Оставь свой след 160

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Sally Face

Пэйринг и персонажи:
Ларри Джонсон/ОЖП, Сал Фишер/Эшли Кэмпбелл
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 83 страницы, 15 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Hurt/Comfort Ангст Драма Дружба Мистика Нецензурная лексика ОЖП ОМП ООС Повседневность Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Девушка по имени Сара Мироу вместе со своим старшим братом Шоном переезжает в апартаменты Эдисона, где встречает новых людей: нервного металюгу с патлами длиннее, чем у нее самой, явно страдающего каким-то психическим расстройством, низкого мальчугана моралфага в маске с девичьими хвостиками, странноватую миловидную девочку и ботаника с нетрадиционной сексуальной ориентацией. О да, эти ребята явно ей понравятся! Только вот как ее вмешательство отразится на их истории?

Посвящение:
Моему дружелюбному котенку <3

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Время действия примерно после колбасного инцидента, когда ребята уже понимают, что имеют дело с культом, но пока еще не имеют полного представления картины.
Предупреждение: некоторые моменты могут быть искажены и противоречить канону.

"Эгоист"

26 декабря 2018, 15:42
Вскрикнув, девушка полетела вниз, а когда открыла глаза, то увидела перед собой красно-голубое небо. Рассвет. Не сказать, что приземление было очень мягкое, хотя это Сару волновало меньше всего. Она резко поднялась и отошла на пару шагов от здания, дабы иметь возможность хоть что-то увидеть. — Ларри?.. Но не увидела. — Ларри! Тут же хлынули слезы, а во время надрывного крика у Мироу чуть ли не сорвался голос. Она опустилась на колени, не в силах больше держаться на ногах. — Нет-нет-нет! Какого черта?! Ей хотелось вбежать в здание, найти его, даже если это не поможет, то хотя бы оказаться рядом. Зачем… Зачем она пошла в этот подвал? Зачем любезничала с ним? Зачем попросила показать это место? Зачем она вообще вновь залезла в чью-то жизнь? Если бы не она, он был бы жив! — Твою же мать! — стиснув зубы проревела та, прикрыв лицо ладонью, а вторую руку стиснув между колен. Ее всю трясло. Но на сей раз точно не от холода. Ларри не знал, что случилось с девушкой, когда та полетела вниз со второго этажа огромного здания. Не был уверен в том, цела ли она. Выжила ли. Он не был уверен абсолютно ни в чем. Он знал лишь то, что этот мерзкий ублюдок должен расплатиться за все содеянное. Расплатиться жизнью. Ярость во всю бушевала внутри Джонсона, заставляя того с силой сжимать кулаки, оставляя на ладонях красные следы от ногтей, заставляя скалиться, хмурится, морщить нос. Заставляя забыться и думать лишь о том, что грязный убийца должен заплатить. Заорав во всю глотку, Ларри понесся на мужчину, позволяя огню поглотить все, что находилось рядом с оконным отверстием, и вырваться наружу. Не успевший осознать все происходящее маньяк тут же был повален на пол. Да, массой он был намного сильнее худощавого парня, но то, с какой скоростью бежал металист, не выдержал бы ни один человек. Лом выпал из рук мужчины, отлетев в сторону. Джонсон, насев на него сверху, принялся бешено бить по его лицу кулаками. Выйдя из себя, убийца скинул подростка и тут же поднялся, отпинывая его. Ларри проскользил по полу на спине около четырех метров. Прямо по бензину и битому стеклу. Поморщившись от острой боли, парень посмотрел вперед. Психопат стремительно шел к нему. В панике, Ларри начал смотреть по сторонам, пытаясь найти хоть какое-либо оружие. И он нашел. Прямо позади него лежал тот самый лом, который выронил мужчина. Вновь посмотрев вперед, Ларри передернуло. Мужчина уже был в метре от него. Раз. Два. Три. Давай! Схватив лом, Джонсон резко выставил его острую сторону вперед. Бам! Психопат с чавкающим звуком напоролся на свое же оружие, воткнувшееся ему в сонную артерию. Кряхтя, он схватился за шею, из которой тут же рекой полилась кровь. Попятившись назад, мужчина уперся в стену и тут же сполз по ней спиной. Раз. Два. Три. Замер. Окровавленная ладонь упала на колено. Алая жидкость, льющаяся из шеи, постепенно сошла на нет. Ларри посмотрел одичавшими глазами на тело психопата и тяжело задышал. Господи. Твою мать!!! Кое-как поднявшись, Джонсон на ватных ногах подошел к телу и, убедившись, что тот мертв, с омерзением вытащил из шеи лом. Что ж, по крайней мере, теперь он может сломать доски на первом этаже. Боже. Не долго думая, парень последний раз посмотрел на труп и побежал вниз по лестнице. Огня там было гораздо меньше, чем на втором этаже, ибо он еще не успел как следует разойтись по зданию. И все же, действовать нужно очень быстро. Подбежав к главному входу, Ларри принялся отламывать с него доски одну за другой. Пот лился с него рекой, попадал в глаза, нос, проникал под одежду. Но сейчас парню было далеко не до этого. Тут он почувствовал жар на спине и, повернув голову, увидел, как его пропитанная бензином куртка загорелась. Вскрикнув, Ларри тут же сбросил с себя одежку и откинул ее, к тому самому шкафу, в котором они прятались вместе с Сарой. Огонь тут же перекинулся и на него. Отломав последнюю доску, Джонсон вывалился на улицу, отбежал от горящего здания и упал на ягодицы. Лютый мороз, стоявший на улице, после всего этого показался подростку легким ветерком. Он справился. Он, черт возьми справился!!! Не веря своим глазам, Ларри криво улыбнулся, а через секунду залился диким хохотом. Да! Вот так! Никаким психам с пожарами не справится с Ларри Джонсоном!!! Он перестал смеяться, как только вспомнил про Сару. Господи, как она там? Ларри быстро встал и обежал здание, увидел вдалеке до боли знакомую фигуру, сидящую на земле. Она жива… Господи, спасибо! Она жива!!! Парень слабо улыбнулся и тут же замер. Стойте… Она что, плачет? Она, черт возьми, плачет? Нахмурившись, он медленно пошел в ее сторону. Весь в крови, без куртки, держащий в руке такой же окровавленный лом. Но, какая радость, все было позади. — Сара?.. — слабо позвал он, находясь в паре метров от хнычущей подруги. Когда остаток сил и надежда покинули ее, она услышала голос. Подумала, что ей послышалось. Также, как вчера послышалась знакомая песня за дверью в подвале. Или голос в лифте, который заставил их задержаться на месте. Но и это не оказалось иллюзией. Сара медленно повернула голову в его сторону. Жив. Нельзя сказать, что цел и невредим, но жив. От его вида у нее вздрогнуло сердце, то ли радостно, то ли в испуге за его состояние. Щеки просто полыхали красным, а слезы лились ручьем, взгляд тяжелый и шокированный. Но вместе с тем и радостный. Мироу поднялась с колен, что уже были мокрые от снега. Пар большими клубами дыма выходил вместе с нервным дыханием, что еще не успело вернуться в норму после недавней истерики. — Ты… Ларри, ты придурок! — злобно завопила девчонка и снова заплакала. Она схватила его за ткань футболки и притянула к себе. — Ты хоть понимал, что сдохнуть мог, или у тебя последняя извилина вместе с инстинктом самосохранения отмерла? Господи! Она отпустила его, даже грубо оттолкнула и снова прикрыла глаза одной ладонью. — Ларри, ты дебил… — ее голос стал в разы мягче, вместе с тем и слабее. Больше говорить она не могла, а если бы попыталась, то все равно вышло бы непонятное истеричное бормотание, прерываемое рыданиями. Однако какое же облегчение. Пусть внутри было горячо от истерики, пусть голова болела и кружилась, да насрать даже на то, что она таким темпом надолго сляжет в больницу. Это сейчас не имело никакого значения. Вид подруги заставил сердце парня подскочить. Он даже не задумывался о том, насколько девушке было плохо все это время, что она сидела здесь. Ну, а что ты хотел, металюга недоделанный? Если бы тебя лучший друг выкинул из окна горящего здания, как бы ты себя чувствовал? Глаза неприятно закололо, а в носу засвербило. Он был ужасно зол на самого себя. Зол из-за того, что поступил с ней как самый настоящий эгоист. Тут он подумал о том, отчего в жилах у него похолодела кровь, а сердце, кажется, на секунду перестало биться. Что было бы, если бы он там погиб? Нет, вовсе не за себя он переживал, за других. Как бы хреново было матери, если бы ей пришлось хоронить собственного сына? Как бы отреагировали Сал и Эшли с Тоддом, как бы смирились со смертью друга? Что бы Сара делала, окажись он мертвым, как бы жила дальше, таская чуть ли не кровь у себя на руках? Впервые за долгое время Ларри позволил себе расплакаться. Он страдальчески морщился, глядя куда-то себе под ноги замыленным взглядом. По его щекам не прекращая лились слезы, капая на ворот футболки, смешиваясь с кровью убийцы. Джонсон не издавал ни звука, лишь еле слышно всхлипывал и тер раскрасневшееся лицо перепачканными руками. На все оскорбления со стороны подруги он лишь кивал, не в силах вымолвить и слова. Наконец, он поднял на нее красные от слез глаза. Сара стояла, закрыв глаза ладонью и рыдала. Точно так же, как и он. Только, в отличии от него, девушка не пыталась сдержать истерику. Она рыдала, громко, навзрыд, не стыдясь выплескивать накопившиеся эмоции наружу. Не выдержав, Ларри отбросил лом в сугроб и, резко подавшись вперед, крепко обнял ее, согнув колени так, чтобы быть с ней на одном уровне. — Знаю… — просипел он, судорожно глотая воздух. Когда она подняла руки и обняла его, то почувствовала нечто странное. — Что за… Твою нахрен, у тебя осколки в спине?! И это ему еще повезло, что она не резко его обхватила, а то было бы явно неприятно. Тем не менее, она его не отпустила. — Что там вообще такого происходило? Что с тем придурком? Блять, Ларри, ебись оно все конем, ты чуть не умер! — судя по всему, Сара еще не совсем отошла от шока. И еще очень долго не могла отойти. Она честно не знала, что говорить брату, когда придет домой. И, слава всем богам, его там не было. Ларри отправился к одному из соседей, чтобы тот помог ему с обработкой ран. Почему он не захотел идти в больницу? Твердил, что это не обязательно и вообще бесполезно. И пока он это говорил, на его лице вновь была странная тревога. Впрочем, это не важно. Главное, чтобы он не запускал ранения, а уж к кому идти — плевать. Около часа Сара была в душе. Она пыталась расслабиться и хотя бы на секунду забыть весь этот кошмар, что с ними приключился. Не получалось. Горячая вода никак не могла согреть ни холодных щек, ни отмерзших пальцев, а горло болело так, словно внутри прошлись наждачной бумагой. Как такое вообще могло произойти? Одно за другим воспоминания яркими картинками мелькали в голове, как хорошие, так и плохие. Всего два дня, а ощущение, будто прошла целая вечность. Через полтора часа Мироу уже стояла у его двери и ждала, когда он откроет. Когда ребята разошлись по домам после всех этих происшествий, Ларри почти сразу же развалился на кровати в своей комнате. Вернее, как развалился? Вяло улегся, кряхтя при каждом даже самом малейшем движении словно девяностолетний старик. Вся грудная клетка и спина парня была тупо перетянута пропитанными спиртом бинтами, отчего раны ужасно жгло, и каждый раз, когда он ложился на спину, было ощущение, будто лег он не на мягкую кровать, а на раскаленные гвозди. Именно поэтому Джонсон старался не ложиться на спину. Уборку в квартире Ларри отложил на завтра, так как у него просто не было сил хоть что-либо делать. А о желании так и вообще речи быть не могло. Металист тихонько задремал, отвернувшись к стенке, когда в дверь постучали. Недоуменно распахнув глаза, Ларри с очередной волной боли сел на кровати. Он уже было думал, что ему показалось, но стук раздался вновь. Вздохнув, парень неспешно натянул на себя футболку и поковылял к двери. Открыв, патлач недоуменно и одновременно устало посмотрел на стоящую на пороге девушку: — Сара? Привет. — Давно не виделись, — усмехнулась та, скрестив руки. Пара секунд, и улыбочка исчезла с ее лица. — Как ты себя чувствуешь? Ее голос немного охрип и стал слабее, на него сильно повлияли холод и крики. Естественно, дома она первым делом налила себе чай и запихнула в себя чуть ли не все возможные лекарства. Также немного жгло легкие. Мироу было даже страшно думать о возможных последствиях. В такие моменты Сара тут же вспоминала о друге, который пострадал даже больше, чем она. Она хотела сказать что-то доброе или поддерживающее, но подумала, что ее дурацкий голос только усугубит ситуацию. — Как видишь, прекрасно, — хрипло усмехнулся он и тут же скорчился от боли. Да уж, Ларри, с такими шутками тебе только на телевидение идти. — Ты это, заходи, что ли. Развернувшись, Джонсон вяло поплелся на кухню, дабы поставить воду в чайнике кипятиться. Он мечтал о горячем чае вот уже несколько часов, а тут, вон, и повод появился устроить так называемый обмен сплетнями, сидя за столом и попивая травяной напиток. — Ты не связывалась с Шоном? — невзначай спросил металист, осторожно усаживаясь на диван в гостиной. Сара нервно усмехнулась. Еще более нервно, чем обычно, с испугом в глазах. Вау, это она так брата боится или сегодняшние события пошатнули ее психику? — Боже упаси, его не было дома. Надеюсь, долго не будет, и я успею прийти в себя. Она села за стол и после тридцати секунд молчания продолжила: — Я честно не знаю, что ему сказать. Он меня даже из комнаты выпускать не станет, если узнает. Кстати… — девушка выдохнула, собираясь с мыслями. — Получается, что ты… Убил человека. Да. Она боялась сказать это вслух. — В смысле, тот мужчина… Теперь они даже в полицию обратиться не смогут. С другой стороны, это была самооборона! Хотя, есть ли вообще смысл идти в полицию? Маньяк мертв, а никто старой стройкой заниматься не будет. — Бля, пиздец, — она устало потерла глаза. Ларри ничего не ответил. Лишь мрачно посмотрел в пол и сквозь футболку поправил съехавшие бинты. Чайник громко щелкнул, давая понять о том, что вода вскипела. И, возможно, если бы не он, металист так бы и продолжил сидеть, погруженный в свои мысли. Поднявшись, он зашел на кухню и, пройдя мимо подруги, вытащил из раковины пару чистых чашек. — Здание сгорело до тла, Сара, — как-то безэмоционально произнес Ларри, усаживаясь напротив подруги и придвигая к ней чашку с травяным напитком. — И тело вместе с ним. Если, конечно, ты не веришь в ходячих мертвецов. Металист грустно усмехнулся, и эта ухмылка почти сразу же исчезла с его лица. Прибереги свои нелепые шуточки для других времен, Джонсон. Откашлявшись, он облокотился на стол, в очередной раз скривившись от острой боли. — Итак, как планируешь разговор с братом? Это было хорошо, что Ларри перевел тему. Надо скорее все забыть и меньше говорить об этом. Сара недовольно глянула в кружку. — Да никак, — она подула на чай, чтобы тот остыл. — Лучше ему об этом не знать, иначе больше ты меня не увидишь. И вообще никто не увидит. Сара слегка повеселела. Шутки про брата никогда не потеряют актуальность! Эх, Шон, знал бы ты только… Понимающе кивнув, Ларри сделал глоток из своей чашки, даже не удосужившись перед этим подуть на ее содержимое. Мистер, да Вы хренов экстримал! Долгожданное спокойствие, наконец, опустилось на подростка. Горячий чай, тишина, не давящая на голову, компания лучшей подруги — все это придавало умиротворение красок, отчего металисту невольно хотелось улыбаться. Тут в гостиной внезапно раздался скрежет дверного замка, и все спокойствие разом исчезло. Словно по взмаху волшебной палочки. От неожиданности и внезапно накатившей паники, Ларри чуть было не выронил из рук чашку. Черт. Черт. Черт. Почему Лиза не предупредила его, что приедет пораньше?! Вы только посмотрите на весь этот бардак! Раздался радостный женский голосок: — Медвежонок, я дома! — Медвежонок? — совсем тихо, еле сдерживая смех, повторила Сара. — Заткнись, — испуганно процедил сквозь зубы Ларри в ответ на смех подруги. Совсем, совсем не смешно! На кухню вошла женщина. Господи, они с Ларри действительно очень похожи! — У нас гос… Ларри! — шатенка тут же поставила кучу сумок на пол и подбежала к сыну. — Что с тобой? Весь помятый, бледный, а это… бинты? Я не понимаю, ты снова в драку влез или тебя каток переехал?! Мать была слишком обеспокоена за жизнь своего чада, из-за чего даже не успела представиться гостье. Впрочем, гостья была не против. Она с удовольствием наблюдала за «медведицей». С громким стуком поставив на стол чашку, парень замер, выслушивая обеспокоенные возгласы своей матери. — Я… да так, упал с домика на дереве, — судорожно ответил патлач, глупо улыбнувшись. — Мам… а почему ты приехала сегодня, а не завтра? — Упал? Как ты вообще насмерть не разбился? — цокнула Лиза, но заострять свое внимание на этом не стала. — А надо было тебя предупреждать? Тут его мама осмотрелась и вздохнула. — Видимо-таки надо было… У-у-у, позже кого-то ждет разбор взлетов и падений! Боже правый, когда же она поймет, что он уже вырос. Что он не ребенок, за которым нужен глаз да глаз. Что его больше не нужно кормить с ложечки и водить за ручку? Он вполне способен позаботиться о себе сам! А сейчас, когда Лиза дома, ему придется выслушивать все те бесконечные нотации, которые она навешивает ему на уши за абсолютно любой проступок. Упал с домика? Пф. Однажды она целый день отчитывала его за то, что он случайно вылил на себя перемешанную с акварелью воду после того, как всю ночь рисовал. «Вот видишь, у тебя же уже все из рук валится!». Женщина снова переключилась на гостью: — Дорогуша, прости, что так спонтанно, — она улыбнулась. — Меня зовут Лиза. Ты же сестра Шона? — А?.. Да-да. Кхм, Сара, — она слегка опешила. Ну да, точно, братец же уже разговаривал с мамой Ларри. — Очень приятно, Сара. Надеюсь, что вам с братом тут понравится. Сара улыбнулась и кивнула. Божечки, какая же добрая женщина! Так и не скажешь, что они с Ларри родственники. — Вы, ребята, весь день дома сидели? Я вам тут, случайно, не помешала? — двусмысленно спросила женщина. Воу-воу, дамочка, осторожнее на поворотах! От неожиданности Сара уставилась на нее, как бы говоря: «Помедленнее, мы же только познакомились!» Реакция Ларри была более резкой: — Мам, прекрати, — буркнул он и насупился. Джонсон раздраженно допил свой чай и поправил ворот футболки, дабы бинтов не было видно. Тут к нему пришло осознание, и металист аккуратно спросил: — А, Сал и Тодд, они тоже уже здесь? — М? Да, конечно, все изрядно вымотались за поездку, так что разошлись по квартирам. Лиза поставила пакеты на стол и начала что-то в них искать. — Кстати, Салли сказал, что хотел бы с тобой как можно поскорее увидеться. Видимо, есть что рассказать, поделиться впечатлениями, — женщина мягко улыбнулась. Ларри удивленно вскинул брови. Интересно, что такого хочет рассказать ему Сал? То, как они вместе с Моррисоном жгли муравьев с помощью лупы? Или же то, как родители заставили их бегать по утрам чертов кросс? А быть может, Фишер хочет выговориться насчет того, как сильно его достал Тодд? Да уж, с этим парнем пожить бок о бок несколько дней — настоящая пытка. Он задолбает кого угодно своим ужасным занудством. Насколько Джонсон помнил, Тодд никогда нормально не веселился вместе с ними. Вечно сидел в сторонке, читая книгу, либо же просто отмалчивался. А еще Тодд никогда не матерился. Сара вопросительно посмотрела на Ларри. Этих имен она ранее не слышала. Это его друзья? Судя по всему, да. Ха, надо же, Джонсон казался ей весьма одиноким и даже слегка замкнутым. С другой стороны, было бы глупо думать, что у него ВООБЩЕ нет друзей. — Только если ты сейчас пойдешь к нему, надень куртку, медвежонок, в коридоре прохладно, — с этими словами Лиза вышла из комнаты. Сара не выдержала и уткнулась лицом в стол, тихо смеясь. Джонсон безнадежно уставился на смеющуюся девушку, после чего устало вздохнул. Да уж, так он не был еще никогда опозорен.