Хогвартс — Геллерт (1:0) 19

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер, Фантастические твари (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Альбус Дамблдор/Геллерт Гриндевальд, Геллерт Гриндельвальд/Альбус Дамблдор, Альбус Дамблдор, Геллерт Гриндевальд, Геллерт Гриндельвальд, Николя Фламель, Аберфорт Дамблдор
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Миди, написано 4 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе
Метки: AU Вымышленные существа Драма Дружба Учебные заведения Фэнтези Юмор

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В то знаменитое лето Альбус не только находит и теряет самого близкого человека, но ещё и уговаривает его завершить образование в Хогвартсе, а сам устраивается туда на должность преподавателя защиты от тёмных сил. То ли ещё будет!

Посвящение:
Тем, кто открыл фанфик, будучи под впечатлением от названия. Оно и мне нравится!

Публикация на других ресурсах:
Разрешено в любом виде

Примечания автора:
Будет больше похоже на джен, но у меня рука не поднимается ставить джен там, где есть Гельбус.

О вреде внезапных озарений

25 декабря 2018, 01:25
Хуже, чем сначала действовать, а потом думать, можно только думать, а потом не действовать.

Его брови выражали настроение высушеного лимона без сахара (из персонального сборника перлов).

«Уютная комнатка в Париже. Моё новое достижение. Наконец-то разобрал всё накопленное за два с лишним века добро, и не стыдно позвать в гости любимого ученика. По пути будут указатели, если я придумаю, как скрыть их от посторонних глаз. Карту к письму не прилагаю, дабы не лишать тебя очаровательного приключения. С нетерпением жду. Уже приготовил угощения и запасся чаем». Альбус растерянно огляделся. Портал в форме миниатюрного ключика, приложенный к письму, самым невежливым образом приземлил его посреди людной улицы. Прямо в лужу. И, естественно, вокруг ни одного злосчастного указателя! «Почему же нельзя было просто камином?» — сокрушался он, мечась из стороны с сторону. Дома, кафе, опять дома, снова кафе, местные неторопливые жители, фонарный столб, кот, бакалейная лавка, аптека… в глазах рябило. С трудом переводя дыхание, Альбус суетливо перемещался по улице и, в конце концов, вернулся в исходное положение. «У старика поехала крыша». В луже лежал изрядно потоптанный портал-ингредиент. Через три часа гость, собрав немалую коллекцию похожих штук, но так и не достигнув пункта своего назначения, рассерженный и уставший, обнаружил себя на полусгнившей хлипкой скамейке в заброшенном, со временем одичавшем парке. Некошеная трава забилась в элегантные ботинки, а на голову опустился неаккуратный жук. Альбус порывисто смахнул его. Он до смерти боялся насекомых. Указатель в виде лукаво подмигивающей статуи французской блудницы, незаметно косящейся вправо, не мог сдвинуть его с места. Дамблдор злился. Скоро начнётся новый учебный год, и ему нужно активно готовиться к лекциям, перечитывать старые конспекты, разрабатывать план уроков и подачу материала, следить за обезумевшем от горя братом и ожидать встречи с личным кошмаром в лице новоиспечённого студента семикурсника. Вместо этого он развлекает беспечного старика, который разобрал свой многовековой хлам и ужасно этим гордится. Абсурд. — Альбус, мальчик мой! — раздался знакомый голос. Альбус сжал кулаки, словно желая сдавить рвущуюся наружу ярость. — Неужели тебе пришлась не по душе моя маленькая шалость? — широко улыбающийся Фламель подошёл к скамейке и сел рядом. — Посмотри, как мило обнажённая мадмуазель указывает на портал-котёл на пне. Ещё чуть-чуть и ты бы был у меня дома! — Или испепелил бы вашу мадмуазель адским огнём и отправился бы назад к себе. Сдержаться не получилось. — О, нет, дорогой Альбус! Слишком жестоко и совсем не в твоём вкусе. «Откуда вам знать, что в моём вкусе, а что — нет?!» — Дамблдор продолжал кипеть недовольством. Добродушие и наивность алхимика казались ему напускными, из головы не уходила мысль, что издевательства продолжаются и он попусту тратит драгоценное время. — Пойдём, пожалуйста, а то чай остынет. К сожалению, согревающие чары нельзя наложить, ибо они могут неожиданным образом повлиять на целебные свойства напитка. Акцио котёл-портал! Вперёд! Уютная комнатка на деле оказалась маленьким помещением, с узкими проходами, основательно заваленными разного рода вещами, и одинокой крошечной дорожкой к дивану. Николас, следуя с учеником именно по этому направлению, успел показать дверь на кухню, открыть которую не представлялось возможным, и соврать, что разобрался внутри. — Почему вы не используете чары мгновенного наведения порядка? — искренне изумился Альбус, опускаясь на старенький, просиженный, местами продырявленный диван. Наставник посмотрел на него полушутливо-полуобиженно. — Учу-учу тебя, а всё бестолку! Ты, мой милый друг, слишком спешишь думать, рвёшься действовать. А на миг остановиться и осмыслить происходящее боишься, будто бы в этот миг обязательно что-то изменится. Неправильные выводы, напрасная суета — вот, что страшно. Никак ты этого не усвоишь! Чары порядка действуют только на те вещи, которые ранее находились на своих местах, но по каким-либо причинам их покинули, а здесь, совершенно очевидно, иная ситуация. Квартира изначально использовалась мною как кладовая, и ты это прекрасно знал, — он вздохнул. — Ведь, раньше, кажется, ты был более рассудительным, что случилось? Дамблдор потупился. С момента их первой встречи прошло уже полтора года, и одинокий, неуверенный в себе, но послушный и старательный мальчик, заинтересовавший великого алхимика, вырос, набрался опыта и решил, что слепо прислушиваться только к одному человеку, копировать его манеру поведения — нелогично. На горизонте появился новый объект для подражания. Энергичный, целеустремлённый, до жути упрямый и самоуверенный он заметно отличался от витающего в облаках Фламеля. Теория уступила место практике. — Геллерт Гриндевальд. Я встретил его. Француз победоносно усмехнулся и лёгким дугообразным движением кисти подтолкнул кружку с чаем к помрачневшему гостю. — Ждал, когда прозвучит это имя! Но позволь сначала извиниться за глупую затею с порталами и мигающими статуями. Старость ненавязчиво даёт о себе знать. Начал развлекаться, наблюдая за передвижениями молодёжи. Исключительно потому, что сам уже двигаюсь с трудом. Чего стоил переезд сюда! Признаться честно, если бы не некоторые обстоятельства, я бы вряд ли решил покинуть насиженное местечко. Прости, Альбус, мои выходки и поведай, как так получилось, что отчисленный ученик Дурмстранга будет продолжать обучение в Хогвартсе. — Вы знаете? — ахнул Альбус. Меньше всего на свете он рассчитывал на слежку за своими действиями со стороны Николаса Фламеля. Старик как ни в чём не бывало подмигнул ему. — Я попросил нынешнего директора Хогвартса и Министра Магии одобрить твоё решение стать профессором по зашите от тёмных искусств и ручался за твоего непутёвого приятеля. Они поначалу сопротивлялись, уж слишком мрачное прошлое у Гриндевальда, но, по сравнению со мной, любитель портить моих старательных учеников показался меньшим злом. От алхимиков никогда не ясно, чего следует ожидать. Так считает Министерство. Я не спорю. Впрочем, поведение Министерства тоже весьма непредсказуемое. Подослали ко мне четырёх отравителей. Пришлось провести с ними воспитательную беседу и сменить место жительства. — Вас пытались убить?! Из-за Геллерта? Альбус побледнел, окончательно растеряв остатки смелости и избавившись от неконтролируемого желания отомстить за нежданную экскурсию по Парижу. Преследовавшая его на протяжении месяца нервозность, напряжённость, взяла верх. Крупная дрожь охватила всё тело. Он снова подверг близких опасности! — Что-то корни мандрагор в этом сезоне подорожали, — проигнорировав самоистязания ученика, посетовал Фламель. Он проводил взглядом бодро пробежавший куда-то ингредиент и тяжело вздохнул. — Вот бы закупиться ими год назад! А там уж, хочешь — зелья вари, хочешь — эликсиры, или, например, селекцией занимайся, найти бы горшок… впрочем, можно и просто любоваться. — Разве до мандрагор сейчас? — Пфф! Мандрагоры достойны внимания ничуть не меньше, тем твой Геллерт — удачно подвернувшийся под горячую и трусливую руку Министра повод. Он опасается, что за свою скромную жизнь я изобрёл бессчётное количество смертельных проклятий, ядов, пыточных заклинаний и могущественных тёмных артефактов. Напрасно. Я даже бардак за это время не в состоянии разобрать. Сделай ещё глоточек, ты, мой мальчик, слегка простудился. И, если тебе сейчас не до мандрагор, что очень странно и абсолютно ужасно, то хотя бы расскажи поподробнее о своём приятеле! В миг перед Альбусом пронеслись воспоминания о двух самых счастливых и самых печальных летних месяцах. Слишком личные воспоминания. Хорошо, что пожилой француз никогда не интересовался наукой легиллименции. — Геллерт Гриндевальд… — замялся он, — внучатый племянник Батильды Бэгшот, она известный историк, готовит к публикации несколько справочных материалов… — Я надеюсь, мы не поэтому ему помогаем? — в притворном испуге перебил Фламель. — Геллерт очень талантливый, он был лучшим в Дурмстранге. Впервые за восемнадцать лет я встретил волшебника своего уровня! Он одно целое с магией, он чувствует каждое заклинание, насквозь видит магический потенциал, он обладает даром прорицания! Альбус уже не сдерживал себя. Инстинктивно дотронувшись до шрама от пореза клятвы на крови, он пробудил непогасшие чувства и с новой силой ощутил их. — Эх, его бы дар да на мои корешки… — Геллерт ищет Дары Смерти! Он считает, что в древней сказке есть доля правды, а именно, сами артефакты. Конечно, больше всего нас интересует старшая палочка, бузинная. Та, что самая могущественная и способна остановить смерть, одержать победу в любом поединке! — А мне по вкусу мантия-невидимка: отличный выход из затруднительного положения с неприлично завышенной ценой на ингредиенты! — И в определённый момент мы с Геллертом решили, что нам под силу покорить чужую магию. Мы пробовал научить мою больную сестру, Ариану, управлять своими силами. Неудачно… Альбус снова замолк, ком в горле мешал продолжить. Зажмурив глаза, он отвернулся от наставника, стыдясь своей эмоциональности. А чувства, долго, старательно, мучительно сдерживаемые, скрываемые, спрятанные так глубоко внутри, что, казалось, почти навсегда похороненные, убитые, побеждённые, чувства естественные и сильные вырвались внезапно и в самый неподходящий момент. Фламель вздохнул и положил свою тёплую руку на подрагивающее плечо сидящего рядом бесконечно слабого и одинокого мальчика. — Ты же понимаешь, что не виноват. Я сразу так подумал, прочитав твоё письмо. Осталось только поверить. И простить. Ты сможешь, Альбус, ты простишь, я не встречал никого великодушнее тебя. — Я убийца своей сестры, — еле слышно прошептал Дамблдор. — Выпущенные вами чары сплелись воедино, и сама магия внутри Арианы отозвалась на них. Ты не виноват. — Я зря предложил Геллерту завершить образование в Хогвартсе, в школе, где сам собираюсь работать. После случившегося… я не смогу. Альбус залпом допил чай и почувствовал, как вместе с горячим крепким травяным настоем тяжесть разливается по его организму. Глаза медленно закрываются, а умиротворяющий голос Фламеля будто бы раздаётся откуда-то издалека, плохо различимый и непонятно к кому обращающийся: — На самом интересном месте, эх! Вот так всегда…
Примечания:
По традиции, друзья, ещё один маленький фанфик от автора в комментариях к части:)
Отказываюсь понимать тех людей, которые сюда ничего не пишут. По мне, просто преступление какое-то!
Длинная глава получилась. Длиннее, чем многие мои фанфики!
А ещё хочу признаться, что до безумия обожаю Альбуса. Поэтому счёт (название) чуть-чуть в пользу него!
Давайте в комментариях дискуссировать, на какой факультет Геллерта отправим. Я почему-то склоняюсь к Когтеврану.

И с Новым годом вас! Желаю каждому читателю найти подходящий фанфик, с захватывающим сюжетом и любимыми героями, а каждому фикрайтеру — побольше внимания, отзывов, вдохновения и запятых. Лишними уж точно не будут.
Спасибо, что читаете меня!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.