Признание 11

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Death Note, Роулинг Джоан «Гарри Поттер» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Лайт Ягами/Эл Лоулайт, Лайт Ягами, Эл Лоулайт
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Флафф, Повседневность, AU
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В этот раз и в этот день на шумной улице Лайт признается другу, что давно его любит.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
В преддверии Нового Года.

Письмо

7 декабря 2018, 21:17
Оживленная улица в Косой Аллее не видела конца и края, принимая гостей в празднично украшенные лавки, где горели новогодние гирлянды, а в воздухе летали хлопья снега. Маленькими перышками, они залетали с большими потоками ветра в тепло, таял на глазах посетителей, оставляя едва заметные капельки на полу.
Детский смех заглушал уличным музыкантов, а снежные шарики на палочках кружились выше голов колдунов и волшебников. Лайт и Эл шаги рядом, обсуждая предстоящий праздник, в шуточной форме дергая друг друга за мантии. Зелёный цвет придавал Ягами сдержанности, делая из него взрослого парня, с циничной улыбкой и весьма глубоким взглядом. К нему тянулись за помощью все с разных факультетов и он никогда не отказывал за должную оплату — хоть что-то интересное касаемо Эла. Мороз щипал за щеки, делая их ярко алыми, местами красноватыми, как и нос.

— Зайдем за кофе? — Эл отошёл слегка вперёд, натягивая на себя мантию, выуживая из рюкзака чёрный шарф, связанный таинственный незнакомец, который просто наблюдал за движениями худых рук.

— Может помочь? А то жалко на тебя смотреть.

— К твоему сведению, я ловко это делаю, — парень сравнял концы шарфа посередине, накидывая на шею, делая петлю, и таким же рвением, окутал им себя со всем сторон, пока не увидел бубенчики на конце.

— Вау, — Лайт не дышал, наблюдая за происходящим, как будто впервые в жизни смотрел так на человека. Элементарные движения незамысловаты, но в образе Эла прекрасные. Он словно танцор каждый раз заставляет сердце пропускать не один электрический заряд через себя, когда перехватывает дыхание и трудно понять, — буквально пару секунд и ты окутан теплом.

Эл кивнул, указывая пальцем на вывеску трактира.

— Может тогда по сливочному пиву? Я знаю, там яблоки с корицей очень вкусные. Новый тренд к этой зиме.

— Узнал у кого-то из Гриффиндора? — Уложенные светлые волосы спадали волнами на волосы, раздражая Лайта. Он не любил враждующих с ними товарищей носившими красный цвет с гордым львом. Куда приятнее было замечать скользкую змею, юркающую между камнями, выставляя свой язык.

— Ах, нет, что ты, — Эл открыл дверь, пропуская друга вперёд, улыбаясь глазами, пуская ртом клубни воздух, — сам как-то узнал из разговора девочек, что часто крутятся вокруг меня.

— Ох, и не одна не дарила тебе подарок?

— Нет, а тебе, Ягами?

— Не вижу в этом смысле, поскольку на данный момент уже имею некие чувства, — в помещение было шумно. Разные люди сидели за столиками, покручивая волшебные палочки над бокалами. Большая ёлка стояла в самом центре зала. Вокруг неё крутились домашние эльфы с лестницами. От красных до чёрных шаров, ёлка сверкала огнями ярко и сказочно, — к человеку, который слеп. Буквально сегодня встречались.

Пройдя в глубь, Эл указал на дальний столик с пару свечами и неубранными мандаринами, лежащими на самом краю стола.

— Посоветовал бы не быть таким злым и постараться как-то найти выход.

— Какой?

— Любой. Ты же не первый раз решаешь сложные задачи, — парень развязал шарфик, положив его на колени, не прекращая улыбаться, — и потом, что с тобой будет, если она откажет?

Подлетело меню, как по заказу.

— Будем то, что планировали заказать ранее?

Лайт пожал плечами, покручивая свой карандаш, вытаскивая из кармана свой блокнот. Он был вечно с ним, как дневник с самыми сокровенными мыслями и желаниями. Там, на первой странице был портрет самого Эла со спины.

— А если скажу, что это парень?

— Тогда такой же план действий. Признался бы уже, — чёрная челка скрывала смятение. Он сжимался, как только улавливал смятение в поведение Лайта. Что-то скрывает и явно не хорошее.

— О чем думаешь?

— О празднике и том, как бы съесть больше тортика.

— Утром же завтракали ими, — Лайт продолжал выводить каллиграфическим почерком цифры, зашифровывая свои наблюдения. Эл сидел рядом, изредка посматривая на блокнот вверх ногами, замечая ошибку.

— Любовь не так шифруется.

— Что? Нельзя так нагло просматривать!

— Почему? Это же не столь скрыто. Ты не раз давал мне читать твои рукописи.

— Теперь, — Лайт закрыл блокнот, хлопнув в ладоши, — я готов выпить пиво и забыть, что ты меня поучаешь.

С каждым разом, людей заходило все больше вместе с шариками, хлопушками и мягкими игрушками с величиной небольшого котёнка. Смех, звонкий и бесконечный поток разговор выводили Лайта, принуждая покинуть место. Здесь сложно признаться и сказать то, что крутилось на языке. Трудно было и представить, как бы с набитым ртом Эл ответил бы на его чувства.

— Ты опять задумался?

— Представил, какое будет у тебя лицо, когда увидишь мой подарок.

— Книга? Сладкое? Воздушное или может мягкое? Мне там и письмо не пришло от тебя новое, а их уже целая стопка.

Лайт поднял глаза, делая задумчивое лицо.

— Какие письма?

— Те, что ты скрывал от меня, но я всё-таки умнее, поэтому успел выследить посылку. Ты не додумался поменять сову, гений.

— Ты их читал?

Эл ответил отрицательно, поднимаясь со стула, направляясь в сторону двери, держа в руках свою кружку. Лайт последовал за ним, оставляя монеты бармену, желая счастливого Рождества.

— И как думаешь, что я там тебе писал?

— Явно что-то личное, что мог оценить и понять только я, — Эл повернулся, вызывая хохот у Лайта. Над губой виднелись белые усики из пены, что украшали его мрачный вид.

— Ты, ххаха, как ребёнок сейчас выглядишь! Невероятно, смешно же.

Подул ветер, вырывая из тёмного рюкзака открытое письмо, пуская его вверх, под покров снежного неба. Миг — это был настоящий миг. Руки сами притянули Лайта, обнимая за шею холодными пальчиками, притягивая к губам. Их первый поцелуй: холодный, нежный и безумно долгий. Стоило закрыть глаза, как весь мир исчез. Сердце бушевало, захлестывая радость.

— Я знаю, что ты чувствуешь ко мне.

— И не откажешься от них?

— Нет, — Эл притянул ещё раз к себе, оставляя маленький укус на нижней губе, — и это моё подтверждение. Идём, там скоро будут запускать в небо дракона.

Лайт пошёл следом, держась за теплую руку, сжимая пальцы.

Письмо о чувствах долетело до открыто окна все на той же улице, шевелясь от ветра.

«Не знаю, сколько пройдёт времени, но я признаюсь. Скажу тебе в лицо, как люблю смотреть на тебя, видеть радость и печаль, сопереживать и лелеять. Не боятся, что ты уйдёшь, ведь ты всегда был рядом. С тобой не скучно; я каждый день разгадываю новые задачи, благодаря чему иду нога в ногу с тобой, но даже это не важно. Просто люблю, и надеюсь, что ты ответишь тем же в этом году, уходя со мной за руку в следующий.
Твой таинственный друг».
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.