Поцелуй или жизнь 216

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Bangtan Boys (BTS)

Пэйринг и персонажи:
Ким Тэхён/Чон Чонгук, Ким Намджун/Ким Сокджин, Мин Юнги/Пак Чимин
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Драббл, 16 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Первый раз ООС Флафф PWP AU Вымышленные существа Дружба

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
ЧонГук никогда не ожидал, что станет избранников вампира.

Посвящение:
Моя семейка Аддамс
https://vk.com/fa_te_em

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это бред, просто бред больного человека. А вообще написанно по картинке
https://im0-tub-ru.yandex.net/i?id=ee127010f90271129f5206da4c3401df&n=13&exp=1

Благодарю
11.12.18 №42 в топе «Слэш по жанру Мифические существа»
12.12.18 №39 в топе «Слэш по жанру Мифические существа»
13.12.18 №48 в топе «Слэш по жанру Дружба»
№37 в топе «Слэш по жанру Мифические существа»
15.12.18№47 в топе «Слэш по жанру Дружба»
№27 в топе «Слэш по жанру Мифические существа»

Мой малыш

7 декабря 2018, 23:23

***

      Фонари освещают темные ночные улицы, и повсюду слышен детский смех. По улочкам небольшого городка носятся франкенштейны, скелеты, приведения и вампиры. Нелепые детские костюмы вперемешку с корзинками, в виде страшно улыбающейся тыквы, говорили о такой желанной ночи Хэллоуина. Зловещие дверные звонки и повсюду паутина, свечи в окнах и огромное количество конфет.       — Хэй, ЧонГука, а слабо сходить вон в тот дом? — маленькая группка ребят окружила скелета-кролика, явно измываясь над ребенком.       — Да че ты его спрашиваешь, разве может такой трус пойти туда, вон смотри, он даже свои заячьи ушки поджал, сейчас описается со страху- толстый задира, с болтами в голове и вымазанным зеленой краской лицом, стаскивает с малыша капюшон, толкая его на землю.       — Эй, полегче Билли, мы же не хотим, чтобы наш дорогой, только прибывший друг поранился? — парень похудощавей, да явно постарше помогает подняться дрожащему Чону и оттряхивает его новенький костюмчик.       — Давай так, зайка, ты сходишь вон в тот дом, и в доказательство принесешь нам полную корзинку конфет?        Как в самых страшных фильмах ужасов для семилетнего ребенка, ЧонГук смотрит на большой особняк стоящий поодаль от остальных.       Над ним будто тучи вьются, музыка зловещая играет, в общем все, как и говорилось выше — настоящий ужастиковый дом.       Конфеты собранные ранее, летят на асфальт и скелету-кролику протягивают пустую тыковку. Мальчишка хмыкает и выхватив корзинку уходит в направление страшноватого здания.       «Подбадривающие» голоса ребят уже не слышны и лишь сверчки «грохочут».       Металлические ворота скрипят и кролик мелко вздрагивает, он огибает глазами двор, украшенный по всем канонам, и подходит к звонку. Маленький мальчик нажимают кнопочку и зловещий смех разносится по округе. Малыш дёргается и поджав хвостик бежит к выходу.       У самых дверей его подхватывают на руки и ребенок сжимается.       — Попался, милашка скелет-кролик — под фонарем видно медно-красные глаза, длинная шея прикрыта жабо, с темно-синей золотой брошью и такие же золотые волосы были аккуратно уложены. На губах была размазана краска, но краска ли? И сквозь теплую улыбку видно клыки.       Длинные, самую малость кривые пальцы держат малыша, который спиной чувствует острые ноготки кроваво-алого цвета. Белая рубашка, заправленная в облегающие штаны и черный плащ, изнутри под цвет ногтей, и ЧонГук замечает разрез глаз, как и у него самого.       — Дядя, пустите меня. Вы страсный — малыш не выговаривающий шипящие и еще парочку звуков и букв приводит вампира в восторг. Не сразу дошедший смысл вызывает у нечисти смех, такой искренний и чистый, немного завораживающий и Чон подвисает. Ушки распрямляются и дядя кажется уже не таким страшным.       — Малыш, меня зовут Тэхен, и вовсе я не страсный — передразнивая малыша сюсюкает взрослый.       — Я не ребенок, не сюсюкайтесь со мной — хмурится крольчонок.       — Что ж хорошо, не ребенок, я отпущу тебя, если расскажешь, откуда у тебя такие прелестные ушки. — поглаживая своими пальцами шерстку на розовых длинных ушках, интересуется Тэ       — Хоросо, я расскажу, но за это вы дадите мне целую корзинку конфет.- выгибая и с недоверием смотря на вампира, отвечает ребенок.       — Какие нынче наглые детки пошли, ну что ж, айда в дом — Прижимая скелетика к себе и открывая скрипучую дверь Тэхен заходит на кухню, усаживая ребенка на стол. И все не так страшно как представлял ЧонГук, никаких гробов, паутины, призраков, крови и всего, всего, всего прочего.       — Будет ли мой гость — не ребенок какао с печеньем? — важно спрашивает вампир сразу ставя молоко на плиту.       — Будет — в таком же тоне отвечает Гук.       —Ну так, я жду обещанный рассказ. — ребенок устало вздыхает передавая весь тлен бытия и поудобнее усаживается.       — Я и мои родители приехали сюда не давно, мой папа усеный и враси думали, что у мамы родится дось, и папа ресил провести переменетэкс, он был уверен в своей зелененькой жидкости на сто процентов и когда он ввел ее маме, у меня появились уски. Покусилось, что родился мальсик с ушками- Тэхен с большим трудом понимает слово переменетэкс осознавая, что это не болезнь никакая, а эксперимент. Перед ребенком появляется кружка горячего какао и печенья с шоколадной крошкой.       — Интересно. Хочешь я тебе расскажу секретик? — усмехается нечисть, наклоняясь к кролику       — Хосю       — Я вижу будущее- малыш хмурится на эти слова, отодвигается и пытается слезть со стола       — Эй, эй, малыш ты куда? — встрепенулся Тэ подвигая ребенка назад       — Пустите дядя, вот вы смеетесь надо мной, а я вам правду говорю- возмущается ЧонГук складывая маленькие детские ручки в замок       — Но я тебе не вру — возмущается вампир. И непонятно кому из них семь лет. Большие взрослые руки берут маленькие ладошки в свои.       — Вот смотри, давай заглянем на два часа вперед.       В доме наступает тишина и сквозь закрытые глаза ЧонГук видит своих родителей отчитывающих его за позднее возвращение. Ребенок выдергивает руки и с испугом глядит на старшего.       — Сколько время?       — Мм, уже десятый час, малыш- усмехается вампир       — Боже, меня мама убьет, я должен был вернуться полчаса назад — малыш спрыгивает со стола и бежит к выходу, даже не допив какао.       — Эй, а корзинка, кролик? — подбирая чужую вещицу, кричит вампир. Малыш замирает на пороге, обувая кроссовки и поднимается, чтобы забрать свою вещь       — Спасибо дядя, не надо мне конфет, я побегу, а то мама с папой будут ругаться.- ребёнка подхватывают на руки не позволяя убежать.       — Какой же ты непослушный кролик, домой поздно возвращаешься, родителей не слушаешь — не хорошо. Разве может мой суженый себя так вести? Но в награду за твою храбрость, вместо конфет, держи поцелуй.- взрослые пухлые губы касаются щечки.       Заячьи ушки взмывают вверх и глаза округляются, румянцем заплывают щеки, и пальчики, с аккуратно остриженными ноготками, впиваются во взрослые — вампирские.       Ребенок в долю секунды оказывается рядом с воротами и вампир пропадает как будто и не было его вовсе. Корзинка полная сладостями и малыш спускается к городку, где уже не такой оживлённый детский смех.       — Эй, зайчик, где ты был? — интересуется худощавый, оглядывая напуганного ребенка.       — Я? Так вы же меня сами в тот дом отправили- указывая на особняк удивляется скелет-кролик.       — Какой дом? Чудик, там ничего нет. Где ты дом видишь? — огрызается пухлощекий толкая ребёнка.       — Крольчонок, ты что-то путаешь, там нет никакого дома, ты просто не хочешь делится с нами местом, где ты взял так много конфет? — подростки окружают ребенка стягивая капюшон и начиная лезть к ушкам.       — Ну-ка вы, сопляки, марш отсюда, и чтобы я вас рядом с ЧонГуком больше не видел- разносится бас и дети стартуют как на гонках. В темноте различим капюшон и темный силуэт, с медно-красными глазами.       — Скоро мой крольчонок мы снова встретимся. — разносится в голове.

***

      ЧонГуку уже целых двенадцать лет. Его заячьи ушки стали магнитом для девочек. Все крутятся вокруг него, да шепчутся. Но кролик ни с кем не общается.       Всякий раз проходя мимо особняка, он видит оживленную атмосферу, будто бы вся нежить поселилась там. Щеки начинают полыхать вспоминаю этого дядю, и Чон даже не подозревает, что маленькая, дивная летучая мышка парит над ним, наблюдая, как растет это чудо.

***

      ЧонГуку целых семнадцать лет, он заметно окреп и приобрел формы. Ушки кажется порозовели еще сильнее. Крольчонок никого к себе не подпускал, сидел один и общался только с пыльными книгами в библиотеке.        У окна где он обычно сидел, каждую среду, прилетала летучая мышь, так внимательно смотрящая на крольчонка. Раньше это напрягало, заметно так. Две черных бусинки сверлили в тебе дыру, не зависимо, какой урок был у Чона.       — Раздайте листочки. Самостоятельная работа — Глаз расширились и ЧонГук схватился за голову.       — Тц, ну почему сейчас? Я не готов — хрипит парень и потирает устало лицо. Раздается стук и мышка острыми коготками выписывает круги. ЧонГук думает у него галлюцинации, но то, что говорит существо, действительно звучит верно. Поэтому посмотрев с неким скептицизмом он записывает и поворачивается к окну.       Мышь кивает несколько раз и ткнувшись мордочкой в стекло упархивает.       — Все чудесатее и чудесатее. Кстати Чон получил пятерку за эту проверочную

***

      Чону уже двадцать. Он уже не ребенок. Его розовые ушки выглядит очаровательно. Хвостик дергается всякий раз, когда парень взбудоражен или слишком активен. Большие, молочно шоколадные глаза, обрамленные пышными ресницами и пухлые розовые губки.       — Вауу, вот это цаца. — скалится толстяк облокотившийся на подоконник.       — Слюни подотри — ЧонГук себя любит. Ему льстит, когда его фифой или цацей называют. Да он красив, да он горд, да он считает всех не достойными себя.       ЧонГук знает, что будоражит сознание. Знает, что самые извращённые желания рождаются при виде него. Он любит смотреть надменно, опуская глазами, любит унижать и колкие шуточки отпускать. Ни с кем не сидит, не общается. Учится хорошо. Второй курс журналистики оканчивает.       — Наглая шлюха — шипит прыщавый, за что и получает пяткой в нос. Растяжка у Гука хорошая.       — Мать твоя шлюха.- плевок в лицо и надменный взгляд и никто больше и слова не скажет.

***

      Пары удручают своей чрезмерной длительностью и Кролик устало покачивает ушами. Тихо говорящий преподаватель усыпляет и студент его успешно не слушает, наблюдая за мышкой, которая снова сидит на подоконнике и посапывает в теньке.       —Чон ЧонГук- раздается над ухом пискляво. Парень поворачивает голову наблюдая за рассерженным учителем.       — Вы чем это занимаетесь? Ворон считаете? Они вам не помогут. За то что меня не слушаете вот вам адрес, возьмите у этого человека интервью, чтобы к следующему уроку оно у меня лежало на столе — все-таки кроль свихнулся, ну не могут у учителей быть клыки.       И вовсе он не ворон считал, он за своей мышкой смотрел, которой кстати не оказалось на прежнем месте. ЧонГук вздохнул и с окончанием занятий пошел искать этот дом.

***

      Ну не может ему так везти, ну как так? Разве кто-то видит этот особняк? С семи лет ЧонГук думал, что он сумасшедший, раз никто не видит, а он видит это место. Каждый раз в его окнах по ночам загорается свет и мелькает нежить.       Когда Чону только-только стукнуло девятнадцать, и путь его лежал мимо особняка. Часов в десять вечера, зимой, когда было достаточно темно, чтобы коммунальные службы включили фонари, в окне показалась сначала широкая спина и белая макушка, а затем существо развернулось и Чон замер, будто ноги его приклеили к земле.       Снег перестал хрустеть и вампир улыбнулся, нагло облизываясь и подмигнул опешившему парню. Щеки заплыли румянцем и глаза неприлично впивались в блондина.       Ушки стали подмерзать и дутая красная куртка уже не спасала. ЧонГук пожалел, что решил выглядеть хорошо и надел штаны в облипку, а не с начесом, как советовала бабушка.       Долгий зрительный контакт был прерван подошедшей к Тэхену нежитью, виляющей хвостом. Чон дернулся и ускорил шаг. Розовый хвостик подмерзал. Снег снова захрустел.       В этот раз крольчонок по собственному желанию подходит к дому наблюдая. Уместно ли будет прийти днем?       Черные джинсы, достаточно облегают стройные ноги, белая свободная рубашка не заправлена и на воротнике поблескивают прозрачные камушки.       Сегодня достаточно яркое солнце. Май выдался теплым.       Ворота больше не скрипят, но и не заперты. Поджав ушки ЧонГук поправляет лямку рюкзака и проходит к дубовой входной двери. Он уже морально готов, что раздастся смех, как много лет назад. Но мелодия вполне нормальная. И входная дверь тоже оказывается не заперта.       — Есть кто дома? Здравствуйте? Господин вампир, меня отправили — договорить ему не дает горгулья, взявшаяся не пойми откуда.       — Ааа… шпион, человеческое отродье, у я тебя…- каменюка замахивается и ЧонГук весь сжимается, прижимая ушки к себе и ожидая удара       — Лим — хриплый низкий голос раздается как гром среди ясного неба и ЧонГук раскрывает глаза. Со второго этажа спускается вампир, в шелковом красном халате, с растрепанными волосами.       Горгулья уже давно склонилась перед ним и схватив Чона за шею, своей холодной длиннющей рукой, заставила так же склонится.       — Господин, он шпион, они извести вас хотят… давайте я сварю это человеческое отродье — сердце кролика начинает биться в сотни раз быстрее.       — Лим — тихо произносит вампир и поднимает ЧонГука, мертвой хваткой прижимая к себе. Горгулья распрямляется и злобно смотрит на Чона       — Единственное, чем это чудо может меня извести, так это только своей красотой… ступай, приготовь что-нибудь нормальное, и сделай нам кофе. — ЧонГук просто не понимает, с какой невероятной скоростью они оказались на втором этаже, возле черной двери.       — Проходи — вампир пропускает крольчонка — Присаживайся.- умещается на большой кровати, и глаз не сводит с гостя. ЧонГук присаживается на край кресла.       — Расслабься, я не кусаюсь…ну почти- усмехается мужчина       — Я расслаблен       — Да что ты говоришь? А что же ушки то прижаты, да хвостик подрагивает- ЧонГук ничего не отвечает и пытается распрямить уши.       — Я… меня… в общем, меня зовут Чон ЧонГук, я на втором курсе журналистики, и у меня задание- взять у вас интервью. Если вы не против конечно       — Конечно нет малыш. Ты уже выговариваешь все буковки? — издевается блондин.       — Да все — пропуская колкость мимо ушей и ушек отвечает Чон.       — Ну и как, я до сих пор страсный? — делая акцент на последнем слове играет бровями нечисть. В дверь стучат и Лим приносит кофе. ЧонГук считает, самым верным решением, не отвечать на вопрос.       — Итак, как мне к вам обращаться? — щелкая ручкой интересуется Гук       — Мм… папочка? Господин? Хозяин? — Чон немного в ступоре       — Имя если можно       — Ким Тэхен- усмехается вампир       — Чем вы занимаетесь? — не смотря на вампира спрашивает Кролик       — Я владелец отеля       — И сколько вам лет?       — В январе исполнится 220 — Тэхен видит расширяющиеся глаза кролика и поджатые ушки.       — Х-хорошо…а.- все вопросы вылетели из головы.— А для кого же этот отель? Иностранцы?       — Ну если оборотней, призраков, мертвецов и разных тварей можно назвать иностранцами… то да — Ким откладывает чашку кофе.       — Может вы…чем-то увлекаетесь       — Тобой- раздается над ушком и Чон вскидывает голову утыкаясь носом в вампирский, вполне теплый       — О-ой — Чон рассматривает с непозволительно близкого расстояния каждую деталь лица.       Чужие руки, уже без длиннющих ногтей заползают под рубашку и притягивают к себе в плотную.       — Ч-что вы делаете? — отталкивая вампира хрипит кролик.       — Беру свое- шепчет Ким, за запястье хватая гостя и кидая его на кровать. ЧонГук жмурится, боясь боли.       Ушки вытягиваются, когда руки прижимают к кровати и целуют в пухлые губы, сминая и прикусывая нижнюю. Чужой язык пробегается по зубкам и нажимает на избегающий его кроличий.       — Ты съел все конфетки? Что я тогда тебе дал? — в ответ судорожный кивок       — Умничка… мой послушный малыш- пальцы поглаживают розовую шерстку и губы спускаются на шею, ЧонГук судорожно выдыхает и боится шевельнуться.       Руки водят по талии. Ушки начинают подрагивать, когда правая рука вампира опускается ниже- к бедрам. Оглаживает их нежно и сжимает правую ягодицу.       — Прекратите пожалуйста — пищит Чон пытаясь вырваться из цепких лап. Ким стягивает чужую рубашку, выцеловывает хорошо прорисованный пресс.       В дверь стучат и пока Тэхен отрывается от медовой кожи, Чон отталкивает его и схватив рубашку несется на выход. В дверях он встречает учителя, который и дал ему эти задания, но недолго поглазев на него и вспомнив про вампира, Гук дергается и несется вниз.       Уже у входной двери он слышит проклятья посланные в его сторону Лимом и накинув одежду выбегает за ворота. И Тэхен догнал бы его, десять раз успел бы сбегать туда и обратно, но раз малыш еще не готов, он потерпит. Пока выдержка есть, то почему бы и нет       — Ах ну вот, господин, простите. Я не думал, что это невоспитанное существо придет днем.       — Ничего, ты молодец песик, теперь иди, я хочу отдохнуть.

***

      Уже на полпути домой, Чон вспомнил, что забыл блокнот и диктофон на столе в спальне. Но возвращаться он точно не собирается.       Почему-то улицы сегодня безжизненно пусты.       Чья-то рука дергает его в переулок и он слышит приглушенное шипение. И пока нечисть пытается остудить ожог, кролик отходит назад, в надежде слинять. Но все замолкает и его прижимают к стене.       — Не так быстро. Ты забыл свой блокнот, все-таки это нужно тебе для учебы, не вечно же мне к тебе прилетать. Я порядком устаю подсказывать тебе, а порой ты так долго соображаешь, что мне жутко хочется наказать тебя за то, что ты не учишь — розовые ушки прижимаются к голове и Чон издает звук похожий на писк. Неужели эта мышка. Это- вот это вот.       Тэхен заводит свою руку за спину крольчонка и опускает блокнот в задний карман брюк, пару раз хлопая по попе. Глаза бегают и Чон не знает, куда деть руки. Медно-красные глаза смотрят в упор, брюнета прижимают к себе за талию. Вампир целует напористо, не давая нормально вздохнуть, покусывает губы.       — Иди… быстрее… боюсь не устою — хрипит нечисть и Чон бежит, быстро, как только может. Дверь наконец хлопает и Чон вздыхает спокойно. Он дома он в безопасности.

***

      С инцидента прошел месяц. Чон обходил особняк стороной и боялся лишний раз смотреть на учителя. Спал он очень чутко, порой мучали кошмары. В университете начались каникулы и кролик мог вздохнуть спокойно.       Ночь выдалась тяжелая. ЧонГук почти начал засыпать, когда услышал раскрывающееся окно и тихую ругань.       — Лим то. Лим это, а почему никто не спросит, чего хочет Лим? Пади тому отнеси, за этим прибери. А раньше…ах какой я был горгульей — одно ушко приподнимается и ЧонГук присаживается, сонно потирая глаза.       — Эй! Ты, человеческое отродье! — бурчит Лим — Это тебе передал господин — каменная рука протягивает небольшой конверт.       — Это приглашение? — удивляется ЧонГук читая первые строчки.       — Да. Хотя как по мне, тебя бы сварить и дело с концом       — Замолчи уже, проклятая статуя, запущу в тебя молотком, и разбросаю по огороду. — злится ЧонГук. Наконец показывая свой характер       — Объясни нормально, что за бал и могу ли я не пойти?       — Не можете. Это бал Кровавой Луны, раз в год его устраивает семья, какой-нибудь знатной нежити. Все ужасы собираются там. На этом балу в своё 220-летие вампиры должны представить свою пару. Но так как у господина день смерти в январе, то он делает это заранее, лишь бы избавиться от гостей поскорее.       Вы приглашены в качестве его избранника и, если вы не придете, я сварю вас.       — Ах ты проклятая горгулья, я точно разобью тебя- злится Чон, вскакивая с постели       — Тише вы, тише. — шарахается горгулья — Если вы не придете, я не знаю, что сделает с вами господин. Одежду вам принесу я. Бал завтра ночью. — Горгулья испарилась.       — Ах, чтоб вас всех. Надо же было так вляпаться.

***

      Весь день ЧонГук ходил как на иголках. Боже, а вдруг его там съедят. А что он родителям скажет. Ну что же делать?       После прогулки, на которую кролик выходит каждый день вечером, часов в восемь. ЧонГук видит вешалку с висящей на ней одеждой. Руки тряслись и страх одолевал. Хвостик всякий раз подрагивал, когда пальцы тянулись к молнии на чехле для одежды.       В девять, из шкафа вышел Лим.       — Ты еще не одет?! Ах, ты человеческое отродье! Нам нельзя опаздывать. Сейчас же приводи себя в порядок. — в этот раз ЧонГук не злился на горгулью и спокойно повиновался приказу.       Черная рубашка свободно висела на теле и открывала вид на красивые ключицы смугловатой кожи.       Атласный красный пиджак и черные облегающие брюки отлично смотрелись на подтянутом теле.       — Хозяин будет доволен — хмыкает Лим — На, надень- он протягивает Чону украшения и они будто тонну весят.       — Мне обязательно их носить? — закрепляя браслет канючит Чон.       — Плаксивое человеческое отродье и что только нашел в тебе господин. Если хозяин сам с тебя их снимет, тогда не обязательно. — и сейчас ЧонГук пропускает оскорбления мимо ушей. Слишком он переживает.       — Наклонись сюда — Лим практически доставал Чону до пупка. Драконья морда постоянно была нахмурена и передвигался он поскрипывая и кряхтя.       Кролик покорно склонился и холодный палец набрав из какой-то баночки красный крем размазал его на губах парня. Они сразу порозовели и приобрели вкус сладкой ваты.       — Пошли — изваяние взяло горячую Чонову руку в свою холодную и трансгрессировала. ЧонГука чуть не вывернуло.       — Слушай сюда, человеческое отребье, здесь все сливки нечисти. Вы с господином будете их встречать возле фонтана. Ничего не пей, только то, что даст господин. Ничего не ешь, только то что даст господин. Не смей никому отказывать в танце. Много не говори, только если спросят. Не смей ни на кого смотреть, особенно на ведьм. Руку хозяина не отпускай, только с его позволения. И не в коем случае не трогай никого. — массивная золотая дверь раскрывается и зал наполненный светом гирлянд по всему периметру и большой люстры в центре встречает гостей.       Узкие штаны с высокой талией, как были в средние века или когда-то там давно. Красная атласная рубашка с V-образным вырезом и бархатный черный пиджак. Вампир выглядел превосходно, длинные пальцы были одеты во множество красных и золотых колец. Вместо золотых роскошных прядей были русые небрежно уложенные.       Все такие же кроваво красные глаза смотрели с обожанием на кролика.       — Что ж, я не ошибся. Я сделал прекрасный выбор, ты согласен со мной Лим? — беря руку еле стоящего на ногах ЧонГука, Тэхен ведет его наверх       — Безусловно сир. — поддакивает горгулья, убегая по своим делам       — Твое сердце так бьется, что даже мне страшно.       — Простите — лепечет Гук, сжимая руку вампира.       — Я не такой уж и старый, мне же не 1000 лет, а всего 220. Обращайся ко мне на ты. — дверь в спальню раскрывается и кролик набирает воздуха побольше.       — Не бойся, я просто хочу, чтобы ты на себя полюбовался. Итак, как ты думаешь, какие ушки пошли бы тебе больше? Черные или белые?       — А мои ушки не подойдут? — прижимая их к голове интересуется кролик.       — Малыш, это же бал кровавой луны       — Тогда может красные?       — Думаешь?       — Угу       Вампир щелкает пальцами и вместо розовых теперь красные заячьи ушки. Рассматривая их со всех сторон ЧонГук разворачивается спиной и смотрит на свой обворожительный хвостик.       — Ты прекрасен. — Выдыхает Тэхен- Лим объяснил тебе правила? — ЧонГук кивает и снова берет Кима за горячую руку.       — Тэхен, почему ты теплый? Вампиры они же       — О боже, мой малыш, не верь в эту ерунду, если я вампир не значит, что я боюсь осиновых колов, чеснока и святой воды. Ты мне еще крестиком погрози и молитву зачитай. — пара спускается по лестнице и останавливаются возле фонтана. Двое пустых доспехов раскрывают двери и Лим озвучивает первую пару.       — Чета Ким — молодая пара вампиров проходят в зал и тепло улыбаются.       — Здравствуй НамДжун- притягивая к себе за талию ЧонГука здоровается Тэхен, пожимая руку.       — Ух ты, отхватил живого, поздравляю, но мой СокДжин все равно красивее- ЧонГук не знает действительно ли красив СокДжин, он глаз не поднимал.       — Чита Хван — слышно постукивание каблуков и противный запах духов, из-за чего носик ЧонГука дергается.       — Тэхен, а я то думала ты меня в качестве спутницы пригласишь- ЧонГук видел лишь подол красного длинного платья и наманикюренные руки.       — Не думаю Луна, ты слишком хороша для меня. — самолюбие больно кольнуло ЧонГука. Как-только каблучки устукали от пары, теплые шершавые губы поцеловали мягкую кроличью щеку.       — Не обращай внимания. Она та еще ведьма, ты у меня самый красивый. — Тэхен разворачивает покорного кролика к себе и поднимает его лицо за подбородок.       — Почему ты смотришь в пол? Ты боишься?       — Нет, Лим запретил мне глазеть на гостей       — Ах Чони подними свои прелестные глазки и больше не отпускай их, пускай все завидуют мне. — румяные щеки горят и Чон улыбается кивая.       — Чита Мин, — два молодых парня подходят к хозяевам праздника.       — Юнги, не прошло и ста лет. Не так давно мы отмечали находку столь прекрасного создания как Чимин.       — Да, но ты тогда был холост, а сейчас… твой кролик воистину прекрасен.       — Я зайчик — встревает Чон разглядывая парня напротив. Кошачьи подёргивающиеся ушки и плавно двигающийся туда сюда хвостик. Острые ноготки и пухлые губки бантиком.       — Однако…прошу прощение, за мою столь грубую неточность, не хотел обидеть такое прекрасное создание — кивает Юнги.       — Я так и быть вас прощу, но впредь прошу не ошибаться- наконец отвлекаясь от Чимина, ЧонГук смотрит на бледного вампира, в точности подходящего под все описания в сказках.       Мин усмехается хлопая Кима по плечу и подтянув спутника за талию вышагивает к уже прибывшему Киму.       Поток будто бы нескончаемых гостей уже порядком раздражает ЧонГука.       — Тэхен, скоро они уже закончатся?       — Потерпи, малыш, гости прибыли уже все, осталось только с ними со всеми распрощаться.       Весь вечер Тэхен не выпускал руки ЧонГука. На них глазели, шушукались и просто сводили этим Чона с ума. Слишком большое внимание, раньше было не так.       — ЧонГук, мрр, пошли выпьем? — заговорчески шепчет Мин, пока Тэхен отвлекся.       — Я не думаю, что это хорошая идея       — Фрр, да ладно, пошли, ничего не случится. Я же такой же как ты. Видишь же — в доказательство Мин повилял хвостиком.       Соблазн был велик, и аккуратно вытянув руку из ладони Тэ, кролик и кот прошмыгнули к столу. Вечер стал приобретать краски.       Через пять минут, сознание ЧонГука затуманилось.       — Надо же, раньше я и больше пил       — Ахаха, конечно ЧонГуки, то ведь человеческое, а это демоническое.- посмеивается Мин.       Музыка заиграла. И помня наставления Лима, ЧонГук охотно согласился на вальс с подошедшим мужчиной из династии… а фиг его знает из какой.       Не успел он сделать и шага, как его буквально вырвали из чужих лап.       — Ты почему согласился? — прошипел Тэхен, обворожительно улыбаясь и кивая музыкантам.       — Лим сказал…ик.ой — краем глаза Чон видел Юнги отчитывающего Чимина. Музыка заиграла и кролик был прижат к чужому телу. Тэхен был зол и об этом говорила его хватка.       — Ты что пил?       — Да, но я всего       — Молчать —шикнул Ким прижимая тельце еще сильнее. Кролик понуро опустил ушки и медленно кружил с Тэхеном. Музыка затихла и больше Тэхен не проронил ни слова, но и руки ЧонГука не отпускал.       За остатки вечера Чонгук смог наконец рассмотреть династии, которые пришли к ним одни из первых.       СокДжин действительно поражал своей красотой.Он был высок, широк в плечах и обворожителен в своих плавных движениях. Его волосы были небрежно уложены и губы поблескивали на свету. рубашка свободно висела и через ткань можно было разглядеть очертания тонкой тали.       НамДжун был подстать ему, своего мужчину он далеко не отпускал, злобно стреляя в потенциальных соперников глазами. Его выбритые виски с длинными зачесанными назад волосами подчеркивали строгую архитектуру его лица, ямочки притягивали внимание и мерцающие глаза заставляли забыть обо всем на свете.       Они подходили друг другу       Луна, что подходила в красном длинном платье, так же была обворожительна и хладнокровна, она мило хихикала и не уступала СокДжину во внимании со стороны мужчин. У нее были шикарные длинные локоны и пышная грудь, округлые бедра и маленький носик.Она прекрасно держалась и поражала своими манерами, возможно она была бы лучшей спутницей для Тэхена чем ЧонГук? Вечер подходил к концу и Ким чувствовал, как подрагивал кролик       — ах, прости Чони, тебя поругали из-за меня уже при расставании говорил Чимин. Чита Мин уходила последняя, поэтому ЧонГук и Чимин могли спокойно поговорить. Пока Юнги и Тэ были заняты друг другом.       — Да ничего, тебе наверно влетело и похуже?       — Ах нет, я люблю злить папочку- ухмыляясь проговорил Мин и подхватив руку супруга чуть ли не упрыгал за ним.       Лим сверкал от радости.       — Что, разозлил господина? Ууу человеческое отребье, сразу говорил, в суп тебя надо.       — Ах ты каменюка, я первый раз тебя пожалел, думаешь и в это раз прокатит? Запущу в тебя сейчас чем-нибудь тяжелым, чтоб голова твоя на куски разлетелась. — кролик погнался за кричащей горгульей, хватая со стола молоток, не пойми откуда взявшийся. На середине зала, сильные руки перехватывают ЧонГука прижимая к себе       — Пусти, пусти… я точно его разобью. — брыкается Чон, пока стальной голос сверху не гаркает на весь зал       — Хватит — кролик обмякает в руках вампира и весь сжимается.       — Лим, выпроводи всех сею секунду и запри все двери. За секунду зал пустеет и прислуга испаряется. Окна зашториваются и замки щелкают.       — Тэхена.может. не надо меня в суп, а? — тихо спрашивает Чон       — Это было бы для тебя самым легким наказанием. — вампир тащит крольчонка наверх и давно знакомая дверь раскрывается.       — Ты повел себя отвратительно, ЧонГук, — Тэхен раньше никогда его полным именем не называл, это заставило сжаться и с испугом смотреть в полюбившиеся глаза.       — Ты просто не имел права танцевать ни с кем кроме меня. Разве Лим не говорил? А кто разрешал тебе выпивать, а? ЧонГуки я не думал, что ты такой непослушный. — кролик летит на кровать, и когда чувствует мягкую опору под собой разжмуривает глаза       — Но. Но Лим он, сказал, что я не должен никому отказывать в танце. — оправдывается ЧонГук, упираясь ладонями в крепкую грудь нависающего над ним вампира.       — Ты знаешь, почему я запретил тебе пить? — брюнет стыдливо опускает глаза. — Твои поцелуи дурманят мой разум, а если ты выпьешь, я совсем потеряю его — русоволосый выцеловывает открывшийся участок шеи и мажет по нему языком. Сердце ЧонГука делает кульбит и ухает в пятки.       Ким стягивает с себя пиджак и забирается холодными пальчиками под рубашку крольчонка. Вампир сквозь рубашку целует тело ЧонГука и прикусывает сосок, брюнет прогибается, вцепляясь в плечи       — Мой малыш такой чувствительный- усмехается Ким. ЧонГук тяжело сглатывает и смотрит помутнённым взглядом.       Тэ стягивает узкие брюки с аппетитных бедер, выцеловывая открывшуюся кожу, до самых лодыжек. Крольчонок тяжело дышит и ушки подрагивают. Русоволосый полностью раздевает брюнета. Разум помахал ЧонГуку ручкой и он полностью раскрывается перед вампиром, постанывая от нежных прикосновений.       Вампир целует его нежно и опускает руку на член, медленно водит, ловя ртом все стоны.       — Ну не мучай меня, прошу- хнычет Чон змеей извиваясь на постели. Русоволосый за щеку заводит, целует, облизывает и ЧонГук уже испариной покрылся, горло побаливает от громких стонов. А Тэхену плевать, он смотрит с ухмылкой и руки ЧонГука выцеловывает. Каждый пальчик, ладонь, запястье.       — Ахх, ну Тэхен-и, прошу, прекрати, я не выдержу — чуть ли не плача просит брюнет. Тэхен отстраняется, снимая с себя все лишнее и пальцы ко рту ЧонГука подносит       — Покажи мне, что ты действительно этого хочешь- ЧонГук сразу рот раскрывает и каждый с усердием обсасывает.       Ким вытаскивает их с характерным звуком и ведет по разгорячённому телу, сжимает сосок и ловит губами стон подводит к сжимающемуся колечку и сразу три вставляет. ЧонГука на кровати подбрасывает, слеза бежит по правой щеке и руки за шею прижимают вампира.       — Прости малыш — сипит Ким и медленно растягивает. Чон стискивает зубы и целует чужое плечо, чтобы потом укусить сильно. Тэхен заслужил.       Гука снова на кровати подбрасывает и Ким запомнив расположение комка нервов тянет ЧонГука на себя.       — Поработай ртом малыш — брюнет повинуется раскрывает рот заглатывает на половину жмурясь и хрипя, пуская вибрацию по горлу.       — Не торопись, у нас вся ночь впереди — усмехается Ким, медленно двигаясь.       ЧонГук снова прижат к кровати, стройные ноги покоятся на плечах вампира и Тэхен входит одним толчком.       — Ахх Тэхен…. Поцелуй меня — просит Чон протягивая руки к русоволосому. Ухмылка не сходит с лица Тэхена и он целует в губы, двигаясь в сладкой узости. Толчки набирают темп и ЧонГук не перестает издавать стонов, переплетая пальцы с тэхеновыми.       — Дьявол, какой же ты невероятный- хрипит Ким, втрахивая ЧонГука в матрас. Ушки подрагивают и Гук кончает себе на живот с громким стоном, сжимая вампира в себе. Тэхен еще двигается и ЧонГук из последних сил пытается подмахивать ему бедрами. Горячее семя разливается внутри брюнета и Тэхен валится рядом, прижимая уставшего кролика к себе.       — Тэхен, я же не смогу жить вечно- спустя пару минут выпаливает Чон, выводя узоры на груди полюбившейся нечисти. Тэхен тянется к прикроватной тумбочке и выуживает маленькую конфетку.       — Чон ЧонГук, ты уверен, что хочешь прожить со мной вечность, я не отпущу тебя ни на шаг. Ты круглосуточно будешь со мной, ты не увидишь больше нормальных людей. Вокруг тебя будет сплошная нечисть. Ты выдержишь?       — Если ты будешь рядом со мной- выдержу- фольга шуршит и конфетка исчезает.
Примечания:
Просто зарисовка к картинке.
https://im0-tub-ru.yandex.net/i?id=ee127010f90271129f5206da4c3401df&n=13&exp=1
Прошу прощение за ошибки. Если что ПБ в помощь.
Заглядывайте в группку
https://vk.com/fa_te_em
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.