Лица, звуки, смех… Джаред все время слышит этот смех. Этот голос. Низкий, мужской, приятный… Ему часто снятся странные сны, которым он не может найти объяснения. Он никому и никогда не рассказывал о них, потому что это могло сказаться на его работе. Заикнись Джаред о таком, и его сразу бы направили на обследование к специалистам, а возможно, и отстранили бы. Вспомнив обрывки снов, он пытается вспомнить лицо, но оно все время ускользает, уплывает и рассеивается как туман. Начинает жутко болеть голова, в животе моментально все скручивает, тело покрываются испариной, на шее выступают пятна, он отчетливо чувствует это. Сделав глубокий вдох-выдох, Джаред ослабляет узел галстука и пытается дышать ровно. Постепенно боль проходит. В голове еще шумит, но уже не так сильно, остается только возбуждение. Черт, эти вспышки всегда приносят с собой боль и возбуждение, которое сейчас особенно чувствуется.
Пытаясь отвлечься, Джаред пробегает глазами по экрану монитора. «…Дженсен Росс Эклз, 28 лет, родился в Детройте, штат Мичиган. Мать: Анна Мария Эклз, умерла в 1998 году, в возрасте 42 лет. Отец – неизвестен».
-Маловато информации… - Джаред задумчиво постучал пальцами по поверхности рабочего стола.
«…Судя по отчету, Дженсен Эклз замечен в контакте с Аланом Эклзом, состоящим в родстве с Анной Марией Эклз и является ее сводным братом по линии матери. В 1998 году Алан Эклз оформил опекунство над мальчиком сразу же после смерти сестры. Других родственников нет…» Значит, Алан Эклз его дядя по линии матери?.. Что-то как-то все запутанно - мать умерла, отца нет, родственников тоже. Странно.
-Так, что у нас далее… - посмотрев на часы, Джаред включил настольную лампу. У него есть еще десять минут.
«…Окончил частную, закрытую школу в Грин – Бей, там же окончил колледж, специализация – Психология…»
- Так, а кто у нас директор школы в Грин – Бей? – Джаред пролистал несколько страниц досье, пока не остановился на информации об Алане Эклзе. – Замечательно! Значит, все дороги ведут в этот гребаный Грин – Бей, - он разговаривает с самим собой, так лучше анализируется и воспринимается информация. Проговаривая вслух, Джаред запоминал все детали и откладывал в памяти самые нужные фрагменты, так их учили в академии, когда тренировали память.
«Состоял в браке с Дэннил Харрис, разведен. Дэннил Харрис Эклз, 28 лет, родом из Лафайет, штат Луизиана, родители…»
-Так, это неинтересно, что там еще на нее… Ага, вот оно! «Окончила школу в Грин – Бей, там же закончила колледж, специализация – Связи с общественностью. В данный момент нигде не работает».
-Твою мать! Они все из Грин – Бей… - изумленно выдал Джаред. Взяв телефонную трубку, он набрал номер своего помощника. Спустя, несколько секунд, в трубке раздалось бодрое «Флениган слушает», как будто сейчас раннее утро, а не восьмой час вечера. – Флениган, что у нас есть на школу в Грин – Бей?
-Одну минуту, сэр, - ответил помощник. В трубке послышался тихий щелкающий звук клавиатуры. – Информации немного, нам известно только то, что это закрытая частная школа для детей с повышенными интеллектуальными способностями. Во главе стоит Алан Эклз, он же является основателем и владельцем. Также ему принадлежит фонд «Феникс». Фонд занимает тем, что оказывает помощь детям, пострадавшим от изнасилования и подвергшихся жестокому обращению со стороны родителей.
-И все?
-Да.
-Хорошо, - Джаред положил трубку и снова перевел взгляд на монитор.
«…Дженсен Росс Эклз, занимается частной практикой…. В настоящее время проживает в Нью-Йорке по адресу West 80th Street, 2A …».
-Офигеть! – прочитав адрес, Джаред аж присвистнул. - Это же на пересечении 80ой улицы и Columbus Avenue, через дорогу от Исторического музея и буквально через два дома от меня…
Эта информация была получена сегодня утром, но из-за накопившихся дел Джаред не успел просмотреть ее до конца. Впрочем, ознакомившись с ней до конца, он лишний раз убедился, что Нью-Йорк хоть и большой город, но слишком тесный и непредсказуемый.
«Что же, неплохо устроился», - ухмыльнувшись, подумал он про себя. Хороший район с комфортабельными домами вполне подходит частному психологу, и ни в какое сравнение не идет с его «Junior-4». Джаред присматривался к этому дому, но, узнав цену, остановился на более дешевом жилье. Надо бы проверить, как там поживает наш неуловимый мистер Эклз.
Выключив ноутбук, Джаред погасил свет и, оставив на столе недопитый кофе, проверил в кармане ключи от машины, после чего закрыл кабинет и спустился на лифте в подземный гараж. Сейчас ему требовалось как минимум отдых и как максимум - провести вечер с друзьями за стаканом скотча или на худой конец пива.

***
-Дженсен, что мы здесь делаем? – потирая руки и пытаясь согреться от холодного Нью-Йоркского воздуха, Мюррей вошел вслед за ним в небольшой, но достаточно уютный бар. Расстегнув молнию на короткой кожаной куртке, чтобы запустить внутрь немного тепла, Эклз обвел взглядом помещение.
-Ты же сам сказал, что врага нужно знать в лицо, - деловито вскинув брови, пояснил Дженсен и направился к свободному столику, оставив стоять на месте, ошарашено смотревшего на него Чада. – Чего встал, иди сюда, - сев за стол, он махнул рукой.
-Ты сдурел? – присаживаясь, прошипел Мюррей. – Если бы я знал, куда ты меня притащишь… Дженсен, ты сумасшедший!
-Ну, чего ты разошелся? – с недоумением бросил он ему. – Посидим тут немного, посмотрим, понаблюдаем за этим загадочным Дэмианом Роэлсом. Если ты не будешь так шипеть и зверски вращать глазами, на нас даже никто внимания не обратит, - приведя логический довод, он встал и направился к стойке бара. Купив пива, Дженсен с довольной ухмылкой вернулся за стол и, поставив перед Чадом высокий стакан с пенной горкой, весело произнес: - Пей и делай вид, что мы с тобой старые приятели, которые зашли в бар скоротать вечер после тяжелого трудового дня.
-Хорошо, хоть не любовники, - недовольно проворчал себе под нос Чад. - А Крис знает о твоей безумной идее? – прищурившись, спросил он, после чего взял пиво и сделал несколько небольших глотков.
-Крис в курсе, я ему сообщил, куда мы направились, - объявил Дженсен и, отпив пива, довольно хмыкнул. – Он скоро будет.
-Не думал, что ты такой идиот, - фыркнул Чад. Расстегнув и сняв куртку, он бросил ее на соседний стул.
-Ну почему сразу идиот, - закатив глаза, парировал Дженсен. – Из-за слежки в ресторане появляться опасно, в офисе тоже не поговорить. Мы задолбались каждый день проверять, не подложили ли нам подслушивающие устройства. А здесь… - он обвел довольным взглядом помещение бара. - Какой дурак догадается, что мы тут делаем? Может, мы просто зашли пива попить? И вообще, завязывай дерзить!
-Ладно, - наконец сдался Чад, потому что в рассуждениях Дженсена просматривалась логика. В последнее время все были немного на взводе. Раздражало то, что ему пришлось нанять дополнительно людей, чтобы обеспечить безопасность офиса и автосалона. А это лишние уши и глаза. Что же касалось Дженсена, то он всегда предлагал безумные идеи и, как ни странно, Индиго практически никогда не ошибался. Немного поразмыслив, Чад пришел к выводу, что действительно это получался самый наилучший вариант, засесть под носом у спецагента, где, в принципе, их совершенно никто не предполагал увидеть.
-Итак, давай рассказывай, что ты еще откопал, ну, конечно, кроме того, что нам уже известно? – откинувшись на спинку стула, Дженсен незаметно принялся разглядывать бар. Небольшое помещение с тремя рядами столиков - ничего примечательного, если не брать во внимание стены, увешанные портретами звезд с автографами и свежего пива.
-Выяснить удалось немного, - начал Чад. – Работает в закрытом специальном отделе, занимается выявлением мошенничества и скрытых доходов граждан США. Был женат, 28 лет, разведен, по вечерам иногда с друзьями, то есть с коллегами по работе, - уточнил Чад. - Приходит в этот бар.
-Чад, это мне уже известно, - беззлобно проворчал Дженсен и бросил взгляд на дверь. – Ты адрес его выяснил?
-Адрес… выяснил, - замялся было Чад, но глотнув пива все же продолжил: - Тут такое дело…
-Ну? Чего тянешь, он что, Рокфеллер?
-Не совсем, - хохотнув, ответил он. – Просто этот Дэмиан живет рядом с тобой.
-Не понял, - Дженсен замер, так и не успев донести до рта стакан.
-Он живет на West 89th Street, 4В, - Чад с интересом наблюдал, как у Дженсена отвисла челюсть. Кто бы мог подумать, что «кот с мышкой» окажутся на одной территории.
-С ума сойти, вот повезло-то, - ошарашено выдал Дженсен. – Сколько он там проживает?
-Чуть больше года.
-Ну и дела, - выдохнув, Дженсен поставил стакан на стол.
Джаред больше года жил с ним рядом на соседней улице, а Дженсен даже понятия не имел, насколько он был близок к нему.
-И кстати, - нарушив молчание, Чад серьезно посмотрел на Дженсена. – Мне удалось узнать его настоящее имя. Документы на покупку квартиры, оформлены на…
-Джареда Падалеки? – перебил его Дженсен.
-Да. Но откуда ты знаешь? – тот с удивлением уставился на него.
-Это долгая история, Чад, - опустив глаза, Дженсен рассматривал свой стакан с пивом. Обведя пальцем по круглому ободку, он вдруг почувствовал такую тоску по прошлому, что если бы у него появилась возможность вернуться на десять лет назад, то, скорее всего он сделал бы все по-другому. Он устал от одиночества, устал от отсутствия личной жизни, устал приходить домой и сидеть в темноте просто потому, что не хочется включать свет. Просыпаясь по утрам, Дженсен остро ощущал потребность в чьем-либо тепле, хотелось почувствовать заботу или просто выпить чашку кофе, кем-то заботливо сваренного для него.
-Эй, Дженсен, - выдернул его Чад из раздумий. – Ты чего?
-А-а… да все нормально, просто подумалось, - махнув рукой, он вновь посмотрел на вход и в этот самый момент Дженсен увидел, как в двери вошел высокий мужчина в сером пальто нараспашку.
Немного взлохмаченные от ветра темно-каштановые волосы мягко обрамляли красивое лицо, чувственные губы изогнулись в улыбке, образовав глубокие ямочки на щеках, а любимые раскосые глаза, которые Дженсен хранил в своей памяти, заискрились весельем, как только Джаред бросил взгляд на второй столик справа. Лучезарно улыбнувшись двум мужчинам, он прямиком направился к их компании. Сняв пальто и повесив его на вешалку между столиками возле стены, Джаред стянул галстук и спрятал в карман, после чего, расстегнув пуговицы пиджака, присел рядом с лысым мужчиной.

Глава 7.

С противоположной стороны бара Дженсен жадно вглядывался в лицо мужчины. Он не мог его не узнать. Это был Джаред. Его Джаред. Он отпустил его десять лет назад, уехал и больше не видел. Только в мыслях он всегда оставался рядом, всегда где-то там… глубоко внутри, возле самого сердца.
Затаив дыхание, Дженсен разглядывал его крепкое поджарое тело, красивый изгиб спины, широкие плечи, прятавшиеся под темной тканью пиджака. Ловил его смех и случайные обрывки фраз, произнесенные низким тембром, от которого по телу прокатывались волны тепла и возбуждения, подняв на загривке короткие волоски. Дженсен подмечал, как взлетают от удивления его брови, как залегает складочка между ними, и как в момент меняется лицо от услышанной шутки. И вдруг мужчина весело и непринужденно смеется, сверкая белозубой улыбкой, от которой внутри все подпрыгивает. В этот момент Дженсен остро чувствует потребность в контакте.
Ему хочется снова и снова слышать этот заразительный смех, ему хочется поближе разглядеть его лицо.
-Дженсен, - Чад дернул его за рукав кожаной куртки. – Ты кого-то увидел?
Чад заинтересованно посмотрел на него, а затем перевел взгляд на мужчину, который только что присоединился к компании двух друзей.
-О, черт! Это же тот мужик из ресторана, - с изумлением чуть не выкрикнул Чад, но вовремя сдержал свой порыв.
-Да, думаю, что именно его ты и видел. И даже больше - я уверен, что это он.
-Тогда какого хрена ты на него так пялишься?
-А это… гм, - прочистив горло. – Это и есть Джаред Падалеки или как там его… Дэмиан Роэлс, - не отводя взгляда от столика справа, ответил Дженсен. Он весь обратился в слух и зрение. Ловил мельчайшие детали, звуки, изучал черты лица, которые изменились со временем. Джаред насквозь был пропитан шармом и обаянием и в тоже время опасностью. Мужчина выглядел до безумия сексуально и привлекательно.
-Это тот невидимка из Йокогамы? – изумленно проследил за его взглядом Чад.
-Да, - справившись с волнением, Дженсен допил остатки пива. - Тот, что сидит к нам лицом.
-Теперь ясно, кто повис у нас на хвосте, - задумчиво промямлил Чад и снова обратился к Дженсену: - Прекращай на него так смотреть, иначе привлечешь внимание, - прошипел он сквозь зубы. – Черт, где же Крис?!
-Именно это мне и нужно, - вдруг выдал Дженсен и, встав из-за стола, снял куртку, под которой оказалась серая футболка с треугольным вырезом. В сочетании с джинсами она смотрелась великолепно, если бы только еще пришлась ему по размеру.
-Чтооо? – очумело спросил Чад с выражением полной растерянности на лице.
-Да, Чад. Именно так, - Дженсен нервно облизнулся. – Я хочу, чтобы этот парень меня заметил, - после чего двинулся в сторону барной стойки, но не напрямую. Он обогнул второй ряд столов, и сделал вид, что ему захотелось рассмотреть висевшие фотографии в рамках на стене.
Проходя мимо столика, за которым трое мужчины вели оживленную беседу, Дженсен намеренно долго задержал взгляд на Джареде. И когда тот обратил на него внимание, он хищно улыбнулся, после чего, нахально подмигнув, направился дальше.
Джаред пропустил удар сердца. Увидев этот хитрый взгляд и нагловатую улыбку, он будто прирос к стулу. Меньше всего он ожидал увидеть здесь Индиго. Ночная жизнь Нью-Йорка насыщена и разнообразна. А уж баров и подобных заведений в нем предостаточно. Так почему же этот? С Майклом и Кайлом он встречался в «Сардис» два раза в неделю. И бар этот они выбрали не случайно. В него не забредает разодетая молодежь. Здесь не встретишь тинэйджеров или студентов, жаждущих пива и плясок - это тихое и уютное заведение, где в основном собираются люди, не ищущие бурных развлечений. Сюда приходят уставшие от трехдневных переговоров менеджеры среднего звена, рекламные агенты, клерки из офисов многоэтажных зданий в центре, и внимательно следящие за новинками дизайнеры - в общем, те люди, которые хотят провести время за приятной беседой, за тщательно выверенным коктейлем или просто за бокалом свежего пива. А что же здесь делает Индиго?
Решив провести сегодня вечер за бокалом пива, Джаред надеялся немного расслабиться и не думать о работе. Он хотел выбросить из головы навязчивый образ и все, что связано с обладателем невероятно красивых зеленых глаз. Но веселье схлынуло в один момент, словно смыло бурным потоком горной реки, как только он увидел на нем свою футболку, которая невообразимым образом исчезла из номера отеля в Йокогаме. Так вот, значит, как? Прищурившись, он проводил взглядом Эклза до стойки бара.
-Эй, ты часом не привидение увидел? – толкнув кулаком в плечо, Кайл с удивлением смотрел на Джареда.
-Да нет, не привидение, - после секундного замешательства ответил Падалеки. – Так, приметил тут кое-кого.
-Я надеюсь, она симпатичная? – поиграл бровями Розенбаум. – Кстати, сегодня Женевьев работает, может, подкатишь к ней? Девчонка уже давно с тебя глаз не сводит.
-Боюсь, что сегодня не получится, - очень прозрачно намекнул Джаред и бросил взгляд на барную стойку, возле которой стоял тот самый загадочный Индиго. – Но я подумаю над твоим предложением.
-Приятель, тогда сходи и купи пива, - развалившись на стуле, Майкл незаметно переглянулся с Кайлом, после чего те дружно заржали.
-Давай, Падалеки, - начал подначивать его Кайл. – Тебе срочно необходимо с кем-нибудь переспать, иначе ты скоро мхом порастешь.
-Хорошо хоть не плесенью, - обиженно выдохнул Джаред и, решительно поднявшись с места, направился к барной стойке.
Он всегда считал, что его личная жизнь должна касаться только ЕГО и ненавидел, когда друзья начинали вмешиваться, а тем более подсовывать «подружку на ночь». Случайный секс Джареда никогда не устраивал, потому что он не любил, да и не хотел ложиться в постель с незнакомым человеком. А тот к кому бы он смог приблизиться и довериться, пока еще не встретился. Можно было, конечно, позвонить Сандре и та с удовольствием бы согласилась переспать с ним на «дружеской» основе, но только в последнее время Джареду этого совершенно не было нужно. Сандра его не возбуждала, как в общем-то и Женевьев. Нет, секс он любил и хотел заниматься им, но только в несколько ином варианте. Его привлекали мужчины. А точнее – один единственный. И вот чего ему сейчас больше всего хотелось, так это прижать наглеца, который вживую оказался намного симпатичней, чем на фотографиях. Он был не просто красив, он выглядел сногсшибательно и сексуально в джаредовской чуть великоватой футболке. Это был вызов. Ему.
Подходя к бару, Джаред с удивлением разглядел, что тот еще и хорошо сложен. Широкие плечи, узкие бедра, обтянутые голубыми джинсами, разбудили его фантазию, и заставили потечь мысли в совершенно другом направлении, забив на профессионализм. Если бы не обстоятельства, связанные с его работой, то, наверное, он захотел бы познакомиться с ним поближе. Но как агенту, Джареду прекрасно было известно, что переступив черту, он распрощается с работой в отделе навсегда. Если его заметят в связи с подозреваемым, то это будет расценено как грубейшее нарушение. Поэтому, подавив желание, Джаред решил понаблюдать и проверить, каким ветром сюда занесло Индиго.
Встав рядом с ним, он улыбнулся Женевьев, и незаметно покосился на Эклза. Мужчина купил два бокала пива, но не торопился возвращаться за свой столик.
-И во сколько заканчивается твоя смена? – Дженсен лукаво подмигнул и улыбнулся барменше. Переступив с ноги на ногу, он незаметно приблизился к Джареду.
-Женевьев, этот парень к тебе клеится? – в шутку бросил Джаред.
-Не беспокойся, все нормально, - смущенно ответила та, наполняя бокалы пивом. – Ты же знаешь, я незнакомцам авансы не раздаю.
Поставив на поднос четыре полных стакана, Женевьев подала его ожидавшему мужчине справа и, взяв у него деньги, начала набирать в кассе сдачу. Заметив, что девушка отвлеклась, Джаред слегка наклонился к уху Дженсен и тихонько шепнул:
-Что, девушка понравилась?
-Не совсем, - придвинувшись совсем вплотную к Джареду и повернув голову, тихо ответил Дженсен.
-Да-а? – удивленно протянул Падалеки, после чего смело посмотрел на него. Встретившись взглядом с парой зеленых глаз, ему хватило буквально секунды, чтобы провалиться в их омут. Это как зеленый свет над водой. Его можно увидеть, но нельзя потрогать. Джаред погружался все глубже и глубже, беспомощно тонул, цеплялся за край, но не мог оторваться от невероятно красивых глаз. Постепенно начали пропадать звуки музыки, шум голосов, эхом паря в помещении и, наконец, все смолкло. Остались только невероятная тишина и чарующий взгляд, который манил, притягивал и обещал.
«Что будешь заказывать?» – где-то пронеслось на задворках сознания.
«Джаред? Эй…»
-Что? – выплыл он и перевел на нее взгляд. И, кажется, все снова заработало, все ожило, зашумело, задвигалось. Чертовщина какая-то.
Джаред тряхнул головой.
-Я спрашиваю, ты собираешься что-нибудь заказывать? – с удивлением обратилась к нему девушка. Налив в бокал мартини, он бросила оливку и воткнула зонтик с трубочкой. - Кстати, сегодня все пиво свежее, и к тому же Себастьян заказал два новых сорта темного. Так тебе чего?
Поставив высокий бокал на тонкой ножке очередному посетителю, она выжидающе посмотрела на него.
Ух, ты! – непонятно чему больше обрадовался Джаред, то ли пиву, то ли тому, что смог связанно думать. – Давай… три темного и чипсов.
-Хорошо, сейчас сделаю, - кивнула Женевьев и принялась выполнять заказ.
-От чипсов толстеют, - с усмешкой промолвил Дженсен.
-А ты что, переживаешь за мою фигуру? – стараясь больше не смотреть ему в глаза, он остановил взгляд на губах Дженсена. Черт, лучше бы он этого не делал. Тот так пошло облизал их, что Падалеки чуть не застонал. Шумно сглотнув, он незаметно постарался одной рукой застегнуть пуговицы пиджака, чтобы скрыть выпуклость на брюках.
-Ну, как тебе сказать, - протянул Дженсен, окинув взглядом его накаченное тело. Он улыбнулся только уголками губ, и с приятной хрипотцой прошептал: - Мне нравятся подтянутые мужчины.
От такого откровенного намека, у Джареда отвисла челюсть. Каков наглец! Мало того, что приперся в бар в его футболке, так еще и клеится к нему. И получается…, что он прекрасно знает, к кому подкатывает…. Значит, Эклз решил с ним поиграть?.. Ну что же… Джаред сыграет, но только по своим правилам.
-Знаешь, я тоже люблю крепких и подтянутых мужчин, - нарочито пошлым тоном, прошептал Падалеки на ухо Дженсену. – Особенно красивых и без одежды.
Произнеся это, Джаред отметил, как вспыхнули щеки Эклза, от чего ярче проступили веснушки на его лице под легким загаром. Он даже ощутил, как тот слегка вздрогнул.
-Похоже, ты знаешь в этом толк, - моргнул Дженсен, покрываясь мурашками. Тоска сдавила сердце железным обручем. Он, не глядя, протянул руку к бокалу с пивом и, сделав несколько глотков, чтобы промочить горло, повернулся к Джареду. – И, похоже, мы оба знаем, чего хотим, - полыхнув темной зеленью глаз, он слизал языком пену с верхней губы.
На этот раз вынесло Джареда. Он заворожено следил за его языком, пока тот не скрылся во рту. В свете ярких ламп освещавших бар, влажные губы Дженсена выглядели безумно соблазнительно. Джаред на миг представил, как… Господи, только не это. Нет, нет, нет… Он отвел взгляд и на секунду прикрыл глаза, пытаясь унять бешеное сердцебиение. Надо валить от него и как можно дальше, тут же мелькнуло в голове, но по какой-то непонятной причине, Джаред не мог сдвинуться с места. Вздохнув, он услышал тот самый знакомый смех, который неоднократно преследовал его в видениях. Неверяще повернув голову, Джаред встретился с сумасшедшим от желания взглядом Эклза.
-Джаред?! Твое пиво, - послышался голос Женевьев. Падалеки непонимающе посмотрел на девушку, после чего уставился на три высоких бокала с темным портером. – Ты сегодня какой-то странный.
-Да, работы много, - выдавил он кое-как из себя заплетающимся языком.
-Ладно, приятель, мне пора, - похлопав Джареда по плечу, Дженсен повернулся, чтобы уйти. – Если хочешь продолжить разговор, я за четвертым столиком, как раз возле портрета Дэвида Коперфильда, - подмигнув, Дженсен забрал пиво и направился к дальней стене бара. Так вот почему он его сразу не заметил. Когда входишь в бар, в глаза бросается только первый и второй ряд, а третий никогда не вызывал у него интереса из-за того, что он дальше всех был расположен от барной стойки. Проследив за ним взглядом, Джаред почувствовал досаду и разочарование одновременно. Как будто с его уходом исчезло что-то большое и теплое. Как будто Джаред лишился чего-то близкого и родного… Пропало что-то жизненно важное, что могло дать ему облегчение… Вот именно! Облегчение. Ему нужна была разрядка. Он остро ощутил ноющую боль в паху и необъяснимую ломоту во всем теле. Джаред хотел секса. И самым абсурдным было то, что он хотел его с Эклзом. Мать его, этого долбанного, неуловимого и загадочного Индиго. Ну почему именно он? Эта мысль сначала напугала Джареда, а потом заставила разозлиться, уже на самого себя. Ему захотелось одновременно застонать и стукнуться головой о барную стойку. Все же долгое воздержание дает о себе знать.
-Джа-ред? – напомнила о себе Женевьев.
-Да, - промычал он, закрыв ладонями полыхающее лицо.
-Джаред, иди, садись за стол, я сама принесу тебе пива, - дружелюбно предложила она и посмотрела на него озабоченным взглядом, после чего легонько дотронулась до его руки. Джаред как ошпаренный отдернул руку. Ему вдруг показалось, что его коснулось что-то холодное и ледяное. Бред. Полный бред. Да что же это такое?.. Что за херня происходит с ним?
-Ой, прости, - вымученно произнес он, понимая, что своей реакцией мог обидеть девушку. – Я сегодня что-то неважно себя чувствую.
-Не извиняйся, я все поняла, - с улыбкой кивнула Женевьев. – Тебе нужен отдых. Если хочешь, я отпрошусь у Себастьяна пораньше, и мы можем прогуляться с тобой немного.
-Да, было бы неплохо, - неуверенно ответил Джаред, сам не понимая, зачем он это сказал. И чем она ему поможет?
-Хорошо, я освобожусь через два часа, - она смущенно улыбнулась.
-Угу, - промычал он, доставая бумажник. – Вот деньги и налей еще три бокала, - попросил он ее, после чего направился к друзьям.

***
Вернувшись за стол, Дженсен с ухмылкой наблюдал за растерянным лицом Джареда. Услышав его слова про «мужчин», он сперва испытал укол ревности, но коснувшись его сознания, Дженсен понял, что тот нарочно решил его поддеть. Поиграть с ним. И это не могло не завести Дженсена. Почувствовав возбуждение Джареда, он чуть не поддался искушению дотронуться до него. Дженсена аж закоротило на его взгляде, в котором явно читалось желание. От Джареда сквозило голодом. Сексуальным голодом. Как, в принципе, и от него самого.
После развода с Дэннил, Дженсен долго не мог решиться построить с кем-то отношения, а потом и вообще выбросил из головы эту затею. Изредка используя услуги «элитного досуга», он проводил время с пользой для тела, что в принципе его очень устраивало. Не нужно было ни перед кем отчитываться, ни за кого переживать или пытаться угодить – он просто звонил и к нему приезжал парень, который молча делал свое дело и так же молча уезжал. Но однажды агентство прислало Антонио. Этот молодой симпатичный брюнет, чем-то отдаленно напомнил ему Джареда, и у Дженсена вдруг возникло чувство, что он окунулся в прошлое. После той встречи он каждый раз вызывал только этого парня, а два месяца спустя заплатил ему за то, чтобы тот провел с ним все выходные на Сейшельских островах. И это был один единственный раз, когда Дженсен позволил себе слабость и так близко подпустил кого-то. Но разочарование пришло быстро. Антонио только внешне напоминал Джареда, что же касалось остального, то его манерность и капризный характер очень быстро надоели Дженсену. Однако это позволило лишний раз убедиться, что любимого человека заменить невозможно.
-Эй, ты о чем с ним разговаривал? – начал с интересом допытываться Чад. Он взглянул на столик, за который только что сел предмет их наблюдения. Хмыкнув, Мюррей внезапно переключил все внимание на входную дверь бара. – О, ну наконец-то, - обрадовано бросил он, махнув рукой вошедшему Крису.
-Так, просто поболтали, - как бы невзначай ответил Дженсен, будто его спросил о чем-то совершенно естественном и не имеющем значения вопросе. – Привет, Крис, - бросил он подошедшему другу и расплылся в довольной улыбке, с появлением которого, почувствовал себя немного увереннее и можно сказать - защищено.
-Ага, здорово, парни! – подсаживаясь к ним за стол, Крис довольно потер руки и, схватив полный стакан пива, стоявший ближе к Чаду, тут же отпил половину.
-Эй, это мое пиво! – с возмущением уставился на него Мюррей. – Иди и купи себе.
-М…, а пиво тут отменное, - довольно крякнув, Крис подмигнул насупившемуся Чаду. - Ладно, не возмущайся, - весело парировал он и, достав из бумажника десять баксов, положил их перед обездоленным. – Сгоняй, чувак, возьми на все.
Наградив Криса недовольным взглядом, Чад все же сгреб со стола деньги и направился к барной стойке. Как только он отошел на приличное расстояние, Кейн обратился к Дженсену:
-Ну, как у нас дела? Он здесь?
-Здесь, - кивнул Дженсен.
И тут вдруг Крис заметил, с каким блеском сверкнули глаза друга. Это больше походило на азарт или возбуждение, что можно было редко увидеть в его взгляде.
-Я хочу на него посмотреть.
-Он сидит за…, - начал было Дженсен, но замявшись, взглянул на него с каким-то отчаянием. – Крис, бляяядь…, - он закрыл лицо руками.
-Что-то не так? – с недоумением спросил Кейн. - Дженсен, если Роэлс здесь, я хочу знать, как он выглядит, - настойчиво потребовал Крис, от чего внутрь закралось неприятное чувство тревоги.
-В общем Крис, Демиан Роэлс – это Джаред, - опустив руки на стол, Дженсен посмотрел на противоположную часть бара.
-Что? – оторопело выпалил Кейн. – Ты уверен?
-На все сто, - кивнул Дженсен и как можно спокойнее добавил: - Крис это действительно он, - в его голосе почувствовалась такая тоска, что Кейн невольно посочувствовал ему.
-Не могу поверить, что это тот парень, о котором ты мне рассказывал, - неверяще выдохнул он. – Но.. как?
-Это я и хочу выяснить. Хочу познакомиться с ним поближе, - издав нервный смешок, он указал взглядом на второй столик справа. – Отгадай, кто их них?
Рассмотрев внешность троих мужчин, и оценив каждого в отдельности, Крис обратил внимание на того, который сидел к ним лицом с серьезным и, как показалось, немного возбужденным видом. Он поедал глазами Дженсена. И Кейну даже гадать не пришлось, чтобы понять, кто из них Джаред.
-Привлекательный мужчина в центре, шатен с плотоядным взглядом, - описывая внешность, Крис увидел, как Дженсен расплылся в улыбке и, подняв бокал, отсалютовал в пустоту. Хотя в какую пустоту, если знать, что здесь происходит, то все сразу становится очевидным. – Это он? Тот, что смотрит сюда?
-Он, - тихо и немного тоскливо произнес Дженсен.

***
Примерно через час, Джареда отпустило настолько, что он мог спокойно смотреть на Дженсена и в тоже время делать вид, что веселится с друзьями. Розенбаум в очередной раз рассказывал, как провел выходные с одной очаровательной особой из бюро. Девушка работала на первом этаже и занималась оформлением пропусков, поэтому устоять перед обаянием Майкла и отказать ему, она просто не смогла. Опять же, если брать во внимание слова Майкла, то ему вообще никто и никогда не отказывал. Ну да, «Лысый вампир» мог приворожить кого угодно, вот только Джаред с Кайлом ржали до упаду, когда Майкл пытался их в этом убедить.
-Ой, все, не могу, заткнись, - хохотал Джаред, отпихивая от себя захмелевшего Майкла, который почти кричал в лицо ему и доказывал, что все так и было на самом деле.
-Да не вру я, не вру! Вот честное слово, что она сразу же согласилась, - заливался соловьем Розенбаум.
-Майкл, успокойся, - Кайл начал оттаскивать его от Падалеки. – Никто и не спорит насчет тебя и Элисон, просто эта «мисс смущенные глазки» переспала с доброй половиной отдела.
-Врешь! – тот тут же переключился с Джареда на него. – Элисон не такая, она не могла.
-Ага, правда, что ли? – уж кому-кому, а Кайлу прекрасно было известно, кто такая Элисон.
-Спроси у Падалеки, - разглагольствовал пьяный Майкл. – Он с ней не спал.
-Да кто о таком станет трепаться в бюро? – с усмешкой ответил Кайл.
-Джаред, ты с ней спал? – повиснув снова у него на плече, Майкл посмотрел на него как на спасательный круг.
-Нет, не спал, - рассмеялся он и оттолкнул Розенбаума. – Уймись ты со своей Элисон, достал уже. На кой хрен она мне сдалась?!
-Вот, Падалеки правильный парень, - Майкл довольно хмыкнул. – А ты, Кайл, нет. Разве с друзьями можно так, мог бы и не говорить о том, чего не знаешь.
-Да мне, собственно, пофиг, можешь хоть с Падалеки переспать, - махнул тот на него.
-А вот возьму и пересплю! – подался он вперед и вытаращил на Кайла глаза. – Назло тебе.
-Ага, давай, - веселился от души Кайл. – Только Падалеки не забудь предупредить.
-Розенбаум, уймись, - не выдержал Джаред. – Ты соображаешь, куда тебя несет? И вообще, ты не в моем вкусе, - отбрил он пьяного Майкла.
-А кто в твоем вкусе? – тут же оживился Майк. На его лбу залегли смешные складки, выдавая неподдельную заинтересованность.
-Ну, уж явно не ты, - фыркнул Джаред. Сняв пиджак, он повесил его на стул, после чего расстегнул две верхние пуговицы на рубашке. В баре постепенно становилось жарко, да и народу за последний час существенно прибавилось, к тому же, три бокала пива сделали свое дело. С каждой порцией выпитого спиртного, напряжение постепенно исчезло, а вместо него появилось влечение, от чего в голову лезли совершенно сумасшедшие и дерзкие мысли. Четвертый столик, где сидел Эклз со своими друзьями, притягивал взгляд как магнитом. Только почему их трое, где четвертый? Хотя до остальных ему сейчас не было никакого дела. Да и на работу похрен и на все остальное тоже. Главное – красивый мужчина и жалящее изнутри возбуждение, совершенно неожиданное и невероятно острое, которое просится наружу. «А если он встанет и подойдет, что будет?.. А если потребовать назад футболку?», - Джаред сидел и размышлял и сам же поражался своим собственным мыслям. «А если пригласить его куда-нибудь в клуб? А если взять у него номер телефона и потом позвонить…». Блядь, о чем он думает?! Он же здесь находится с друзьями, с коллегами по работе. С Кайлом все просто, тому абсолютно плевать кто, где и с кем, а вот Розенбаум… С ним могут возникнуть проблемы. Джаред лениво улыбнулся Дженсену и поймал ответную улыбку.
-Эй, Падалеки, ты кому все время лыбишься? – заинтересованно выпалил Майкл.
-Вон, видишь, две девушки, - не задумываясь, соврал Джаред. – Только представь, какие они одинокие и свободные… Заманчиво, не находишь? - указав на крайний столик во втором ряду, где сидели две блондинки, Джаред закатил глаза, поняв, что Майкл смотрит в совершенно другую сторону. – Туда посмотри, - развернув его за голову в нужном направлении, он поднялся из-за стола.
-А с чего ты взял, что они свободные и одинокие? – недоверчиво переспросил тот, но хищно взял цель.
-Я пошел в туалет, а тебе задание – выяснить, так ли это, - усмехнулся Джаред и понял, что заинтересовал не только Майкла, но и Кайла. Оба друга устремили свои взгляды на девушек, тут же позабыв о существовании Падалеки.
А Джаред, бросив взгляд в совершенно другую сторону и на совершенно другого человека, направился к туалетам.

***
-Так что по поводу Вегаса? – встрепенулся Чад, когда они закончили с обсуждением дел в автосалоне.
-Действуем по той же схеме, - ответил Дженсен. – Играем, как всегда, втроем. Ты, Чад, занимаешься транспортом. И в этот раз возьми на прокат что-нибудь подороже.
-Что именно? – озадаченно выпалил Мюррей.
-Возьмешь самую дорогую марку автомобиля… - не договорив, Дженсен напрягся, заметив, что Джаред вышел из-за стола. В голове моментально мелькнула крамольная мысль, что он уходит. Но Падалеки лишь обольстительно улыбнулся ему и направился к туалетам, словно послал приглашение. – Короче, сам выберешь…
Проследив взглядом за Джаредом, он довольно хмыкнул, когда тот скрылся в длинном и узком коридоре. Выждав минуту – ровно столько по его подсчетам нужно было времени, чтобы не привлечь внимания, после чего поднялся и направился вслед за ним.
-Дженсен, ты куда? – с изумлением выпалил Мюррей. – Там же Роэлс!
-Тихо, Чад, - остановил его Крис. – Дженсен знает, что делает.
-Твою мать!
-Лучше помолчи. Надо посмотреть, чтобы в туалет не вошел кто-нибудь еще.
-Ты думаешь, он хочет его прощупать?
-Полагаю, что так. «Или пощупать», - усмехнулся он.
По сравнению с залом, в туалете оказалось на удивление тихо. Бесшумно проскользнув внутрь, Дженсен подошел к рукомойникам. Чистый пол, сверкающий на стенах кафель и белоснежные раковины, говорили о недавно сделанном ремонте. В принципе и сам бар оказался неплохим. Стоило еще отметить, что атмосфера была довольно-таки спокойной для заведения подобного рода. Облокотившись плечом о стенку, Дженсен сложил руки на груди и начал наблюдать за Джаредом. Тот стоял к нему спиной, широко расставив ноги, и увлеченно занимался своим делом, в то время как в паре метров от него находился еще один мужчина, насвистывающий мотив из фильма «Убить Билла». Через несколько секунд послышалось, как вжикнула молния на брюках, заурчала вода, и Джаред развернулся, да так и замер на месте.
-Руки вымыть не желаешь? – вкрадчиво протянул Дженсен.
Мужчина внезапно смолк и, повернув голову, окинул взглядом сначала Падалеки потом Дженсена, и как ни в чем не бывало, продолжил дальше насвистывать мелодию.
Ничего не ответив, Джаред подошел к рукомойнику и, сполоснув руки, вытер их бумажным полотенцем. Скомкав остатки мокрых салфеток, он выкинул их в мусорный бак, после чего с невозмутимым видом прошел мимо Дженсена. Но, дойдя до двери, остановился и сделал вид, что пропускает вперед свистуна, который справился с нуждой, решив не тратить время на мытье рук. По-видимому, гигиена его нисколько не волновала. Как впрочем, и то, что Джареду до этого не было абсолютно никакого дела. Обогнув Падалеки, мужчина понимающе подмигнул ему и торопливо вышел в коридор. И как только за ним закрылась дверь, Джаред с грацией леопарда метнулся назад. Развернув Эклза за плечи, он буквально припечатал Дженсена к стене и судя по его довольному виду, тот только этого и ждал.
-А тебе никто не говорил, что нельзя красть чужие вещи?
-Я не крал, я всего лишь одолжил, - сверкнул глазами Дженсен.
-Надо же, а разрешения ты спросил? – прищурившись, Джаред задержал взгляд на длиннющих ресницах.
-А надо было?
-А вдруг это была моя любимая футболка, а ты ее наглым образом спер.
-Ну, если она тебе так дорога, я могу постирать ее и вернуть.
-Ух ты, какой заботливый, - он чуть ослабил хватку, но рук так и не убрал. – А в туалет, зачем пришел? Решил еще и о моей гигиене позаботиться?
-И не только, - не оказывая сопротивления, нахально улыбнулся Дженсен и облизал губы.
-Это становится интересно… - отпустив его плечи, Джаред оперся руками на стену и вжался в него всем телом. – И как ты это сделаешь? – прошептал он ему на ухо.
-Ты, правда, хочешь это знать? – коснувшись губами его шеи, промурлыкал Дженсен, опалив своим дыханием.
Джаред на секунду прикрыл глаза, теряясь в ощущениях. Он хотел лишь преподать ему урок, заставить смутиться, но неожиданно поплыл сам. Его с ума сводил запах этого мужчины, звук голоса, аромат дорогого одеколона… Ощущение сильного и крепкого тела вызывало знакомую дрожь возбуждения. Джаред почувствовал, как ему на бедра легли руки и мягко заскользили по телу. Так правильно и так хорошо. Погладив по спине, они спустились к ягодицам и нежно обхватили его зад. Никакого давления, просто ласка. И в этом тоже было что-то правильное и знакомое. Он потерся об него бедрами и Дженсен ответил. Боже, какие знакомые ощущения… Джаред остро почувствовал, что Эклз не играет, он возбужден, и это передалось ему, волной прокатилось по всему телу, тягучим желанием опустилось в пах.
-Хочу, - обреченно прошептал Джаред и заглянул в глаза Дженсену.
То, что он увидел в них, поразило его. В них одновременно отразилось столько эмоций, что у Джареда захватило дух. Смесь тоски и муки, возбуждения и отчаянного желания… Эклз умолял и просил… он хотел и ждал. Оторвавшись от стены, Джаред просунул руки под его футболку, огладил плоский живот и услышал, как слетел стон с губ Дженсена. Обжигающее тепло кожи и волнительное искушение затопило разум, задраило все люки и унесло в открытое море. Он не мог сейчас думать ни о чем, им руководило только одно желание, дикое и необузданное, но до боли знакомое. Джаред обхватил его одной рукой за талию и, положив другую на шею, притянул и поцеловал. Сладкие, пьянящие губы, самые лучшие губы в мире и он знает их вкус. Знает. Это именно то, что нужно. И они благодарно приоткрылись в ответ. Впустили и обожгли одновременно. Он целовал Эклза, глубоко проникая в рот языком, упивался и наслаждался с каким-то первобытным чувством, впадая в безумный восторг, и получая удовольствие. Именно так и никак иначе. Именно здесь и сейчас, сминая все преграды, снося барьеры, и плевать, кто он такой. Индиго или Дженсен Эклз. Или просто Дженсен… Он давно не ощущал себя настолько живым.
Дженсен соблазнял и отдавался, плыл и пленял, со стоном выпуская на поверхность давно забытые чувства. Все вспыхнуло снова, так сильно и так ярко, будто мир приобрел краски, и все вернулось на круги своя. И за этот поцелуй Дженсен готов был все отдать, лишь бы он не кончался. Он раскрылся перед Джаредом, дал почувствовать, что чувствует сам и с ликованием ощутил, как тот открывается ему в ответ. Идет навстречу, возвращает тепло и надежду в его душу. Дженсен показал ему на миг одну единственную картинку, самую любимую - их первый раз, мягко погладил сознание и отпустил.
-Господи, что это было?.. - оторвавшись, наконец, прошептал Джаред. Пытаясь восстановить дыхание, он с удивлением посмотрел на Дженсена. – У меня такое чувство, будто я тебя знаю.
-Джей, - со стоном произнес он и уткнулся носом в его шею.
-Как ты меня назвал? – чуть отстранившись, Джаред в оцепенении замер. Этим сокращенным именем звали его только родные и близкие, да и то не все. В Нью-Йорке друзья и знакомые всегда звали его - Джаред и даже Сандра никогда не пыталась сократить до Джея.
-Джей, - ласково произнес Дженсен, вызвав у него череду марашек.
-Откуда… - сглотнув и отступив немного назад, испуганно прохрипел Джаред. – Откуда тебе известно мое имя?
-Послушай, - с тревогой взглянул на него Дженсен.
-Нет, – прошипел Джаред, поднимая и вытягивая вперед руку в предупреждающем жесте. У него вдруг появилось устойчивое ощущение, что он знает этого человека. Знает и причем очень давно.
Внезапно в коридоре послышались чьи-то голоса и пьяный смех.
-Ладно, Джаред, мне пора, - бросил Дженсен и по-быстрому направился к двери.
Открыв ее, он чуть не столкнулся с двумя друзьями Падалеки, но, вовремя отскочив в сторону, пропустил их вперед. Выйдя в коридор, Дженсен подошел к поджидавшим его друзьям. Кивнув головой и сказав «уходим», он без объяснений поспешил в зал, где схватив куртку со стула, прямиком направился на выход из бара.

Глава 8.


После возвращения из туалетной комнаты, за столом Джареда поджидал очередной сюрприз в виде двух улыбающихся девушек. Ему вдруг показалось, что вечер этим не ограничится, потому что через некоторое время к ним подсела Женевьев. Сюрприз за сюрпризом. Слушая возбужденный рассказ Розенбаума и смех девушек, Джаред покрывался нервным ознобом. Находиться в битком набитом помещении, где с каждым часом свободного пространства оставалось все меньше и меньше, а за столом, рассчитанным на четверых человек, казалось уже слишком тесно, - сидеть совершенно расхотелось. Джаред чувствовал себя неуютно. Плюс еще один фактор - к нему вплотную прижималась и улыбалась Женевьев, в то время как он, не отрываясь, смотрел на четвертый столик, за которым находились совершенно другие и незнакомые люди. Эклз исчез. А был ли он здесь вообще?
Чувствуя приближение головной боли, Джаред поднялся из-за стола, после чего надел пиджак и пальто. Ничего не объясняя, под неодобрительный возглас друзей, и выражения досады на лицах девушек, Джаред вышел из бара и, только глотнув свежего воздуха, понял, что все еще ощущает на своих губах вкус Индиго. Проведя по ним языком, он почувствовал легкое покалывание и неумолимое желание зарыться куда-нибудь глубоко и надолго. Ему хотелось побыть одному.
Поймав такси, Джаред поехал домой, где пустая и одинокая квартира встретила его тишиной. Раздевшись и приняв душ, он смыл остатки душного вечера, после чего забрался в постель и принялся анализировать произошедшее. Откуда Эклз знает его имя?.. Размышляя, Джаред удивился - он не помнил, чтобы они представлялись друг другу... Хотя, конечно, раз Джаред собрал на него информацию, наверное, и Эклз озаботился тем же. Но ни в одном досье не упоминалось его сокращенное имя. И акцент… Акцент, который внезапно проскользнул в разговоре, натолкнул на мысль, что возможно Эклз из Техаса, а в деле указано, что он из Детройта. Но у жителей Мичигана не может быть такого акцента и это очень странно. Как и странно то, что он почувствовал, находясь рядом с ним. Джаред не понимал и не мог объяснить, как случилось, что он вдруг полез целоваться к Эклзу. Он только знал и чувствовал, что его неумолимо влечет и тянет к этому человеку и, черт возьми - это возбуждающе приятное чувство. То, что произошло в туалете, вообще не поддается никакой логике. Казалось бы, совершенно чужой и посторонний человек, но прижавшись к нему, Джаред вдруг ощутил что-то родное и близкое, будто давно забытое и потерянное. Он находился на грани. От возбуждения рвало крышу так сильно, что еще немного и Джаред полез бы ему в штаны. И возможно, что все закончилось бы сексом. Вот же черт!
Непонятно чему улыбнувшись, он перевернулся на бок.
Вся его сексуальная жизнь на фоне этого поцелуя теперь казалась пресной и бессмысленной. Но теперь ему известно, что может быть иначе. А этот парень… Чертов Эклз, вблизи оказался еще лучше. Джаред застонал в подушку, чувствуя давление в паху. Начав с анализа, все его мысли опять уползли в совершенно другое русло, где все зыбко и безнадежно. Дженсен… У него даже имя красивое. Редкое. Он улыбнулся в темноте, подавив зевок. Засыпая, Джаред вспомнил что, вроде бы в его классе учился парень с точно таким же именем, но почему-то он его совершенно не помнил. Хотя, важно ли это... Ладно, потом, как-нибудь спрошу у Сэнди… Думая об этом он, наконец, проваливаясь в сон.
-Джей, я пришел попрощаться.
Темно. Но Джаред отчетливо слышит мальчишеский голос. Мальчишеский?
-Кто ты? – шепчет он испуганно и тут же успокаивается. Он же его знает, конечно. Он его всегда знал. - Ты, все-таки, туда едешь? А как же я? – голос Джареда звучит тоскливо и повторяется эхом.
- Я буду приезжать на каникулы, - вкрадчиво говорит неизвестный.
- Останься, не уезжай, - кажется, он его умоляет.
Ну почему так темно? Почему он только слышит?
-Не могу.
-Покажись?! – просит Джаред. – Покажись мне?! Я хочу видеть твое лицо.
-Джей…
Смех. Он так смеется, что у Джареда прокатываются мурашки по всему телу. Приятное ощущение тепла и возбуждения. И предвкушение чего-то еще, чего-то особенного, волнующего.
-Покажись, - Джаред почти стонет. – Пожалуйста…
Становится светлее, пока только расплывчато, но уже различима картинка. Он чувствует поцелуи, мягкие теплые губы, так здорово и так хорошо. Джаред отвечает, почти жестко, ненасытно, вцепляется в него, притягивает к себе, льнет сам, хочет рассмотреть. Его подбрасывает, появляется ощущение полной реальности от того, что туман рассеивается, и он видит себя. Он видит все чужими глазами. Джаред находится в отцовском гараже, в Далласе, он совсем еще школьник, но, Боже, что это?.. Он лежит на диване, обнажен и взволнован. Ждет чего-то… Его.
И вдруг все меняется, как будто запустили эффект двадцать пятого кадра. Все мелькает так быстро, что еле улавливаются силуэты. Он пытается остановить картинки, но нет кнопки. Куда нажать? Где отключить это мелькание? У него рябит в глазах и появляется резкая боль. Вспышка. Стоп. Он видит лицо улыбающегося парня. От его улыбки так щемит где-то внутри. Его глаза так ласково смотрят, отливая яркой зеленью в обрамлении густых ресниц. Господи, у него еще и веснушки, будто солнышко поцеловало. Чувственные губы, и именно они его только что целовали. Он знает это лицо. Джаред тянется к нему и целует сам. Ему нравится, он возбужден и хочет большего. Джареду кажется, что он любит его... Любит? Да, он чувствует это, его наполняет радостью, теплом и трепетным восторгом. Господи… Они занимаются сексом, ему безумно нравится, он задыхается от ощущений, взрывается, и со стоном кончает. Парит. Еще немного и он взлетит. Джаред чувствует легкое головокружение, его утягивает куда-то, но он слышит «люблю, люблю, люблю…», как эхо. Внутри почему-то рождается пустота и он понимает, что потерял самого нужного и важного человека на земле. Но почему?..
-Нет! Дженсен, нет!
Джаред проснулся с застрявшим криком в горле и бешено стучащим сердцем в груди.
-Дженсен? – неверяще выдохнул он.
Сев в кровати, он перевел дыхание и посмотрел на часы. На циферблате высвечивалось без четверти шесть. Твою мать! Ему вставать через пятнадцать минут, а ощущение, как будто он и не ложился. Откинув одеяло, Джаред снова выругался, почувствовав мокрое и липкое пятно на трусах.
-Черт! Обкончался, как пацан.
Сменив постельное белье, приняв душ и сварив кофе, Джаред задумчиво размышлял, стоя возле приоткрытого окна. Утренняя прохлада бодрила и прочищала мозги, как нельзя кстати. Рождение нового дня всегда трогательная картина. Закат и восход солнца притягивает глаз, заставляет человека всматриваться и ловить мгновение, которое повторяется изо дня в день и не перестает удивлять своими яркими красками. Когда первые лучи солнца начали проникать в окно, постепенно наполняя комнату светом, и протянули теплые полосы по всей длине, Джаред вздохнул, вспомнив странный сон. Потягивая крепкий напиток, он пытался разобраться в том, что увидел. Вероятно, он настолько увлекся Эклзом, что тот уже успел пробраться к нему и туда. Но все, что происходило во сне, выглядело настолько реалистично, что Джаред успел почувствовать тепло тела, ласку губ… Он невольно дотронулся до своих, потом провел подушечками пальцев по шее, опустившись к впадине возле ключицы, где касались губы парня, и застонал, стукнувшись головой об оконное стекло. Все показалось настолько знакомо и привычно. И во сне он видел себя школьником - почему?.. Как такое могло быть? Откуда такая фантазия? Джаред смутно помнил себя в том возрасте, и как ему казалось, ничего подобного с ним не происходило. Так откуда же все взялось? Но все, что он видел, все, что чувствовал и ощущал, до дрожи казалось идеальным. И тот парень был так похож на Дженсена, только гораздо моложе. К тому же техасский акцент Эклза не давал покоя, вызывал интерес и подозрение. Может, в его прошлом не все так гладко? Может, стоит съездить в Даллас?
-Да нет… – отмахнулся он. Дженсен не может быть из Техаса, а тем более его одноклассником, хотя... Черт! Когда-то у них в классе учился один парень и, кажется, его звали… Дженсен?.. Какая же у того была фамилия?.. Джаред зарылся пятерней в волосы, и почему-то ему на миг показалось, что он вспомнил его. Но если бы… у него с этим парнем действительно что-то было, неужели он забыл бы о таком? Бред! Черт, сколько противоречий… И все равно что-то не вяжется. Может, во всем виноват вчерашний поцелуй в туалете? И его воображение сыграло с ним злую шутку. Похоже, он все-таки втрескался в этого Эклза, раз уже начинает сравнивать и искать оправдания. И Джаред действительно гей. Вот смеху-то будет, если об этом узнают на работе. Хоть в Нью-Йорке во многом толерантное общество, но неизвестно, как это отразится на его службе в бюро. И если к Брайану Нелли относились нормально, только потому, что в досье он изначально указал свою ориентацию, то, как воспримут такую новость о Роэлсе?.. Метание из одного лагеря в другой, всегда вызывало негатив, но в отличие от остальных, Джареду было глубоко и фиолетово на чужие домыслы и предрассудки. Он никогда не считал себя гомофобом, как и не предполагал, что окажется по другую сторону баррикады. От этой мысли Джаред усмехнулся сам себе и, допив кофе, взял телефонную трубку. Как же он давно не был дома… И, возможно, все-таки стоит покопаться в школьных фотографиях. Набрав номер родителей, через продолжительное время он, наконец, услышал голос матери.
-Джей, сынок, что-то случилось? – встревожено отозвалась Шерон.
-Нет, мам, просто захотелось вам позвонить.
-В следующий раз учитывай разницу во времени, - зевнув в трубку, сказала она. – Но, в любом случае я рада тебя слышать. Как у тебя дела, дорогой?
-Все нормально, мам.
-А почему голос такой?
-Да проснулся сегодня рано. Мам… - помолчав немного, Джаред продолжил: - Я не напугаю вас, если сегодня прилечу в Даллас?
-А почему это должно нас напугать? – тут же взбодрилась Шерон.
-Ну, подумал, может, это будет несколько неожиданно, если я появлюсь без предупреждения.
- Джей, мы с отцом очень давно тебя не видели. Поэтому прекращай так думать и прилетай! - радостно воскликнула она.
-Ладно, мам, к обеду буду.
-Я люблю тебя, дорогой.
-Спасибо мам, я тоже.

***
После утреннего разбора предстоящей операции, Джаред не торопился покидать кабинет Саммерса. Подождав, пока выйдет последний сотрудник, и немного помедлив, он обратился к своему боссу:
-Мистер Саммерс, мне нужно слетать в Даллас, - начал Джаред стараясь говорить спокойно. – Вы не могли бы отпустить меня после обеда?
-Что-то случилось с родителями? – поинтересовался он. Проявлять вежливое внимание к сотрудникам являлось неотъемлемым правилом в бюро.
-Я не был дома три года, - тихо произнес Джаред. Вплоть до сегодняшнего утра он и не задумывался, насколько соскучился по родному Далласу, по родителям, друзьям.
-Роэлс, у нас на завтра назначена операция и в ночь с пятницы на субботу вы должны будете вылететь в Вегас, - в его голосе чувствовалось удивление и одновременно раздраженность. – Мы не можем из-за вас перенести операцию. Я надеюсь, вы понимаете меня?
-Мне не нужен отпуск. Я просто хочу увидеть родителей. Сегодня я звонил домой и… - несколько туманно пояснил он. – Мне нужен всего один день.
-Роэлс, вы ничего не хотите мне объяснить? - подозрительно поинтересовался Саммерс.
-А что вас интересует? – Джаред немного напрягся.
-Для чего вам лететь в Даллас на один день? Это как-то связано с нашим делом?
-Нет, - уверенно заявил он. – Отец немного приболел, - не задумываясь, соврал Джаред. Для чего он только что это выдумал, Падалеки и сам пока понять не мог. Но после разговора с Шерон, его словно магнитом потянуло домой.
-Хорошо, я подпишу вам разрешение. После обеда можете быть свободным, но завтра утром я вас жду в своем кабинете.
-Да, сэр.

***
Рассчитавшись за такси, Джаред убрал в карман бумажник и поправил на плече дорожную сумку с вещами. Открыв калитку, он прошел по садовой дорожке и остановился возле крыльца. Как же давно он не был дома...
В этом доме прошло его детство, здесь он вырос. Здесь его любили и всегда ждали, и именно здесь он чувствовал себя по-настоящему нужным. Оставив позади большой и шумный город, в котором Джаред был лишь маленькой частицей, варящейся в густом сиропе, сладком и приторном, он позволил себе спокойно вздохнуть. В таких городах как Нью-Йорк, ощущаешь себя муравьем, который изо дня в день вынужден тащить свою ношу, чтобы мегаполис остался доволен, чтобы он жил и процветал, и как законопослушный гражданин, ты должен следовать его правилам и законам, вносить свой вклад в общество. Иначе можешь просто оказаться за бортом, как непригодный элемент.
-Мам, пап, я дома! – выкрикнул с порога Джаред, и тут же повел носом в сторону кухни, учуяв потрясающий запах яблочно-ванильного пирога.
-Джаред, дорогой, ну наконец-то! – выбежала из кухни Шерон. Всплеснув руками, она бросилась обнимать сына. – Как же я тебя давно не видела! Как работа, как дела? Как Сандра?
-Мам, столько вопросов, я даже и не знаю с чего начать, - Джаред поцеловал Шерон в щеку и, выпутывавшись из ее объятий, разулся и снял пальто. – Дела нормально, работа тоже, а с Сэнди… - он пожал плечами и прошел за ней на кухню. – Ты же знаешь – мы расстались.
-Значит, ты живешь один? – закинула она пробную удочку, пытаясь выведать у сына, не появился ли у него кто в Нью-Йорке.
-Да, я живу один, - ответил Джаред, приподняв брови. – И потом, у меня много работы, да и пока…
-Работа работой, но о себе забывать не стоит, - безапелляционно заявила Шерон, доставая яблочный пирог из духовки.
-Привет, пап, - увидев за столом отца с утренней газетой новостей, Джаред довольно улыбнулся. Джеральд не мог обходиться без того, чтобы не совершать ежедневный ритуал – чтение прессы за столом, будь то: завтрак, обед или ужин.
-Привет, сын, - отложив газету, отец тепло улыбнулся и, оглядев его с ног до головы, довольно хмыкнул. – Ну, что я тебе говорил? – бросил Джеральд довольный взгляд на Шерон. – Большой город пошел ему только на пользу. Оставшись в Далласе, он нарастил бы себе пивной живот, обзавелся тремя детьми и стал бы похож на Гейба Даггера.
-Пап, - рассмеялся Джаред и удивленно воскликнул: – У Даггера трое детей?
-Трое и все как один похожи на своего непутевого отца, - согласно кивнул он.
Раньше все считали Гейба Даггера школьной достопримечательностью. Многие его побаивались, предпочитали обходить стороной, потому что его компания не могла не отпустить сальных шуточек по любому поводу или просто ради удовольствия поиздеваться над более слабыми учениками. Девчонки в него влюблялись и не пропускали ни одной вечеринки, где появлялся Даггер. В средней школе Джареду пришлось много побегать, чтобы не попасть в поле его зрения, пока он не перерос Даггера на целую голову и не расквасил ему нос в раздевалке. После этого Гейб перестал к нему относиться как к слабаку, а через некоторое время они стали друзьями.
-Я думал Гейб остался в Остине, - задумчиво протянул Джаред. – Он вроде собирался открыть свое дело.
-Собирался, - подтвердил Джеральд. – Но что-то там у него не получилось, и он вернулся в Даллас. Женился на Саманте Кориган, устроился в автомастерскую и живет в маленьком домике с тремя детьми на четвертой улице.
-Да… - выдохнул Джаред и потер шею, присаживаясь за стол. – После Остина я его так ни разу и не видел.
-Хватит вам о Гейбе, - Шерон поправила скатерть на столе. – Давайте лучше пообедаем.
-Давайте, - подхватил ее Джаред и довольно потер руки.
-Ты руки помыл? – строго спросила она, посмотрев на него. – А ну-ка, быстро в ванну и за стол!
-Ну, мам, - капризным тоном протянул Джаред. – Прямо как в детстве.
-А ты для меня всегда ребенок, хоть и большой, - Шерон весело взглянула на него, когда он нехотя поднялся и поплелся в ванную комнату.
Джаред давно так вкусно так не ел. Он уже и забыл, как здорово сидеть в кругу родных и близких, а простая и домашняя пища может доставлять столько удовольствия. И только здесь в родительском доме, у него возникало чувство уюта, тепла и комфорта. Жуя и попутно рассказывая о жизни в Нью-Йорке, он плавно обошел тему, касающуюся его работы, развода с Сэнди и личной жизни, заострив немного внимания на новой квартире. Выслушав рассказ отца о новостях и переменах, произошедших за последние три года в родном городе, Джаред помог Шерон убрать со стола тарелки и, загрузив посудомоечную машину, отрезал себе еще кусок пирога.
-Вкуснотища, - довольно протянул он.
-Ты в детстве всегда любил этот пирог и уплетал его за обе щеки, - с улыбкой ответила она, заворачивая в фольгу остатки от курицы. – Кстати, ты надолго приехал?
-Нет, у меня вечерний рейс обратно, - Джаред вздохнул и покосился на электронный часы на холодильнике.
-Ой, как жалко, - Шерон повернулась и внимательно посмотрела на сына. – А мы думали, ты у нас хотя бы на неделю задержишься.
-Нет. Но в следующем месяце у меня отпуск, и я обещаю, что приеду к вам недели на две, - улыбнулся он и передал ей пустую тарелку.
-Хорошо, - ласково потрепав его по макушке, согласилась Шерон.
-Ладно, я пойду, переоденусь, - поморщился Джаред, уворачиваясь от ее руки. – Если что, я у себя, - бросил он с порога кухни и, перепрыгнув через ступеньку лестницы, пошел наверх.
С тех пор как он покинул Даллас, в его комнате все осталось без изменений, кроме оконных занавесок и старого кресла, которое развалилось от древности, стоило только ему в него сесть. Поэтому Джаред выбросил его в прошлый свой приезд три года назад. Окинув комнату взглядом, он слегка улыбнулся, вспомнив, как впервые привел сюда Сандру, а Шерон за весь вечер ни разу не заглянула к ним, что было несвойственно. Но, как выяснилось позже, Джеральд строго настрого запретил ей подниматься на второй этаж, дабы не смущать парня с девушкой. Джаред, конечно, был несколько удивлен таким положением дел, но не мог не выразить отцу благодарности.
Подойдя к письменному столу, он протянул руку к книжному шкафу, и взял с верхней полки школьный фотоальбом. Усевшись на стул, Джаред раскрыл его, и начал рассматривать вклеенные в него фотографии. Вспоминая детство и школьные годы, он усмехнулся над тем, какой он все-таки был смешной, нескладный до седьмого класса подросток, худой и угловатый, но всегда улыбающийся и жизнерадостный. Джаред пролистал несколько страниц и остановился на фотографии, сделанной перед самыми каникулами, где он был запечатлен с одноклассниками. Они как раз заканчивали восьмой класс и решили сделать групповой снимок на память. Джаред припомнил, как они в классе долго рассаживались, но из-за его роста, ему пришлось пересесть за другую парту, чтобы не заслонять собой сидевших позади ребят. После фотограф два раза щелкнул фотокамерой, и они отправились на физкультуру.
Джаред внимательно изучал снимок, пытаясь отыскать того самого парня, который был так похож на Эклза. Разглядывая учеников, он вдруг выхватил наполовину скрытое лицо.
«Падалеки, отсядь от Уэсли, из-за тебя остальных не видно», - ему вдруг вспомнились слова мистера Кинсли.
-Уэсли… - прошептал он себе под нос. Пролистав дальше, Джаред увидел фотографию сделанную в октябре того же года. На ней он позировал с граблями в руках - после уроков их класс заставили убирать школьную территорию. Джаред улыбнулся, вспомнив, как собрал огромную кучу листьев и, упав в нее, он широко раскинул руки в стороны. А Браун и Уэсли пытались поднять его, схватив за руки. Разворошив кучу, парни упали в нее, барахтались и смеялись в листве, как малолетки.
-А ведь точно, того парня звали Дженсен Уэсли. Светло-русые волосы, длинная челка… чем-то он отдаленно напоминал Эклза. Жаль фотки нечеткие. Кажется, должны быть еще. Джаред перевернул страницу и с удивлением подметил, что некоторые снимки приклеены на скотч и по всему выходило, что они были сделаны намного позже. Отодрав клейкую ленту вместе со снимками, он увидел под ними остатки клея на плотном картоне. У Джареда сложилось четкое ощущение, что на этом месте должны быть совсем другие фотографии, а если конкретнее, то не хватало трех снимков. Изначально было пять фотографий сделанных возле гаража, а теперь осталось только две. Почему он раньше не задумывался над этим? Сейчас он припомнил тот момент, когда решил вклеить новые фотографии, чтобы заполнить пустоты. Но тогда, то ли клея под рукой не оказалось, то ли он просто решил прилепить их на скотч, чтобы со временем их можно было заменить. И чем дальше он просматривал страницы, тем больше удивлялся, потому что все более или менее четкие снимки с Уэсли исчезли.
-Джаред, отец спрашивает, сможешь ли ты ему помочь в гараже? – вытирая руки о полотенце, Шерон вошла в комнату, заставив Джареда вздрогнуть.
-Да, конечно, - черт, он даже не слышал, как она поднималась по лестнице. Хреново. Захлопнув альбом, Джаред взял ключи из квадратной пластиковой банки на столе и, звякнув ими, подошел к ней. Задумавшись на секунду, он все же решил спросить: – Мам, а ты не помнишь случайно парня по имени Дженсен Уэсли?
-Дженсен Уэсли… – задумчиво протянула она. - А почему ты вдруг им заинтересовался?
-Просто припомнил школу, - Джаред незначительно пожал плечами.
-Да, кажется, я припоминаю такого, - неуверенно кивнула Шерон. – Он учился с тобой, но потом, по-моему, куда-то уехал. Не могу сказать точно, но, вроде это случилось после смерти его матери.
-У него умерла мать? – удивленно выдал Джаред. А ведь он даже этого и не помнил.
-Ну да, там история такая случилась… - махнув рукой, Шерон немного нахмурилась. - Ее машина сбила, а водитель с места происшествия скрылся.
-И что, его так и не нашли?
-Нет. Донну похоронили, а дело в скором времени закрыли, - она произнесла это в полной растерянности, будто всегда знала, но молчала. – Слушай, а ведь я помню его мать…
-Странно, не находишь? – заглянув ей в глаза, Джаред увидел в них негодование. – Ты помнишь ее полное имя?
-Да. Ее звали Донна Мария Уэсли.
-А в каком году это случилось?
-Погоди… - она прищурилась, напрягая память. – По-моему лет десять назад, в девяносто восьмом кажется.
-Угу, - потер он подбородок. – Теперь кое-что сходится…
-А что сходится? – недоверчиво переспросила Шерон.
-Да так, просто вспомнилось, - он махнул рукой. – Ладно, я пошел в гараж, посмотрю, что там делает отец.
-Ну, хорошо, только сильно там не усердствуйте, - крикнула она ему вдогонку.
-Слушаюсь, мэм, - шутливо отрапортовал ей Джаред снизу.
Накинув старую куртку, торопливо, как когда-то в детстве, он выскочил на улицу и, открыв ключом дверь, вошел внутрь гаража, отметив захламление в дальней части. Отец возился с инструментами, раскладывая их на металлической подставке возле открытого ветрового окошка. Протирая тряпкой, он аккуратно складывал их в деревянный ящик.
Обойдя отцовский пикап, Джаред бросил взгляд на старый диван с темно-малиновой потертой обивкой, который по-прежнему стоял в углу, что напомнило ему, сколько ночей он провел здесь, прячась от родителей. Приходя поздно ночью с очередной вечеринки, Джаред засыпал в гараже, устроившись на диване под стареньким одеялом, а утром отец будил его и выговаривал за то, что тот опять загулял с друзьями.
-Что это у тебя здесь за погром?
-Да, полки рухнули, весь инструмент и все, что на них хранилось, теперь одна большая куча, - пояснил Джеральд.
-Давай я тебе помогу, - участливо предложил Джаред.
-Возьми дрель, и займись полками.
-Ну, это как раз по мне, - весело принялся он за работу.
Разобрав старые вещи, книги и журналы, Джаред рассортировал их и сложил в коробки. Просверлив новые отверстия в стене, он вбил дюбеля и, подвесив деревянные полки, аккуратно составил на них картонные коробки. Расчистив угол, Джард чихнул от пыли и, почесав нос, увидел гитару, которая сиротливо выглядывала из-за дивана. Улыбнувшись, он достал ее и, протерев тряпкой, провел пальцами по струнам. Когда-то, он увлекался игрой на гитаре, и у него неплохо получалось, но встретившись с Сандрой, Джаред забросил инструмент, да так больше и не вспоминал о нем.
-О, ты нашел свою гитару? – отвлекся Джеральд на звук струн.
-Да, - вздохнул Джаред. Устроившись на диване, он пытался ее настроить. – Как давно я не держал ее в руках.
-Кстати, хотел спросить, а почему ты через улицу пришел, а не через дом?
-Э-э, - Джаред в замешательстве посмотрел на отца и отложив гитару, почесал затылок. – Не знаю, мне кажется, я всегда так делал, - пожал он плечами.
-Да, ты не изменяешь своим привычкам, - недовольно хмыкнул отец. – Ты и раньше бегал вокруг, лишь бы мы не догадались с матерью, что ты торчишь тут с… - Джеральд внезапно осекся и бросил на сына встревоженный взгляд.
-С кем, пап? – изумленным голосом поинтересовался Джаред.
-Думаю, что ты и сам знаешь с кем, - отвернувшись, он принялся складывать инструменты.
Неожиданный ответ озадачил Джареда, но чем больше он задавал вопросов, тем сильнее ему хотелось докопаться до истины.
-Пап, а ты помнишь Дженсена Уэсли?
-Почему вдруг ты меня о нем спрашиваешь? – с неприязнью в голосе произнес Джеральд и, отставив деревянный ящик с инструментами, развернулся к нему, сложив руки на груди.
-А что в этом такого? – спросил Джаред, заметив напряженный взгляд отца.
-Я думал, что вы все осознали, поэтому и расстались, - тяжело вздохнув, ответил он.
-Пап, о чем ты сейчас говоришь? – убрав гитару, Джаред подошел и неверяще посмотрел на него. – Что значит расстались?
-А разве ты не помнишь? – тот немного опешил. Не ожидая подобной реакции сына, Джеральд растерялся, но собравшись с духом, все же решил продолжить разговор. – После того, как у Дженсена умерла мать, он уехал из Далласа. Жаль Донну, она была замечательной женщиной, но… Джаред, может, не стоит вспоминать? Ты не представляешь, как тяжело было осознать, что твой сын гей, - он замер с открытым ртом, так и не договорив фразу, заметив, какими глазами смотрел на него Джаред.
-Что ты сказал? – Джаред схватил его за плечи.
-Я думал, это было всего лишь увлечение, которое со временем прошло. Да не тряси ты меня! – разозлился Джеральд. - Ведь после этого, у тебя появилась девушка, и ты стал нормальным парнем.
-А до этого я был ненормальным? – ошарашено выдал Джаред. – Да с чего вы взяли, что я гей?
-Да потому, что вы с Дженсеном... - отец запнулся, не решаясь произнести вслух того, что вертелось на языке. - Поначалу мы с матерью думали, что вы просто друзья, пока…
-Пока что? – выкрикнул Джаред, чувствуя, как внутри все сворачивается в тугой узел.
-Пока я не застал вас в гараже, вон на том самом диване, - мотнул он головой в дальний угол. – Я случайно спустился в гараж и, приоткрыв боковую дверь, увидел вас вместе. Джаред, ты не представляешь, какой шок я тогда испытал, - с горечью в голосе произнес Джеральд опустив глаза.
-А почему ты мне ничего не сказал? – в замешательстве выпалил Джаред. Чем больше правды выплывало наружу, тем труднее ему становилось воспринимать ее. К тому же, от своего отца он только что узнал про себя такие пикантные подробности, что голова пошла кругом. И все походило на правду.
-Мы пытались поговорить с тобой, но ты отказывался нас слушать, и что-либо объяснять, пока Донна не отправила Дженсена в интернат. Тогда мы подумали, что все закончилось. Ты начал хорошо учиться, больше времени проводил дома – мы с матерью нарадоваться не могли. Но когда этот парень приехал на каникулы, то стало понятно, что ничего не изменилось. Судя по твоему лицу, с которым ты встречал его и провожал, я понял, что ты влюблен. Дженсен был хорошим парнем – тихим, спокойным, но Джаред - он парень, а не девушка! И я все-таки надеялся, что ты когда-нибудь это поймешь.
-А что было дальше? – сев на диван, он обхватил голову руками. После рассказа отца, Джареду стыдно было смотреть тому в глаза, хоть он этого и не помнил, но по всему выходило, что действие имело место быть. Чего он отрицать не мог и почему-то, собственно, и не хотел.
-После смерти Донны, Дженсен уехал и больше никогда не возвращался в Даллас, - тихо ответил Джеральд. – Вот я и подумал, что вы все осознали, да и Шерон после этого ни разу не вспомнила его, хотя мне показалось это странным. Она любила Дженсена, несмотря на то, чем вы занимались. Но после того как Дженсен пришел попрощаться и сказал, что уезжает, мы больше не возвращались к этой теме.
-Это действительно очень странно, - севшим голосом поделился Джаред.
-Почему у меня складывается такое впечатление, что ты этого не помнишь? – неожиданно спросил Джеральд.
-Наверное, потому, что так оно и есть, - его плечи поникли. – Но я хочу вспомнить, - выдохнул Джаред.
-Но зачем, ты пытаешься это сделать? Зачем тебе это нужно? У тебя ведь нормальная жизнь, работа, ты встречаешься с девушками…
-Потому что я гей и мне кажется, что до сих пор люблю Дженсена, - неожиданно для себя ответил Джаред. И вдруг от этой мысли все встало на свои места. Он всегда знал и чувствовал это, а вчерашний сон стал тому подтверждением. Но чтобы, черт возьми, все это не значило, с Дженсеном необходимо поговорить, тем более что Джаред знает, где его искать. – Послушай, отец, как бы больно для тебя это не прозвучало, но с Сандрой я никогда не был счастлив. У меня всегда складывалось ощущение, что я занимаю чужое место, - добавил он для ясности.
-Джаред, что ты говоришь? – неверяще выдохнул Джеральд. – Да что с тобой?
-Со мной как раз все нормально, просто я проснулся от долгой спячки.
Закрыв глаза, он почувствовал тошноту и ноющую боль в голове. Джаред начал массировать виски, пытаясь дышать ровно, как делал это неоднократно, но вместо облегчения затылок прошило множеством острых игл, и яркая вспышка накрыла его. Он откинулся на диван, сдавив голову руками, и со стоном уткнулся в свернутое одеяло. Как в разбитом зеркале, в котором отразилась частичная картина, Джаред увидел Дженсена. Восторженный и влюбленный взгляд, чуть припухшие губы, подернутые легкой улыбкой... Джаред чувствует, как тепло вытесняет боль, постепенно наполняя тело будоражащим возбуждением, он понимает, что сейчас произойдет и отдается этому, полностью и безоговорочно подчиняется. Он получает удовольствие, от того что чувствует Дженсена внутри себя…
-Джаред!
Открыв глаза, он почувствовал, как его кто-то трясет за плечо. Сфокусировав взгляд, Джаред поежился и смущенно выдохнул.
-Что?
-Джаред, с тобой все в порядке? – услышал он испуганный голос отца.
-Да, все в порядке, просто устал немного, - Джаред перевернулся и лег на живот, стараясь скрыть от отца свое состояние.
-Точно? Может тебе в комнату пойти прилечь? – неуверенно переспросил он его.
-Нет, я здесь полежу немного, а потом, наверное, пойду, прогуляюсь.
-Ну, хорошо, - согласно кивнул Джеральд. – Тогда я скажу Шерон, чтобы она приготовила тебе чаю.
-Да, пожалуй, это то, что нужно, - в знак подтверждения, он вымученно улыбнулся отцу.
Похлопав его по плечу, Джеральд направился к боковой двери. Остановившись на пороге, он бросил на сына задумчивый взгляд, после чего, пожав плечами, вошел в дом.
Дождавшись, пока отец скроется за дверью, Джаред развернулся и улегся на спину. Поправив в штанах выпирающий член, он закинул руку за голову и озадаченно уставился в потолок. С его мозгами однозначно не все в порядке. Как только появляется головная боль, она обязательно сопровождается вспышками, которые рождают видения. Все сны и всплывающие картинки неосознанно выдает ему мозг, который сохранил часть информации, но где остальная часть – главная? Теперь он отчетливо понимал, что с его памятью не все в порядке, да и с ним, в принципе, тоже.
Поднявшись с дивана, Джаред запахнул куртку и вышел на улицу. Закрыв гараж и вытащив ключ из замочной скважины, он посмотрел на болтающийся брелок в виде земного шара. Потрогав его пальцами и покрутив немного, Джаред почувствовал знакомую связь. В голове, будто эхом пронеслось: «Где бы ты ни был, этот брелок всегда будет напоминать тебе обо мне».

Глава 9.

Проворочавшись всю ночь без сна, Дженсен лежал, прислушиваясь к монотонному тиканью будильника. Сцена в туалете не выходила из головы. У него все еще перед глазами стояло лицо Джареда. Его чуть нагловатая улыбка, раскосые и захмелевшие, подернутые поволокой глаза, немного припухшие от поцелуев губы, возбуждали до предела, а жаркое дыхание и шепот в ухо, от которого все тело покрывалось мурашками, подвело черту. Он чуть не рехнулся от нахлынувших чувств и эмоций. Одновременно так много и так мало. Дженсен истосковался по Джареду. Он запомнил его красивым парнем, а спустя десять лет, встретил безумно привлекательным и сексуальным мужчиной, от которого рвало крышу. Дженсен отчаянно нуждался в нем. Он хотел его еще больше, чем когда-либо.
Тяжело вздохнув, он открыл глаза и, посмотрев на часы, поднялся с постели. Дальше валяться в кровати не имело смысла. Встреча с пациентом назначена на девять, значит, в запасе есть еще два часа. Добредя до ванны, Дженсен скинул белье и вошел в душевую кабину. Включив воду и сжав рукой возбужденный член, он со стоном начал дрочить, опершись одной рукой о кафельную плитку. Блядь, два раза ночью и сейчас… Это безумие. Но он ничего не мог с собой поделать. Слишком уж очевидна была жажда. Вспомнив руки Джареда на своем теле, тесно прижимающиеся бедра и ощущение твердого члена, Дженсен сильнее сжал ладонь, и за быстрым движением последовал мгновенный оргазм. С хриплым криком выплеснувшись в кулак, он открыл глаза, после чего смыл сперму и, прижавшись лбом к холодному кафелю, с шумом выдохнул. Исход вчерашней встречи решил многое, теперь Дженсен хотел Джареда больше чем дышать. И он хотел получить его всего, каждой клеточкой души и тела. Он хотел вернуть его. Вернуть навсегда.
Приняв душ, Дженсен выпил стакан апельсинового сока – с кофеваркой возиться совершенно не хотелось - и как всегда выглянув в окно, увидел уже примелькавшийся за последнюю неделю «Ниссан». И не надоело им?.. Неужели они думают, что он не знает о слежке? Наивные. Или может, люди из бюро полагают, что он настолько глуп?.. Но пока у них нет доказательств, его не тронут. Сейчас не те времена, чтобы арестовать человека, не предъявив ему обвинений. Это Америка, мать вашу! ФБР изрядно придется потрудиться, чтобы вменить ему что-нибудь. Но как бы там ни было, он умеет играть на глазах у всех и при этом выглядеть вполне невинно. Пусть сначала его поймают. Пусть ОН его поймает. Джареду и не грех будет во всем признаться, а после, посмотреть в его красивое лицо.
Когда-то Алан прошел через подобное, но Дженсен совершенно не хотел идти по стопам отца. Он не хотел войны. Он мечтал о спокойной жизни с человеком, который будет ему не безразличен. Хотел работать и заниматься любимым делом, да, в общем-то, просто жить, как многие остальные. Мечтал ощутить тепло и уют, возвращаясь вечером домой. Улыбку и сияние любимых глаз. Разве это так много?
Поправив узел галстука, он накинул пиджак и, взяв с вешалки пальто, вышел из квартиры. Оставив вчера вечером машину на углу дома, Дженсен прошелся по тротуару мимо неприметного «Ниссана», мысленно поздоровавшись с мужчиной, который делал вид, будто изучает прессу. Хоть бы потрудился газету свежую купить, наблюдатель хренов. Недельной давности «The New York Times» в его руках с ярким заголовком о крахе на фондовой бирже, бросалась в глаза даже не сведущему в новостях читателю.
Ухмыльнувшись, Дженсен сел в машину и, преспокойно доехав до многоэтажного офисного здания, припарковался в подземном гараже. Нажав на автомобильном брелке кнопку сигнализации, он направился к лифтам, помахав по пути рукой охраннику. Поднявшись на восьмой этаж, Дженсен с облегчением вздохнул - все как обычно. Клерки, снующие из офиса в офис, в будние дни с понедельника по пятницу наводняли правое крыло. Левое же, где находился его офис, проживал своей собственной жизнью и наслаждался тишиной.
-Доброе утро, Марсия, - войдя в приемную, он приветливо бросил секретарше. Взяв со стола утреннюю корреспонденцию, Дженсен обратил внимание на ее хмурый вид. – Марсия, что-то случилось?
-Да какое оно доброе, когда с самого утра прилетел Мюррей и перевернул все вверх дном, - недовольно произнесла девушка. Она раскладывала папки на столе, сортируя их по датам.
Более трех лет назад, молодая и привлекательная брюнетка Марсия Уотерсон, закончившая Нью-Йоркский колледж, вынуждена была обратиться к частным объявлениям о найме. Когда она пришла наниматься на работу к Дженсену, то и предположить не могла, с чем ей предстоит иметь дело. Но проработав три месяца с испытательным сроком, девушка поняла, что ей во многом повезло, как с начальником, так и с работой. Следовало лишь четко выполнять свои обязанности и меньше болтать языком, что, в принципе, было не так уж и сложно.
-Ты же знаешь, что это временная, но вынужденная мера. Потерпи немного, скоро все закончится.
-Да, конечно, - Марсия понимающе кивнула.
Ее четкий взгляд на жизнь, кропотливость в работе, и соблюдение этических норм вызывали у Дженсена уважение. Девушка не пыталась заигрывать или привлечь его внимание, она просто старалась выполнить свою работу, не задавая лишних вопросов, за что в конце квартала получала премию.
-Дженсен, кофе хочешь? - вздохнув, Марсия отложила папки и включила кофеварку. – Можешь не отвечать, и так вижу, что хочешь, - сделала она вывод, обратив внимание на его покрасневшие и усталые глаза. - В кабинете я уже навела порядок. Пациент будет через двадцать минут и, кстати, звонила Дэннил.
-Черт! Я совсем про нее забыл, - ответил он с раздражением в голосе и, почесав лоб, вошел в кабинет.
Сняв пальто и повесив его на вешалку, Дженсен бросил корреспонденцию в лоток для почты, после чего сел за рабочий стол. Он обещал позвонить Дэннил в среду, но так и не нашел времени. Да и если честно, то не особо и хотелось, потому что перспектива увидеть Джареда оказалась более заманчивой, чем выслушивать очередные жалобы бывшей супруги. И как полагал Дженсен, теперь это была прерогатива Криса. Вот пусть он с ней и нянчится.
Дженсен отвлекся на вошедшую в кабинет Марсию. Секретарша бесшумно подошла к столу и поставила перед ним чашку с кофе. Посмотрев на нее, он вдруг подумал, как она умудряется ходить на каблуках, при этом не издавать ни звука?
-Черный, двойной, с одной ложкой сахара – все, как ты любишь, - и многозначительно добавила: - Босс.
-Спасибо, – он мягко улыбнулся, и сделал несколько глотков кофе. – Так что моя бывшая хотела? – Дженсен бросил взгляд в сторону и, поставил чашку на блюдце, звонко брякнув ей об него.
-Не знаю, но, судя по ее рассерженному голосу, ты опять в чем-то провинился, - взяв декоративную лейку в виде слоника, она полила цветы в горшках на подоконнике и взрыхлила лопаточкой землю.
-Когда же она оставит меня в покое? – он устало потер переносицу.
-Пока она не выйдет замуж или ты не женишься, спокойной жизни тебе не видать, - усмехнувшись, заметила она. – Хотя, зная тебя, со вторым это несколько проблематично.
Имея доверительные отношения с боссом, Марсия иногда могла позволить себе разговаривать с ним в подобном тоне, но, несмотря ни на что, она никогда не позволяла оскорбительных высказываний или осуждающих взглядов, зная о его предпочтениях.
-И чтобы я без тебя делал? – проворчал Дженсен, понимая, что в суждениях Марсии есть смысл.
-Как и всегда – работал, - пожав плечами, ответила девушка и, забрав полупустую чашку, вышла из кабинета.
Просматривая информацию по сегодняшнему пациенту, Дженсен крутил на пальце брелок с миниатюрной копией земного шара, что давно уже вошло у него в привычку. Его раздирали противоречивые чувства. Правильно ли он поступил? Может, не следовало показываться на глаза Джареду до Лас-Вегаса?.. Может, следовало подождать?.. Но как тут подождешь, если ему до боли хотелось его увидеть. Как усидеть на месте, зная, что он где-то рядом? Искушение и желание съедало его целиком. И чтобы не говорил Крис, он все равно сделал по-своему. Он шел напролом. Он нарочно выставил себя напоказ. Дженсен пока и сам понять не мог, для чего ему это понадобилось. Но что-то подсказывало, что именно так все и должно быть. Если уж судьба снова свела его с Падалеки, то нет смысла больше зарываться с головой в песок и отрицать свое существование. Может, пора выйти на сцену, зачем прятаться, когда жизнь тебе дает второй шанс?.. И чего уж говорить – Дженсен все еще любил и хотел Джареда, кем бы он не был.
-Мистер Эклз, пришел Эммет Шварц, - сообщила по селектору Марсия о приходе пациента.
-Хорошо, пригласи его, пусть проходит.
Как только он отключил мобильный - а Дженсен на время сеанса всегда отключал сотовый телефон - в кабинет вошел невысокого роста мужчина с чуть проступающей сединой на висках, одетый просто, но со вкусом. Его неуверенный взгляд говорил о том, что он все еще сомневался в правильности своего визита. Поздоровавшись, мужчина сел в свободное кресло напротив и нервно потер ладони.
-Мистер Щварц, не нужно нервничать, расслабьтесь, - надев очки, Дженсен еще раз пробежал глазами по страницам медицинской карты. В ней говорилось, что вследствие автомобильной аварии, которая произошла год назад, сорока двухлетний пациент получил травму головы, после чего страдает частичными провалами в памяти. Просмотрев рентгеновские снимки, Дженсен пришел к выводу, что провалы напрямую связаны с травмой головы пришедшей в височную долю. Ему необходима была четкая картина, чтобы восстановить утраченные фрагменты. А чтобы это сделать, нужно просканировать мозг. Что же… ситуация знакомая и много времени не займет.
-Итак, снимайте верхнюю одежду и ложитесь, - указав мужчине на небольшой мягкий диван возле окна, Дженсен снял пиджак и закатал до локтя рукава рубашки.
Согласно кивнув, Шварц снял кашемировое пальто и, устроившись на диване, недоверчиво взглянул на Дженсена.
-Мистер Эклз, а мне это действительно поможет? - неуверенно произнес мужчина, сложив руки на животе. – Дело все в том, что моя работа, мой бизнес…
-От того, что вы обратились ко мне, в любом случае хуже не будет. Тем более что вы уже оплатили мои услуги, - успокаивающе ответил он. – Ну а я постараюсь сделать все от меня зависящее.
Мужчина еле заметно кивнул.
Присев рядом с ним на стул, Дженсен положил ладонь на его голову.
-Закройте глаза, - попросил он тихо. – На счет пять, вы заснете.
Погрузив пациента в легкий транс, Дженсен аккуратно просканировал головной мозг. Отсеяв ненужную информацию до определенного периода, он увидел, что отдельные ячейки памяти, находятся в беспорядочном состоянии. При ударе произошло наслоение и теперь, необходимо было рассортировать информацию, чтобы отдельные фрагменты засветились. Для восстановления мозговой деятельности, и пострадавших участков головного мозга, ответственных за память, необходима квалифицированная помощь специалистов и, конечно же, адаптационный период. Из документов следовало, что Шварц прошел лечение в платном медицинском центре, там же он прошел восстановительный период, но остальное зависело уже не от врачей, а от самого человека. И на данном этапе ему требовалось время. А времени у Шварца не было. Опасаясь финансовых махинаций со стороны партнеров, которые могли воспользоваться ситуацией, узнав о его проблеме, он решил обратиться к Эклзу. На кону стояли большие деньги и Дженсен это прекрасно понимал.
Сделав «небольшую чистку» и восстановив последовательность картинок с помощью голосового управления «доктор и пациент», Дженсен закончил сеанс, после которого мужчина спал спокойным и размеренным сном. Эта процедура было последовательна и необходима, чтобы сгладить постороннее вмешательство. Через пять минут Дженсен его разбудит, заберет визитку и внушит, что они никогда не встречались. Шварц будет уверен, что посетил оздоровительный центр, где провел несколько сеансов восстановительных процедур. А пока…
-Марсия, что за шум? – выйдя в приемную, Дженсен прикрыл за собой дверь и недовольно взглянул на секретаршу. Та из последних сил пыталась сдержать прорывающуюся к нему в кабинет Дэннил. – Что за..., – удивленно выдохнул он.
-Дженсен! Нам надо поговорить, - уперев руки в бока, Дэннил гневно сверкала глазами. – И убери от меня своего бодигарда.
-Отпусти ее, Марси, - попросил он внешне спокойно, но внутри закипая.
-Я ей объяснила, что у тебя пациент, а ей все равно. Прет как танк! – секретарша возмущенно взмахнула руками и отошла от разъяренной экс-супруги Эклза на приличное расстояние.
-Все! Всем успокоиться, - немного повысив голос, он мысленно дал установку полного штиля. – Марси, свари нам, пожалуйста, кофе, - сдержанно обратился он к секретарше, после чего развернулся к бывшей жене. – Дени, присядь на минутку, я сейчас провожу пациента, а после мы поговорим с тобой. Хорошо?
Обе женщины согласно кивнули.
Поджав губы, Дженсен посмотрел на часы и пошел будить пациента.
Проводив Шварца и мысленно пожелав ему удачи, Дженсен распахнул дверь своего кабинета перед Дэннил, и безмолвно указал ей рукой, приглашая войти.
-Кто тебе дал право врываться в мой офис без приглашения? – прошипел он, как только за бывшей супругой закрылась дверь. – Ты совсем страх потеряла? Что ты себе позволяешь?
Дернув ее за руку, Дженсен одним толчком усадил Дэннил в кресло. Устроившись за столом напротив, он с раздражением посмотрел на нее.
Естественно, таких резких выпадов от бывшего мужа она совершенно не ожидала, так как ранее ничего подобного не случалось. А от замораживающего взгляда, которым он ее сейчас прожигал, Дэнил вжалась в спинку кресла.
-Я просто хотела поговорить, - пискнула она. – Ты обещал позвонить после Японии, но так и не…
-Если я не позвонил, значит, был занят! – рявкнул он. – Кстати, что касается ремонта твоей машины, то я им заниматься не собираюсь. Кажется, мы уже разговаривали на эту тему. Думаю, с этим тебе лучше обратиться к Крису.
Дженсен не настроен был сейчас вести мирную беседу. После сеанса ему требовалось немного покоя и тишины, а вместо этого его ожидало выматывающее времяпровождение с Дэннил. В последнее время она только и делала, что доставала его своими упреками.
-Я не об этом хотела поговорить, - чуть слышно произнесла она.
-Что тебе еще от меня нужно? – вскочив с места, он подлетел и, нависнув на ней как коршун, с бешенством уставился на нее. – Я оставил тебе полностью меблированную трехкомнатную квартиру в центре, выплатил большую стоимость за автомобиль и заметь… не дешевый. Ты спишь с моим лучшим другом и у тебя вроде все прекрасно. Так что тебе еще нужно?
Вздрогнув, Дэннил нервно сглотнула и после секундного замешательства посмотрела ему в глаза.
-Свободу, - с печалью в голосе ответила она.
-Свободу? – выпрямившись, Дженсен удивленно моргнул. – Дэннил – мы разведены.
-Дженсен, ты знаешь, что я люблю тебя с шестнадцати лет, - начала она. Встав перед ним, Дэннил на мгновение прикрыла глаза, и шмыгнула носом, стараясь сдержаться, чтобы не расплакаться. Вся ее напускная бравада исчезла, как только она вошла в кабинет. Сейчас перед Дженсеном стояла расстроенная и несчастная женщина. – Наш брак не принес нам ничего хорошего. Как бы мы не старались, у нас ничего не вышло. Да что сейчас говорить, ты и сам все прекрасно знаешь. Я устала от всего этого, я хочу другой жизни и других отношений. И я знаю, что ты можешь мне помочь.
-Прости, - тяжело вздохнув, он прижал ее к себе и, обняв, поцеловал в висок. Им обоим было нелегко. – Что ты хочешь? – тихо спросил Дженсен.
-Помоги мне забыть тебя.
-Ты понимаешь, что я не могу вычеркнуть себя полностью? – прошептал он. – Мы слишком долго были у всех на виду.
-Понимаю, - с дрожью в голосе ответила она. – Крис предложил мне переехать к нему, и я хочу этого не меньше его, но я боюсь все испортить. Боюсь. Он ведь твой друг, и я не хочу проблем. Ведь каждый раз, когда мы будем сталкиваться, а это непременно будет, ты же меня знаешь, - она заглянула ему в глаза. – Я все равно буду к тебе цепляться.
-Да, ты неисправима, - усмехнувшись, он погладил ее по спине. – И знаешь, я не против того, чтобы ты переехала к Крису. Вы двое как нельзя лучше подходите друг другу, это я понял еще со школы. Так что, пользуйся моментом и не упусти свой шанс.
-Поэтому я хотела попросить тебя об одолжении…
-Конечно, Дэннил, конечно.
-Ты просто подправь мне кое-что, - она выжидающе посмотрела на него. – Я же знаю, ты это можешь.
-Хорошо.
-Спасибо и прости за все.
Улыбнувшись ей, он кивнул головой и мягко коснулся ее сознания. Отодвинув себя на второй план, Дженсен четко выделил улыбающееся лицо Кристина Кейна, и стер последние тридцать минут пребывания Дэннил в своем офисе. Усадив ее обратно в кресло, он нажал кнопку селектора и напомнил секретарше о кофе.
Войдя с подносом в руках, Марсия поставила на стол две чашки и вазочку с печеньем. С опаской посмотрев на Дэннил, она увидела на ее лице безмятежный взгляд, от чего пришла в полное негодование. Как будто и не было урагана.
-Дженсен, что ты…
-Спасибо, Марси, ты свободна, - перебил он ее и, не дав договорить, выпроводил из кабинета.
-Эм… Дженсен? Так что я хотела? – немного растерянно спросила Дэннил. В данный момент на ее лице отражалось замешательство.
-Ээ... ты пришла поговорить о том, что вы с Крисом решили жить вместе, - изменяя версию, напомнил он ей. – Но я ничего не имею против, так что все в порядке, - вежливо улыбнувшись, Дженсен придвинул к ней чашку с кофе.
-Ах, да… Дженсен, ты извини, но Крис мне нравился еще со школы, - смущенно протянула Дэннил. – Но ты же знаешь его - он всегда был скромником. И стоило тянуть столько времени, чтобы признаться в своих чувствах?
-Да, Крис всегда был тихоней, - будничным тоном подтвердил Дженсен, присаживаясь на край стола.
-Я, конечно, была счастлива с тобой и все такое, но Крис для меня значит нечто большее. Ты понимаешь?
-Понимаю, - усмехнулся Дженсен. И уже более серьезно добавил: – Я думаю, что у вас все получится.
-Я надеюсь, ты не в обиде на него? – улыбнувшись, она опустила глаза.
-Нет. Не переживай, все нормально.
-Ну, тогда я пошла, - Дэннил сделала несколько маленьких глотков кофе и, поднявшись с кресла, довольно улыбнулась. – И передай своей секретарше, что кофе у вас отличный.
-Обязательно передам, - Дженсен придержал дверь, выпуская Дэннил из кабинета.
Проводив взглядом удаляющуюся фигуру по коридору, он с нескрываемым облегчением вздохнул.
-Вот это номер! – выпалила Марсия, как только бывшая супруга Дженсена вошла в лифт.
-Это не обсуждается, - вздернув брови, он взглядом дал понять, что вопрос закрыт.
-Как скажешь, босс, - пожав плечами, ответила секретарша.
-На сегодня все. Я поехал домой, - одевшись, Дженсен закрыл кабинет. – Так что до вторника ты свободна. Съезди куда-нибудь на выходные, отдохни.
-Значит, тебя в городе не будет?
-Да.
-Ну, тогда я поеду и навещу родителей.
-Замечательная идея. И…
-Рот держать на замке, - продолжила она за него.
-Умница, - подмигнув ей, он вышел в коридор.
-Сама знаю, - рассмеялась Марсия.

***
Сойдя с трапа самолета, Джаред получил багаж и сев в такси, размышлял всю дорогу, пока добирался до дома. Что же ты натворил, Дженсен? Что за обстоятельства вынудили тебя пойти на такой шаг?
Побывав на кладбище и выяснив, что даты смерти Донны Уэсли и Анны Эклз, один в один совпадают, он пришел к неприятному выводу - Дженсен сменил фамилию и полностью поменял биографию. Но для чего? И почему Джаред его не помнил? Ведь они были очень близки. Он чувствовал это. И возвращаясь сейчас из Далласа, Джаред был твердо уверен в этом. Между ним и Дженсеном существовала связь. Не мимолетное юношеское увлечение, о котором забываешь спустя месяц, а чувства – сильные и настоящие. А вчерашний поцелуй в баре лишь закрепил его уверенность.
Джаред и раньше подозревал в себе непонятную тягу к мужчинам, но все время ссылался на влияние общества. Сейчас ему вспомнился случай, когда он учился в университете, и на одной из вечеринок находясь в изрядно подвыпившем состоянии, переспал с парнем, но это все было не то. Было прикольно, но не так волнующе, как в видениях с Дженсеном. Или в воспоминаниях? Черт! Он уже и сам не знал, где правда, а где ложь. Джаред столько раз сегодня за день задавал это долбанный вопрос «почему?», что у него уже голова пухла. И как Дженсен посмел вычеркнуть его из своей жизни?! Что случилось?.. И сейчас как никогда Джаред хотел это знать, потому что больше так продолжаться не может.
И чем больше он размышлял, тем больше начинал злиться. Все сводилось к тому, что Дженсен действительно занимался аферами. И, скорее всего, он обладал способностями. Только вот какими?.. По крайней мере в бюро об этом ничего не известно. И теперь встает еще один вопрос – стоит ли сообщать Саммерсу о том, что он раскопал на Эклза? Это может быть палка о двух концах. Если начнется следствие, то он сам окажется замешанным в этом деле, после чего последует его немедленное отстранение, а этого Джаред допустить не мог. Ему совершенно не хотелось фигурировать и идти свидетелем, ведь еще неизвестно, во что выльется его связь с подозреваемым. Остается только одно – вытрясти правду из Дженсена. И пока он не разберется во всем сам лично, пока не выяснит, что же произошло, Джаред никому ничего не скажет.
Подъезжая к дому, он взглянул на темные окна своей квартиры и, рассчитавшись с водителем, вышел из машины. Находясь на полпути к подъезду своего дома, в голове у Джареда вдруг возникла шальная мысль: «А почему бы не сходить к Дженсену прямо сейчас?». Остановившись, он резко развернулся, и уже было хотел направиться к Эклзу, но, увидев припаркованный «Ниссан», вспомнил о слежке и передумал. Выругавшись, он пошел домой, отложив на время эту идею. Наблюдение не снимут, пока не закончится операция, но до Лас-Вегаса им необходимо поговорить. Нужно выяснить, что за херня происходит! От всех этих мыслей Джаред невесело вздохнул и сверился с часами. Картер сменит Менинга через час тридцать, значит, он еще успеет перекусить и принять душ. Вспомнив о пироге, который ему дала с собой в дорогу Шерон, Джаред усмехнулся и, войдя в квартиру, первым делом прошел на кухню, чтобы включить кофеварку.
Приняв душ, он переоделся в джинсы и пуловер с V-образным вырезом, после чего отрезал себе довольно приличный кусок пирога, и с удовольствием съел его, запив кофе. Прицепив брелок с земным шаром на связку ключей, Джаред накинул кожаную куртку, и не спеша вышел на улицу. Морозный воздух обжег лицо. Спрятавшись в тени деревьев, он дождался положенного времени и как только отъехал «Ниссан», бесшумной тенью проскользнул к дому Эклза. Заскочив в подъезд, Джаред поднялся на второй этаж и остановился возле квартиры с номером 2А. Собравшись с мыслями и уняв сердцебиение, он с силой нажал на кнопку звонка. Но, по-видимому, ему никто не спешил открывать дверь. Прислушавшись к тишине, Джаред пришел к выводу, что хозяина нет дома. Раздосадованный таким исходом он уже повернулся, чтобы уйти, но неизвестно по какой причине вместо этого снова позвонил в дверь. А спустя секунду услышал, как щелкнул замок и в открывшемся проеме перед ним возник Дженсен. Тот стоял в одном спортивном трико, подслеповато щурился и с удивлением смотрел на него. От растрепанного и полусонного вида Эклза, Джареда бросило в жар. Всем трезвые мысли в раз куда-то испарились. Зачем он здесь и по какой причине пришел, Джаред уже не помнил.
-Джаред? – после секундного замешательства, первым опомнился Дженсен. – Что ты здесь делаешь?
Этот отрезвляющий вопрос пришелся как нельзя кстати.
-Надо поговорить, - придя в себя, быстро ответил он и, не спрашивая разрешения, вошел в квартиру. Захлопнув дверь, Джаред привалился к ней спиной и обвел взглядом квартиру. Высокие потолки и богатый интерьер говорил о том, что ее владелец далеко не бедный человек.
Приглушенный свет от светильника в коридоре, вырвал часть комнаты, скрытой в полумраке. В глаза сразу бросилось разобранная кровать со скомканным одеялом и помятое лицо Дженсена.
Сделав шаг назад, Эклз в замешательстве посмотрел на него.
-Нам надо поговорить, - снова повторил Джаред.
-О чем? – хриплым то ли со сна, то ли от волнения голосом произнес Дженсен.
-У меня есть к тебе несколько вопросов, а точнее куча вопросов, много вопросов, на которые я желаю получить ответ! - Джареда начинало потряхивать. Отлепившись от двери, он подошел ближе и, достав из кармана ключи, повертел брелком перед лицом Дженсена. – Это тебе ни о чем не говорит?
Увидев знакомый брелок с миниатюрным земным шаром, Дженсен закрыл глаза и тяжело вздохнул.
-Ну, чего молчишь? – прошипел Джаред, начиная закипать.
Открыв глаза, Дженсен в упор посмотрел на него.
-Пошли на кухню, здесь холодно, - он потер предплечья ладонями. - И разуйся, пожалуйста.
Падалеки бросил взгляд на его босые ступни и, кивнув, снял куртку и обувь, после чего последовал за ним.
Включив свет, Дженсен почесал затылок и неуверенно обратился к Джареду:
-Дай мне минуту. Мне нужно одеться, а ты пока можешь тут похозяйничать и сварить кофе, - дождавшись кивка от Джареда, Дженсен развернулся и скрылся в полутьме коридора.
Осмотревшись, Джаред порылся в кухонных шкафах, решив проверить их содержимое и, обнаружив, наконец, банку с молотым кофе, заправил кофеварочную машину. Подождав с минуту - Дженсен сказал, что ему нужна минута, а минута уже давно прошла - он с чувством выполненного долга, отправился на поиски Эклза, а то сбежит еще чего доброго, заодно и осмотреться не помешало бы.
Побродив по гостиной, Джаред отметил, как дорого и со вкусом обставлена комната. Мягкая мебель и небольшой камин в центре, вызывали некое подобие уюта и тепла, даже плотно задернутые шелковые портьеры на французском окне оказались подобраны в тон и соответствовали интерьеру. Да, это не его берлога, в которой и мебели-то практически не было. Не найдя ничего интересного, что могло бы его заинтересовать как агента, он хмыкнул и двинулся дальше. Заслышав шум воды, Джаред прошел в спальню и чуть не присвистнул от восторга. Большая кровать queen-size впечатляла. Присев на нее, он подпрыгнул и с удовольствием почувствовал, как приятно пружинит под задницей матрац. Блядь, надо было себе такую же купить.
Когда он на последние деньги, выбирал в магазине кровать, Розенбаум, увидев какую бедолагу собрался купить его друг, со смехом предложил отказаться от подозрительного уродства и приобрести приличный траходром. «С твоим ростом комично спать на подобном. А если ты приведешь кого-нибудь? Как вы вдвоем уместитесь?» - пообещав добавить денег, вещал Майкл. Но Джаред же гордый. На хрена ему долги, когда и на полуторке поспать можно. А теперь, вспомнив слова друга, Джаред пожалел, что не послушал совета Розенбаума. Вот закончится все, и он обязательно приобретет себе таку…
Внезапно, его взгляд остановился на фотографии в металлической рамке, стоявшей на комоде возле кровати.

***
Вот такого поворота Дженсен точно не ожидал. Вернувшись днем из офиса, он сделал несколько звонков, после чего доел вчерашний салат и, отказавшись по телефону от ужина с друзьями в ресторане, лег спать. Накануне их вылазки в Вегас светиться всем вместе не стоило. Но разбудивший внезапной трелью звонок застал Дженсена врасплох. Он явно не ожидал увидеть на своем пороге Джареда. Ну…, может быть и ожидал, но не так скоро.
Почистив зубы, и наскоро сполоснувшись под душем, Дженсен вытерся полотенцем и, надев чистую футболку с джинсами, вышел из ванной. Увидев Джареда в спальне, он замер в оцепенении. Тот держал в руках фотографию, сделанную десять лет назад - их фотографию.
-Эм… я же просил… подождать меня на кухне, - запинаясь, произнес Дженсен. Его сердце забилось с удвоенной скоростью и грозилось вот-вот выпрыгнуть наружу.
-Что-то мне расхотелось там тебя дожидаться. У тебя тут столько всего интересного, - поставив рамку обратно на комод, Джаред подозрительно нервно усмехнулся и, подошел к Эклзу вплотную. – Между прочим, я искал эту фотографию, - дотронувшись до его щеки, он мягко, чуть касаясь пальцами, провел по скуле, ощутив дрожь во всем теле. Заглянув в глаза Дженсену, Джаред увидел, как потемнели у того зрачки, а учащенное дыхание выдало его с головой. Сомнений больше не было. Нужно было решаться – сейчас или никогда.
-Ну, здравствуй, Дженсен Уэсли, - тихо произнес Джаред.
Секундная пауза, еле заметный вздох.
-Привет, Джей…

Глава 10

-Дженс…
Джаред чуть наклонился вперед и легкий дрожащий поцелуй, как прикосновение крыла бабочки, скользнул по губам. А дальше, пробуя на вкус, чуть смелее, он опалил его жарким дыханием и замер. Дженсену мало. Хочется больше. Еще. Но внутренний голос подсказывал «подожди». Непередаваемая игра взглядами. Будет ли продолжение?
Будет. Джаред потянулся к нему сам, обвел языком по кромке верхней губы, будто слизал сливки и закрыл глаза. Все. Закрутилось, понеслось. Джаред ощутил, как Дженсен обнял его, прижал к себе с такой силой, что на миг вдруг показалось, что сейчас он расплющится и рассыплется на тысячи частиц - мелких, дребезжащих, поющих. Его обдало волной нестерпимого возбуждения, Джаред еле успевал хватать ртом воздух, погружаясь в ощущения.
Дженсен целовал с жадным напором. С голодным безумством вжимаясь бедрами, он терзал его губы, выводя роспись языком во рту, заигрывая и соблазняя, требуя и прося одновременно, то отдавая инициативу, то забирая обратно. Джаред терялся, забыв, что существует что-то еще. Ему хотелось полностью отключиться от внешнего мира, и принять все, что ему предлагают.
Он терся о Дженсена и постанывал, как будто нашел что-то потерянное и давно утраченное, нечто ценное и самое дорогое. Но, что самое удивительное, похоже, что Эклз ощущал то же самое. Его руки блуждали по телу Джареда, от их прикосновения бросало то в жар, то в холод. И пусть память ему изменяла, пусть в сознании мелькали только фрагменты, тело знало и помнило.
Джаред отвечал на каждый поцелуй, на каждое прикосновение, чувствуя желание и взрывоопасное возбуждение, и как только на его зад легли сильные, требовательные и знающие руки, он невольно прижался к Дженсену еще теснее. Ощущая через плотную ткань джинсов, как собственный член упирается в возбужденный член Эклза, Джаред непроизвольно издал стон.
-О, Боже…
-Джей, хочу тебя… пожалуйста…
Нашептывал Дженсен, не переставая целовать и покусывать его губы. Одной рукой он забрался Джареду в джинсы и гладил через тонкую ткань боксеров впадинку между ягодицами.
-Джей, ну, пожалуйста, - умоляюще протянул он.
-Дженсен, я хочу знать, - задыхаясь, прохрипел он в ответ, подставляя шею под поцелуи, чувствуя, как судорожно сжимаются мышцы внизу животы.
-После, все после, - прошептал Дженсен, лаская губами его шею, вдыхая умопомрачительный и до боли знакомый запах - ваниль и пряности, и еще тонкий аромат геля для душа. Дженсен втянул губами кожу и, отпустив, посмотрел на влажное пятно. – Ты пахнешь восхитительно. Сладко.
-Ты мне обещаешь? – отдаваясь сумасшедшим ласкам, выдохнул Джаред.
-Да… - только и смог ответить Дженсен, расстегивая болты на его джинсах, потому что остальное уже было неважно. Главное - побыстрее раздеться.
Они лихорадочно целовались и одновременно стаскивали друг с друга одежду, путаясь в штанинах и рукавах, толкаясь, как подростки, постепенно передвигаясь к кровати. Стянув с Джареда боксеры, Дженсен толкнул его на постель и, замерев, жадно впитывал взглядом каждый изгиб тела, каждый мускул, каждую черточку на гладкой коже.
-Господи, я уже и забыл, как ты красив, - сверкнув восхищенным взглядом, пробормотал Дженсен и навалился на него сверху. – Как я мог… ну какой дурак… - бормотал он, покрывая Джареда поцелуями. Он сходил с ума от ощущений, вылизывая, целуя и постанывая от удовольствия. Дженсен давно не испытывал ничего подобного. И этого он лишил себя сам.
Очень медленно он опускался вниз, целуя каждую родинку, каждую впадинку, вспоминая и восторгаясь тем, что все еще помнит, знает и любит. Вдыхая пряный аромат тела, Дженсен обвел ладонями мускулистую грудь Джареда. Наклонившись, он коснулся губами кожи, и услышал приглушенный стон, который тут же затерялся в тишине комнаты. Он прикусил и оттянул сосок, обвел языком его контур и, накрыв губами, успокоил маленький комочек плоти, а после снова дразнил, уже другой.
Закрыв глаза, Джаред хрипло стонал и отдавался во власть этих губ. Он хотел этих ощущений, ждал, от чего плавился как воск.
Переместившись ниже, Дженсен провел языком по животу вдоль темной дорожки волос и, погладив бедра Джареда, обхватил рукой его налитой член. Облизав губы, он провел по стволу ладонью вверх-вниз и, заметив маленькую родинку, притаившуюся в паху возле темных завитков, улыбнулся, мысленно прошептав ей: «Привет, я вернулся».
Любуясь членом Джареда, Дженсен потрогал большим пальцем уздечку и слизал капельку выступившей смазки. Улыбнувшись, он обхватил головку губами и, втянув в рот член, с наслаждением начал посасывать.
Джаред едва мог дышать. От чувственных и настойчивых ласк, правильных и таких нужных сейчас, он вскрикивал и подбрасывал бедра вверх, пытаясь проникнуть глубже в охренительный рот.
-Господибожемой… Дженсен, где ты был? – пробормотал Джаред. Протянув руку, он провел пальцами по короткому ежику на голове Дженсена, такого крышеносного минета ему еще никто и никогда не делал, а может быть... – Сделай так еще…
-Все, что хочешь, - выпустив на мгновение изо рта член, прошептал Дженсен. Усмехнувшись, он расслабил горло и снова глубоко вобрал его рот. И радостно и сладко, здорово и приятно доставлять удовольствие тому, кого любишь. А Дженсен его любил. Всегда любил. Преданно и верно.
Джаред врывался как сумасшедший, скулил и хрипло постанывал, просил и подбрасывал бедра, требуя немедленной разрядки, которая вот-вот должна была последовать.
От его голоса у Дженсена скручивалось все внутри. Он долгие десять лет мечтал услышать эти стоны. Хотел почувствовать его вкус и запах, насладиться чувствами, ощутить жар тела и умопомрачительную тесноту внутри. Сжав рукой свой член у основания, чтобы не кончить раньше времени, он дарил Джареду удовольствие и получал его сам.
-Бляяядь… - выгибаясь и кончая, вскрикнул Джаред, от чего Дженсен плотнее сжал губы и ощутил солоноватый привкус во рту. Сглотнув теплую сперму и выпустив член изо рта, он облизнулся и с улыбкой посмотрел на него.
-Когда ты кончаешь, ты безумно красив, - прошептал он, любуясь потрясающим телом Джареда. – И если я сейчас тебя не трахну, то рехнусь.
-Так чего же ты ждешь, - приоткрыв глаза, произнес Джаред. – Приглашения?
-Я сейчас, - соскочив с кровати, Дженсен метнулся в ванную и, прогромыхав там чем-то, вылетел с тюбиком любриканта и пачкой презервативов в руках.
-Ого! - только и смог на это сказать Джаред, потому что возбужденный и раскрасневшийся Дженсен со сверкающими и шальными глазами, оказывается, то еще зрелище.
-Ну да, - игриво ответил он.
Забравшись на кровать, Дженсен уселся между длинных ног Джареда и, согнув их в коленях, развел в сторону. Поедая его тело голодным взглядом, он посмотрел ему в глаза.
-Ну, какой же ты…
Джаред разглядывал его из полуопущенных ресниц, и было в этом что-то знакомое и близкое. Дженсена был нереально красив. Подтянутое тело, правильные черты лица, потрясающие глаза, в которых Джаред тонул, стоило только посмотреть в них, а губы… Его потрясающие губы… Фантастика. Дженсена хотелось любить. Ему хотелось отдаться, почувствовать в себе и просить еще. Хотелось всего, целиком и сразу. Джареду нужно было, чтобы он принадлежал только ему. В который раз у него сегодня возникло чувство, что он именно тот, кто ему необходим. И то, что Дженсен вытворял минуту назад, говорило, что он знал Джареда и его тело лучше, чем кто-либо. Джаред хотел вспомнить. Все.
-Дженсен?
-Да.
-Я не знаю, что ты сделал, но я хочу все вспомнить. Хочу вспомнить тебя и все, что было между нами.
Дженсен прикрыл на секунду глаза и еле заметно кивнул.
Он без колебаний упал на него, лихорадочно бормоча и покрывая поцелуями лицо.
-Прости меня, пожалуйста. Люблю тебя, больше жизни. Все брошу ради тебя, все расскажу, не могу больше так. Я сдохну без тебя, только вернись, - остановившись на секунду, Дженсен с тоской посмотрел на него и, впившись губами в его рот, начал отдавать и возвращать Джареду все, что у него было. Все, что он помнил и хранил. Все чувства и воспоминания, которые хранились долгие годы, выливались каскадом. Дженсен восстанавливал и возвращал себя на положенное место. Туда, где он и должен был быть - рядом с Джаредом, вместе и навсегда.
С ворвавшейся яркой вспышкой Джареда подбросило от количества информации и воспоминаний, таких болезненных и нужных. Он слегка оттолкнул от себя Дженсена и растерянно смотрел в его расширенные зрачки. Все постепенно вставало на свои места: школа, гараж, дом, их встречи и расставания, отношения - запутанные, но правильные и самые лучшие; первый поцелуй и сексуальный опыт, любовное томление и тяга друг к другу, верность ожидания и преданность. Все, о чем он забыл и лишился на долгие годы. Все, чего он хотел и о чем мечтал. А еще, наконец, вернулся Дженсен и его дар. Теперь многое становилось понятно.
-Зачем? – дрожащими губами спросил он его.
-Потому что любил, - тихо ответил Дженсен. В его глазах читалась боль и паника, одиночество и отчаяние.
-Идиот, - промолвил Джаред и, притянув его за шею, впился в губы долгим и ненасытным поцелуем. – Ты мне все расскажешь, только попробуй отмазаться, - отдышавшись, он улыбнулся и лизнул его в нос. – Ты мне должен десять лет и я не слезу с тебя, пока не получу все обратно.
-Все верну, только будь рядом, - выдохнул Дженсен, обжигая взглядом.
-Куда ты денешься, конечно, вернешь, - целуя и лаская его спину руками, прошептал Джаред. – А уж от меня избавиться даже не пытайся.
-Как же я тебя люблю, - бормотал между поцелуями Дженсен.
-Хочу тебя…сейчас же…ну, давай…
Джаред хотел его все так же, как и раньше.
-Да, сейчас…
Открутив крышку тюбика, Дженсен трясущимися руками выдавил гель на пальцы и, дотронувшись до сжавшегося отверстия, остановился, почувствовал, как Джаред вздрогнул.
-Что? – взволнованно спросил он его.
-Дай сюда! – Джаред выхватил у него смазку и, выдавив немного, ввел себе палец в задний проход. – Мы так до утра не трахнемся, а мне, между прочим, завтра на работу.
У Дженсена внезапно возникло ощущение, что они расстались только вчера и Джаред, как всегда, ворчит, потому что боится проспать в школу. Он хлопнул ресницами и сглотнул, увидев, как тот ловко орудует пальцами в заднице. Джаред растягивал себя, шипел и морщился, но продолжал крутить ими внутри, проталкивая глубоко, прикрыв глаза. Все такой же нетерпеливый, как и раньше. Горячий и самый лучший. Дженсен завороженно смотрел, как он, закусив губу, пытался сдержать стон, а его член на глазах увеличивался в размерах, постепенно достигая боевой готовности. Джаред настолько сейчас был открыт и доступен, что у Дженсена рвало крышу. Хотелось ворваться в него и наверстать все упущенное. До боли хотелось трахаться и кричать от удовольствия. Взять все, от чего он когда-то отказался.
Натянув на свой член презерватив, он остановил Джареда давая понять, что уже достаточно. Подтянув его за колени, он приставил головку к пульсирующему отверстию и, придерживая член у основания, начал медленно проталкиваться внутрь. Покрываясь мурашками от ощущений, Дженсен со стоном вошел до конца и остановился. Поймав губы Джареда, он поцеловал его нежно, любяще и благодарно.
-Ох, ни хрена себе, - захлебываясь от чувства наполненности, выдохнул Джаред.
-Люблю тебя, - прошептал Дженсен. Чувствуя жар и тесноту, он немного поддался назад и снова толкнулся вперед. – Господи, ты такой узкий…
Закинув ноги Джареда себе на плечи, он оперся на руки и посмотрел в его раскосые глаза. Дождавшись кивка и почувствовав, как Джаред обнял его, он начал скользить взад-вперед, входя на всю длину, наращивая и убыстряя темп. Дженсен вбивался и шептал, ловил губы и целовал, сходил с ума и тонул. Сделав вращательное движение бедрами, он почувствовал, как вздрогнул и заскулил под ним Джаред. Проделав этот финт несколько раз, Дженсен просунул руку между животами и, обхватив ладонью его член, начал дрочить ему, попадая в собственный ритм. Все смешалось воедино: крики, всхлипы, удовольствие, осталось только взлететь и наслаждаться полетом.
-Давай Джей, я не могу больше терпеть…
-Еще... немно… - не успел договорить Джаред и выплеснулся ему в руку.
-Джей, - всхлипнув на самом пике, Дженсен рывком вошел глубоко, замер на секунду, после чего начал быстро вбиваться членом. Он стонал в голос, именно так, как хотел. Именно так, как нужно было Джареду. Именно так, как хотелось обоим, чтобы достигнуть разрядки, взорваться и рухнуть от усталости и опустошенности.
-Дженсен?
-М-м, - прохрипел тот, лежа на Джареде.
-Ноги отпусти.
Приподнявшись, Дженсен вышел из него и, стянув презерватив, бросил на пол. Подождав, пока Джаред выпрямится, он снова устроился на нем сверху и нежно поцеловал в губы. Потершись животом о живот, Дженсен размазал сперму и довольно улыбнулся.
-Ну вот, мы опять перемазались в смазке и в сперме.
-Такое ощущение, как будто нам опять семнадцать, - громко рассмеялся Джаред и спихнул его с себя. – Пошли в душ, а потом ты мне все расскажешь. Ах ты, черт! - остановился он на полпути к ванной. – Это ничего, если я у тебя останусь?
Джаред совершенно не горел желанием попасть под наблюдение и отвечать на вопросы Саммерса. У него даже сомнений не возникало, что они обязательно появятся, как только босс получит отчет. Поэтому оставался только один выход – переночевать у Дженсена, а рано утром попытаться выскользнуть незамеченным.
-Попробуй только уйти, - состроив хитрое выражение лица, Дженсен подтолкнул его к душевой кабине. – Утром спокойно уйдешь.

После душа мужчины расположились на кухне. Дженсен вылил остывший кофе в раковину и заново заправил кофеварочную машину. Как только аппарат пискнул, подавая сигнал о готовности, Дженсен разлил кофе по чашкам.
-А у тебя пожевать чего-нибудь не найдется, - Джаред посмотрел на него из-под мокрой челки. Он разглядывал голый торс Дженсена, время от времени дуя на горячий напиток. Из одежды на них обоих надеты были только джинсы и если бы не предстоящий разговор, то одежда вряд ли бы им понадобилась.
-Я сегодня даже в супермаркете не был, - открыв холодильник, Дженсен с досадой обвел взглядом пустоту. – У меня кроме сока и консервированного тунца ничего нет.
-Ты вообще чем-нибудь питаешься? – с удивлением спросил Джаред, обозрев пустые полки холодильника.
-Ну, я иногда покупаю овощи для салата, заказываю пиццу, но в основном предпочитаю ужинать в ресторане, - ответил Дженсен. Закрыв холодильник, он пожал плечами, и сел на подоконник. – Мне не для кого готовить.
-Так, все понятно, - поднимаясь из-за стола, хмыкнул Джаред. – Тогда может быть, закажем пиццу? – вопросительно вздернув бровь, он щелкнул выключателем на стене. Погасив в кухне свет, он подошел к Дженсену и вклинился между его бедрами.
-Можно и пиццу, - улыбнувшись, кивнул Дженсен, обнимая руками его за талию.
-Есть, конечно, другой вариант по добыче пищи и, в принципе, неплохой, но для его осуществления необходимо выйти на улицу, - Джаред лукаво заглянул в глаза Дженсена и указал пальцем на окно, намекнув тем самым о слежке. Он даже не сомневался, что Эклзу известно о наблюдении. Теперь Джаред это точно знал. Погладив руками его бедра, он обнял Дженсена за плечи. Любуясь его красивым лицом, Джаред нахмурился и мысленно послал Саммерсу понос и несварение желудка на ближайший месяц.
-Ты предлагаешь сходить в магазин? – понимая, о чем он говорит, Дженсен неподдельно удивился.
-Нет. Ко мне домой, - выглянув в окно, Джаред с облегчением отметил, что в «Ниссане» находится только Картер. Его бритую голову, можно было без помех разглядеть в темноте. Значит, в ночном наблюдении не произошли изменения, что и к лучшему.
-А у тебя что, холодильник битком набит?
-Нет. С едой у меня картина примерно такая же, но сегодня я был в Далласе и…
-В Далласе? – удивился Дженсен.
-Ну, мне же нужно было навести о тебе кое-какие справки, - прошептал он, вглядываясь в любимые глаза. - Заодно и родителей навестил. Кстати, там я много чего вспомнил, - многозначительно добавил он и продолжил: - Так вот, Шерон дала мне с собой яблочный пирог.
-Пирог? – тут же воодушевился Дженсен. – Так вот почему ты так вкусно пахнешь! – и начал принюхиваться к шее Джареда. – Ты всегда им пах. Сладкий, вкусный, – прошептал он, обдав теплым дыханием, после чего зарычав, впился зубами в гладкую кожу.
-Эй, осторожнее, хищник, - смеясь, увильнул от зубов Джаред. - Как я завтра на работе буду оправдываться по поводу синяков и укусов.
-Скажешь, что на охоте был, - шутливо ответил Дженсен. – Так что там по поводу пирога? – лизнул он и поцеловал покрасневшее местечко.
-Ну, конечно, на охоте, - хохотнул Джаред. - На Индиго охотился! – не задумываясь, выпалил он и тут же прикусил язык. – Н-да, глупая вышла шутка.
-Да ладно, все нормально, - чуть слышно пробормотал Дженсен. Он и не думал обижаться на прозвище, хотя из уст Джареда оно прозвучало несколько необычно.
-Может, все-таки закажем пиццу и поговорим?
-Да, наверное, так будет лучше, а пирог оставим на утро, - согласно кивнул он.
Достав мобильный из заднего кармана джинсов, Дженсен сделал заказ в круглосуточную фирму доставки и, положив телефон рядом с собой, снова обнял Джареда. На какое-то время в квартире воцарилась тишина, и только свет фонарей, бьющих в окно с улицы, наводил на мысли не связанные с выяснением отношений. Хотелось забыть все на время и просто, прижавшись вот так в обнимку, наслаждаться теплом и близостью друг друга. Дженсен шире раздвинул бедра и, крепче сжав кольцо рук, прижал Джареда к себе, словно боялся выпустить и потерять его снова.
- Господи, Джей, - с мучительным стоном вымолвил Дженсен. – Как же я по тебе соскучился.
-Тогда какого хрена, ты все это сделал? – обвив руками его шею, Джаред посмотрел ему в глаза. Он ласкал пальцами коротко стриженый затылок и пытался понять, для чего Дженсену все это понадобилось. – Я понимаю, что Донна погибла и с Энтони отношения не ладились, но ведь он твой отец… И если уж на то дело пошло, ты мог бы прийти ко мне.
-Энтони не мой отец. Да, он вырастил и воспитал меня, но он не мой биологический отец, - Дженсен смотрел на Джареда и не отводил взгляда. – Наверное, поэтому он так меня ненавидел. Начиная с самого детства, я всегда чувствовал, что мы чужие.
-А почему ты мне никогда об этом не говорил?
-Потому что сам узнал только после похорон Донны.
-Но это не повод, чтобы бросить все и уехать, - укоризненным тоном произнес Джаред.
-А что мне оставалось делать, если Донна завещала дом Энтони? Куда мне было деваться? – в сердцах воскликнул Дженсен.
-Как Энтони? – ошарашено переспросил его Джаред. – Подожди, я ничего не понимаю, - нахмурился он, пытаясь переварить услышанное. – Донна не могла так с тобой поступить. Она не могла оставить тебе без всего… Ты же ее сын!
-Все очень сложно, Джаред, - вздохнул Дженсен. Слова давались ему болезненно, так же как и воспоминания. – После похорон я многое узнал о себе и о своих родителях. И это нелегко было принять. В Далласе у меня было два человека, которых я когда-либо любил. Это ты и Донна. Но Донна погибла и…
-Но ведь оставался еще я?!
-Джей, - вымученно протянул Дженсен.
-Постой, я могу понять, что на Энтони тебе было наплевать, но как ты мог бросить меня? Как? Я же любил тебя. И я думал, что ты меня тоже…
-Джей, я всегда любил тебя, - тихо прошептал Дженсен. – Я и сейчас люблю, - он нежно поцеловал его в губы и, прижавшись своим лбом ко лбу Джареда, закрыл глаза. - Но тогда у меня не было выбора. Поверь, мне пришлось сделать то, что я сделал.
-Может, ты мне все-таки объяснишь, для чего ты это сделал? – серьезно поинтересовался он, но по голосу чувствовалось, что Джаред начинал злиться.
-Прежде чем ответить, могу я задать тебе один вопрос? – открыв глаза, Дженсен прищурился.
Джаред молчал. А Дженсен ждал. Ждал, потому что хотелось довериться и открыться, так же, как и раньше, и не бояться того, что может быть завтра. За два часа он неоднократно признавался ему в любви, но Джаред так ни разу и не ответил. Любит ли он его еще?..
Годы меняют человека, ломают и переделывают, но чувства остаются. И эти теплые чувства - те самые: нежные, волнующие, от которых замирает сердце и сбивается дыхание, от чего хочется взлететь и увидеть блеск и красоту звезд, ощутить чувство полета и полного удовлетворения от начала и до конца. И обязательно хочется знать, что ты не одинок и кому-то нужен. А еще появляется щемящее радостное желание - принадлежать кому-то одному. Желание, которое зародилось в Дженсене очень давно, и оно до сих пор живет внутри него, лелеет и потихоньку греет душу, не позволяет надежде окончательно покинуть ее.
Дженсен смотрел на него и пытался подобрать нужные слова. Ему безумно хотелось вернуть Джареда, но система…
-Джей, я знаю, кем и где ты работаешь, - попробовал зайти он с другой стороны. – Поэтому, от того, что ты сейчас узнаешь, будет зависеть моя жизнь и не только. Мой родной отец когда-то пострадал из-за своего дара. Он лишился семьи и вынужден был скрываться от спецслужб, защищая меня и Донну. Находясь в стороне, он лишил себя права находиться рядом с дорогими и любящими людьми. Ты понятия не имеешь насколько это тяжело.
Выслушав Дженсена и немного отстранившись, Джаред положил руки ему на плечи, после чего собранно и четко произнес:
-Спрашивай.
-Могу ли я тебе доверять, как и раньше? - с надеждой в голосе промолвил Дженсен. – И нужен ли я тебе?
-Доверие нужно заслужить, - посмотрел он на него проникновенным взглядом. - А насчет того «Нужен ты мне или нет», так я тебе отвечу – ты всегда мне был нужен. Всегда. Даже тогда, когда я тебя не помнил.
-Прости, Джей…
-Подожди, я еще не закончил, - остановил его Джаред. – Ты хочешь доверия, ведь так, Дженсен? – он тряхнул его за плечи.
-Да, хочу, - уверенно кивнул Эклз.
-Так вот, я тоже его хочу! – заявил Джаред. - И было бы нечестно требовать от меня доверия, не рассказав все от начала и до конца. Я ведь живой человек и мне не безразлично, что с тобой будет, если ты не прекратишь заниматься аферами.
-Аферами? - ошарашено переспросил Дженсен с выражением полной растерянности на лице.
-Ну а чем ты еще со своими друзьями занимаешься?
Джаред отошел от него и, сложив руки на груди, бросил недоверчивый взгляд.
-У нас совместный бизнес, мы платим налоги, - Дженсен не мог скрыть своего удивления. – И, в общем-то, каждый из нас занимается своим делом.
-И все? – Джаред выглядел разочарованным.
-А что еще? – не понимая, к чему он клонит, Дженсен развел руки в стороны.
-Казино! – почти выкрикнул Джаред.
-А что казино? – удивленно вздернул он брови. – Там все законно. Мы всего лишь играем.
-Ваши игры вас до добра не доведут!
-Джаред, - выдохнул Дженсен. – Мы не грабим стариков и детей, не обкрадываем честных граждан и не взламываем сейфы, мы всего лишь думаем головой и поэтому выигрываем. И я не вижу ничего в этом плохого.
-Ну, допустим, - вполголоса произнес Джаред. – А как ты объяснишь свое исчезновение и почему у тебя сейчас другая фамилия?
Понимая, что выхода у него нет, Дженсен устало вздохнул и подошел вплотную к Падалеки.
-Давай, я тебе лучше покажу.
Он расцепил его руки и, обняв, тихонько коснулся сознания.
-Расслабься и просто почувствуй меня…
Шаг за шагом Джаред окунался в события минувших лет. Он словно плыл в потоке сознания, иногда запинаясь обо что-то, отталкиваясь, вслушиваясь и всматриваясь в образы, картинки, обрывки фраз, пока не остановился в небольшой комнате - скорее всего гостиничный номер – где на кровати сидел взрослый мужчина и успокаивал заплаканного Дженсена. Сколько боли и отчаяния Джаред увидел в глазах семнадцатилетнего парня.
Вслушиваясь в разговор, он постепенно начал понимать, кто этот мужчина. Замечая его сходство с Дженсеном, Джаред еще более внимательно прислушался к истории, которую рассказывал мужчина. Затем последовало долгое объяснение и, наконец, он услышал то, от чего содрогнулся, почувствовав состояние Дженсена. Холодная мрачная тяжесть легла на его плечи и придавила к самому полу, заставив вдохнуть вязкую топь отчаяния, боли и будущего наполненного одиночеством.
А дальше - еще больнее. Джаред видит Дженсена поднимающегося к нему в комнату, он еле переставляет ноги, весь дрожит, но не чувствует холода. Он смотрит на себя глазами Дженсена, ощущает волну острого желания, чувство любви, наполняющее тело и разум, и глубокую тоску, вытесняющую постепенно все, оставляющую пустоту. А после прощание, которое сожгло все изнутри, будто разъело кислотой.
-Господи, Дженсен… - выдохнул Джаред, чувствуя, как глаза наполняются слезами. – Как же это больно.
Он обнял его и начал покрывать поцелуями прикрытые глаза, нос, губы, шею… Джаред шептал ему те слова, которые Дженсен так отчаянно хотел услышать.
-Люблю тебя, слышишь, люблю… Я же не знал… Я же ничего не знал…
Желание защитить его ото всех и любить до изнеможения, неожиданно вырвалось из груди сдавленным криком. Джаред целовал его в губы жарко, почти неистово, ласкал языком, прижимаясь всем телом. Он хотел окутать Дженсена своим теплом и благодарностью. Благодарностью за то, что этот человек просто есть на Земле. Не передать словами все чувства, которые он хотел вложить в этот поцелуй, ведь слова так невзрачны по сравнению с ощущением внутреннего трепета и волнения, которое сейчас исходило от него и передавалось Дженсену. Эти чувства заставляли бешено стучать сердце, изменяя его ритм; с космической скоростью прогонять кровь по венам и возбуждаться только от одной мысли, что счастье заключается в одном единственном человеке и он здесь.
И Дженсен не мог не ответить, ведь он слишком долго ждал этого и хотел. Он отвечал на каждый поцелуй, на каждое поглаживание, с жадностью принимая ласки и тепло, которые отдавал Джаред. Он терся как большой хищник, добровольно и по собственному желанию подчиняющийся дрессировщику, изголодавшись по любви и ласке.
-Джей, трахни меня, - задыхаясь, выпалил он. Стянув джинсы, Дженсен переступил через них и, повернувшись к Джареду спиной, оперся руками о стол. – Сделай это.
Повернув голову, он бросил через плечо красноречивый взгляд, от которого Джареда прошило разрядом. Падалеки прижался к нему сзади и, позабыв обо всем на свете, начал выцеловывать шею, не забыв лизнуть нежное местечко за ухом, от чего Дженсен прикрыл глаза и выгнулся под ним, мурлыкнув от удовольствия. Огладив руками его плечи, Джаред провел языком дорожку вдоль позвоночника и, опустившись вниз, дошел до впадинки между ягодицами. Раздвинув их, он коснулся языком нежного входа и, лизнув его, услышал, тягучий стон Дженсена. Джаред вспомнил, как любил Дженсен эти ласки. Его память многое расставила по своим местам, и многое вернула на место. Теперь он с точностью мог сказать, что любил Дженсен и что любил он сам.
Но внезапная трель звонка заставила обоих вздрогнуть.
-Кто это? – шепотом спросил он.
-Пицца, - простонал Дженсен и упал на стол, приложившись лбом от досады.
-Черт! Я и забыл уже, - поднявшись, Джаред направился в коридор.
-Ты куда?
-Как куда? За пиццей, - кинул он через плечо.
Подхватив с пола штаны, Дженсен бросился вслед за ним и, догнав возле самых дверей, дернул его за руку, развернув Джареда к себе лицом.
-Ты совсем спятил, - прошипел он, постучав кулаком ему по лбу. Увидев, что до Джареда, наконец, дошел смысл, он со смешком указал направление, куда тот должен смыться. – Иди в спальню, а я разберусь с разносчиком пиццы, - дал указание Дженсен и, натянув джинсы, достал из висевшего на вешалке пальто портмоне с деньгами.
Приоткрыв дверь, Дженсен забрал две коробки с пиццей и протянув невысокому пареньку в фирменной бейсболке купюры, незаметно коснулся его сознания. Парень удивленно моргнул, посмотрел на дверь с номером квартиры и, поставив незамысловатую закорючку, исправил в листе доставки цифру с двойки на тройку. После чего пожав плечами, спрятал деньги во внутренний карман куртки и спустился по лестнице.
Закрыв дверь, Дженсен направился в кухню. Поставив коробки на стол, он на секунду прислушался и, обернувшись на звук шагов, увидел, как из темноты вышел полностью обнаженный Джаред. Падалеки тихо подошел к столу и, отодвинув коробки, положил на него смазку с презервативами. Хищно взглянув на Дженсена, он начал расстегивать на нем джинсы.
-А как же пицца? - пьянея от возбужденного лица Джареда, Эклз облизал в момент пересохшие губы.
-Сначала дело, потом еда, - прошептал Падалеки, сдернув с него штаны.
Смеясь, Дженсен выпутался из джинсов и занял прежнюю позицию, на которой их застал звонок в дверь. А Джаред с удовольствием продолжил начатое.
Он целовал и вылизывал Дженсена, любил и наслаждался его телом. Лаская вход, растягивал языком и слушал его стоны - отчаянные и срывающиеся от желания. Джаред как в бреду шептал его имя, когда входил в него. Он втрахивал, толкаясь глубоко и мощно, теряясь от ощущений, сходя с ума от удовольствия. Слишком много и слишком мало. Хочется всегда и только с ним. Хочется отдавать и брать. Получать и дарить.
Обхватив Дженсена поперек живота, Джаред заставил его сильнее прогнуться. Ладонью руки он сжал его пульсирующий член: большой и теплый, бархатный и самый лучший, и начал дрочить, как самому себе.
Дженсен стонал в голос, пытаясь удержаться и не рухнуть от толчков на стол. Почувствовав, как рука Джареда обхватила его член, он шире расставил ноги и, подавшись назад, желал получить большего. Стараясь подмахивать, Дженсен толкался бедрами, вбиваясь в кулак и ловил кайф от каждого движения. Так хорошо и так правильно, как нравилось им обоим. Они идеально подходили друг другу, и только Джаред мог заставить его плавиться и жмуриться от удовольствия, вскрикивать и стонать. Опустив голову между рук и чувствуя приближение оргазма, Дженсен содрогнулся и всхлипнув, выплеснулся в кулак теплой спермой.
-Господи, Джей… как хорошо, - отдышавшись, пробормотал Дженсен. Обернувшись, он поймал губы Джареда и, растворяясь от чувства наполненности, отдавался ему душой и телом.
Разорвав поцелуй, Джаред уткнулся носом в мокрый загривок, и через несколько сильных толчков, со словами «Люблю тебя» бурно кончил.
-Эй, ты, что там, уснул? - ощутив тяжесть расслабленного и обмякшего тела Джареда, совершенно не подающего никаких признаков жизни, Дженсен слегка двинул бедрами. – Ты там живой?
-Дженсен…ты не представляешь, как это круто, - выйдя из него, пролепетал Джаред.
-Да ну! – повернулся Дженсен и, увидев его осоловелый взгляд, расхохотался во весь голос.
-Хватит ржать! - придя немного в себя, Джаред стянул презерватив. – Я так хорошо не трахался десять лет, так что имей совесть, перестань надо мной смеяться, - выбросив резинку в мусорное ведро, он вымыл руки и уселся за стол.
-Ладно, не буду, - спрятав улыбку, Дженсен с удивление вскинул брови. - А ты что, в душ не пойдешь?
-Позже, - бросил Джаред и, притянув его к себе, усадил на колени. – Сначала еда, а потом все остальное.
-О! А до этого ты говорил, что сначала дело, а потом еда, - весело ухмыльнулся Дженсен. Поерзав у него на коленях, он развернулся и сел боком. Придвинув пиццу, Дженсен открыл крышку с верхней коробки и принюхался к аппетитно пахнувшей еде. Наблюдая за его действиями, Джаред развернул Дженсена к себе лицом и, притянув за шею, легонько поцеловал в губы.
-Ты вкуснее, чем эта пицца, и вся взятая в мире еда, - он коснулся губами его шеи, и лизнул, обдав ее теплым дыханием. – И ничего я не пробовал слаще твоих губ, - Джаред поцеловал и провел языком по губам. - Ты лучшее, что было у меня в жизни, и я люблю тебя больше всего на свете.
Затаив дыхание, Дженсен слушал его признание, и где-то в глубине трепыхалось сердце, сбрасывая огрубевшую чешую. Он чувствовал насколько искренне, и уверенно говорит Джаред. Это шло изнутри. Слова теплом вливались в сознание Дженсена и, растапливая последний лед в душе, наполнили ее счастьем. Это было самое прекрасное мгновение в его жизни за последние десять лет.
-Джаред, ты не представляешь, как мне было нужно это услышать.
Он поцеловал его нежно, обласкав рот языком, прихватил нижнюю губу и, выдохнув, обнял за шею, прошептав одно единственное «Люблю».
Им было тепло вдвоем на прохладной кухне, как когда-то в гараже, в котором сквозило изо всех щелей и ничего с того времени казалось бы не изменилось, а ведь прошло десять лет. Долгие десять лет, которые не смогли изменить, стереть или уничтожить чувства, родившиеся между двумя людьми.
-Может, все-таки поедим? - через некоторое время, подал голос Джаред.
-Да, давай поедим, - кивнул Дженсен. Встав, он достал из холодильника сок и разлив его по стаканам, сел напротив Джареда. Раскрыв обе коробки с пиццей, мужчины, наконец, набросились на еду.
А спустя некоторое время они приняли душ, после чего довольные и усталые, но безмерно счастливые завалились в кровать.
-Дженсен, а как ты меня вычислил в Японии? - вспомнив про футболку, решил поинтересоваться Джаред.
-Я учуял тебя по запаху, - заведя будильник на шесть утра, Дженсен подмигнул ему и выключил прикроватный светильник.
-Ой, да ладно, - ухмыльнулся Джаред.
-Джей, ты же знаешь о моем даре, - устраиваясь поудобнее в его объятиях, серьезно произнес он. – Так вот, мне было несложно получить нужную информацию.
-Теперь понятно, как ты проник в мой номер.
-Прости, я не мог не воспользоваться случаем и не выяснить, кто вставляет нам палки в колеса. А когда понял, что это ты, обшарил твою комнату в гостинице и спер футболку.
-Но зачем она понадобилась тебе? – с недоумением выпалил Джаред.
-Она пахла тобой.
-Оу…
-Джаред…
-Ничего не говори, я все понял.
-Тогда давай спать?..
-Нет, у меня есть еще один вопрос, - Джаред анализировал то, что увидел в воспоминаниях Дженсена. У него из головы не выходила одна фамилия. И он это хотел выяснить. – Кто такой профессор Степлтон?
-Это человек, который сломал жизнь моему отцу, и из-за которого погибла Донна.
-Донна?
-Да. Как выяснилось позже, ее смерть не была случайной, все было подстроено. Приехав со мной, отец спутал планы спецслужбам, - пояснил Дженсен.
-Если я все правильно понял, Алан Эклз твой настоящий отец?.. – в принципе, можно было и не спрашивать. Теперь многое сходилось и становилось понятно.
-Да, и директор школы в Грин – Бей. Это он тогда был со мной на похоронах. Предчувствуя, что что-то должно произойти, Алан заранее сделал мне документы на другое имя и после похорон я уехал с ним из Далласа навсегда.
-Ясно, - тяжело вздохнул Джаред и притянул Дженсена еще ближе. Немного помолчав, он решил выяснить еще одну немаловажную деталь. - И последнее, это касается Вегаса…
-Джей, там абсолютно нет никакого криминала, - заверил его Дженсен. – Слетаем, развлечемся и домой.
-Ты же знаешь, что за вами ведется наблюдение? – не сдавался он. – И я лично буду руководить операцией.
-Да-а? – протянул Дженсен и обвел пальцем вокруг соска. – Звучит очень заманчиво.
-Дженсен, я не шучу. Если служба безопасности казино или наблюдательная группа заметит в камеры что-нибудь подозрительное, я ничем не смогу вам помочь.
-Вот именно! Если заметят.
-Значит, мне не удастся отговорить тебя от Вегаса?
-Нет.
-Тогда не удивляйся, если увидишь меня в зале казино.
-Значит, я назначаю тебе свидание в Bellagio. Завтра в девять вечера. Не опаздывай.

Глава 11 часть 1.

Дженсен.

«Интересно, что случилось с моим будильником?», - подумал Дженсен, открыв глаза. Странная тишина наполняла комнату. Обычно по утрам он просыпался от пикающего звука и, взглянув на часы, нехотя поднимался. А что сегодня не так? Да, сегодня все по-другому. Даже утро кажется особенным. Дженсен хорошо выспался - если честно, то он и не помнил, когда в последний раз так великолепно себя чувствовал утром – от чего ощущал небывалый прилив энергии. Настроение колебалось возле отметки «все просто замечательно» и грозилось вот-вот подняться до «я счастлив».
Потянувшись, он повернул голову и посмотрел на циферблат будильника. Без четверти одиннадцать. Ни хрена себе… Джаред!
Соскочив с кровати, он поискал взглядом одежду Падалеки, но увидел лишь аккуратно сложенные на стуле свои джинсы и футболку. Ушел.
Почистив зубы, умывшись и приняв душ, Дженсен надел махровый халат, подаренный на рождество Томом, после чего направился в кухню. Он вспомнил, как долго не решался надеть подарок Уэллинга, посчитав это проявлением личной симпатии, но, в конце концов, сдался и вот уже полгода использовал по назначению данную вещь. Махровая ткань приятно ласкала тело и хорошо впитывала влагу. А что собственно еще нужно? Вот и не хрен думать о глупостях.
Включив кофеварку, Дженсен заметил на столе большую тарелку, накрытую салфеткой. Приподняв ее, он обнаружил на блюде приличный кусок яблочного пирога и небольшой конверт под тарелкой. Принюхавшись, Дженсен блаженно улыбнулся. Да, такую прелесть могла приготовить только Шерон - ее кулинарные изыски забыть невозможно. Он всегда радовался, когда приходил к Джареду в гости. Его мама заботливо подавала на стол очередной шедевр выпечки и не выпускала их из-за стола, пока те не попробуют все, что она приготовила. А яблочный пирог - это самое вкусное лакомство в доме Падалеки, Дженсен помнил это еще с тех пор, когда они учились в школе.
Отломив небольшой кусочек, он с удовольствием положил его в рот и, облизав пальцы, отодвинул тарелку, чтобы взять конверт. Прочитав надпись «открой немедленно», Дженсен усмехнулся и, конечно же, открыл. Внутри он увидел записку и телефонную карту. Вытряхнув на стол симку, он развернул оставленное для него послание.

Ты слишком долго спишь, соня. Прости, не хотелось тебя будить, хотя стоило… Знаешь, как эротично ты выглядишь, когда спишь? Нет? Так вот, в следующий раз, я просто так не уйду. Завтрак на столе. Оставил тебе на всякий случай свою вторую сим-карту. Номер не прослушивается и звонок с него нигде не фиксируется. В контактах есть Кит, который будет ждать от тебя звонка. Используй только «чистый» телефон. С 12:00 до 14:00 не звони, буду занят.

Все. Целую, люблю. Твой Джей.
П.С. пальцы не облизывай. После прочтения сжечь.


-Дэмиан Роэлс… Ты слишком сексуален для агента, - произнес вслух Дженсен, наливая в чашку кофе. На миг он представил себе Джареда в белоснежной рубашке и строгом костюме. И непременными атрибутами должны быть бабочка и пистолет. Ох, ни хрена себе его понесло… Он сел за стол, и чуть не расплескал кофе. Кажется, у Дженсена, только что появился личный кинк. От полета фантазии он почувствовал, как заинтересованно дернулся член, моментально среагировав на представленный образ Джареда. Что же Дженсен будет делать в казино, когда увидит его в подобном образе?..
Решив отвлечься, он прочитал записку еще раз. Отломив кусочек от пирога и засунув его в рот, Дженсен опять облизал пальцы. Да, у него была такая привычка, и Джаред о ней знал. Конечно, можно было взять ложку или специальную вилку и есть, как положено цивилизованным людям, но ему нравилось отламывать от пирога маленькие кусочки, и есть руками.
Заметив однажды за Дженсеном эту привычку, Джаред сказал: «Если ты не прекратишь делать это за столом, то я не отвечаю за последствия. Дженсен, у меня каждый раз встает, когда ты начинаешь облизывать пальцы. Подумай о моих родителях и моем моральном облике, если я не выдержу и сорвусь». И естественно Дженсен знал, что Джаред каждый раз заводился, видя, как он облизывает и посасывает их. Ему нравилось смотреть в этот момент на Джареда, и нравилось, как он реагировал на это, а еще больше нравилось то, чем они занимались после в гараже.
Спустя десять лет Дженсен практически избавился от этой привычки, но иногда, находясь дома, он позволял себя подобную манеру, ведь это напоминало ему о Джареде.
Доев пирог и вымыв чашку, Дженсен переоделся и, взяв оставленную Джаредом сим-карту, поехал в центр. Не обращая внимания на приставший «хвост», он немного покружил… и, припарковав автомобиль возле кофейни, заказал себе двойную порцию эспрессо. Наслаждаясь ароматным напитком, он даже не удивился, заметив, как на противоположной стороне улицы, между двумя автомобилями, пристроился серебристый «Ниссан». Через несколько минут из него вышел невысокого роста мужчина и направился к ларьку с хот-догами - вероятно, решил позавтракать. Обычно, если Дженсену нужно было избавиться от наблюдения, он просто подходил к находившемуся в машине человеку, и внушал тому какую-нибудь незначительную хрень - что-то типа того, что он направляется в торговый центр. А как известно, в торговом центре предусмотрено все, начиная от магазинов и заканчивая барами, кафе и рестораном, поэтому можно было послать человека по указанному адресу и спокойно заниматься своими делами, позабыв о слежке на половину дня. Но на этот раз у Дженсена возник весьма сумасшедший план. Из-за хорошего настроения он просто решил позабавиться. Рассчитавшись, он вышел из кофейни и, подойдя к «Ниссану», обратился к типу, жующему ход-дог:
-Замечательный сегодня день, не находите ли? – ослепительно улыбнувшись, Дженсен заметил, как у мужчины округлились глаза.
-Да… пожалуй, - прожевав, тот нервно посмотрел по сторонам.
-Удачи вам и не забудьте рассказать своему начальству, как вы сегодня хорошо провели время в бане, - подмигнул ему Дженсен и, коснувшись сознания, послал его на 27 West 20th Avenue, где располагалась всем известная сауна для геев в «West Side Club».
Как только серебристый «Ниссан» скрылся из виду, Дженсен расхохотался над своей выходкой. Он представил человека, который будет читать сегодняшний отчет. И все-таки хороша жизнь! На этой веселой ноте он сел в автомобиль и, проехав полквартала, притормозил у салона сотовой связи.
Купив неброскую модель «Моторолы», Дженсен вставил сим-карту, оставленную Джаредом, после чего решил проверить свой мобильник. Увидев четыре пропущенных вызова (два оказались от Криса), Дженсен поморщился. Поставив вчера вечером телефон на беззвучный режим, он так и не позаботился проверить его утром. А два последних звонка, поступивших сегодня, были от Алана, что очень настораживало. Отец никогда по пустякам не звонил.
Дженсен вышел из салона сотовой связи и, прищурившись от яркого солнца, неожиданно заметил, что даже погода сегодня благоволила, балуя Нью-Йорк своим теплом, что было удивительно для поздней осени. Спрятав свой телефон в карман, он решил позвонить Алану с джаредовского номера.
-Да? Кто это? - через несколько секунд, он услышал бодрый голос отца.
- Привет, пап! Это Дженсен.
-Дженсен, как хорошо, что ты позвонил!
-Что-то случилось?
-С чего ты решил? – удивился Алан.
-Ну, просто два звонка за одно утро...
-Да нет, у меня все нормально, - тут же успокоил его Алан. – Я звонил тебе для того, чтобы сообщить, что наш фонд, наконец, получил достойную поддержку со стороны сенатора Колмана.
-Сенатор согласился взять фонд под свою защиту? – теперь пришла очередь удивляться Дженсену. Он до конца не верил, что вся эта затея добиться покровительства в сенате пройдет на ура.
-Да и не только. Сенатор организовал благотворительный вечер, и все вырученные деньги перечислил нашему фонду. Так что, теперь у нас есть возможность построить отдельное общежитие для учащихся колледжа.
-Поздравляю, пап! Это хорошая новость, – радостно ответил Дженсен. Это действительно была хорошая новость. После окончания строительства можно будет увеличить набор, как в школу, так и в колледж, что существенно увеличит весь доход.
-А как у тебя дела в Нью-Йорке? – поинтересовался Алан.
-Да, все нормально, - вспомнив о Джареде, он улыбнулся. – Кажется, жизнь налаживается.
-О, ты кого-то встретил?
-Можно и так сказать, - смущенно ответил он.
-Это мужчина или женщина? – продолжал допытываться Алан.
-Ну, па-ап, - протянул Дженсен, поморщившись.
-Ну, хорошо, больше не буду задавать вопросов, - усмехнулся Алан в трубку. Ему прекрасно было известно, что Дженсен не любил, когда у него начинали выспрашивать о личной жизни. – Но я надеюсь, что однажды ты обязательно познакомишь меня с этим человеком.
-Дело в том, что ты его уже знаешь.
-Да? – удивился Алан и, стараясь не давить на сына, продолжил подбираться к главному. – Это кто-то из твоего окружения?
-Это человек из моего прошлого, - не раздумывая, выпалил Дженсен и мысленно взвыл, от того, что проболтался.
-Очень интересно. А имя у этого человека есть? – если Алан хотел, то мог разговорить, кого угодно, и теперь не имело никакого смысла скрывать от него правду.
-Джаред Падалеки, - ответил он отцу и, затаив дыхание, ожидал его реакции. В повисшей паузе, Дженсен ругал себя, на чем свет стоит и, закрыв глаза, одними губами безмолвно выплевывал «Фак, фак, фак…»
-Это тот парень из Далласа? - неожиданно раздалось в трубке.
-Да.
-А ты знаешь, что он работает в ФБР?
-Да.
-И? – решил уточнить Алан.
-Все будет хорошо. Я уверен, он не сделает мне ничего… - замолк на секунду Дженсен, принимая во внимание услышанное. – Стоп! А откуда тебе о нем известно?
-Э-э, понимаешь…
-Па-ап? – раздраженно протянул он.
-Ну да! Я наводил о нем справки, - не выдержал Алан.
-А почему ты мне ничего об этом не сказал?
-Это вышло чисто случайно, и я не собирался о нем ничего узнавать. Просто однажды мне попалась информация…. Ну, ты понимаешь, о чем я?
-Продолжай.
-Когда выяснилось, что человек, которого я ищу не один год, работает в ФБР, то попутно всплыла информация по Джареду Падалеки.
-А откуда у тебя такие связи?
-Ты понимаешь, что это не телефонный разговор?
-Этот номер не прослушивается и нигде не фиксируется, - пояснил Дженсен.
-Ты уверен?
-Абсолютно.
-Хорошо, - согласился Алан. Если Дженсен был в чем-то уверен - а его сын всегда принимал меры предосторожности, собственно как и сам Алан - то значит, так оно и есть. Поэтому, откинув лишние сомнения, Алан продолжил: - Из Вашингтона мне прислали один интересный файл. В нем содержалась информация на некоего Саммерса. Этот человек работает на ФБР довольно продолжительное время, но до этого долго находился в тени. А пятнадцать лет назад его перевели в Нью-Йорк, где он осел со своей семьей. Проанализировав и сопоставив факты, я пришел к выводу, что это и есть Степлтон. Кстати, знаешь, почему мы не смогли найти его раньше?
-Почему?
-Женившись, он взял фамилию жены. Теперь он Уильям Мартин Ферст, и непосредственный начальник Падалеки.
-Это точные сведения? – тут же заинтересовался информацией Дженсен.
-Да.
-Ну, это же в корне меняет дело, - весело произнес он. У Дженсена в голове уже вырисовывался четкий план мести. Если все объединить, то им даже ничего не придется делать, чтобы рассчитаться со Степлтоном. За них все сделает ФБР.
-Что ты задумал? – тут же всполошился Алан.
-Позволь мне самому заняться «профессором».
-Дженсен, ты понимаешь насколько это опасно?
-Более чем.
-И не называй его «профессором». У Степлтона педагогического образования нет, и никогда не было.
-А как же он тогда преподавал у вас в институте?
-А как в тридцать лет можно получить должность профессора, не имея ученой степени? – вопросом на вопрос ответил Алан.
-Все ясно. Получается, что бюро протолкнуло его на эту должность, изыскав в штатном расписании дополнительное место?..
-Выходит, что так, - вздохнув, произнес Алан. – И, как мне кажется, в комиссии он находился не случайно.
-Ты думаешь…
-Дженсен, все в нашей жизни происходит не случайно. Пропавшие видеозаписи с камер наружного наблюдения со стоянки супермаркета, говорят, что гибель Донны вовсе была не случайна. А ведь их там было две. Но ни одной записи нет. И если бы ты тогда не уехал со мной в Грин – Бей…
-Вот поэтому я и займусь Степлтоном. Если бы не он…
-Дженсен!
-Пап, я справлюсь.
-Не стоило мне тебе ничего рассказывать.
-Не переживай, я его и пальцем не трону, - пообещал ему Дженсен. – Его накажет Система.
-И в кого ты у меня такой умный?
-В тебя, - довольно хмыкнул он и нажал отбой.
Сев в автомобиль, Дженсен поехал в автосалон, где у него на два часа была запланирована встреча с друзьями. Все к одному – день сегодня замечательный.
Войдя в офис, Дженсен первым делом поздоровался и обратил внимание на Криса, который, развалившись на кожаном диване, пожевывал нижнюю губу, и о чем-то увлеченно думал. Его озабоченный вид говорил о том, что он вел в уме серьезный диалог и посвящать в него кого-либо не собирался. Он то хмурился, то улыбался, и явно не замечал появления Дженсена. Том же, наоборот, добродушно улыбнулся и как обычно излучал собранность и элегантность, начиная со строгого костюма и заканчивая тщательно уложенной гелем модной стрижки. И неудивительно, имея молодого любовника, нужно всегда быть в форме и держаться на высоте. Когда Дженсен узнал, что Алексу всего девятнадцать, то немного позавидовал Тому - парень действительно был красавчиком. Но впоследствии понял, что не все так прекрасно как выглядит со стороны. Алекс оказался далеко не подарком.
Учась на втором курсе Нью-Йоркского университета - все с той же подачи Тома, который согласился оплачивать его учебу - Алекс неоднократно, намекал своему бой-френду, что не собирается отказываться от студенческой жизни, заявив однажды: «Я еще слишком молод, чтобы отказаться от всего этого. Уж прости Том, к роли жены – я не готов». Уэллинг не стал по этому поводу закатывать скандал или разрывать с парнем отношения, ведь в какой-то мере он его любил. Том поступил иначе. Он все принял к сведению, и дал добро на свободные отношения. А спустя неделю, Уэллинг заморозил счет в банке, на который ежемесячно перечислял Алексу определенную сумму на расходы и… взяв двухнедельный отпуск, уехал в Испанию с новым любовником.
Обнаружив на следующий день, что с пластиковой карты невозможно снять деньги, а самого Тома нет в городе, Алекс не на шутку перепугался. Обзвонив всех знакомых, парень пришел к выводу, что Том просто-напросто его кинул. После этого у него было два варианта: либо он возвращается к родителям в пригород, где до этого жил; либо остается с Уэллингом и принимает его условия. Алекс выбрал второе. Так по возвращении из Испании, Тома ожидал дома идеальный порядок и смотрящий преданными глазами бойфренд. В общем, холодный расчет Уэллинга сработал идеально.
Дженсен обвел глазами офис и, усевшись на край стола, за которым расположился Том, выжидательно уставился на Кейна. Ну что ж, раз Крис летает в облаках и не обращает на него никакого внимания, значит, нужно ждать новостей. Хотя Дженсен и без того знал, чем тот их может порадовать.
-Том, что это с ним? – все же не удержался он от вопроса.
-Понятия не имею, - пожал плечами Уэллинг. – Кстати, это сегодня доставили курьером, - протянул он Дженсену белый конверт, и с интересом наблюдал, пока тот его вскрывал.
Прочитав банковский документ, Дженсен передал его Тому. Еле сдерживая радостную улыбку, он молчаливо ожидал, пока Уэллинг изучал подтверждение из банка.
-Дженсен, это же… - неверяще выдохнул Том.
-Да, – самодовольно улыбнулся Эклз. – Нам открыли счет на Каймановых островах и прислали подтверждение на пластиковые карты. Черт возьми, Том! Мы ждали этого три недели!
-Значит…
-Значит, сегодня мы играем по-крупному! – закончил за него Дженсен.
-О! Эклз, привет! Ты когда пришел? – внезапно вернулся в реальность Крис. Оторвав свой зад от дивана, он, наконец, подошел к друзьям и с удивлением уставился на обоих. – Что там? – мотнул он головой, указав на банковский документ в руках Тома.
-А что у тебя там? – ткнул пальцем ему в лоб Дженсен.
-Ой, там много чего, лучше и не спрашивай, - забавно улыбнувшись, Крис махнул рукой и отвел взгляд, что на него совершенно было не похоже. Всегда собранный, уверенный Кейн, своим хмурым взглядом мог убить кого угодно, а тут на тебе - олененок Бемби.
-Так-так-так, а ну рассказывай? – хитро прищурился Дженсен.
-Крис, не томи, у тебя от раздумий уже волосы на голове дымятся, - пытаясь казаться серьезным, посмеивался над ним Том. До этого, он битый час пытался разговорить Кейна, но тот как воды в рот набрал.
-Что, действительно дымятся? – удивился тот, потрогав рукой затылок.
-А теперь они еще и шевелятся, - хохотнул Дженсен. Нет, Крис сегодня однозначно был на себя не похож. Сюрприз на сюрпризе.
-Ну, ладно-ладно, все сдаюсь, - поднял Кейн руки вверх. – Короче, мы с Дэннил теперь живем вместе. И парни, похоже, я скоро женюсь, - закончив последнее предложение, он нервно покосился на Дженсена.
-Ничего себе! – присвистнул Том. – Ну что ж, э… прими мои поздравления.
-Спасибо, - не глядя на него, кивнул Кейн.
-Крис, да не смотри ты на меня так! - закатил глаза Дженсен. – Мы же уже с тобой это обсуждали.
-Дженсен, мне все равно немного неловко.
-Ой, да брось ты! – добродушно ответил Эклз и ободряюще улыбнулся другу. - Хочешь жениться? Женись! Я, может быть, тоже скоро женюсь, - вздернул он брови и замер, испугавшись того, что только что выдал.
-Что? – в голос воскликнули Том с Крисом, шокированные его заявлением. С округлившимися глазами мужичины смотрели на Дженсена, пытаясь осмыслить, что это сейчас было.
-Что-что? – передернул он их. – Женюсь, говорю, а может и нет, - фыркнул Дженсен, слезая со стола.
-Та-ак, а вот с этого места поподробней, - пошел в атаку Крис. То, что сейчас заявил Дженсен, вызывало у него неподдельный интерес, особенно в свете последних событий. Поэтому, сузив глаза, он с подозрением произнес: – И чем это ты вчера был занят, что не ответил на мой звонок?
-Спал, – с невинным выражением лица ответил Дженсен.
-Ага, спал. Так мы тебе и поверили, - усмехнулся Кейн и подмигнул Уэллингу. - Том, ты только глянь на него, - сгримасничал Крис.
-А глазенки-то как блестят! – начал подыгрывать ему Том.
-Да отстаньте, придурки! – взвился Дженсен, отмахиваясь от обоих.
-Да у тебя на лбу неоновая вывеска горит «Я всю ночь трахался!», - не унимался Кейн. – Колись Эклз! Кто невеста?
-Не скажу!!! – выкрикнул Дженсен, внутренне закрываясь от Криса. Если тот сейчас начнет давить, Дженсен однозначно расколется и выдаст все как есть. А вываливать подробности до Вегаса ему ой как не хотелось. И спас его от незапланированной атаки Чад, который ураганом ворвался в офис, заставив всех замолчать и обратить на себя внимание.
-Так, что я пропустил? – отдышавшись, он оглядел с ног до головы подозрительно притихшую троицу. – Ну, чего молчите?
Все трое переглянулись.
-Представляешь Чад, Крис и Дженсен женятся, - ответил за всех Том.
-Как женятся? – у Чада «выпала челюсть» и чтоб поднять ее с пола ему потребовалось время.
-Ну, так… кольца, свадьба, - послал он ему намек, посмеиваясь в кулак.
-Охуеть! Вы что, серьезно? – Чад начал водить указательным пальцем с Криса на Дженсена и обратно. – Вы женитесь друг на друге?
Так перевернуть все с ног на голову мог только Мюррей.
Когда до Дженсена дошло, о чем говорит Чад, и почему во весь голос ржет Том, он тут же прыснул со смеха. Иногда Мюррей мог удивить. А ведь, казалось бы, все просто - прежде чем ляпнуть, можно было всего лишь немного подумать.
-Да, Чад! – ухохатывался Эклз. – Теперь я точно женюсь.
В этот момент стоило посмотреть на Криса. Его красноречивый взгляд говорил о том, что сбитый с толку Кейн выбирает то ли ему плакать, то ли смеяться.
-Кейн, ты хотел знать, кто невеста Дженсена? – спросил сквозь смех Том. – Так вот - это ты.
-Может, объясните, что вообще происходит? – недоумевал Чад. – Крис? Почему эти двое ржут?
-Потому что ты идиот, Чад! – не выдержал Кейн и все-таки рассмеялся.
Театр абсурда, да и только.
-Сами вы идиоты, и хватит прикалываться! – вскинулся на них Чад, сообразив, что в очередной раз сморозил глупость. Разобидевшись, он уселся на диван и, сложив на груди руки, посмотрел на друзей исподлобья.
-Ладно, все, извини, - перестав смяться, Дженсен подошел к Мюррею и протянул ему банковский документ. – Вот прочти, думаю, это поднимет тебе настроение.
Чад с недоверием взял протянутый ему документ и, наспех изучив его, вернул обратно, не выказав абсолютно никаких эмоций.
-Ну? – не выдержал Дженсен, засунув одну руку в карман брюк. – Что ты по этому поводу думаешь?
-Если это не очередной прикол, то банк на Каймановых островах дал положительный ответ на наш запрос, - все еще недовольно пробурчал Чад.
-Нет, это уже не прикол, - ответил Уэллинг и, подойдя к дивану, сел рядом с Мюрреем. – Все на полном серьезе.
-Хорошо я свяжусь с Питом, - на лице Чада отобразилось деловое настроение.
-Ладно, раз все в сборе, давайте обсудим наши планы на вечер, - решив, что все уже достаточно повеселились, серьезно начал Дженсен. – Крис, надеюсь, ты к нам присоединишься? Мне, между прочим, еще нужно успеть в банк, чтобы забрать пластиковые карты, – посмотрев на Кейна и, дождавшись, пока тот усядется на диван, он продолжил: – Значит план таков: сегодня вечером, будем играть по крупному. Никаких мелких ставок - сразу направляемся в VIP-зал. Общаемся только с помощью жестов. Том, ты как всегда играешь в «Блекджек». Мы с Крисом - играем в покер. А ты, Чад, ждешь в машине с раскрытым ноутбуком.

Глава 11 часть 2.

Джаред.

Проснувшись от пикающего звука, Джаред аккуратно, чтобы не разбудить Дженсена, вытащил из-под него занемевшую руку и нажал кнопку будильника. Разминая покалывающие мышцы, он невольно улыбнулся. Разглядывая безмятежно спящего Дженсена, Джаред слегка коснулся пальцами его лица, подавив вырвавшийся вздох. Проведя подушечками по четко очерченной скуле, он осторожно наклонился и едва коснулся губами его губ, от чего Дженсен улыбнулся во сне и, натянув повыше одеяло, перевернулся на бок. В этом маленьком жесте было что-то особенное, интимное, свое, которое Джаред теперь не отдаст никому и после сегодняшней ночи это принадлежало только ему. Собственно, как и сам Дженсен.
Поднявшись с кровати и стараясь не шуметь, Джаред потихоньку оделся. Пройдя в кухню и выглянув в окно, он отметил, что Картер, находившийся всю ночь в наблюдении, привалился головой к боковому стеклу дверцы машины. Значит, спит. Что ж, хорошо. Хмыкнув, Джаред схватил свою куртку, обулся и выскользнул за дверь.
Раннее утро радовало ярким солнцем, которое только начало наполнять морозный осенний воздух теплом. Сделанные из кирпича и стали пятиэтажные дома, расположенные вдоль улицы, напоминали больших гигантов - тихих и спящих. Выдохнув пар изо рта, Джаред скользнул в тень и, незаметно прокравшись мимо автомобиля бюро, беспрепятственно вошел в подъезд своего дома. Оказавшись в квартире, он первым делом проверил автоответчик и электронную почту. Прослушав оставленное сообщение от Шерон, Джаред умылся, после чего скинул одежду и принял душ.
Сколько раз он убеждался, что вода имеет волшебные свойства. Даже если ты не выспался, то после душа можно реально почувствовать себя человеком. А тем более, сегодня утром. Именно сегодня у Джареда возникло ощущение, что он не просто человек, который изо дня в день барахтается в своих проблемах, торопится, спешит на работу, старается жить и пытается найти что-то свое. Сегодня он ощущал, что влюблен и безумно счастлив. Почувствовав легкое жжение в промежности, когда надевал нижнее белье, Джаред довольно поморщился. Усмехнувшись самому себе, он застегнул рубашку, поправил строгий костюм, обулся и, взяв ключи от машины, прихватил яблочный пирог. На выходе из квартиры, он притормозил и, вспомнив кое о чем, вернулся обратно. Поставив тарелку, Джаред начеркал записку для Дженсена и, положив ее в чистый конверт, закинул туда же сим-карту, которую иногда использовал для конфиденциальных разговоров. Номер карты не определялся, но поддерживался сразу несколькими операторами доступной сети, что было крайне удобно независимо от того, где находился абонент. Посчитав, что на этом все, он отправился к Эклзу.
Удивившись, как легко сумел обойти незадачливого Картера, он открыл дверь ключами Дженсена, заранее вытащив их у него и оставив на столе завтрак с запиской, еще раз заглянул в спальню. Дженсен спал все в той же позе, лежа на боку, подложив под щеку ладонь руки. Бросив последний взгляд на спящего мужчину, Джаред улыбнулся и, развернувшись, поспешил на работу, тихо прикрыв за собой дверь.
Приехав в отдел, он первым делом подготовил документы и просмотрел вчерашние отчеты. В сводках наблюдения в основном фигурировал Дженсен Эклз. Его перемещения, время пребывания на работе, где и с кем пересекался. Что же касалось остальных, то шли лишь поверхностные данные, из чего можно было сделать вывод, что в основном интересуются только Дженсеном. А если проанализировать то, что вчера узнал Джаред, то теперь становилось понятно, почему к Эклзу так тщательно присматриваются. И казино тут было вовсе не причем.
Из-за отсутствия Саммерса утреннюю планерку перенесли на полдень, поэтому в оставшееся время до совещания, Джаред решил залезть в базу данных, уж очень его заинтересовала информация, полученная от Дженсена. Да и прозвище «профессор» натолкнуло на мысль, что ему знаком этот человек и где-то он уже слышал о нем. Только где? И самый главный вопрос - кто же это мог быть?
Отхлебнув кофе из пластикового стаканчика, Джаред начал просматривать файл за файлом, не пропуская ни одной строчки, что выдала поисковая система ФБР. Профессор Челленджер, умер три года назад в возрасте восьмидесяти трех лет. Не то. Торнбери Элен, женщина, работающая под прикрытием с 2001 года - опять не подходит. Маккормик… нет, слишком молод. Потратив сорок минут на бесполезные поиски, он решил просмотреть анкетные данные. Но ничего интересного, что могло бы дать хоть какую-нибудь зацепку, Джаред не обнаружил. Все сотрудники из бюро, которые более или менее подходили под описание, вышли на пенсию, а остальные оказались слишком молоды, чтобы быть замешанными в событиях многолетней давности. Если предположить, что «профессор» - это человек, возраст которого колебался около шестидесяти или чуть больше, и все еще работает в бюро, то, по всей вероятности, он уже занимает высокий пост. И не факт, что он работает именно в Нью-Йорке. Этот человек вполне мог сменить и свои данные. Но если он работает в Нью-Йоркском бюро, а Джаред почему-то был в этом уверен, то стоит присмотреться к двум людям: один из них - это глава отдела Норман, а второй… его заместитель и непосредственный босс Падалеки - Саммерс.
Взглянув на часы, Джаред выключил ноутбук.
-Боб, ты идешь на планерку? – Джаред посмотрел на бывшего напарника и, взяв папку с отчетами, выкинул в мусорную корзину пустой стаканчик из-под кофе.
-Да, пошли, - кивнув головой и резко поднявшись, Майкл чуть не снес кипу документов лежащих на углу своего стола. Чертыхнувшись, он поправил стопку и поспешил за Джаредом. – Роэлс, подожди меня! - Поравнявшись с ним в коридоре, Розенбаум бросил мимолетный взгляд на его шею и чуть не подавился смешком. – Роэлс, галстук потуже затяни.
-Что? – потрогав рукой шею, Джаред тут же сообразил, о чем говорил Майкл. – Спасибо, - буркнул он, затянув потуже узел галстука, и плотнее прижал ворот рубашки к шее, спрятав тем самым от любопытных глаз темное пятнышко на коже.
-Ну вот, практически не заметно, - не сбавляя шага, хмыкнул Майкл. – И где ты нашел эту знойную кошечку?
-На улице подобрал, - фыркнул Джаред и чтобы дальше не развивать тему, решил просто сменить ее. – Боб, ты не знаешь, кого у нас в отделе называют «профессором»?
-Ловко же ты уходишь от темы, - заметил Майкл, вмиг став серьезным.
-Боб, ты не ответил на вопрос.
-Зачем тебе это? – остановив Джареда, Розенбаум огляделся по сторонам и настороженно прошипел: – Ты хоть понимаешь, куда лезешь?
-Так ты знаешь или нет?
-Ну, допустим.
-Кто он? – схватив Майкла за лацкан пиджака, Джаред с силой сжал кулак.
-Эй, потише, - возмутился Розенбаум, отцепляя руку Джареда от своего пиджака.
-Все, я спокоен, - в успокаивающем жесте, он приподнял ладонь.
-Джаред, это конфиденциальная информация и за разглашение можно вылететь из отдела, - шепотом произнес Майкл.
-Ты мне друг или нет?
-Сначала скажи для чего тебе это нужно? – он схватил Падалеки за локоть и оттащил в сторону к кофейному автомату. Бросив монетку в щель, Розенбаум взял стаканчик и протянул его Джареду. – Пей и делай вид, что тебе жуть как хочется кофе.
-Боб, мы опаздываем на планерку, - зажав подмышкой папку, Джаред постучал по циферблату наручных часов. – И обращайся ко мне «служебным» именем. Это на улице или в баре я для тебя Джаред, а здесь Дэмиан.
-Вот именно! Здесь мы агенты, а не друзья.
Бросив еще одну монетку в автомат, Майкл взял второй стаканчик с кофе и, наградив Джареда тяжелым взглядом, сделал глоток. Поморщившись, он с презрением посмотрел на дымящийся напиток. Кофе был отвратительным.
-Боб, я жду.
-Дэмиан, ты мой друг и чтобы про меня не говорили, этот разговор должен остаться между нами, - вздохнув, Майкл почесал подбородок.
-Можешь не сомневаться, - Джаред нервно сглотнул.
-Тогда ответь мне, зачем тебе нужна эта информация?
-Это личное, - нехотя произнес Джаред.
-Это касается того парня и дела, которого ты ведешь?
Ничего, не ответив, Падалеки лишь быстро кивнул.
-Хорошо, - сдался Майкл. – Но после планерки ты мне все расскажешь. Идет?
-Давай так: ты мне сейчас даешь нужную информацию, а я выдвигаю твою кандидатуру, и ты вместе со мной летишь в Вегас. Ну, как? – приподняв брови, он хитро прищурился.
-Вегас, говоришь…
-Вегас, казино, девушки, - голосом змея искусителя провоцировал его Джаред.
-Я согласен, - тут же выпалил Розенбаум и довольно ухмыльнулся. Уж что-то, а развлечения он любил. – Ладно, слушай. Как только я пришел работать в отдел, мне поручили одно дело, и в ходе его расследования всплыла информация. После этого меня тут же отстранили и заставили подписать кучу бумаг о неразглашении. Со временем, конечно, все забылось, но каждый раз входя в кабинет, - Майк замолчал, обдумывая, стоит ли продолжать. Если узнают об утечке информации, начнется внутреннее расследование, а этого Розенбауму совсем не нужно, потому что первым за кого возьмутся, будет он.
-Саммерс? – спросил Джаред, предположительно догадавшись, о ком идет речь.
Удивленно посмотрев на Падалеки, Розенбаум согласно кивнул.
-Раз знаешь, зачем спрашиваешь?
-Так, для подтверждения, - пожал плечами Джаред. Все, что он хотел узнать, он узнал. – Пошли, планерка вот-вот начнется.
-Смотри осторожнее с Саммерсом, он еще та сука.
Джареду не требовалось предостережение, он и без того все понимал.
Отказавшись допивать муть под названием «кофе», они бросили в урну стаканчики и быстрым шагом направились в кабинет заместителя главы отдела.
На дневной планерке собрались практически все агенты, которые, так или иначе, были задействованы в данном расследовании, плюс два человека из группы наблюдения. Выслушав все отчеты, Саммерс просмотрел снимки, сделанные с парковки офиса и возле дома Эклза. Не обнаружив ничего интересного, он недовольно скривился и бросил их на стол.
-А где утренний отчет? – обратился он к Уорингу, человеку ответственному за наблюдение.
-Пока еще не поступало.
-Что значит, не поступало? – удивился Саммерс. – Позвольте поинтересоваться, чем занимаются ваши люди?
-Сэр, Холден сменил Картера в девять утра и вел Эклза до кофейни на 61-ой улице. А после…
-Что после? – рассерженно бросил босс.
-Холден позвонил и сообщил, что направляется за Эклзом в «West Side Club».
-Куда? – изумленно переспросил Саммерс.
-На 27 West 20th Avenue, - ответит Уорнинг и, смутившись, спросил: - А что там находится?
Усмехнувшись, Падалеки закинул ногу на ногу и переглянулся с Майклом. Как можно проживать в Ню-Йорке столько времени и не знать что, где находится? Да любого спроси, что находится на 27 West 20th Avenue и вам ответят: клуб и сауна для геев. Хотя «любого», это, конечно, громко сказано, но очень многие об этом клубе знают. Но с Уоринга станется, он и половины улиц Нью-Йорка не знает. И, судя по еле сдерживающему смех Розенбауму, тому уж точно это место было известно. Не забыть бы еще спросить об этом у Дженсена…
-Сейчас вы вернетесь в свой кабинет, внимательно изучите карту города и через час с полученным отчетом ко мне! – указав ему на дверь, Саммерс обвел взглядом присутствующих. – А теперь, господа, перейдем конкретно к разработке предстоящей операции. Роэлс, вчера мы связались с властями Лас-Вегаса и запросили поддержку. Сегодня пришло подтверждение из центрального округа. Нам обещали выделить людей на случай ареста. Но основные ваши действия – наблюдение. Нам нужны доказательства и желательно зафиксированные видеофайлами. Все понятно?
-Да, - утвердительно кивнул головой Джаред.
«Вот ведь сука. Предусмотрительный. Видеофайлы ему нужны. Хрен ты их получишь!», - подумал про себя Падалеки. Даже если они и будут, Джаред постарается, чтобы их не стало.
-Тогда выберите себе в напарники человека и проведем совместный инструктаж.
-Я думаю, Патинсон справится, - Джаред поразмыслил немного для виду, и рассудительно добавил: – Тем более что мы уже работали в паре.
-Хорошо, - Саммерс пристально посмотрел на обоих и, обойдя стол, сел в кресло. – Значит, все, кроме Роэлса и Патинсона свободны.
Дождавшись, пока остальные сотрудники бюро покинут кабинет и Падалеки с Розенбаумом пересядут ближе к столу, Саммерс продолжил:
-Итак, нам не известно в каком казино будут играть подозреваемые, так как в Вегасе их более 120 штук, но, проконсультировавшись и изучив структуру, можно предположить, что мошенники выберут именно те, где имеются VIP-залы. И если учитывать, что на выходные там собираются довольно богатые и влиятельные люди, то имеет смысл присмотреться к «Белладжио», «Нью-Йорк, Нью-Йорк», «Люксор», «Париж» и «Экскалибур». От аэропорта МакКарен их возьмут под наблюдение, и вплоть до самого казино за ними будет присматривать наш человек из полиции. Но, если они разделятся, то вам придется следовать за Эклзом, так как он основной подозреваемый.
-А остальные? – осторожно уточнил Джаред. Хотя не трудно было догадаться, для чего все это нужно, но спросить не помешало бы. Саммерсу плевать на то, куда последуют остальные и выиграют они или нет, ему нужен был Эклз. Вернее, его способности. Понимая откуда «растут ноги», у Джареда возникла уверенность, что запрос оформил именно Саммерс. «А если он знает кто такой на самом деле Эклз?», - от этого вопроса у Джареда внутри все перевернулось. «Ведь наверняка сука знает, раз так вцепился в него. До отца добраться не смог, значит, решил, что сможет добраться до Дженсена?.. Ох, ничего себе! Что же получается, если Саммерс в курсе его настоящего имени, то, скорее всего, он знает что тот из Далласа и…», - Джареда невольно вздрогнул от догадки, вспомнив слова босса: «Учитывая ваш послужной список, и количество раскрытых дел я лично одобрил вашу кандидатуру».
-Роэлс, я, кажется, ясно выразился?! – тоном не терпящего возражения, произнес Саммерс. – Нам нужен только Эклз.
«Значит, решил с помощью меня добраться до Дженсена? Ну-ну, посмотрим, кто кого».
-Все понятно, - кивнул Джаред, быстро справившись с напряжением.
Что же непонятного? Все предельно ясно.
-Раз понятно, значит, продолжим, - нарочито спокойным голосом босс продолжил: – По прилету в Вегас свяжетесь с нашим человеком вот по этому номеру, - он вытащил из ящика стола и протянул визитную карточку. – Дальше… авиабилеты, - положив перед Падалеки на стол два билета на самолет, Саммерс подождал, пока Джаред уберет их в папку. – После совещания позвоните и зарегистрируете их на ваши имена. У Мелбери получите деньги на расходы и узнаете название отеля, в котором для вас забронированы номера. А остальное вы уже знаете. Роэлс, проинформируйте и введите в курс дела своего напарника. На этом все. Вопросы есть?
-Нет, - ответил Джаред, встретившись с пронзительным взглядом Саммерса. Впервые выдержав его, он удивился уверенности, которая возникла у него. Саммерс не получит Дженсена. Джаред это понял только что. Никогда.
-Мне все ясно, - произнес Майкл, поднимаясь с места.
-Раз вопросов нет, тогда вы свободны. Если возникнут проблемы, сразу звоните. Жду вас в понедельник с полным отчетом.
Согласно кивнув, мужчины вышли из кабинета.
Зарегистрировав билеты, Джаред ввел Майкла в курс дела, после чего, забрав командировочные и договорившись с Розенбаумом о встрече в аэропорту, отправился домой - собирать багаж. По пути он решил заехать в магазин мужской одежды.
Купив белую рубашку, Джаред взглянул на предложенный строгий элегантный костюм черного цвета, и улыбнулся продавщице. Девушка умело расхвалила новую коллекцию, на что Джаред не удержался и согласился примерить. Выбрав свой размер, он направился в кабинку. Рассматривая себя в зеркало, Падалеки представил, как отреагирует Дженсен, увидев его в этом костюме. Примерив еще и бабочку, он довольно ухмыльнулся. Джаред выглядел сногсшибательно. Раздумывая купить или нет, он взглянул на ценник и, увидев стоимость костюма, чуть не стукнулся лбом о зеркало. На кредитной карте оставалось примерно чуть больше той суммы, что стоил костюм, а до зарплаты оставалась целая неделя. Так что… Джаред поморщился и отложил идею с его покупкой до лучших времен.
Расстегивая пуговицы пиджака, он услышал сигнал мобильного. Вытащив телефон из кармана брюк, Джаред взглянул на дисплей, и расслабленно вздохнул.
-Ну, наконец-то, - протянул Падалеки, отвечая на входящий вызов.
-Что, соскучился уже? – услышал он через несколько секунд хриплый голос Дженсена.
-А ты? – покрываясь мурашками, спросил Джаред.
-Мне тебя всегда мало, - промурлыкал Дженсен и добавил: - Ты сводишь меня с ума.
И Джаред забыл, как дышать.
-Эй, ты там? – смеясь, спросил Дженсен. – Ну, выдохни хоть, что ли.
-Да тут я, – снимая брюки, произнес Джаред. - Я уже думал, ты не позвонишь до Вегаса.
-Если хочешь, мы можем встретиться.
-У меня самолет через три часа, - быстро бросил он в трубку. – Мне еще нужно успеть собрать вещи.
-А, понятно. А мы вечерним рейсом летим.
-Знаю. Дженсен?
-Да.
-Может, ну его этот Вегас?
-А как же наше свидание?
-Дженсен, - Джаред закрыл глаза и привалился спиной к стене примерочной кабины. – На тебя идет охота. Именно на тебя.
-Знаю, - спокойно ответил тот.
-Ты хоть знаешь, кто за всем этим стоит? – с отчаянием в голосе выдохнул Джаред.
-Джей, я все знаю, но у этого человека ничего не выйдет. Я не собираюсь всю жизнь прятаться, как мой отец. Я хочу жить открыто.
-А я хочу жить с тобой, - уверенно заявил Джаред.
-…
-Дженсен, ты меня слышишь?
-Слышу, - тихо ответил он.
-Будь осторожен, - умоляюще произнес Джаред. – Обещаю, что со своей стороны я тебя прикрою.
-Спасибо, Джей.
-И будет лучше, если вы разделитесь.
-Хорошо, я это учту.
-Тогда до вечера?
-Да.
-Люблю тебя.
-Больше жизни, - ответил Дженсен.
Улыбнувшись, Джаред убрал сотовый в карман и, плюнув на все, сообщил продавщице, что покупает костюм. Если предстоит выйти в зал, то во всей красе.

Глава 12

Вегас, Белладжио.

-Нет, ты видел это! – восхищенно воскликнул Майкл, как только они подъехали к казино, и вышли из машины. – Падалеки, ты только посмотри… охренеть ведь можно! - разглядывая поющие фонтаны, Розенбаум под действием легкой эйфории дернул его за рукав пиджака.
Огромный отель-казино, расположенный на улице Стрип, находящийся в самом центре Лас-Вегаса, потрясал своей величиной. Джаред лишь поверхностно успел изучить информацию о нем, и теперь он вместе с Майклом стоял перед красивейшим зданием в тридцать шесть этажей, и мог воочию оценить красоту Белладжио. Музыкальные фонтаны, «танцующие» под музыку бродвейских мюзиклов и классических произведений, вызвали у него неописуемый восторг. Зрелище на самом деле было уникальное и можно сказать даже фантастическое. Да и температура воздуха в этот период времени года радовала теплом.
-Майкл, скажи мне, что я не сплю, - Джаред с открытым ртом смотрел на шоу из воды и света.
-Не спишь - не спишь, - довольно хмыкнул Розенбаум. – Ты еще внутри не был. Мне один знакомый рассказывал, что в отеле есть гигантская люстра, сделанная из муранского стекла по замыслу какого-то там художника, имени я, правда, не помню, но звучит красиво. А еще он рассказывал, что под крышей есть театр. Представляешь – театр!
-Ну, судя по внешнему виду, можно предположить, что там не только театр имеется, скептически подметил Джаред. – Черт! Как же здесь красиво.
-Да-а, теперь я понимаю, почему сюда так тянет мошенников, - мечтательно выдохнул Майкл. - Кстати, откуда у тебя этот шикарный костюм? – спросил вдруг Розенбаум, который еще в машине обратил на него внимание.
-Купил, - пожал плечами Джаред. – Знаешь, есть такие места, где торгуют одеждой. Их еще «магазинами» называют, - парировал он, изогнув брови. – Стоит иногда в них заглядывать.
-Ты сейчас надо мной прикололся, что ли? – фыркнул Майк, но невольно бросил короткий завистливый взгляд. Решив сильно не тратиться, а оставить деньги на развлечение, он взял с собой темно-серый костюм, который купил в прошлом году и теперь сожалел, что Падалеки, в отличие от него, выглядит на все сто.
-Ладно, пошли, - поправив бабочку, Джаред довольно ухмыльнулся. - Между прочим, мы на задании, если ты не забыл. К тому же еще нужно договориться со службой безопасности и проверить зал.
-А чего с ними договариваться? Главу безопасности предупредили, как только стало известно, что четверка мошенников заселилась в Белладжио, - еле поспевая за Падалеки, протараторил Розенбаум.
-Майкл, мы не можем быть наверняка уверенными, что они мошенники. У нас ничего на них нет. Ты же сегодня присутствовал на планерке и, если не дурак, то успел догадаться, что нас «водят за нос». Наши подозрения основаны лишь на предположении. Поэтому стоит переговорить питт-боссом, - войдя в казино, Джаред остановился возле игровых автоматов. - Ты хоть представляешь, что будет, если они окажутся обыкновенными отдыхающими, которые приехали на выходной спустить в казино деньги?
-Джаред, скажи честно, что у тебя с этим парнем? – вполне серьезно поинтересовался Майкл. Этот вопрос не давал ему покоя с самого утра.
-Ничего, - так же серьезно ответил Джаред, на лице, которого не дрогнул ни один мускул. Иногда ложь во спасение приносит пользу.
-Тогда в чем дело?
-Я не люблю, когда меня используют, - Джаред обвел взглядом зал игорного заведения и с удивлением отметил, сколько же людей хотят расстаться со своими деньгами. Всем давно известно, что отправляясь в казино, люди поддаются азарту и надеются на выигрыш. Конечно, если удача на вашей стороне, то вполне вероятно, что она поможет вам, но, в большинстве своем, у казино гораздо больше шансов оставить у себя ваши кровно заработанные деньги.
-Что-то ты темнишь, - недоверчиво произнес Майк. – С чего ты взял, что тебя используют?
-А с того, что я нутром это чувствую. Мне хватило Японии, чтобы возникло подозрение. Неужели непонятно, что Саммерс ведет какую-то игру?
-Саммерс? – с удивлением выпалил Майк.
-Ты сам подумай? Через год он выходит на пенсию. Так?
-Ну?
-Тогда чего он так егозит? Сидел бы тихо и дожидался положенного срока. Так нет же! Ему вдруг внезапно понадобился этот парень – «Индиго». И спрашивается для чего?
-Для чего? – озадаченно переспросил его Розенбаум.
-А ты не догадываешься? Ну, пораскинь мозгами, – Джаред усмехнулся и посмотрел на переливающееся табло, где высвечивалась скопившаяся сумма Джек-пота.
-Твою мать! – через некоторое время выдал с округлившимися глазами Майкл. Розенбаум конечно не был хорошим аналитиком, но сопоставить факты и сделать правильные выводы мог. – Ну и Саммерс…
-Теперь понимаешь, зачем ему этот парень?
-Это что же получается… - подытоживая, Майкл задумчиво взмахнул рукой. - Если мы подлавливаем его на мошенничестве, то…
-То до конца жизни он будет работать на Саммерса, обеспечивая ему безбедную старость, - продолжил за него Джаред. - А если мы сможем поймать всех четверых, то на него будет работать уже целая группа.
-Так вот зачем Саммерсу нужны видеозаписи…
-Именно, - кивнул Джаред. - А теперь пошли, нужно проверить зал и камеры.
-Пошли, - протянул Майкл. Работа есть работа.
Мужчины прошли через весь игровой зал казино, который поражал свой изящностью и масштабом предложенных развлечений. Сотни игровых автоматов и десятки игровых столов с вышколенными крупье, предлагали сыграть игрокам, суля достойный выигрыш. Роскошь и изысканность блистала во всем. Полный бар алкоголя, начиная от простого шампанского и заканчивая элитными сортами коньяка, бренди и виски, подогревали азарт игроков.
Если вы спросите: «Что такое казино?», то, наверное, стоит ответить, что это место, где можно встретить любителей азарта и риска, прекрасных дам и молодых людей, заправских игроков в возрасте или же богатых старушек, пахнущих ароматами давно забытой "современности". Кто-то в нем пытается расслабиться, кто-то приехал в поисках заработка или острых ощущений. А кто-то просто получает удовольствие от самой игры. Для многих, несмотря на существующий в общественном сознании негатив, "казино" - это вариант бегства от реальности, место, где можно отвлечься от будничной суеты и серости своей жизни. И, тем не менее, в казино играют все.
Изучив расположение зала, Падалеки с Розенбаумом заглянули в соседний зал - вдвое меньший по размеру, отличавшийся от своего собрата спокойной обстановкой, более тихой музыкой, дорогой отделкой и изыском. Что не говори, а VIP-зал для богатой публики поражал помпезностью и шиком. Красная дорожка между столами, как разделяющее полотно, указывала разграничение покерной зоны и игр в Блекджек. Два стола с рулеткой находились практически возле бара, что соответственно должно было отвлекать игроков от игры. Сюда не пускали простых смертных с десятью фишками в кармане по номиналу в пять, десять или сто условных единиц. Здесь развлекался совершенно иной контингент, который стремился в казино не за выигрышем, а за азартом. В этом зале игрок мог почувствовать адреналин и привкус победы, утвердиться в своем умении, и показать игру высшего уровня или просто спустить деньги, не пугаясь проигранной суммы. Именно по этим критериям здесь и собирались более богатые игроки. Соответственно и фишки в этом зале использовались другой формы, цвета и номинала.
Взглянув на потолок, Джаред шепнул Розенбауму:
-Видишь эти черные полусферы на потолке? - спросил он.
-Хитро придумано, - усмехнулся Майкл, посмотрев вверх. Весь потолок был усеян камерами.
-Все снимается на пленку. Если происходит конфликт или серьезное нарушение, то у службы безопасности есть возможность изучить запись и тщательно все проанализировать.
-Все ясно, - кивнул Майк. - Я так понимаю, что тот, кто нам нужен, пока еще не появился? – отвлекаясь от потолка, он окинул взглядом игровые столы.
-Нет. Поэтому у нас еще есть время, - ответил Джаред.
Переговорив с менеджером зала, они прошли к лифтам и поднялись на второй этаж, где их уже поджидал питт-босс Ренди Стаффс. Встретив и проводив агентов ФБР до операторской комнаты, глава службы безопасности представил им своих людей и предложил самостоятельно попробовать вникнуть в работу. Довольно просторная комната с множеством мониторов, расположенных вдоль передней стены, вызывала ощущение, будто попадаешь в совершенно иную реальность. Два человека, внимательно следившие за происходящим в зале, четко и профессионально выполняли обязанности. Приближая изображение и увеличивая обзор определенной игровой зоны, они старались выявить подозрительных лиц и предотвратить нарушения, запрещаемые правилами казино. Джаред переглянулся с Майклом. И как только они со всем этим справляются?
-Нет уж, давайте вы лучше покажите нам, как это все работает, - отозвался Джаред и попросил показать им полный обзор VIP-зала. При многократном увеличении можно было разглядеть каждого игрока в отдельности. Но, как понял Джаред, наблюдение велось не только за игроками, служба безопасности так же тщательно присматривалась к каждому дилеру.
-Ну, хорошо, тогда Джон и Митч вам помогут и разъяснят, что к чему. Если вдруг что-то произойдет, вы можете воспользоваться вот этой кнопкой, - он указал на квадратную красную клавишу, расположенную на пульте управления. – Я надеюсь, на случай ареста у вас готова группа захвата?
-Да, у нас имеется договоренность, - ответил ему Розенбаум. По прилету в Лас-Вегас он лично направился в полицейский участок, где ему выделили людей на проведение операции, которые должны были появиться в казино через десять минут после поступления сигнала вызова. - Так что, если возникнет ситуация, думаю, мы справимся собственными силами.
-Тогда все в порядке. Но спешу вас предупредить, пока факт мошенничества не будет подтвержден моими людьми, шумиху в VIP-зале я вам поднимать не дам, - сообщил им Стаффс. – Тем более что сегодня в зале находится мистер Фуллер.
Эндрю Фуллер, нефтяной магнат и миллиардер - как объяснил им чуть позже Стаффс - довольно частый посетитель казино Белладжио. Поэтому, руководству не хотелось бы потерять потенциального игрока, который мог оставить за один вечер в казино приличную сумму денег, исчисляемую шестью нулями.
Спустя тридцать минут разъяснений и обзоров, Джаред, наконец, увидел через ведущую камеру Дженсена. Тот спокойно вошел в зал и, осмотревшись, не спеша направился к четвертому столу, за которым имелось два свободных места. Выглядел он сногсшибательно: дорогой костюм и брильянтовая заколка на шелковом галстуке, подчеркивала его изысканность; запонки на белоснежных манжетах рубашки, переливались и сверкали в свете люстр, свисающих с потолка казино. Джаред разглядывал его, затаив дыхание. Безумно красивый, с ленивой улыбкой, он производил впечатление богатого и элегантного мужчины, явно не стесненного в средствах, который пришел в казино развлечься и потратить деньги. Обменяв у дилера пачку банкнот на фишки, Дженсен вступил в игру.
Попросив дополнительный стул, Джаред сел рядом с оператором и наблюдал, как спокойно и уверенно играл Дженсен. Постепенно увеличивая и поднимая ставки - в отличие от других игроков, которые нервничали и старались задеть дилера, вместо того, чтобы следить за ходом игры - он вскрывал карты и снимал банк. Это можно было расценить, как будто человек играет ради удовольствия, а не стремится к выигрышу. И к концу третьего часа игры возле Дженсена скопилась довольно приличная стопка из фишек. Так же Джаред отметил, что за весь вечер Эклз лишь пригубил виски, сделав всего два глотка, когда остальные игроки не отказывали себе в удовольствии испробовать дорогостоящего алкоголя, а плотного телосложения мужчина, сидевший по правую руку от Дженсена, вообще допивал уже третий бокал.
Созвонившись с человеком Саммерса, который вел наблюдение от аэропорта до отеля, Джаред выяснил, что друзья Эклза покинули Белладжио три часа назад и направились в казино «Париж». Из чего Падалеки сделал вывод, что они все-таки разделились. Дженсен все правильно рассчитал – раз ФБР нужен ОН, значит пусть на него и любуются. Находясь под бдительным наблюдением камер, Эклз дал возможность своим друзьям спокойно заниматься тем, зачем они приехали в Вегас. Джаред мысленно похвалил себя, что успел днем предупредить Дженсена и теперь с восхищением наблюдал за ним.
Когда стрелки наручных часов Джареда показали половину первого ночи, в операторской раздал писк электронного замка и в комнату вошел глава службы безопасности.
-Ну что, как у вас дела? – тут же поинтересовался Стаффс, как только за ним закрылась дверь.
-Как обычно, - не отвлекаясь, ответил оператор, следивший за общим залом. – Правда, на игровых автоматах возник инцидент, но охрана уже справилась с этим. И на восьмом столе, пришлось трижды заменить крупье. А в остальном, все вроде спокойно.
-Что в VIP-зале?
-Там тоже все в полном порядке, - второй оператор начал выводить на экран увеличенные картинки зала. – Крупье периодически меняется, господа ведут себя относительно спокойно, не считая Тракера. Но, как вы знаете, Берни Тракер всегда возмущается - чисто из вредности, хоть и регулярно проигрывает. И мы не можем ему этого запретить. Тем более что благодаря Тракеру, наш доход сегодня увеличился на два с половиной миллиона.
-Хорошо, - согласно кивнул Стаффс, после чего обратился непосредственно к Джареду: – Господа, вынужден сообщить вам, что положенное время закончилось, поэтому должен попросить вас покинуть наше казино. В вашем присутствии, по мнению руководства, - выделив последнее, глава безопасности выдержал небольшую паузу. - Более нет нужды. Вы не только отвлекаете, но еще и мешаете нам работать.
-Но вы не можете нам запретить находиться здесь, - тут же нашелся Розенбаум. Естественно, он понимал, что своим присутствием они отвлекают операторов, да у него уже и самого голова пухла от камер, но из казино их выставить никто не имел права. – Ваше казино обещало поддержку в проведении следственных мероприятий, вы подтвердили и дали согласие.
-Все так, - согласился с ним Стаффс. - Но ваши подозрения относительно мистера Эклза пока не подтвердились и как питт-босс, который несет ответственность за работу казино, я имею право удалить вас из комнаты видеонаблюдения. Вы можете спуститься в игровой зал и продолжать вести наблюдение непосредственно из бара, но не забывайте, что у нас казино и в нем все играют, - недвусмысленно намекнул он им, после чего, отдав распоряжение, проводил Падалеки с Розенбаумом до лифта.
-Спасибо за содействие, - сухо поблагодарил его Джаред.
-Господа, со своей стороны обещаю, что мы тщательно присмотримся к мистеру Эклзу, - вежливо распинался перед ними Стаффс. – Но богатый клиент для нас важнее ваших подозрений, тем более безосновательных. Если мы все-таки выявим что-нибудь подозрительное, то сообщим вам незамедлительно. Простите, но такова политика казино.
-Что насчет записей видеонаблюдения? – поинтересовался Джаред.
-Завтра вы сможете забрать копию, - ответил питт-босс. – А это вам от нашего казино, - достав из кармана пиджака несколько фишек, он протянул их Джареду.
-Спасибо, - отреагировал моментально Розенбаум и, не растерявшись, забрал фишки.
-Всего хорошего, господа, - вежливо улыбнулся Стаффс и вернулся в операторскую.
Спустившись на лифте, Джаред с Майклом прошли в игровой зал и направились в бар. Заказав себе выпивку, они устроились возле барной стойки, как раз напротив дверей VIP-зала. С одной стороны Джаред был рад, что их выставили, но с другой, было немного не по себе – он не мог видеть Дженсена.
-Ну и что будем делать? – отхлебнув виски, оживился Розенбаум.
Что касалось Джареда, то почему-то виски в горло не лезло. Что-то подсказывало ему, что это еще не все. Но пора было отпускать людей, да и отснятых записей должно хватить, чтобы составить отчет.
-Майкл, отзвонись всем и дай отбой, – после долгого молчания, наконец, ответил Джаред. - Сообщи, что на сегодня все.
Согласно кивнув, Розенбаум достал телефон и, сделав несколько звонков, весело отсалютовал напарнику бокалом, после чего одним глотком допил виски.
-Кстати, подельники Эклза так и не появились в Белладжио.
-Да какая разница, главное, что сам Эклз здесь, - махнул рукой Джаред и нисколько не покривил душой. Для него сейчас важен был только один человек, а что же касалось остальных, то ему совершенно не было до них никакого дела. Вздохнув, он сделал большой глоток виски и снова посмотрел на закрытые двери VIP-зала. Спиртное приятно обожгло горло.
-Что-то мне не нравится твой трагический тон, - хмыкнул напарник. – Ой, чувствует моя жо…
-Чувствительная она у тебя, однако, - оборвал его Падалеки на полуслове. – Смотри, как бы она не расчувствовалась у тебя окончательно.
Взглянув на вытянутое лицо Майкла, Джаред невольно расхохотался.
-Ты на что намекаешь? – недовольно фыркнул Розенбаум.
-Майкл, мне плевать, каким местом ты чувствуешь. Саммерс хотел, чтобы мы проследили за Эклзом, мы проследили. И на этом все! Свою миссию мы выполнили.
-Да, тут я с тобой полностью согласен, только ты не находишь странным, что Эклз здесь, а друзей его нет?
-Майкл, да сдались они тебе! Ты ведь даже не удосужился прочитать досье на каждого из них, - отмахнулся от него Джаред.
-Падалеки, это ведь твое дело, и я с тобой тут только для подстраховки, - нагловато ухмыльнулся Майкл и заказал себе еще порцию выпивки. – И кстати, ты не прав - я успел просмотреть два досье.
-Да?
-Да, - самодовольно ответил Майкл. – Пока ты был у Мелбери, я просмотрел досье Эклза и Кейна. Правда, остальные две папки не успел посмотреть, но думаю, что этого достаточно.
-Видимо, так.
-Может, сыграем, раз операция закончена? – решив пощупать почву, Майк обвел взглядом зал.
В огромном зале площадью в тысячи квадратных метров можно было забыть обо всем. Здесь погружаешься в совершенно необычную атмосферу, которая воздействует, подобно наркотику. Но «наркотик», которого жаждал Джаред, находился сейчас в другом зале.
-Майкл, поставь за меня, - поморщившись, ответил Падалеки. - Я немного посижу здесь, что-то у меня голова разболелась, - соврал Джаред, решив остаться возле бара. - Я присоединюсь к тебе позже, если, конечно, ты не успеешь продуть все.
-Сегодня я должен выиграть! – весело парировал Майкл и, допив виски, направился к столу для игры в Блэкджек.
Не спуская глаз с VIP-зала, Джаред изредка бросал взгляд на Майкла. Судя по серьезному выражению его лица, он неплохо справлялся за карточным столом, из чего складывалось впечатление, что Розенбаум все-таки умел играть. Спустя тридцать минут, Джаред повторно заказал выпивку и рассчитался с барменом. Повернув голову в уже привычном направлении, он заметил, как распахнулись, наконец, заветные двери. Из VIP-зала вышел довольно пьяный мужчина и в сопровождении охранника, пошатываясь, поплелся на выход. И именно в этот момент в казино вошли друзья Дженсена.
«Интересно, а где третий?», - заметив их, удивился Джаред. Внимательно приглядевшись к мужчинам, он сразу узнал первого – это был Кристин Кейн. Падалеки уже сталкивался с ним, он видел его в баре вместе с Дженсеном. А второй чуть повыше, судя по фотографиям из дела - Том Уэллинг.
Двое красивых и молодых мужчин, одетые по последней моде, бросили незначительный взгляд на общую массу людей и прямиком направились в сторону VIP-зала. Проходя мимо стола, за которым играли в Блэкджек, Уэллинг остановился и удивленно вскинул брови. Догнав Кейна, он шепнул тому что-то на ухо, после чего подошел к игровому столу. Дотронувшись до плеча Майкла, мужчина ослепительно улыбнулся, как только Розенбаум развернулся и посмотрел на него. Джаред не поверил своим глазам. Неужели они знакомы... а может, Уэллинг просто обознался? Проводив взглядом Кейна, он вновь посмотрел на напарника.
На лице Майкла, который в этот момент косился на Джареда, блуждала возбужденная улыбка, и она явно была адресованная не Падалеки. От изумления Джаред вытянул шею, чтобы лучше видеть происходящее. Присмотревшись, он неожиданно пришел к выводу, что эти двое очень хорошо знают друг друга. Судя по тому, как общались мужчины, можно было подумать, что они близкие друзьями, либо... Твою мать! Вот так Розенбаум! От этой догадки у Джареда чуть не выпал бокал из рук. Ай да, Майкл! Ай да, тихоня! Все же очевидно: яркий румянец на щеках и взволнованный вид и то, как он смотрел на Уэллинга, выдавали его с головой. Падалеки залпом допил виски и со звоном поставил бокал на барную стойку. Весь вечер смахивал на безумный розыгрыш. Джаред постарался вспомнить какое сегодня число. Нет, до первого апреля далеко. Сгорая от любопытства и решив все-таки выяснить, что же происходит, он направился к Розенбауму.
Подойдя к мужчинам, Джаред мило улыбнулся Уэллингу и перевел взгляд на напарника.
-Ты не представишь меня своему другу?
-Э… - замямлил Розенбаум, смутившись настолько, что даже порозовела его гладко выбритая лысина.
-Майкл, так ты здесь не один? – удивился Уэллинг неожиданному появлению Джареда. Падалеки даже показалась, что в его вопросе прозвучала ревнивая нотка. Взглянув на Розенбаума и увидев его замешательство, мужчина решил представиться самостоятельно. – Том Уэллинг. Я давний друг Майкла.
Так-так, замечательно! Значит, Майкл - давний друг? Все просто охренительно как здорово! Джаред чуть не рассмеялся.
-Джаред Падалеки, - представившись своим настоящим именем, он заметил, как темноволосый красавец переменился в лице. – Ну что, Майкл, как у нас дела? – с нескрываемым ехидством в голосе Джаред толкнул Розенбаума в бок.
-Да… Пожалуй, на сегодня достаточно, - как нашкодивший юнец, которого застукали за мастурбацией, Майкл покраснел еще больше и сгреб со стола оставшиеся фишки.
-Я тоже так думаю, - усмехнувшись, ответил Джаред.
И утвердился в своем подозрении, когда Уэллинг еле заметно коснулся руки Розенбаума, слегка пожав ее.
-Хорошо, тогда, пожалуй, мне тоже пора, - смерив Джареда недовольным взглядом и извинившись, Том направился в VIP-зал.
Как только Уэллинг скрылся из виду, Падалеки кивком головы указал Майклу на двери казино и без единого слова пошел на выход. Оказавшись на улице, он вдохнул теплый ночной воздух, после чего, засунув руки в карманы брюк, взглянул на поющие фонтаны. Лас-Вегас действительно фантастическое место, здесь все наполнено блеском, шиком, светом ярких огней и… неожиданностью.
-Майкл, кто этот парень? – тихо промолвил Джаред, как только, тот подошел к нему.
-Один мой хороший знакомый, - не глядя, ответил он.
-И насколько хороший?
-Ты на что намекаешь? – не выдержав, нервно выпалил Майк. – Ну, встретил я здесь своего знакомого! Что с того?
-Между прочим, он один из подозреваемых и друг Эклза, - Джаред бросил на Майкла заинтересованный взгляд.
-Падалеки, ты опять прикалываешься? - недовольно фыркнул он.
-Даже и не думал.
-Ты это серьезно?
-Абсолютно. Если бы ты прочитал остальные два досье, то знал бы, что Том Уэллинг компаньон и друг Эклза. И к тому же он гей, - Джаред наблюдал, как меняется выражение лица Майкла.
-Твою мать! Вот попал, – закрыв глаза, вымученно протянул Розенбаум.
-Так что давай, рассказывай, откуда ты знаешь Уэллинга?
-Хорошо, только пообещай, что это останется между нами?
-Обещаю, если ты честно все расскажешь, - заверил его Джаред.
Немного помолчав, Майкл тяжело вздохнул. По всему получалось, что выхода у него нет. Если не рассказать правду сейчас, то она все равно выплывет наружу. А если учесть, что камеры наблюдения могли запечатлеть его общение с Томом, то выплывет она уже завтра. И тогда ему уже никто не поможет. Саммерс его точно сживет со света.
-Я никогда и никому не говорил этого, да ты и сам, наверное, понимаешь, что мы о многом умалчиваем. Тем более рассказывать о таком, - запнувшись, он немного помедлил. – В общем, с Томом я познакомился летом, это было перед самым отпуском на одной из вечеринок в закрытом клубе для геев.
-Но что ты там делал? – не смог скрыть своего удивления Джаред. Всегда считая Майкла натуралом, он и не догадывался о другой стороне своего друга.
-Ты не считаешь, что это глупый вопрос?
-Да, пожалуй, - Джаред почесал макушку. Можно было и не спрашивать. Раз уж Майкл оказался в том клубе, то нетрудно догадаться для чего.
-Джаред, я гей, - предвидя его следующий вопрос, Майкл решил ответить сразу. – Мне всегда нравились мужчины, но в отделе никто об этом не знает.
-А как же все твои рассказы о женщинах?
-Вымысел. В общем, я никогда не спал с Элен из бюро пропусков, да и с остальными тоже, - виновато потупился Розенбаум.
-Тогда к чему все это вранье? Неужели ты думал, что мы с Кайлом перестали бы с тобой общаться? Мы ведь в Нью-Йорке живем, - возмутился Джаред с обидой в голосе.
-А ты не забыл, где мы работаем? Джаред, у меня даже родители до сих пор не знают.
-Слушай Майкл, ты меня удивляешь, - выдохнул Падалеки, поворачиваясь к нему. – И как долго ты собирался скрывать правду от нас с Кайлом? Тебе не приходило в голову, что рано или поздно мы все равно бы догадались обо всем.
-Не знаю, - буркнул он.
-Майкл, какого хрена!
-Может, мне надо было объявление в газету дать? – вскинулся он на него. - Давай, иди и расскажи теперь всем, что Розенбаум гей!
-Да успокойся ты! Если ты не захочешь, никто об этом не узнает, - заверил его Джаред. – И если учитывать, что теперь мы с тобой «в одной лодке», то нам нужно придумать, как из всего этого выпутаться.
-Из чего? – простонал Майкл.
-Из того дерьма, которое замутил Саммерс.
-Подожди-ка, что значит в одной лодке? - немного погодя удивленно произнес Розенбаум, когда до него окончательно дошел смысл всего сказанного.
-Дело в том, что я тоже гей, и мы оба связаны с подозреваемыми.
-Блядь, я так и знал, что ты из «наших»! – не задумываясь, выдал Майкл и расхохотался. - Ну, Падалеки, ты даешь! Я же еще тогда в баре тебя заподозрил. Ты так откровенно пялился на Эклза.
-Что, сильно было заметно? – смущенно улыбаясь, спросил Джаред.
-Знаешь, я сначала подумал, что мне показалось. Но если призадуматься над тем, сколько времени ты провел в туалете с этим красавчиком, и как ты резко свалил после этого, то вполне можно предположить, что вы даже успели трахнуться.
-Теоретик хренов, - усмехнулся Джаред. – Ты еще скажи, что у тебя гей - радар есть.
-А причем здесь гей - радар? - пожав плечами, Майкл посмотрел на напарника. – Вы же тогда в баре, весь вечер друг друга взглядами трахали.
-Смотрите, какой внимательный, - прищурился Падалеки. – Ты лучше расскажи, что у тебя с Уэллингом? И не с ним ли ты провел отпуск?
-Вот в который раз убеждаюсь, что ты мастер уходить от темы.
-И все же?
-А что у тебя с Эклзом? – решил не уступать ему Майк.
Немного подумав, Джаред заявил глядя в глаза Розенбауму:
-Майкл, это не увлечение и не интрижка, все куда серьезнее, чем ты думаешь. Я не отдам Дженсена Саммерсу.
-Это я уже понял, - задумчиво произнес Майкл, отчетливо понимая, во что они оба ввязались.
-Так что с Уэллингом? – снова полюбопытствовал Джаред, решив выяснить все до конца.
-Да что рассказывать-то? Ну, познакомились в клубе, пару раз встретились, а потом он предложил мне съездить с ним в Испанию.
-И ты поехал?
-По-твоему, я должен был отказаться? – недовольно фыркнул он. – Поехал и нисколько не пожалел об этом. Между прочим, Том классный парень.
-Майк, он вообще в курсе, что ты агент ФБР?
-Нет. Я что, похож на идиота?! - обиженно выдохнул Розенбаум.
-А после этого вы встречались?
-Конечно.
-Как часто?
-Да, не часто, я так понял, что он несвободен. Раз в две недели созванивались, и я приезжал к нему на съемную квартиру, - нехотя пояснил Майкл. – Падалеки, зачем тебе эти подробности?
-За тем, что за Уэллингом велось наблюдение, и я удивляюсь, как ты не попал в сводку.
-Блядь! – в сердцах выпалил Майкл, закатив глаза.
-Ага, точно, Саммерс та еще блядь, - усмехнулся Джаред, поражаясь везению Розенбаума.
-Ты мне лучше скажи, что будем делать? – поинтересовался Майкл.
-Что делать? – призадумался на секунду Джаред и, пожав плечами, ответил: - Да ничего не будем делать. Сейчас пойдем в VIP-зал и проследим за нашими парнями. А завтра обстряпаем все так, что комар носу не подточит.
-Ты решил конкретно наебать Саммерса? - не удержался от смешка Майк.
-А почему бы и нет!
-Мне нравится твоя идея.
-Может, вернемся обратно?
-Пошли, - весело бросил Розенбаум и, пожав друг другу руки, мужчины направились в казино.

Глава 12 часть 2.


К началу третьего часа ночи игроков в VIP-зале значительно поубавилось. Легкая и совсем тихая музыка, смешиваясь с запахом элитного парфюма и дыма дорогих сигар, витавшего в воздухе, плавно вливалась в атмосферу. Поискав глазами Дженсена, Джаред обнаружил его в компании миллиардера Фуллера, Кристиана Кейна и не растратившей красоты женщины, которая только на первый взгляд выглядела лет на пятьдесят, но если присмотреться внимательно, то можно было заметить, что за плечами у нее имелся довольно богатый жизненный опыт, тянувший, по крайней мере, еще на полтора-два десятка лет.
Джаред с Майклом устроились возле оформленного под старину бара и, заказав на последние деньги дорогущий коньяк, наблюдали за оставшимися любителями игры в покер, собравшимся за третьим игровым столом, и, судя по напряжению, повисшему над ним, ставки были очень высоки.
Потягивая мелкими глотками алкоголь, Падалеки не сводил глаз с Дженсена. Разглядывая красивого мужчину, излучавшего загадочную привлекательность и притяжение, он внутренне хотел к нему прикоснуться, но, находясь под бдительным наблюдением камер, Джаред не мог себе этого позволить. В этом зале он всего лишь агент ФБР, который находится на задании, а Дженсен – игрок и его подозреваемый. Поэтому нужно продолжать играть отведенные им роли и ни при каких обстоятельствах не выказывать факт знакомства. А раз так, то Джареду ничего не остается делать, как растягивать дорогое удовольствие и поедать взглядом Дженсена.
Но, как правило, рано или поздно все имеет свойство заканчиваться, поэтому, обнаружив в руке пустой бокал, Джаред с сожалением поставил его на барную стойку. Посмотрев на третий стол, он заметил, как Эклз бросил на него мимолетный взгляд, едва улыбнувшись одними уголками губ, и перевел взгляд на Уэллинга. Облизав губы, Дженсен сделал небольшой глоток виски и, покрутив бокал в руке, переставил его на другую сторону. Приняв условный сигнал, Том удивленно посмотрел на Джареда с Майклом и, пожав плечами, еле заметно кивнул головой. И не нужно быть гением, чтобы догадаться, что Дженсен попросил Уэллинга купить Падалеки выпивку. Чувствуя неловкость, Джаред поправил бабочку и принялся рассматривать игроков.
Миллиардер Фуллер с ярко выраженной сединой на висках, раскуривая дорогую сигару, выпускал кольца дыма изо рта вверх и наслаждался тем, что из всех четверых присутствующих за столом курит только он. Время от времени он макал кончик сигары в коньяк и, незаметно пожевывая, смачно обсасывал ее, чем собственно выдавал свою нервозность. Что же касалось дамы, то женщина постоянно покручивала кольцо с брильянтом на пальце и долго думала, прежде чем поднять ставку, надеясь на то, что, пока она тянет время, кто-то из игроков не выдержит и спасует. А мужчины в это время надеялись, что спасует она.
Что же касалось Эклза и Кейна, то, наблюдая за ходом игры, Джаред понял, что основным игроком в команде друзей был Дженсен, в то время как Крис любыми способами старался прикрыть его и «раскачать» дилера, проще говоря, отвлекал внимание на себя. А Дженсен осторожно прощупывал сознание каждого игрока и по возможности менял ход игры. И если бы Джаред не знал о его способностях, то ни за что не догадался бы, что в покер можно выиграть таким способом. Парни действительно работали как слаженная команда, и незнающему человеку даже и в голову бы не пришло, что мужчины играют в паре.
Закончив партию в Блэкджек, Уэллинг бросил мимолетный взгляд на друзей и, забрав выигрыш, направился к барной стойке.
-Господа, вас угостить выпивкой? – осторожно предложил он и, не дожидаясь согласия, показал бармену три пальца, что означало – три бокала.
Веселенькая складывалась картина. Перед самым выходом из отеля Дженсен предупредил его с Крисом, недвусмысленно намекнув обоим, что волноваться не стоит, так как в Белладжио он будет под надежным прикрытием. Друзья тогда с удивлением посмотрели на него, но задавать лишних вопросов не стали – поджимало время. Теперь же Том отчетливо понимал, кто его прикрытие. Наметанный глаз Уэллинга сразу определил, что между Дженсеном и агентом ФБР что-то есть. И попахивало это не простой симпатией, а довольно близкими отношениями. Достаточно было заметить, какие взгляды бросал Падалеки на Дженсена. И если брать во внимание, что накануне Дженсен провел с кем-то ночь, то теперь уже нетрудно догадаться, с кем. Мечтательный взгляд и улыбка не сползали с лица Эклза на протяжении всего перелета от Нью-Йорка до Лас-Вегаса и являлись тому подтверждением.
Присев рядом с Майклом, Том посмотрел на зеркальную стенку в глубине бара, где располагались полки с напитками. Ладно, с этими двумя все более или менее понятно. Но оставалось еще кое-что, а точнее, «кое-кто». Майкл. Вот чего-чего, а того, что Майкл окажется агентом ФБР, Том даже не предполагал. Он представлял его кем угодно, но только не агентом. Ловко же он провел его. Значит, менеджер среднего звена?.. Ну-ну.
Напрашивался еще один вопрос: «А если бы он не увидел его с Падалеки?» В этом случае, возможно, не узнал бы правду никогда. Вот и вывод. Бляяядь! Следовало бы прижать засранца и вытряхнуть из него правду. У Тома даже зачесались руки по этому поводу. Это же надо было столько времени водить его за нос?.. Усмехнувшись и не поворачивая головы, он с сарказмом произнес:
-И кто же ты, Майкл?
-Я тебе позже все объясню, - извиняющимся тоном промямлил Розенбаум.
-Конечно, ты мне все объяснишь, - прошипел Том, глядя в свой бокал. – Куда ты денешься, я ведь теперь с тебя не слезу. «Я эту правду из тебя вытрахаю», - произнес он про себя последнюю фразу, и эта идея с «вытрахаю» ему определенно понравилась.
-Не слезешь, говоришь?.. - усмехнувшись, спросил Майкл. Да, он любил Тома, но никогда не говорил ему об этом, предпочитая тщательно скрывать свои чувства. Узнав, что у Уэллинга есть постоянный партнер, Майкл с досадой понял, что никогда не сможет быть кем-то другим для Тома, поэтому не посчитал нужным раскрыть перед ним все карты. Ведь только Богу было известно, сколько продлятся их отношения.
-Даже не надейся.
-Не переживай, не сбегу, - непринужденно ответил Майкл.
-Вот и договорились, - еле заметно кивнул Том. – И передай своему напарнику, чтобы не нервничал. Игра скоро закончится.
Сделав небольшой глоток, Розенбаум незаметно толкнул Падалеки в бок.
-Я слышал, - ответил Джаред, не дав сказать ему и слова. – Сколько они еще будут там сидеть? – прикрыв рот рукой, прошептал он.
Поняв, что в его услугах не нуждаются, Розенбаум с понурым видом потягивал коньяк, отказавшись от попыток влезть в беседу.
-Если не поменяют дилера, то еще минут десять, - глядя в отражение, тихо ответил Том.
-Это точно? – поинтересовался Джаред, потерев переносицу. Взглянув на Майкла, он заметил его усталый вид. Джаред сейчас и сам был не в лучшей форме, ему страшно хотелось есть и спать. Но больше всего ему хотелось вытащить отсюда Дженсена.
-Да. Дилер выкинул последнюю карту, - незаметно кивнул Уэллинг и, отставив бокал, бросил на барную стойку купюры.
Развернувшись вполоборота, Том посмотрел на третий стол, за которым играли его друзья, и, поймав взгляд Дженсена, широко улыбнулся.
-Ну все, господа, мне пора, - ответил он и, подмигнув Розенбауму, пошел на выход.
-Все? – удивился Джаред, переглянувшись с Майклом. Практически синхронно развернувшись, они увидели, что все игроки, кроме Эклза и Кейна, который в этот момент спешно покидал зал, с изумлением смотрели на игровой стол.
Подойдя ближе и разглядев вскрытые карты, Джаред не мог скрыть своего восхищения. Поэтому, не стесняясь бурлящих внутри эмоций, он ошарашено выдал:
-Охре-неть!
-Что там? - не особо разбираясь в покерных комбинациях, Майкл лишь понял, что Эклз снял банк.
-У Дж… гм…. У Эклза Королевский Флеш-Роял, - восторженно прошептал он ухо Розенбауму. - Это наивысшая покерная комбинация. Черт, он сделал их всех!
Не ожидая подобного расклада, Фуллер изумленно вскинул брови и, хмыкнув, бросил окурок сигары в стакан с виски, после чего, поднявшись из-за стола, пошел на выход из зала. Сегодня был явно не его день. Что такое по сравнению с его миллиардами восемь миллионов, которые он продул за вечер? Всего лишь недовольство и легкое разочарование. Поэтому, столкнувшись в дверях с питт-боссом, Фуллер сухо попрощался и, махнув рукой персональной охране, поджидавшей в боковой комнате, невозмутимо удалился.
Единственная дама, игравшая сегодня в покер, вышла из-за стола и, окинув Дженсена восхищенным взглядом, пересела за соседний стол, решив еще немного развлечься игрой в Блэкджек. И, кажется, ее вовсе не волновала потеря нескольких миллионов. Главное, она получила удовольствие от вечера, проведенного в компании привлекательных мужчин.
Взглянув на выигрыш Дженсена, Стаффс недовольно посмотрел на дилера, но, следуя тактике и правилам казино, поздравил Эклза и предложил ему сопровождающую охрану. Вежливо поблагодарив крупье за игру, Дженсен направился вместе с питт-боссом к кассе. Отказавшись от наличных, он протянул кассиру две пластиковые карты и попросил зачислить пятьсот тысяч на Visa Gold, а оставшуюся сумму в двенадцать миллионов на Visa Infinite. И через минуту, гордо вскинув голову, вышел из дверей казино. Сев в поджидавший у парадного входа черный лимузин с тонированными стеклами, Дженсен укатил в неизвестном направлении.
Падалеки проводили его взволнованным взглядом, потому что сейчас он был страшно рад и горд за него, после чего с Розенбаумом подошел к Стаффсу.
-Спасибо за содействие и примите наши извинения за причиненные неудобства, - вежливо обратился к нему Джаред.
-Ну, что я могу сказать, - развел руками глава службы безопасности. – Ваши подозрения оказались беспочвенными. Я лично наблюдал за последней игрой и могу подтвердить, что факта мошенничества зафиксировано не было. Завтра после полудня вы сможете забрать копии видеозаписей, и, надеюсь, больше мы с вами не увидимся.
-Надеюсь, - кивнул Джаред и пошел вместе с Майклом на выход.
Постояв немного возле фонтанов, они обошли озеро и пешком направились к гостинице, благо идти было недалеко, к тому же хотелось проветриться.




***
Сев в лимузин, Дженсен окинул друзей серьезным взглядом и, выдохнув, наконец, расслабился. Вечер выдался слишком напряженный, но это стоило того. У него в кармане лежал выигрыш в двенадцать миллионов.
-Дженсен, ты как? – тут же поинтересовался Крис, как только они отъехали от казино.
-Как? Чувствую себя миллионером, - пожав плечами, ответил он и рассмеялся. – Крис, последний крупье оказался настолько пошлым, что мне пришлось немного его подогреть. Ты не представляешь, что творилось в голове у этого парня.
-Так, значит, Флеш-Роял достался тебе с его легкой подачи? – расхохотался Кейн. – Ну, ты даешь!
-Ты же знаешь, в этой области я профи, - Дженсен самодовольно улыбнулся. - С Фуллером вообще никаких проблем не возникло, он как открытая книга. А вот с женщиной пришлось повозиться. У нее в голове сплошные вечеринки и развлечения, но играла она хорошо, ничего не скажешь, - охарактеризовал он каждого игрока в отдельности. – А у вас что?
-Ну, мы тоже не с пустыми карманами вернулись, - достав пластиковые карты, он протянул их Дженсену. – Здесь девять с половиной, - посмотрев на сидевшего напротив него загадочно улыбающегося Уэллинга, добавил: - Том у нас сегодня отличился.
-В каком смысле? – удивленно спросил Дженсен.
-Сегодня он в Блекджек выиграл пять миллионов. Представляешь, обошел меня и глазом не моргнул, - пояснил радостно Крис. И радоваться было чему, такая удача выпадала нечасто.
-Парни, я до сих пор поверить не могу, что мы провернули все это! – воскликнул Дженсен.
-Сегодня точно наш день! – находившийся под впечатлением Крис достал из бара стаканы и бутылку виски. – За это надо выпить.
Разлив спиртное по бокалам, друзья звонко стукнулись и, отсалютовав сидевшему за рулем Чаду, выпили за то, что принес им сегодняшний день. Но это еще не все.
-Чад? Притормози где-нибудь! – крикнул Дженсен через открытую перегородку в салоне. Чад кивнул головой и, сделав разворот по кольцу, припарковал лимузин возле парка аттракционов.
Пересев в салон, Чад разместился рядом с Дженсеном и, раскрыв ноутбук, запустил программу. Созвонившись с Питом, он подключился к Интернету и после входа в базовую систему данных посмотрел на Дженсена, ожидая дальнейших указаний.
-Итого у нас в наличии двадцать один миллион пятьсот тысяч, - подвел он итог. Передав Мюррею три пластиковые карты Visa Infinite, Дженсен оставил у себя Visa Gold и, довольно хмыкнув, засунул ее во внутренний карман пиджака. - Чад, закинь три миллиона на наш Нью-Йоркский счет, восемнадцать на Кайманы, а оставшиеся пятьсот положи вот на этот счет в Центральном банке Лас-Вегаса, - он протянул ему бумажку с номером счета на предъявителя. Ренди Стаффс честно заслужил свои полмиллиона.
-Понятно, - кивнул Чад и начал проводить операции по перечислению денежных средств.
-Не забудь сразу перераспределить общую сумму на четыре дополнительных счета, - напомнил ему Дженсен.
-Не учи ученого, - усмехнулся Чад. - Схема отработанная - все будет путем.
И все замерли, наблюдая, как пальцы Чада быстро заработали, стуча по клавишам ноутбука. Через некоторое время на экране появилось окошко, в котором замелькал поток цифр. Как только операция по переводу и распределению денег была завершена, он нажал на подтверждение и радостно заявил:
-Ну все, парни, дело сделано! В понедельник у каждого из нас на счету появится по четыре с половиной миллиона долларов, и хрен кто нас достанет, – радостно пояснил Чад под всеобщий вздох облегчения. Действительно, что касалось техники, тут Чаду не было равных. – Поздравляю, мы миллионеры!
Если бы не шум аттракционов, которые не прекращали свою работу даже ночью, то прохожие могли бы услышать ликующий вопль четырех друзей, которые орали во все горло и радовались тому, что смогли провернуть дело, заработав при этом приличное состояние. И если вы скажете, что это невозможно, то будете неправы. В нашем мире возможно все! Стоит только захотеть.
-И куда мы сейчас? – поинтересовался Том, как только все немного успокоились.
-Я хочу есть, трахаться и спать! – громко заявил Чад.
-Поддерживаю, - усмехнувшись, кивнул Уэллинг.
-Твою мать! Где мы сейчас баб возьмем? – возмутился Крис, восприняв желание Чада в буквальном смысле. Но, заметив озадаченные лица Дженсена и Тома, рассмеялся над абсурдностью своего вопроса. И как это ни тривиально прозвучало из болтливого рта Чада, он все-таки повелся на его слова. Ведь «есть, трахаться и спать» для Мюррея было что-то вроде основного рациона на день. – Чад, ты когда-нибудь убьешь всех своей обыденностью, - фыркнул Кейн и продолжил: - Ладно, я все понял - обойдемся без баб. Есть и спать.
Ему, в принципе, больше ничего и не нужно было, потому что в Нью-Йорке его ждала Дэннил.
-Я вообще против этого ничего не имею, - довольно улыбнулся Дженсен и развел руками. – Только мне нужно кое-кому позвонить.
-Значит, без баб, да? – усмехнувшись, выпалил Чад.
-Да, без баб! - рявкнул Дженсен.
В салоне моментально повисла тишина.
Достав телефон, он с невозмутимым лицом набрал чей-то номер и спустя несколько секунд произнес:
-Джей, ты где? Мгу…. А наблюдение уже сняли? Мгу…. Полностью?
Трое друзей с удивлением смотрели на него, но только один Том догадался, кому звонит Эклз.
-Стой там, мы сейчас подъедем, - бросил он в трубку и нажал отбой.
Ну все, сейчас начнется…
-Кто такой Джей? - не заставил себя долго ждать Крис.
-Сейчас узнаешь, - ответил Дженсен, спрятав в карман телефон.
-Что-то мне подсказывает, что я его уже знаю, - хитро прищурившись, Крис всем видом напоминал охотника, поджидающего дичь.
-Ну да! Да! Это он! – вскинулся Дженсен, уже предчувствуя давление со стороны друга. – Если тебя смущает, что он работает на ФБР, то, пока не поздно, можешь выйти из машины.
-А он нас не сдаст? – недоверчиво уточнил Кейн, так как безопасность волновала его больше всего.
-Крис! – вспыхнул Дженсен, наградив друга убийственным взглядом. – Если бы он хотел нас сдать, то уже давно бы сдал! А вместо этого он прикрывал меня весь вечер.
Под его пристальным взором Кейн почувствовал себя чудовищным идиотом. Ну, как же он раньше не догадался? Так вот с кем Дженсен провел вчерашнюю ночь… Джаред. И какой он после этого друг, раз не заметил очевидного. Дженсен же бредил этим парнем десять лет. От пришедшей в голову внезапной догадки Крис чуть не прикусил себе язык.
-Да ладно тебе, чего разошелся, – спокойным и примирительным тоном промолвил Кейн, решив, что если друг настолько уверен в этом парне, значит, ему остается только принять и поверить ему на слово. Уж кто-кто, а Дженсен заслуживал право на любовь, пусть и нетрадиционную. А дальше будет видно. - Ну, хорошо, поехали, заберем твоего парня. Я уже и сам, наконец, хочу с ним познакомиться, - выдавив улыбку, согласился Крис.
Сказав это, Кейн нисколько не покривил душой.
-Чад, поехали по Стрип, я скажу, где притормозить, - коротко пояснил Дженсен и не сдержал победной улыбки.
-Дженсен, - внезапно подал голос Том. – Ты не мог бы уточнить, этот парень будет один или с напарником?
-А кого бы ты хотел увидеть еще? – с дьявольской ухмылкой полюбопытствовал Дженсен, догадавшись, о ком спрашивает Том. У него вдруг возникла уверенность в заинтересованности Уэллинга напарником Джареда. А наблюдательности Дженсену не занимать. Он еще в казино заметил, что Том вместо двух бокалов коньяка купил три и сел он не со стороны Джареда, а возле его напарника. – Ну, так что, Том, нас ждет сюрприз?
Чувствуя, что пришло время просветить друзей насчет своего любовника, Уэллинг окинул взглядом любопытные лица и, вздохнув, заявил:
-Его зовут Майкл. В общем, это тот парень, с которым я провел отпуск в Испании.
Как-то подозрительно все притихли.
Рассчитывая на подколки со стороны Дженсена и Чада, Том был несколько удивлен их молчанием. Видимо, друзья решили взять тайм-аут и свалить все на Криса, предоставив тому разбираться с ним самостоятельно. Вот же, блядь…. Столкнувшись с его жестким взглядом, Уэллинг чуть не взвыл от досады. Недовольно поморщившись, он внутренне приготовился к тому, что Крис начнет давить на правду, потому что закрываться от Кейна было бесполезно. Это умел делать только Дженсен.
-Рассказывай уже, не тяни. Кто такой Майкл? – подозрительно нахмурившись, Кейн сложил руки на груди. Он и раньше допытывался у Уэллинга, с кем тот провел отпуск, но Том упорно молчал, не желая углубляться в эту тему. А теперь всплывают такие факты, что Крису захотелось треснуть по холеной аристократической физиономии.
Естественно, Уэллингу деваться было некуда. Пожав плечами, он рассказал вкратце о парне, с которым встречался последние три месяца. И пока друзья переваривали услышанное, он мысленно выстраивал в уме план защиты.
-Ты трахался с агентом ФБР и молчал? – с изумлением выпалил Чад, странным образом молчавший до сего момента и не вставивший в повествование Тома ни одной реплики.
-Ну, во-первых, я до сегодняшнего дня не знал, что он агент ФБР, - честно ответил Уэллинг. – А во-вторых, я живу с Алексом и мне не нужны были лишние… Блядь, я пришибу этого ебливого Майкла! - неожиданно выматерился он, плюнув на все оправдания, заготовленные только что.
-Том, ну, ты и попал! – загнувшись от смеха, бросил Чад. – Крис, ты слышал?
По всему выходило, что всегда спокойный и уверенный в себе Том, тщательно выбиравший любовников, облажался по полной программе.
-Все до единого слова, - ухахатываясь, ответил Кейн, у которого от смеха выступили на глазах слезы. Он больше не мог злиться на Тома - месть была идеальной, поэтому, держась руками за сидение, чтобы не свалиться на пол, ржал с Мюрреем на пару.
-Блядь, парни, вы пиздец даете! – переместившись к Крису на боковое сидение в центре, Чад посмотрел с усмешкой на Дженсена, который в этот момент нечитаемым взглядом уставился в окно. – Это же надо было умудриться перетрахать половину ФБР и молчать столько времени, - Мюррей не смог отказать себе в удовольствии приколоться и над ним тоже.
-Двое - это не половина, - тут же съязвил Дженсен, сообразив, что подколка была адресована уже ему. Поэтому, обратив внимание на поникшую голову Уэллинга, он пробормотал: - Не переживай, Том, твой Майкл вместе с Джаредом находится сейчас возле гостиницы, значит, у тебя есть реальный шанс надрать ему задницу, - слегка подкинув бедра вверх, он конкретно намекнул, каким именно способом можно будет надрать эту самую задницу.
-Надрать задницу, говоришь? – Уэллинг усмехнулся двусмысленности фразы и намеку Дженсена.
-Фу, - скривился Чад, но ржать не перестал.
-Да, вам просто завидно, - встретив неожиданную поддержку со стороны Дженсена, Том заметно оживился. Позволив им вдоволь над собой посмеяться, он вдруг понял, что не все так плохо, как кажется со стороны. И кем бы они ни были, они всегда останутся друзьями. Четырьмя бесшабашными друзьями. Поэтому стоит ли на них обижаться? Да нет, конечно.
-Ой, да пошли вы, - махнул рукой Чад и на пару с Крисом ухахатывался над пошлой шуткой Дженсена.
Редко можно было увидеть, чтобы Чад с Крисом нашли общую тему для веселья, обычно все было наоборот. И все-таки эта тема нашлась, и она явно забавляла обоих, поэтому, недовольно фыркнув, Дженсен взглянул на часы и решил, что пришла пора положить этому конец.
-Хватит ржать! Поехали уже, а то мы тут до утра застрянем. И вообще, Чад, ты не забыл: «есть, трахаться и спать», - напомнил он ему его же слова.
Произнеся все это, Эклз откинулся на спинку сидения, деловито закинув ногу на ногу.
-Ага, Чад, «поехали уже, а то мы до утра тут застрянем», - передразнил Крис Дженсена. – Кстати, ты не желаешь познакомиться с двумя принцессами из ФБР? - прыснул он со смеха и начал выталкивать упирающегося Чада из машины.
-Крис, заткнись! – уже серьезно бросил Дженсен. Смех – смехом, а есть и спать действительно хотелось. Но больше всего хотелось увидеть Падалеки. – И не вздумай при Джареде что-нибудь подобное ляпнуть. Иначе вы меня знаете, - предупредил он обоих, сверкнув недобрым взглядом.
-Все, молчу, - Кейн постарался успокоиться. – Ладно, Чад, поржали и будет. Давай вали за руль, а то, не дай Бог, завтра утром мы еще проснемся с тобой в одной постели, с Эклза станется.

Да, с недовольным Дженсеном шутки плохи. И уж кому-кому, а Чаду это было хорошо известно. Поэтому, переглянувшись с Кейном, он перестал смеяться и вмиг выпорхнул из салона. Сев на водительское сидение, Мюррей завел двигатель автомобиля, и плавно тронувшись с места, лимузин полетел вперед по ночному Лас-Вегасу.
Красивейший город с тысячью возможностей, славившийся взлетами и падениями, выигрышами и проигрышами, свадьбами и разводами, переживший не один дефолт, процветал и тонул в зелени, иллюминации ночных огней, ярких витрин магазинов, баров, ресторанов и казино. Настоящий оазис в пустыне, притягивающий своей красотой многих. И именно сегодня он распахнул свои объятия и подарил удачу четырем верным друзьям, которым для полного счастья не хватало совсем немного.


***
Приметив двух мужчин, одиноко стоявших возле небольшой гостиницы, Дженсен попросил Чада притормозить.
-Парни, залазьте! – крикнул он через открытую дверь.
Увидев Дженсена, Джаред широко улыбнулся и вместе с Майклом забрался в лимузин. Сев рядом с Эклзом, он взял его за руку и, переплетая пальцы, крепко сжал ладони, всем своим видом заявляя права.
-Познакомьтесь – это Джаред, - с довольной улыбкой Дженсен обвел взглядом друзей. Сжав сильней руку, он влюблено посмотрел в глаза Джареда и одними губами прошептал: - Спасибо.
-За что? – прочистив горло, тихо спросил Джаред.
-За то, что был сегодня рядом, - Дженсен не сводил с него глаз. Шикарный и элегантный, немного усталый, как и все, Джаред выглядел самым красивым и безумно привлекательным мужчиной на свете. В дорогом костюме, белой рубашке и бабочке, он смотрелся изумительно. Именно так, как и представлял его себе Дженсен утром. Даже и не скажешь, что агент ФБР. Его агент. И только его.
-Я рад, что все закончилось, - с улыбкой ответил Джаред. Взглянув на Розенбаума, который пристроился возле Тома на противоположном сидении, он с удивлением отметил, как Уэллинг собственническим жестом поглаживал колено Майкла. Похоже, его напарник крепко попал. В хорошем смысле.
Когда, наконец, все смогли толком познакомиться и рассмотреть друг друга, лимузин уже уносил их по ночному шоссе к окраине Лас-Вегаса.
Заказав поздний ужин в круглосуточном ресторане, расположенном возле небольшой часовни, мужчины еще долго обсуждали сегодняшний вечер, и, как ни странно, уже никого не смущало, что среди них находятся два агента ФБР. Вроде как само собой разумеющееся. А что, собственно, такого? Раз уж так сложилось, то будем считать, что им просто повезло. Повезло, что Дженсен много лет назад встретил Джареда; повезло, что спустя десять лет он смог вернуть его, после того как вычеркнул из своей жизни; и не стоит забывать, как повезло им обоим, потому что любовь - это то единственное чувство, которое связывает надолго. И, конечно, друзьям чертовски повезло, что они встретились в Грин-Бей, ведь неизвестно, как сложилась бы их жизнь, не попади они в частную закрытую школу мистера Алана Эклза.


Эпилог.

Сбежав из ресторана и приехав на такси, Дженсен и Джаред поднялись на двадцать седьмой этаж отеля Белладжио и, в прямом смысле, ввалились в номер Эклза. Нетерпение, жажда и безумная тяга фонтанировала из обоих. Вцепившись друг в друга еще в гостиной, они целовались и срывали одежду. На пол летели пиджаки, брюки, рубашки, и в завершении на «Эвересте» из одежды, вспорхнув и спланировав, оказался шелковый галстук Дженсена. Сверкнув брильянтовой заколкой, он накрыл собой бабочку Джареда, опутав ее незамысловатым узором.
- Стой, - выдохнул Джаред, остановив руки Дженсена на своих бедрах.
- Что?
- Не так быстро…. Хочу медленно.
- Тогда пошли в спальню, - облизав губы, Дженсен сверкнул возбужденным взглядом.
Бесшумно, по-кошачьи, он скользнул в полумрак комнаты и раздвинул шторы, озарив огромную кровать и богатый интерьер ночными огнями Вегаса. Раскрыв боковой карман дорожного чемодана, он достал из него смазку и, кинув ее Джареду, хищно спросил: - Кто ведет?
- Я, - прищурив один глаз, ответил Джаред.
Толкнув Дженсена в кресло, он взял зажигалку и, подпалив свечи, стоявшие на кофейном столике, замер в восхищении. Любуясь обнаженным телом любовника, Джаред ловил отблески пламени на его коже. Всматриваясь в сверкающие изумрудной зеленью глаза, он ощущал тягучее желание и бешеный восторг. Наконец-то они были вдвоем, одни в шикарном номере отеля, где ночь и миллионы сверкающих огней за окном предлагали свое покровительство. Только он и Дженсен.
Красивый и дико сексуальный, Дженсен сидел перед ним в кресле, словно долгожданный приз, приманивающий своим блеском и жаждущий, чтобы его, наконец, получили. Опустив взгляд на его возбужденный член, Джаред с шумом выдохнул. Большой, с темной головкой он чуть подрагивал при каждом вздохе хозяина и доставал ему почти до пупка.
- Как же я тебя хочу… - сглотнув, прошептал Джаред.
-Иди сюда, - Дженсен поманил его пальцем и широко раздвинул ноги. Приглашая. Любя. Обжигая.
И Джаред шагнул. Забравшись в кресло, он сел на него сверху и проведя пальцами по губам, начал медленно в ритме танго дразнить поцелуями. Поцелуй – взгляд… поцелуй… еще… губы – взгляд, много, долго. Хотелось целовать его, дразнить, любить не останавливаясь.
Исследуя линию подбородка, шеи, целуя и вылизывая, он смаковал Дженсена шаг за шагом, поцелуй за поцелуем. Вдыхая аромат кожи, Джаред хотел насытиться им и одновременно растянуть удовольствие. Эта ночь могла позволить многое, и он хотел получить от нее все.
Обхватив его руками за шею, он чуть приподнялся и снова опустился, прочертив членом дорожку на груди Дженсена, оставив еле заметный мокрый след. Еще. Вверх-вниз. Здорово.
- Джей… - Дженсен со стоном выдохнул.
Он восхищенно смотрел, как Джаред водит членом по его груди, от чего поджимались кончики пальцев на ногах, и приятно тянуло в паху. Дженсен чуть съехал с кресла и провел руками по ключицам Джареда, прищипнул соски. Обхватив ладонями его бедра, он погладил их, посылая ему ответную череду мурашек. Целуя и вылизывая его живот, он мял ягодицы, ласкал пальцем тугое кольцо мышц, нежно обводя по кругу отверстие. Джаред. Господи, как же он его любил. Любил это сильное и накаченное тело, красивое лицо, длинные стройные ноги, крупный и восхитительный член, который сейчас упирался ему в губы, давил и требовал впустить. Приоткрыв рот, Дженсен обхватил его губами и втянул. Ощутив вкус Джареда, он застонал от удовольствия. Да. Только он и только с ним, как когда-то говорил ему Джаред. Как хотел и чувствовал всегда Дженсен.
Покружив языком вокруг головки, Дженсен посасывая и играя, вобрал член глубоко в рот. Почувствовав первый едва заметный толчок, он расслабил горло и ощутил, как заработали бедра Джареда, мгновенно приводя в действие механизм человеческого тела. Вбиваясь и выскальзывая, Джаред толкался в теплый рот, ненасытно требуя удовлетворения, действуя на одних инстинктах - хотеть, чувствовать и получать. И Дженсен с радостью ему это давал.
- О господи, Дженсен…. Я с ума схожу от твоего рта… - прохрипел он, толкаясь и одновременно крепко сжимая руками спинку кресла. - Бляяядь… - простонал на выдохе Джаред. Кончая, он запрокинул назад голову, позволив ночным огням Лас-Вегаса расписать свое тело.
Тяжело дыша, он опустился и сел на колени Дженсена. Облизав его рот, он впился в губы, желая разделить с ним все: вкус, страсть, удовлетворение и непередаваемое чувство близости.
- Джей, Джей… дай мне, - шептал между поцелуями Дженсен. – Не могу больше терпеть… ну, давай.
Ну разве можно было отказать этим безумно красивым глазам, наполненными страстной мольбой и желанием, разве возможно отказать тому, кого хочешь больше всего на свете, тому, кого любишь.
- Как же я жил без тебя все это время, - протянул Джаред. – Давай без резинки. Хочу чувствовать тебя, - он забрал из рук Дженсена презерватив и закинул его за кресло.
- Господи…. Хочу, люблю, МОЕ!!! – в сверкающем взгляде Дженсена отразилось целая гамма чувств, смешанная с одурманивающим желанием, любовью и животной страстью. Он притянул Джареда за шею и, целуя, почти кусая, жестко, властно и ненасытно, терзал его губы, вкладывая в поцелуй все свои чувства. – Хочу…
Медленно, почти не дыша, Джаред начал опускаться на влажный от смазки член Дженсена, растягиваясь и постепенно впуская его внутрь. – Ух, тышшш… - зашипел он, насадившись до конца, ощутив насколько глубоко, вошел в него Дженсен. Спустя мгновение, когда боль отступила, Джареда охватило чувство наполненности и безграничного доверия, неудержимого влечения, желание начать двигаться. Желание давать.
- Боже, Джей… давай, двигайся… - прошептал Дженсен, зажмурив глаза. Жар и теснота внутри Джареда расплавляла остатки разума, хотелось быстро, резко, и на полную, хотелось взорваться и разлететься на миллионы частиц. Хотелось выплеснуться и наполнить его спермой до отказа.
Опершись руками на подлокотники кресла, Джаред приподнялся, оставив внутри только головку. Чуть помедлив, он насадился на член, растягиваясь и полностью раскрываясь. И опять плавно вверх, потом вниз, садясь и взлетая, Джаред двигался и работал мышцами тела, как слаженный механизм. Ухватив его за бедра, Дженсен помогал ему, подталкивая вверх и резко вниз. Быстро, сильно, глубоко. Хорошо.
Скользя по члену Дженсена, Джаред ловил его губы и чувствовал, что снова заводится. В висках стучало, тело блестело от бисеринок пота, но это не мешало ему насаживаться и хотеть большего. Он наслаждался Дженсеном, целовал и ловил каждый его вздох, хриплый стон, не замечая, как вскрикивал сам, когда член задевал простату. Жгучие поцелуи, сплетающиеся языки и одно удовольствие на двоих, одно дыхание, один единый ритм, который нужен обоим, чтобы взорваться и плыть от удовольствия.
- Джей… я сейчас… сей…час… - на выдохе простонал Дженсен, и высоко подкинув бедра, до конца вошел в Джареда. Он с силой вжался в него, кончая и выстанывая его имя. Образовавшаяся в голове пустота и легкость во всем теле распластали Дженсена в кресле, и казалось, что вместе со спермой вытекли даже мозги. Такого бурного оргазма он не испытывал очень давно.
Немного придя в себя, Дженсен обхватил рукой член Джареда и принялся дрочить ему, помогая достичь разрядки. Впрочем, Джаред не заставил себя долго ждать. Подгоняемый ритмом опытной и знающей руки, он вспыхнул словно зажигалка и, выгнув спину, забрызгал спермой живот и ладонь Дженсена.
Обессиленный и опустошенный после сумасшедшего секса, Джаред прижался лбом ко лбу Дженсена и долго смотрел тому в глаза.
- Боже, как же я тебя люблю, - наконец, прошептал он.
- Больше жизни, - с нежностью в голосе ответил Дженсен и, улыбнувшись, блеснул счастливыми глазами.
- Донесешь меня до ванной? – лениво попросил Джаред.
- Если мне не изменяет память, то ведешь ты, - шутливо пробормотал Дженсен, поглаживая ладонями его по спине.
- Так я и был сверху, - приподнявшись на руках, Джаред слез с Дженсена и сверкнув озорной улыбкой, направился в ванную комнату.
- В следующий раз сверху буду я, - догнав его в дверях, Дженсен обхватил Джареда руками за талию и, прижавшись со спины, вместе с ним шагнул в душевую.

Сполоснувшись и собрав разбросанные вещи, Дженсен вытащил из внутреннего кармана пиджака пластиковую карту. Сжав ее в руке, он посмотрел на Джареда и немного подумав, произнес:
- Джаред, я могу тебя кое о чем попросить?
- Я надеюсь, убивать никого не надо? – вытирая голову полотенцем, вопросом на вопрос ответил он ему.
- Нет убивать никого не нужно, - Дженсен помотал головой. – Это касается твоего босса.
Вспомнив о понедельнике, Джаред переменился в лице.
- Я Саммерса придушить готов, - со злостью прошипел он. – Этот гад решил с помощью меня добраться до тебя. Вот сука! – с жаром выпалил Джаред. – Только хер у него это выйдет!
- Пусть даже не надеется, - хитро улыбнулся Дженсен и протянул ему пластиковую карту Visa Gold.
- Что это? – Джаред с удивлением посмотрел на карточку золотого цвета, на которой было выбито настоящее имя Саммерса.
- На этой карте лежит полмиллиона, и мне нужно, чтобы в понедельник она оказалась в кармане у твоего босса. Сможешь это сделать?
Джареду не потребовалось лишних объяснений, чтобы догадаться, что задумал Дженсен. Лучшего способа отомстить и придумать было невозможно.
- Ты хочешь обвинить его в вымогательстве?
- Да, эта именная карта станет основной уликой, - кивнул Дженсен.
- Но ведь нужно еще подать заявление в полицию, чтобы выглядело все правдоподобно, - решил уточнить Джаред.
- Заявление я подал еще вчера, перед самым вылетом в Вегас.
- Ну, ты и хитер! – Джаред неподдельно удивился и, рассмеявшись, добавил: - И как ты до всего этого додумался?
- Эту идею подсказал мне отец, - просто ответил Дженсен, пожав плечами.
- Ладно, я все сделаю, и Майкл мне в этом поможет, - согласился Джаред, забрав карточку. – А сейчас спать.
- Да, пожалуй, - зевнул Дженсен, разваливаясь на кровати.
- Не проспать бы еще, а то мне завтра после обеда нужно забрать видеозаписи, - утроившись рядом с ним, Джаред сгреб его в охапку.
- Ой, спи, давай. Я завтра позвоню Ренди, и он пришлет их прямо сюда, пробормотал сонно Дженсен, устраиваясь у него на плече.
- Кто пришлет? Ренди Стаффс? – Джаред с изумлением посмотрел на русую макушку Дженсена.
- Нет, Папа Римский, - усмехнулся Эклз.
- Дженсен, откуда ты знаешь питт-босса Белладжио?
- Джаред, Ренди же «наш», из Грин - Бей, - пояснил он, задрав голову. – Мы учились с ним в одной школе, только он на год меня старше.
- Твою мать! Я сегодня весь вечер перед ним распинался, а потом еще и извинялся, - возмутился Джаред, но, заметив усмешку в глазах Дженсена, рассмеялся вместе с ним. – Вот ты засранец!
- Ага, бывает, но ты привыкнешь.
- Тебе тоже придется ко мне привыкнуть.
- Я постараюсь.
- Куда ты денешься, - улыбнулся Джаред, закрыв глаза.
На следующий день, Падалеки был приятно удивлен, когда получив и просмотрев видеозаписи, обнаружил, что они очень тщательно подчищены. Ни единого компромата на Розенбаума, ни того, что указывало бы на их связь с подозреваемыми, Джаред не увидел. Вот так-так…

В понедельник, столкнувшись в коридоре с Саммерсом, Майкл якобы случайно облил его кофе, опрокинув на босса целый стакан. А непредсказуемо вовремя оказавшийся в туалете Джаред, услужливо согласился подержать пиджак босса, пока тот замывал бурое пятно на рубашке. Отвлекая разговором на рабочую тему, Падалеки незаметно положил ему в бумажник пластиковую карту, после чего они вместе отправились на совещание.
После просмотра видеозаписей из казино и разбора следственных мероприятий по Лас-Вегасу, в кабинет Саммерса вошли несколько человек из внутренней службы безопасности. Предъявив обвинение заместителю главы отдела в шантаже и вымогательстве, а так же в использовании служебного положения, Саммерс был отстранен от занимаемой должности и взят под арест до выяснения обстоятельств.
В ходе расследования выявились следующие факты: бывший заместитель главы Нью-Йоркского отдела CID по борьбе с организованной преступностью и мошенничеством Стив Саммерс, неоднократно использовал служебное положение, а так же занимался шантажом и вымогательством. Золотая пластиковая карточка на имя Уильяма Ферста, которая являлась основной уликой, полностью доказала его вину. Вследствие чего дело было передано в суд.
Во время судебного процесса и дачи показаний, подсудимый неожиданным образом, решил признаться во всех грехах. И догадайтесь с помощью кого? Правильно – с помощью Дженсена Эклза. Скандал вышел громкий, так как помимо взяток и шантажа всплыло несколько убийств, к которым был причастен подсудимый. Ферста - Саммерса взяли под стражу прямо в зале суда, а дело отправили на доследование. Спустя одиннадцать месяцев, после окончания следствия, опроса свидетелей и сбора улик, состоялся повторный суд, на котором Уильяма Мартина Ферста осудили на двадцать пять лет с отбыванием срока в исправительной тюрьме ADX максимально строгого режима исполнения наказаний во Флоренсе, штат Колорадо с присуждением штрафа в размере пятьсот тысяч долларов.
На вынесении приговора в зале суда присутствовали: Алан Эклз, Дженсен Эклз, Бил Корвич, Кристиан Кейн, Джаред Падалеки и многие другие, которые, так или иначе, пострадали от действий Уильяма Ферста.

По возвращении из Лас-Вегаса Том разошелся с Алексом и купил дом в Южной части Нью-Йорка. Майкл Розенбаум уволился из ФБР и в настоящее время проживает с Томом Уэллингом, находясь с ним в партнерских отношениях.

Джаред Падалеки после окончания расследования был назначен на пост заместителя главы отдела ФБР, где работает по настоящее время. Состоит в законных отношениях с Дженсеном Эклзом. А именно сейчас, он находится в свадебном путешествии и отдыхает со своим мужем на Мальдивских островах.


Конец. 30.11.2011г.