До тебя сантиметры

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Zankyou no Terror

Пэйринг и персонажи:
Твелв/Риса Мисима
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Драма
Предупреждения:
OOC
Размер:
Драббл, 1 страница, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Двенадцатый осторожнее с эмоциями Лизы, чем с проводами, которые требовалось перерезать, чтобы обезвредить взрывчатку. Словно боится сыграть не на том нерве и вместо беззвучной мелодии хрупкого единения услышать очередное «прости, это все из-за меня» или «ты нужен Девятому».

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
7 декабря 2018, 14:11
Двенадцатый не увлекался особенно программированием, но годы, прожитые бок о бок с Девятым, заставили кое-что осмыслить и в этой области. Хочешь создать что-то стоящее – никогда не забывай о конечном результате. Всегда держи в голове, чего именно хочешь добиться. Позаботься о наличии тестовых данных и сценариев. Опиши их детально. Помимо прочего, они – сродни страховым канатам, и только убедившись в их надежности можно репетировать ошеломительно крутые, но чреватые падением трюки. Это если действовать по уму.
А поступать так всегда, без исключений – невозможно.
Да и, придерживаясь одинаковых подходов, не зашли бы они с Девятым так далеко.

Возможно, именно сейчас у них появляется всё больше общего.
Возможно, именно поэтому возрастает риск проиграть.

Двенадцатый осторожнее с эмоциями Лизы, чем с проводами, которые требовалось перерезать, чтобы обезвредить взрывчатку. Словно боится сыграть не на том нерве и вместо беззвучной мелодии хрупкого единения услышать очередное «прости, это все из-за меня» или «ты нужен Девятому».

Но, боже правый – оставить все как есть и ни к чему не прикасаться – вообще верная гибель.
Двенадцатый толком не понимает, гибель чего именно, но не сомневается в фатализме бездействия.

Чтобы бороться лично за себя, нужно где-то взять силы. А отвечая на вопрос «где», всегда следует посмотреть вокруг, для начала. Что ж, источников этой силы не то, чтобы много. Ветер, мягко играющий листвой деревьев. Звук этот успокаивает, но может стихнуть в любое мгновение. Что-то не менее мягкое обретается во взгляде Лизы, но и он того и гляди переменится. Задержать внимание на колесе обозрения, видя аттракцион с перспективой уединения по кабинкам едва наклюнувшихся парочек и только, удается и вовсе на считанные секунды. А дальше – прикосновение к недавнему воспоминанию, как вмиг уходящей под мутную воду кочке, – и разум, едва от нее оттолкнувшись, приземляется на новой территории, которую только предстоит изведать. А на ней – средневековые литографии. Пытка колесованием. Ничего неожиданного. В избытке материала для новой загадки, но она уже не пригодится.

А до Лизы – считанные сантиметры. Двенадцатый закрыл глаза и заранее приготовился к падению тестов, проверяющих надежное исполнение дружеского контекста их отношений.
Но не всех.
Только некоторых.
В нем жива эта надежда.

Рука потянулась к руке, и Двенадцатый в последний раз перед прикосновением нервно отёр безымянный палец большим (не слишком ли взмокли ладони?)
В небе раздался взрыв.
Город погрузился во тьму, но никто не погиб.
Рука Лизы дрогнула, но не отстранилась.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.