Некромант Изумрудного города 3

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Волков Александр «Волшебник Изумрудного города», Баум Лаймен Фрэнк «Удивительный волшебник из страны Оз» (кроссовер)

Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Фэнтези, Экшн (action), Стёб, Пропущенная сцена
Размер:
Макси, 58 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Готическая версия "Урфин Джюс и его деревянные солдаты"

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
20 декабря 2018, 02:12
Глава 1

Представь, читатель, бескрайнюю пустыню, где стоит такая жара, что песок плавится в стекло. Ужасное, мёртвое место, куда даже демоны не рискнут соваться - их родное пекло куда уютнее.
Теперь представь неприступные горы. Выщербленные скалы, точно зубы доисторического чудовища, рвут в клочья неосторожные облака. Горы покрыты тысячелетними ледниками, в которых, как в исполинской кунсткамере, хранятся замороженные чудовища.
Среди гор таится небольшая долина. Здесь протекают несколько быстрых речек, забравших не одну неосторожную жизнь, а в лесах водятся доисторические чудовища. Здесь каждый шаг опасен, потому местные люди не очень-то любят путешествия.
И вот в таком-то неуютном месте притаился последний заповедник магии в нашем мире - Волшебная страна.
На юго-западе страны живут Жевуны - народ психопатов, у которых от смеха до слёз и от слёз до смеха - один шаг. Название они получили из-за дурацкой привычки постоянно что-то жевать. Причём, если верить рассказам выживших, плевок их крайне ядовит. Народ это опасный и непредсказуемый - именно из него вышли нынешний правитель Изумрудного города, Страшила, и знаменитый борец с чудовищами и нежитью Железный Дровосек, сам в итоге ставший нежитью. Народ, подаривший стране таких личностей, просто не может быть нормальным, не правда ли?
Народом этим долгие годы правила колдунья Гингема, последняя из клана Гильгейм, истреблённого за то, что пытался познать тайны жизни и смерти. Как и всякую власть, народ её ненавидел - как в любой стране любой эпохи. Хотя она была ничуть не хуже любого правителя.
Позже Гингему убили - причём ни кто иная, как подруга детства, волшебница Виллина. Но наша история начинается ещё в то время, когда Гингема была жива.

***

Среди жевунов - народа, как было сказано, довольно сомнительной адекватности - особенно ненормальным даже по местным меркам считался некто Урфин Джюс.
Почему, спросите вы? Дело в том, что Урфин с малых лет отличался странным характером: он с малых лет, вместо того, чтобы предаваться, как большинство вокруг, развлечениям и бесплотным рассуждениям о том, как было бы хорошо, если бы вместо Гингемы пришёл бы хороший правитель, который всех сделает богатыми и счастливыми - вместо этого Урфин с малых лет учился зарабатывать сам. Он не играл в мяч и в салки - он терпеливо выращивал овощи на огороде, которые потом продавал скупщикам на рынке. Его было не увидеть на праздниках и танцах - он считал такое занятие бесполезным и предпочитал мастерить что-то или читать. Читал он, кстати, тоже не сказки и приключения - а глотал техническую литературу и старательно перерисовывал чертежи.
Естественно, местные мальчишки его не любили, дразнили "заучкой" и чем-то там ещё, связанным с ботаникой. Поэтому Урфин сторонился шумных игр и так и не приобрёл друзей. Вскоре он пошёл учеником к местному столяру - сам, в то время как его сверстники гоняли мяч, а родители драли их за уши, чтобы заставить учиться хоть чему-то.
К удивлению столяра, Урфин очень быстро освоил нехитрую науку - скоро мастер стал ему не нужен. И он потребовал себе лицензию на самостоятельную работу - в то время как прочие ученики, даже сын столяра - ещё только осваивали азы.
- И чем же ты хочешь заниматься? - сердито спросил мастер (он недолюбливал Джюса из-за его талантливости).
- Стану гробовщиком.
- Почему?
- За это хорошо платят. И спрос стабильный.
Мастер подписал лицензию и сердито отправил ученика куда глаза глядят. И, раздражённый, весь вечер кричал на учеников за малейшую провинность.
Джюсу тогда едва исполнилось четырнадцать.
Куда идти? Мальчик думал недолго. Взвесив все "за" и "против", он отправился к Гингеме.
Старуха жила в пещере. Там же находилась и её лаборатория. Равнодушная к удобствам, она не стала делать себе дорогого дворца и обносить его неприступной стеной. О чём тут говорить - даже самый бедный из её подданных жил намного богаче её самой.
Поняв это, Урфин невольно зауважал колдунью.
- Что тебе? - спросила Гингема. Она таращилась подслеповатыми глазами на банку с пауком и что-то зарисовывала в блокнот.
- Я Урфин Джюс, начинающий гробовщик, - сказал Урфин. Гингема задумчиво посмотрела на него.
- В твоём возрасте? Уже имеешь профессию?
- Я самостоятельный.
Колдунья одобрительно хмыкнула.
- Руками работать умеешь... Мне нужен помощник. И ученик.
- Я согласен.
- А не боишься старой ведьмы? Обо мне знаешь, что рассказывают?
- Знаю. Что вы искусная целительница: даже мёртвого поднимите со смертного одра. Что вы знаете тайны природы, растений, животных...
- Думаю, всё же ГОВОРЯТ обо мне другое...
- За них говорят их страхи. А я говорю то, что важно для меня.
Гингема внимательно посмотрела на мальчика.
- Интересно... Может, ты знаешь, откуда эти слухи?
- Наверное, из-за ваших указаний. Вы велели снарядить отряды для ловли пауков...
- Верно. В научных целях. А они наверняка подумали, что я их ем?
- А ещё - лягушек...
- Подумаешь! Они-то сами пробовали, какая это вкуснятина - лягушачьи лапки?
Урфина передёрнуло. Колдунья рассмеялась:
- Я многому научу тебя, друг мой! Мы хоть и конкуренты - тебе выгодно, чтобы как можно больше людей отправлялись в землю в твоих гробах, а я, наоборот, ищу пути, как этого избежать - но я вижу в твоих глазах жажду знаний и открытий. Нынче такое редко увидишь...
- Спасибо вам! Вы первый человек, который относится ко мне по-доброму.
- Не думай, что это продлится, если будешь бездельничать!.. Что ж, теперь принимайся за работу. Видишь этого паука? Пауки, между прочим - самое распространённое семейство в мире, до сих пор открывают до сотни новых видов в день... Зарисуй его хорошенько, потом приходи на ужин.
Вот так Джюс прожил два года. Гингема учила его всему, что знала. Парень впитывал знания, как губка. И скоро знал даже то, что обычным смертным знать не положено.

***

Джюс спокойно воспринял новость о том, что мёртвых можно оживлять. Делиться этим открытием с окружающими он, понятное дело, не спешил - тогда бы его бизнес гробовщика оказался бы под угрозой. Кроме того, правитель Изумрудного города, великий Гудвинус, запретил некромантию, а слава истребителя нежити Стального Головосека гремела повсюду.
Джюс и сам не раз прибегал к некромантии - например, он поднимал из могил работников, чтобы построить себе дом. Самому ему избу, понятное дело, было не сложить. Работники были очень удобны - не требовали оплаты, а после работы шли на кладбище и закапывали друг друга в могилы по очереди, а последнему Урфин устроил подобие склепа с механизмом запирания изнутри.
На крышу своей избы Джюс посадил чучело орла, в глаза которому вставил добытые с огромным трудом заколдованные изумруды - Великий Гудвинус использовал такие, чтобы наблюдать за подданными. У Джюса было небольшое кольцо, а дома - зеркало, куда выводилось изображение с изумрудов в глазах чучела. Само чучело тоже было непростым - Джюс мог заставить его летать, управляя им на расстоянии.
- К чему тебе такие сложности? - спросила как-то Гингема.
- Чтобы видеть, кто подходит к дому. Вдруг Стальной Головосек придёт сюда?
Гингема рассмеялась:
- Пусть приходит, у нас есть чем его встретить!.. Не Головосека надо боятся, он всего лишь человек. Стальным его кличут из-за привычки никогда не снимать доспехи - у него масса врагов, даже спать приходится в кирасе... Может показаться, что я хвастаюсь, но я - непобедима.
- Если это так, то к чему вы копите силу? Я же вижу! Вы готовитесь к чему-то?
- Хочешь мира, друг мой - готовься к войне...
Урфина такое объяснение не удовлетворило. Но Гингема больше не говорила ничего.
На следующий день она вызвала ученика.
- Мне нужна твоя помощь.
- Что нужно сделать?
- Подними столько работников, сколько сможешь.
- А вы, значит, не хотите впустую тратить силу?
- Выполняй!
Урфин хмыкнул, но подчинился. Вскоре добрая половина кладбища стояла за ним, таращась пустыми глазницами.
Гингема показала несколько десятков громадных чёрных камней. Джюс кивнул.
- Это те самые, в которых вы копили силу?
- Да. Они будут работать и тысячу лет после моей смерти.
- Что они будут делать?
- Притягивать всё живое. И никогда не отпускать больше.
- Где их нужно поставить?
- В пустыне.
- Что? Но там и так нет ничего живого...
- Вот и хорошо. Чтобы и не было.
Урфин покачал головой - ему всё чаще казалось, что колдунья сходит с ума. Он скомандовал армии мертвецов, и те подняли камень. Гингема - она была в серебряных туфельках, Урфин хорошо знал их силу - стукнула каблуками, и все они мигом перенеслись куда-то посреди пустыни.
Сейчас, на рассвете, здесь ещё не было так жарко, как днём. Но Гингема торопила своих мёртвых подчинённых, а те равнодушно хлопали мёртвыми глазами и выполняли приказы. Потом Гингема переместила всех обратно, велела взять второй камень, и переместила в другую часть пустыни. До начала жары они установили все камни.
- Теперь в Волшебную страну не попадут люди из Внешнего мира, - удовлетворённо сказала Гингема.
- Кого вы опасаетесь? - спросил Урфин. Мёртвая армия пошла в который раз хоронить себя.
- Ты знаешь, кто такие инквизиторы?
- Вы рассказывали... они вроде Стального Головосека?
- Не совсем. Головосек убивает только нежить. А инквизиторы - тех, кто её создаёт.
- Вы говорили, что вместе с Виллиной убегали от инквизиторов...
- Да. Они уничтожили весь мой клан. Всех, от мала до велика...
- Так вы хотите им отомстить? Поэтому копите силу?
Гингема вздохнула и проворчала:
- Джюс, ты ещё совсем юн, и многого не знаешь! Ты не представляешь, кто на самом деле правит Внешними странами. Не знаешь, какие злодеяния они будут творить... Какие войны развяжут, сколько народу погибнет...
- Может, мне отправиться туда? Я озолочусь на профессии гробовщика!
- Вечно твои шутки... Нет, Урфин. Я всё чаще думаю, что люди - ошибка эволюции. Что пусть лучше всё начнётся снова, с животных и растений...
- Что вы такое говорите?
- Ну хорошо, не уничтожить... их нужно запугать, так, чтобы тебя считали едва ли не богом. Чтобы шли за тобой.
- Мои мертвецы и так пойдут за мною куда угодно!
- Мертвецов заставить легко... куда сложнее заставить живых. Те, кто там правят - знают, как это сделать. А ты пока нет. Так что рано тебе во Внешний мир.
Урфин сжал зубы. Как и все юноши 16-17 лет, он был твёрдо уверен, что знает всё, всё понимает и ко всему готов. Намёк на возраст он воспринял болезненно.
- Вы говорили, что хорошему некроманту бояться нечего!
- Даже я боюсь, Урфин. Сказать чего? Я боюсь девочки, маленькой девочки. Мне была предсказана смерть от неё.
- Что? Девочки?
- Да. Из внешнего мира. Давным-давно мы с Виллиной занимались гаданиями... Она, наверное, уже и не помнит этого, но я к таким вещам отношусь серьёзно. Мне предсказана смерть от девочки из Внешнего мира.
- Что это за Внешний мир, если даже маленькие девочки там так опасны?
Гингема усмехнулась и не стала отвечать.
А Урфин отправился домой в раздумьях. Рассеянный, он даже не стал смотреть в кольцо или зеркало, чтобы узнать, не подходил ли кто к его дому. И, как оказалось, напрасно.
Потому что, едва он лёг спать, раздался громкий стук в дверь.

Глава 2

Урфина точно подбросило на кровати.
"Это Стальной Головосек! Он пришёл за мною!"
Джюс заметался по избе, схватился за топор.
"Бесполезно... Он управляется с оружием лучше меня. Вот почему так: надеешься, что всё самое худшее произойдёт потом, когда будешь готов... а оно происходит в самый неподходящий момент?! Например, прямо сейчас!"
Он осмотрелся. В окно? Но там прочные решётки - сам же вставил, не поленился... В подпол? Оттуда на улицу всё равно не выберешься. На чердак? Но выход на крышу Джюс, как нарочно, собирался сделать лишь в следующем году.
Запоздало посмотрел на зеркало - но над крыльцом был сделанный Урфином навес, поэтому разглядеть, кто же стучал в дверь, было невозможно.
"Вот же... проклятье! И ни одного мёртвого стражника себе не сделал! Надо, что ли, чучело медведя оживить - пусть вход стережёт..."
Стук повторился. Более того - явственно донёсся строгий голос: "Открывайте именем Пурпурного сердца!"
"Плохо... - подумал Урфин. - Пурпурное сердце, орден, дающий право действовать от имени Гудвинуса, наверняка означает, что пришёл Головосек... Что ж, не буду подавать вида. В конце концов, какие у него доказательства, что я некромант? Только чучело орла на крыше, но его я, хвала богам, сегодня не оживлял..."
- Кто пожаловал во мраке ночи? - спросил он строго, открывая дверь. Ну... как строго... Наверное, таким голосом говорил бы напуганный заяц.
На крыльце стоял старый знакомый Джюса - деревенский кузнец. Джюс регулярно покупал у него гвозди и чинил инструменты.
- Открывай, юный некромантишка, именем закона! - хихикнул кузнец, держа на цепочке орден Пурпурного сердца. - Что, дрожишь весь? Ха-ха!
- Откуда он у вас? - не поверил Джюс. Кузнец покачал головой.
- Не поверишь... Я к тебе за помощью.
- Помощь? Кому-то нужен свежий гроб?
- Тебе всё бы шутки шутить...
- Тогда какую помощь я ещё могу оказать?
- Брось. Все знают, что ты - некромант.
- Слухи. Не более.
- Ну конечно! А кто тогда чучело оживил у старого психа Хилли Билли? Которое его потом убило?
Джюс поморщился. Действительно, год или около того назад он оживил труп поденщика, убитого местным фермером. Фермер сделал из поденщика чучело и повесил у себя на поле, дабы отгонять ворон. Но Джюс узнал его - он как-то пересекался с этим парнем, любителем выпить и развлечься, но любознательным и толковым, любителем порассуждать обо всём на свете. Парень был одним из немногих, кто относился к Джюсу без неприязни.
А вот старый псих Билли откровенно ненавидел Джюса, в детстве Урфин натерпелся от него побоев. Билли все боялись, поэтому урезонить его так никто и не сумел.
И Урфин, поняв, в чём дело, а заодно желая попрактиковаться, оживил чучело поденщика. И очень скоро по деревне пошёл слух, что старый фермер и его слуги куда-то загадочным образом пропали, а в доме был разгром, будто пьяные солдаты развлекались... В доме заколотили двери и окна, а поле, где по-прежнему торчало чучело поденщика, обходили десятой дорогой: по слухам, ночью чучело самостоятельно слезало с кола и убивало неосторожных путников.
Подозрения сразу упали на Джюса, но доказательств не было, а страх перед молодым, вечно нахмуренным гробовщиком и его покровительницей Гингемой был весьма велик. Так что юношу трогать не стали.
Сам же Урфин виноватым себя не считал. "Я лично никого не убивал и не убиваю, - рассуждал он. - А что вытворяет оживлённое мною чучело... причём тут я?"
- Вот именно помощь некроманта мне сейчас и нужна, - сказал кузнец.
- Кого-то нужно оживить? Не будет как в прошлый раз, когда вы создали железную руку для рыцаря, я - оживил, а она возьми да и начни душить всех подряд...
- Нет-нет, на этот раз всё серьёзнее.
Вздохнув, Джюс надел плащ и отправился за кузнецом.

***

На громадной наковальне лежали доспехи. Так показалось Джюсу. Но когда они подошли ближе, он увидел внутри остатки человеческого тела.
Впрочем, остатками ЭТО назвать было трудно.
Урфин повидал всякого. Но даже его затошнило.
- Это... что... с ним было? - спросил он. Кузнец пожал плечами:
- Укус гигантского паука. Ты в курсе, как действует паучий яд?
Джюс кивнул.
- Конечно! Паук впрыскивает свой желудочный сок в жертву, тот разъедает все органы, превращая внутренности в жидкий студень. А потом паук всё это выпивает...
Он замолчал и ещё раз посмотрел на доспехи и то, что было в них. Вернее, вытекало из них.
- Он долго умирал... В страшных муках. Пожалуй, только доспехи и остались более-менее твёрдыми в его теле.
Урфин покачал головой.
- Мне жаль его. Интересно, где он встретил настолько большого паука?..
- Я хочу, чтобы ты оживил его.
- Здесь оживлять нечего!
- Хотя бы доспехи. Это возможно?
Урфин задумался.
- Пожалуй... Он умер в доспехах, а значит, можно вселить в них его душу. Но зачем...
- Ты знаешь, кто это?
- Кто?
Фермер поднял руку с Пурпурным сердцем.
- Это Стальной Головосек!

***

Джюс и сам не знал, что заставило его согласиться. То ли щедрая плата, предложенная кузнецом, то ли соображение о том, что Стальной Головосек будет у него в долгу и не станет на него охотиться. Иметь должником столь влиятельного человека не помешает.
А может, дело было в другом. У кузнеца была дочь - единственная девушка, которая когда-либо обратила внимание на Джюса. Во всяком случае, была с ним вежлива и доброжелательна. Урфин всю жизнь сторонился девушек - они лишь насмехались над ним, предпочитая парней покрепче. Девушка не была красавицей - кузнец с детства приучал её к работе в кузнице, так как мечтал о сыне-помощнике - но была весьма милой. Так, во всяком случае, казалось Урфину. Несколько раз он робко разговаривал с нею и мечтал когда-нибудь набраться смелости и обнять, а может, даже поцеловать, что для него самого было едва ли не пределом эротических фантазий...
А потом девушка умерла. Неожиданно схватило сердце. Урфин узнал об этом слишком поздно, когда она уже давным-давно покоилась в земле. Несчастный случай, говорили все, ведь известно, что у подростков сердце слабое, может остановиться даже во время бега, а отец её ещё и тяжело работать заставлял...
И только Урфин был полон подозрений. Как-то Гингема проговорилась, что знает чары для остановки сердца. Что-то там связанное с чёрной тетрадкой и знанием лица жертвы... Колдунья не одобряла увлечения Урфина - по её мнению, думать о девушках ему было рано, для начала пусть освоит все тайны нелёгкой магической науки. Урфин пытался выяснить, не причастна ли его наставница к скоропостижной смерти девочки, но Гингема на все намёки упрямо отвечала отказом. Когда же Урфин потребовал чёрную тетрадь, чтобы посмотреть, чьи имена там записаны, то колдунья призналась, что тетрадку у неё украл какой-то крылатый демон, вроде тех, которые служат Бастинде.
Втайне от наставницы Урфин обыскал её жилище, но следов загадочной тетради так и не нашёл. В итоге он так и не выяснил, виновна ли Гингема в смерти бедной девочки или нет. Конфликт с колдуньей затих сам собой, хотя прежнего доверия у них больше не было.
И, быть может, поэтому Джюс принял решение оживить доспехи, пока в них ещё хоть что-то оставалось от великого героя Стального Головосека...
Джюс начертал остатками его крови каббалистический символ внутри шлема. Кузнец приладил на места руки и ноги доспехов при помощи сложного механизма. Это было страстью кузнеца - всевозможные механические устройства, которые поражали даже Урфина.
Доспехи дёрнулись. Кузнец поёжился - точно так же, как обычно вздрагивал Урфин, видя его искусные механические игрушки.
- Где... я... - простонало где-то внутри доспехов.
- Как он говорит? - спросил Джюс. Кузнец покачал головой:
- Это секрет. Могут же у меня быть профессиональные тайны?
- Кто вы такие? - спросили доспехи. Стальной Головосек медленно сел, опустил ноги на пол. Его движения были неуверенны, но сильны.
- Вы в моей кузнице, - сказал кузнец. - У вас были оторваны руки и ноги, а тело... кхм... в общем, мы спасли вас.
- От смерти? Как? - спросил Головосек.
- Нет... не от смерти, - тихо сказал Джюс. - Вы были мертвы.
- Что?! Так я что теперь... нежить?! - воскликнул Головосек. Он вскочил, попытался снять доспехи, но они были прочно соединены кузнецом.
- Пожалуйста, не пытайтесь снять доспехи, - сказал кузнец. - Хотя бы потому, что вы сейчас и есть эти доспехи!
- Тогда как я...
- Я с удовольствием покажу вам чертежи...
- Не надо. Боги, я же должен бороться с нежитью!
- Да! Я всегда восхищался вашими подвигами! - сказал кузнец. - Можно сказать, я ваш почитатель, поэтому принял решение вам помочь. И торжественно возвращаю вам ваше Пурпурное сердце...
Он протянул Головосеку орден. Тот неуверенно взял его.
- Но я теперь сам - нежить! Как мне бороться с самим собой?
Он надел орден на шею - карманов в доспехах, конечно же, не было.
- Но как вы меня оживили?.. Хотя... я не хочу знать. Я немедленно отправляюсь к моему начальнику, Гудвинусу Великому, и буду ждать от него дальнейших указаний.
Он направился к двери. Кузнец бросился за ним.
- Погодите! Вы бы не могли расписаться на моей наковальне?..
- Потом.
Он открыл дверь. Урфин спросил:
- А зачем вы были здесь? Кто вас так?..
- Теперь уже это не важно. Я пришёл арестовать Гингему за занятия некромантией и хранение запрещённых некромантических артефактов. А она наслала на меня полчища гигантских пауков...
- Да, это в её стиле, - пробормотал Джюс. - А не желаете ли спросить, кому вы обязаны воскрешением?
Головосек резко повернулся и взял его за горло.
- Нет, не желаю. Потому что это - не жизнь. И кстати, юноша, если у тебя есть запрещённое некромантическое оборудование - сдай его немедленно. По указанию Гудвинуса, за хранение или самостоятельно изготовление таких артефактов - от трёх до семи с конфискацией и запретом занимать определённые должности...
- П... п... пусти!.. - задыхаясь, выдавил Джюс. - Нет у меня ничего... только руки... Но их-то иметь не запрещено?..
- Гм, - проговорил Головосек, отпуская Джюса. - Насчёт рук уточню. В случае с некромантами они наверняка считаются запрещёнными инструментами и подлежат изъятию... Но сейчас я не уверен, что имею право действовать от лица закона.
Он вышел и отправился в ночь. Джюс, потирая горло, пробормотал:
- Вот тебе и благодарность...
- Ничего, такому - можно, - проговорил кузнец. - Мне самому не верится, что сам Стальной Головосек был у меня в кузнице!.. Что ж, спасибо тебе. Буду у тебя в долгу. Можешь год брать гвозди бесплатно. Это в дополнение к обещанной оплате.
Урфин вернулся к себе. Он прикидывал, как рассказать о случившемся Гингеме - вряд ли она одобрит подобную трату силы, и в то же время наверняка похвалит за отличное воскрешение доспехов - в среде некромантов это считается одним из высших проявлений мастерства. Пожалуй, через год уже можно будет сдать экзамен и получить разрешение на самостоятельную некромантическую практику. А уж тогда... Урфин оглянулся в темноте, точно боясь, что кто-то подслушает его мысли. Тогда он мог бы полноправно исполнить свою мечту, которая не давала ему покоя вот уже который месяц...
Но через год Гингемы уже не было в живых.

Глава 3

Урфин знал, что его наставница готовится применить накопленную силу. Но не знал, когда это случится. Возможно, поэтому его не было рядом в тот день. Джюс был в соседнем селе, выгодно продав дюжину гробов, и радовался сделке, как ребёнок. Впрочем, он и был ещё ребёнком - в свои семнадцать лет он не мог похвастать ни ростом, ни статностью, хотя руки были сильными и жилистыми.
- Привыкли руки к топорам... тарам-там-там, тарам-там-там... - тихонько напевал Урфин, сидя в таверне и ожидая жаркое, коим славился местный повар.
Впоследствии Джюс думал, что должен был предчувствовать, предвидеть, заметить зловещие предзнаменования... напрасно. Урфин не мог похвастаться интуицией. В тот злопамятный час он спокойно сидел за столом, мысленно подгоняя нерасторопного трактирщика, и решал: а не набраться ли смелости и не заказать ли к жаркому стаканчик-другой вина?.. «В этой шляпе и с длинными волосами я сойду за 18-летнего!.. А значит, могу себе позволить!.. И не как в прошлый раз, когда я поднял старого Сэма из могилы, чтобы тот купил мне выпивку... такой переполох поднялся, когда он вошёл...»
Джюс набрался было смелости потребовать вина, когда на дворе потемнело, поднялся ветер. Урфин удивлённо поднялся и подошёл к окну. Небо затягивали тучи.
"Только что ж ясно было... Ох уж эти грозы в Волшебной стране, всегда наступают внезапно! Ничего, пережду здесь, а потом отправлюсь домой".
К нему подошёл трактирщик.
- Простите, юноша, жаркое скоро будет готово... а не желаете ли кое-чего ещё?
Урфин обрадовался: "Вот так удача! Он сам предложит вина!"
- Что именно вы можете предложить?
- Я имею в виду, - трактирщик оглянулся, но посетителей не было, - волшебный порошок.
- Порошок?
- Ну да! Недавно во время бури невесть откуда занесло семена, и выросли такие особенные растения... гм...
- И что это за растения?
- Скажем так: если из их листьев приготовить некое вещество, то оно сможет сделать вас очень счастливым!..
- Да ну? И кто это заметил?
- Местный старейшина, Прем Кокус. Он назвал растения «кока», наверное, в честь себя, и стал это растение массово выращивать. Если жевать листья коки, то придают сил, улучшают настроение... а потом он догадался делать из них порошок. Его нужно вдыхать, и... можно сказать, почувствовать себя подлинно живым!
- Ага. Оживительный порошок, значит, - усмехнулся Джюс. - И многие уже выращивают эту... коку?
- Многие. Кокус тайно торгует семенами коки, очень ходовой товар, думаем и в другие деревни сбывать... Прем говорит, что тогда можно было бы вообще перестать выращивать пшеницу, пусть другие выращивают, а заняться исключительно кокой...
- Как интересно... Я возьму, пожалуй, - сказал Урфин. - Сколько с меня?
- О, такому юному господину? В первый раз - бесплатно!
Спрятав порошок, Джюс кивнул за окно.
- Как считаете, надолго эта буря?
- Даже не знаю! У меня всегда плечо к бурям ныло, но в этот раз налетело неожиданно! Да ещё и силы небывалой!.. У нас под таверной есть "ураганный погреб", можно спуститься туда, а то мало ли, такой ветер и стены повалить может... или даже всю таверну приподнять и перенести куда-нибудь.
- Правда?
- Абсолютная! У меня это уже третья таверна, две так и унесло куда-то... Эх, придёт ли время, когда люди перестанут от разных ураганов в подвалы прятаться?..
- Как бы даже от градов прятаться не пришлось... - рассеянно ответил Урфин. Какая-то мысль не давала ему покоя. - Или от смерчей... от них, впрочем, в подвале особо не спрячешься...
Мысль наконец-то обрела форму. Урфин вздрогнул, забыв о жарком:
- Говорите, буря началась неожиданно?
- Ну да.
- Как будто по волшебству?
- Точно.
- И невиданной силы?
- Ага. А что вы...
Вместо ответа Джюс кинулся на улицу.
"Наставница... она специально дождалась, когда меня не будет рядом, чтобы я не остановил её..."
Урфин бросился бежать сквозь дождь и ураган. Вокруг ревело и выло, где-то зарождались смерчи, в воздухе летели камни и ветви с деревьев... Джюса сносило порывами ветра, но ураган его почему-то не трогал. Это снова убедило его, что ураган волшебный, причём магия, несомненно, Гингемы.
"Вот зачем вам было столько силы, наставница... Вы всю жизнь мечтали отомстить за свой клан..."
Джюс бежал несколько миль, пока, задыхаясь, не упал на мокрую траву. Отдышавшись, он снова вскочил на ноги. К его изумлению, ураган стал стихать - так же неожиданно, как начался.
"Гигнема изменила решение? Не может быть!.. Тогда... что случилось?"
Наконец, он подбежал к родной Когиде. Но, к своему изумлению, недалеко от пещеры Гингемы стоял старый и изрядно покорёженный фургон.
Джюс затаился за кустарником и стал смотреть. К фургону, чем-то похожему на гроб, подобрался кто-то из местных жителей - Урфин не видел из-за спины - но едва крышка над фургоном открылась (он лежал на боку, и дверь теперь открывалась вверх), как этот местный с ужасом закричал: "Из этого огромного гроба лезет мертвец!" и с ужасом кинулся прочь.
"Мертвец? Из гроба? По-моему, у бедолаги рассудок помутился..."
Джюс подошёл ближе. Действительно, кто-то осторожно вылезал из фургона, вот только смотрел Урфин не туда. Он не мог оторвать взгляд от двух окровавленных ног, торчащих из-под тяжёлого фургона.
- Неужели это...
Серебряные туфельки на ногах не оставляли сомнений. Джюс схватился за голову и упал на колени. Он не мог поверить в смерть наставницы.
А из фургона вылезла маленькая мёртвая девочка с окровавленной головой и спутанными волосами. Урфин наблюдал, как к ней подошла... Виллина, повелительница Жёлтой страны. И стала о чём-то беседовать.
"Вот кто виновен в смерти моей наставницы?!"
Ослепший от ярости, Джюс едва не бросился на девочку и волшебницу, но одумался: кладбище далеко, призванные на помощь мертвецы придут не скоро, а сам он для опытной волшебницы Виллины - не соперник. Вопреки страхам местных жителей, Урфин почти не знал боевых заклинаний, предпочитая изучать те, что могут помочь в работе.
Поэтому он затаился и стал слушать диалог девочки и колдуньи. Было очевидно, что Виллина не решается сказать девочке - её имя он так и не расслышал - о том, что она мертва. Зато она отправила её в Изумрудный город - в путешествие, на которое едва ли отважился бы и сам Урфин. Потом Виллина подошла к раздавленному трупу Гингемы и подвела девочку. Указав на окровавленные ноги, волшебница деловито сняла с них обувь и велела мёртвой девочке надеть их.
Начинало темнеть. Девочка вместе с небольшой чёрной собакой отправилась прочь, по дороге из чёрного кирпича (как сказала Виллина, когда-то он был жёлтым, но на него так часто лилась кровь, что он давно почернел). Джюс недобро усмехнулся: дорога проходит мимо поля с оживлённым им чучелом, так что далеко девочка не уйдёт... Впрочем, она уже и так мертва, чучело лишь закончит начатое.
А сам он потом отправится к чучелу и заберёт у него серебряные башмачки, которые останутся от девочки. После чего соберёт армию мертвецов, переместится в Жёлтую страну и очень-очень серьёзно поговорит с Виллиной...
Джюс вышел из своего укрытия и посмотрел вслед ушедшей девочке.
- Она пошла в Изумрудный город... Виллина ей ничего не сказала, но... очевидно же, что она не дойдёт! - проговорил Урфин. «Она сгниёт раньше, чем достигнет Изумрудного города... Хотя, пожалуй, Серебряные туфельки могут защитить её от гниения, и она просто высохнет, как мумия».
Он повернулся к лежащей под домиком раздавленной колдунье.
- Наставница... Я отомщу за вашу смерть! Я помню, как вы дали мне приют, как научили всему, что я знаю, как обучили превращать мёртвое в живое и наоборот... Я бы воскресил вас, но, увы, дом превратил вас в кровавое месиво, и в таком виде существовать для вас будет не в радость... Придётся оставить всё, как есть.
Он сжал кулаки и снова посмотрел вслед девочке. Его силуэт грозно вырисовывался на фоне темнеющего неба, обагрённого последними лучами заката.
- Пока на ней башмачки, я ничего не смогу ей сделать... Но я знаю, что мне делать. Я создам сильнейшую в долине армию, и с нею захвачу Изумрудный город! И выполню то, о чём мечтала Гингема!.. Я отомщу за неё, моего учителя!
«А потом уже отправлюсь в Жёлтую страну. Имея ресурсы Изумрудного города, я сумею победить в длительной войне. А эта девочка... даже не понимает, какой ценностью обладает. Туфельки защитят её от колдовства, в том числе и моего - ведь они принадлежали Гингеме...»
И ещё кое-что не давало ему покоя. Виллина... говорила с девочкой как-то странно. Как будто побаивалась её. Но убитого горем Джюса это сейчас не заботило.
«Гингема знала, что её убьёт маленькая девочка... но ничего не смогла поделать со своей судьбой...»
Урфин полез в карман, достал порошок, данный ему трактирщиком.
«Я убит горем и не могу нормально соображать... Попробуем, что это. Может, оно мне и в самом деле поможет справиться с горем? А потом отправлюсь за девочкой».
Добравшись до своего дома, Урфин сел за стол, насыпал из порошка дорожку.
«Как там говорил трактирщик? Вдыхать?..»
Он зажал одну ноздрю, и...
И скоро забыл обо всём.

***

Наутро Джюс наконец-то пришёл в себя. Вскочив, он стал метаться по избе.
"Да, этот порошок... порошок... Заставляет забыть обо всём. и вправду - оживительный! Надо бы раздобыть ещё..."
Он резко остановился посреди комнаты.
"Погоди... нет. Если я поддамся соблазну навсегда уйти от боли и страданий, я... никогда не отомщу за Гингему и никогда не выполню то, о чём она мечтала... Проклятый дьявольский порошок! Ты слишком большое искушение... Слишком лёгкий путь от всех проблем. И я никогда не стану его больше пробовать. И другим не дам".
Он схватился за топор, вышел во двор... и в этот миг к нему из кустов выскочил медведь.
- Приве-ет!

Глава 4

Урфин считал себя смелым и хладнокровным человеком. Но когда на тебя идёт медведь, трудно сохранять хладнокровие.
Тем не менее, Джюс даже набрался отваги и ударил зверя топором. Топор прошёл сквозь медведя, точно тот был из воды, лишь слегка помяв шкуру, и вылетел из рук Урфина, чуть не поранив ногу.
Только потом Джюс растерянно сел на землю и, раскрыв рот, напугано уставился на зверя.
А тот поднял когтистые лапы вверх и снова воскликнул:
- Привееет, хозяяяяин!
После этого рот Урфина раскрылся ещё больше.
- Ты кто? - наконец выдавил Джюс.
- Как - кто?.. Хозяин! Ты же воскресил меня давеча! Чтобы я охранял твой дом!
Урфин замотал головой.
- Погоди... ты шкура? Медвежья шкура, которая лежала у меня на печи? Из которой я собирался сделать чуч... - он замялся.
- Я не помню, где я лежал, - ответил медведь. - Я помню, как попал в капкан, как из леса вышел егерь... дальше вспышка и ничего не помню. А потом я очнулся перед тобой, хозяин, ты сказал, что воскресил меня, чтобы я охранял твой дом, и ушёл в избу. Сказал, что сейчас принесёшь шапку-ушанку, водку и балалайку, и что-то бормотал про стереотипы... Но из избы так и не вышел.
- Точно. Как я не догадался! Вот почему топор прошёл сквозь тебя! Он просто не встретил сопротивления... Проклятый порошок! Ничего не помню!
- Но... хозяин, ты ошибся, видать, меня оживляя? И теперь убьёшь меня обратно?
- Хм... да кто теперь знает, как тебя вообще убить... Не сжигать же, ей-богу. Погоди, я... что-то ещё делал? Ну, после того, как оживил тебя?
- Ты не помнишь, хозяин?
- Хм... нет. Так что?
- Ну... мне было видно в окно, и слышно... Ты бегал по комнате и кричал, что за тобою гоняются какие-то ожившие рога...
- Рога? Как они могут гоняться, у них же ног нет!
- Я тоже удивился, хозяин. Но ты и вправду таскал за собою снятые со стены оленьи рога, наверное, твоя нога запуталась в них, или верёвка...
- Да уж... ясно. Значит, рога. И где они сейчас?
- Ты выкинул их из дома с криком: "Катитесь обратно в лес!"
- И они...
- Валяются там же, куда ты их выбросил, хозяин.
- Ага. Ясно. Что ж... больше я ничего не делал?
- Ну...
- Говори!
- Ты разговаривал с чучелом совы. Причём, если верить твоим фразам, оно очень обижалось, когда ты не произносил его имя полностью!
- Отлично... ну хоть его-то я не оживлял?
- Вроде нет, хозяин, ты и так думал, что оно живое.
- Что ж... больше я ничего такого не делал? Не оживлял, не говорил, не колдовал?..
- Вроде нет, хозяин. Правда, ты ещё рыдал и сокрушался о какой-то девочке, которая умерла, и обещал воскресить её...
- Нет-нет! Об этом молчи!.. Больше ничего, значит?
- Больше ничего.
- Хвала богам. Значит, всё более-менее в порядке. Можно успокоиться.
- Получается, я тоже могу выходить?.. - раздался тихий голос позади Джюса.

***

Урфин медленно повернулся.
"Значит, это ещё не всё. Я ещё кого-то оживил..." Едва преодолев соблазн швырнуть назад какое-нибудь из боевых заклинаний, дабы вообще не знать, кого ж его угораздило оживить, Джюс всё же медленно повернулся и обречённо сказал:
- Выходи.
Из-за двери вышел небольших размеров... гном. Крохотный, ростом с ребёнка, довольно-таки уродливый карлик в шутовском наряде и колпаке.
- Ты кто? - удивился Урфин.
- Меня зовут Эот Линг.
- Я что, тоже тебя оживил?
- Нет, что вы, уважаемый некромант. Я пришёл сам, но вы были... в невменяемом состоянии. И я решил подождать.
- Хм... ясно. Зачем ты пришёл, Эот?
- Об этом я не буду говорить, пока не узнаю, можно ли вам верить.
Урфин сложил руки на груди.
- А я что, даю повод для сомнений?
- Как сказать... вчера вы назвали меня "украшением для лужайки" и велели убираться.
- Хм... Ну, я был не в себе...
- Вот и сейчас я не уверен, что вы снова не станете "не в себе".
- Эот, ты не понимаешь. Это всё порошок...
- То есть, уважаемый некромант хочет сказать, что порошок ему скормили насильно?
- Нет, что ты. Я из любопытства...
- Первую дозу все пробуют из любопытства.
- Но у меня больше нет порошка!
- Вам рассказать, что бывает, когда у любителей порошка он заканчивается?..
Джюс покачал головой.
- Ладно. Допустим. Значит, тебе нужна помощь, но какая - ты пока не скажешь. Тогда как мне тебе помочь?
- Пока что - никак. Я умею ждать. Наш народ ждал долго - подождёт ещё.
- Чего?
- Я пока что понаблюдаю за вами.
- Ещё чего! Я просто выгоню тебя, и всё.
- Наш народ умеет быть незаметным. Поэтому, уважаемый некромант, выбор для вас в том, буду ли я наблюдать за вами явно или скрытно.
Джюс сжал кулаки.
- Знаешь что, я...
Он готов был применить одно из известных ему заклинаний - астральное лезвие, действующее по принципу топора и здорово помогающее в работе - но гнома... не было. Он просто исчез.
- Эй, медведь! Куда подевался Эот Линг?
- Не знаю, хозяин. Он исчез, я и моргнуть не успел.
- Но он где-то здесь... или он привиделся мне, а?
- Я не привиделся, - раздался голос позади. - Я просто показал, на что способен. Так что, мне оставаться заметным для вас, уважаемый некромант, или быть незаметным?
Джюс поёжился. "Быть постоянно под чьим-то наблюдением, не зная, где этот "кто-то"? Так и с ума сойти недолго!"
- Нет уж, яви свой лик, котяра ты чеширский. И не исчезай больше так внезапно.
- Хорошо, уважаемый...
- И не называй меня некромант, никогда не любил этого слова. Меня зовут Джюс, Урфин Джюс.
- Хорошо, Джюс, Урфин Джюс.
- Просто Урфин, хорошо?
- Хорошо, Урфин.
- Итак. Значит, ты будешь присматривать за мною... вот уж не было бы счастья... Пока я не выполню... что?
- Я сам скажу, когда придёт время, Урфин.
- Это испытание?
- Можно и так сказать.
- И что я получу взамен?
- То, о чём мечтаете. То, что вам по-настоящему нужно.
- Так то, что нужно, или то, о чём мечтаю? Откуда тебе вообще знать, чего я хочу?
- Я не знаю, что вы хотите, и знать не хочу. Я знаю, что вам нужно. И когда вы это обнаружите - то поймёте, что именно об этом мечтали.
- О боги...
Урфин покачал головой и пошёл в дом.
- Так. Что мне делать дальше? Пожалуй, для начала я чуть-чуть восстановлю медвежью шкуру, уж слишком она легка.
- О, хозяин, - обрадовалась шкура. - Ты набьёшь меня опилками?
- Нет. Опилки - ненадёжная штука, ещё и сбиться в одном месте могут... Я закажу для тебя полноценный скелет у кузнеца, похожий на этого самого... на Стального Головосека. Тогда ты будешь более-менее устойчивым и сильным медведем, к тому же почти неуязвимым к оружию.
- Спасибо, хозяин!
- Кстати, как мне называть тебя? У тебя имя было, когда ты был медведем?
- Да.
- Какое?
- Медведь.
- Да уж...
- А фамилия - Топотун.
- Это уже лучше. Что ж, будешь Медведь Топотун. Звучит неплохо. Хм, Эот Линг, а ты ведь можешь не только за мною надзирать? Например, можешь сообщить мне новости, или рассказать, что происходит в Изумрудном городе, чем занимается Гудвинус...
- Разумеется. Я могу держать вас в курсе всего, Урфин.
- Но тебе придётся отлучаться...
- Отнюдь. Я ведь не говорил, что я один, верно?..
- Хм... верно. А где остальные?
- Вам напомнить, как хорошо мы умеем прятаться, Урфин?
- А, ясно. Не напоминай. Что ж, у меня будет своя сеть осведомителей. Это не так уж плохо.
- Что вы хотите знать, Урфин?
- Как далеко ушла мёртвая девочка?
- Она уже в Розовой стране, Урфин.
- Где?! Сколько времени действовал этот проклятый порошок?!
- Три дня, Урфин.
- Вот же... То-то я голоден как волк. А что делает Гудвинус?
- Его нет в стране.
- Что?!
- Его нет ни в Изумрудном городе, ни в Волшебной стране. Он улетел.
- Тогда кто правит Изумрудным городом?
- Гудвинус передал власть Страшиле.
- Что?! Чучелу, которое я оживил?!
- Да, Урфин.
- Он хоть понимал, ЧТО это за чучело и сколько всего оно натворило?
- Едва ли это его волновало, Урфин.
Джюс схватился за голову.
- Они не понимают... Этот парень и при жизни был... немного не в себе, а после смерти стал серийным убийцей. Он психопат без мозгов, безо всяких моральных устоев. Он такое натворить может! Если ещё не натворил. Странно, что он не убил девочку... хотя, она ведь тоже мертва, как он. Видимо, поэтому он счел её родственным созданием...
Он покачал головой.
- Как только Топотун будет готов, я отправляюсь в Изумрудный город и поговорю со Страшилой! Хотя что там говорить, я создал его, так что он должен подчиниться мне. Раз Гудвинус исчез - новым правителем Изумрудного города могу стать я. Тогда будет возможно напасть на Жёлтую страну и отомстить Виллине за смерть моей наставницы, Гингемы... Можно объединиться с Бастиндой...
- Бастинды больше нет, Урфин.
- Что?!
- Её убили.
- Кто?
- Маленькая мёртвая девочка, о которой ты говорил.
- Что? Девочка убила... кхм, девочка вообще кого-то убила? Девочка? Ребёнок стал убийцей?
- Да, Урфин.
- О боги... Бастинда хоть не мучалась?
- Девочка облила её кислотой, Урфин. И колдунья растворилась заживо.
- О, чёрт... Девочка чертовски опасна, надо её остановить...
- Поздно. Только что она исчезла из страны. Мне доложили об этом.
- Да? Как она исчезла?
- Переместилась в тот мир, откуда пришла. Во Внешний мир.
- Гингема была права... Во Внешнем мире девочки очень опасны. Хорошо, что она ушла туда, иначе мне было бы несдобровать. Девочка - настоящее чудовище! Убила старую женщину, поучаствовала в смерти второй, очаровала психопата Страшилу, переместилась в иной мир... И всё это она проделала, будучи мёртвой!
- Да, Урфин. Именно так.
- Значит, я отправляюсь в Изумрудный... погоди. Надо разобраться здесь. Теперь-то я знаю, как опасен этот проклятый порошок! Следует запретить выращивать это растение!
- Как вы сделаете это, Урфин?
Джюс удивлённо посмотрел на Эота.
- Как?.. Расскажу всем жителям, насколько это вредно и опасно...
- Считаете, кто-то вас послушает, Урфин?
- Хм... ты прав. Что ж... Я подниму нескольких трупов из-под земли и заставлю их наблюдать, чтобы никто не выращивал коку, а если найдут поля - беспощадно уничтожать! Заодно пусть следят за порядком...
- Но местные очень уважают Према Кокуса. Да и выращивать коку выгодно. Деньги не пахнут, Урфин.
- Хочешь сказать... мне нужно приструнить Према?
- Нужно, чтобы он не ослушался твоего повеления. И не начал бы выращивать коку где-то в лесу.
- Вот чёрт... Ты прав, Эот. Значит, мне нужно стать повелителем Страны Жевунов. Да?
- Это ты сказал, Урфин, а не я.
- Что ж... я стану. Это для их же блага. Они не понимают, как опасен этот чудовищный порошок, дающий забвение от всех проблем и забот... они не понимают, но когда-то поймут, и будут мне благодарны.

***

...Кузнец принялся за работу с энтузиазмом - оставшись без дочери, он всё глубже уходил в единственную свою радость - работу. Иногда кузнец пугал Джюса: его глаза западали и блестели нехорошим огнём, а сам он старательно накрывал то, что было у него в углу кузницы...
Но мастер он был хороший, и к тому же большую часть времени был вполне адекватен - насколько это возможно для жевуна. Урфин уважал его и даже подумывал напроситься в ученики, когда станет полноправным некромантом. Гробовщик - это выгодно, а кузнечное дело - для души. К тому же, не надо будет тратиться на гвозди.
Кузнец обещал закончить работу к вечеру. Более того: в пустоты, оставшиеся внутри медвежьей шкуры, можно будет, по его словам, спрятать что-то полезное. Например, установку для дыхания огнём...
Джюс не стал ограничивать его в идеях и отправился на кладбище. Подняв из могил пару десятков мертвецов покрепче - стараниями Урфина они были забальзамированы перед похоронами, поэтому не разлагались - Джюс отправился к Прему Кокусу.
Разговор был коротким. Кокус безоговорочно принял власть Урфина. И пообещал тут же приступить к уничтожению полей коки.
Джюс пожелал проследить за этим лично. Он уже успел ужаснуться: всюду, где только можно, была распахана земля и посажена кока. Прекрасная пшеница - гордость местной деревни - была вырезана на корню, ещё не созрев, а на её месте ядовито зеленела вездесущая кока. Даже в цветочных горшках хозяйки вместо хризантем выращивали коку.
При этом от глаз Джюса не скрылось, как странно вели себя люди, как бегали их глаза с неестественно широкими зрачками, как жевуны вдруг начинали рыдать и тут же - смеялись, как ползали по земле, точно ища что-то, или вдруг бросались прочь, от кого-то убегая.
- Они всюду... они наблюдают за нами... - бормотал один из жевунов, который тут же затрусил прочь, едва увидев, что Урфин слушает его.
- Похоже, кое-кто всё же знает о вас, - усмехнувшись, сказал Джюс Эот Лингу. Тот пожал плечами:
- У некоторых людей интуиция настолько развита, что их считают сумасшедшими.
- Скажи, Эот: влияние коки можно вылечить?
- Со временем - да.
- Хм... пусть твои люди займутся этим. Проверят колодцы, обыщут тайно дома, уничтожат все запасы и семена коки. Если есть какое-то лекарство, способное вернуть жевунам разум - я хочу это знать. Они и раньше не отличались адекватностью - подозреваю, что кока - не первое растение с подобными свойствами, на которое подсели мои односельчане. Возможно, здесь ещё и вода какая-то нехорошая...
- Мы всё проверим, Урфин.
- Здорово. А если лекарство будет найдено - нужно будет распылить его в домах, чтобы всех вылечить. И кстати, если найдёте какие-то бациллы или микробы - их тоже уничтожить. Ещё эпидемий мне не хватало!.. А этим двум десяткам мёртвых ребят я скажу, чтобы заставляли фермеров выходить на поля и снова их засеять - пшеницей и всем необходимым. Ещё, чего доброго, останемся без урожая!
- Мы всё выполним, Урфин.
- Вам трудно не будет?
- Нас много. И мы привыкли к работе. Мы рады, что она наконец-то будет не бессмысленной, как обычно, а приносить пользу.
- Хорошо. А я, как только Топотун будет готов, отправлюсь в Изумрудный город. Ты, конечно же, пойдёшь со мною?
- Конечно. И ещё кое-что, Урфин...
- Что?
- Вы прошли первое испытание.

Глава 5

Спустя несколько дней Урфин выехал из родной Когиды. Он ехал верхом на медведе - отчасти чтобы проверить на прочность механизм, сконструированный кузнецом, отчасти потому, что так было удобнее - а сзади шли несколько воскрешённых дюжих крестьян с вилами и косами. Эот Линг ехать отказался - по его словам, у него были свои пути-дороги. Но Джюс иногда невольно оглядывался, чувствуя на себе его взгляд, но самого не видя.
Впереди было несколько деревень Голубой Страны. Заехав в первую, Урфин сжал зубы.
Поля были засеяны кокой. А люди вели себя странно.
Соскочив с медведя, Джюс кинулся к ближайшему полю. Его молчаливые спутники следовали за ним. Урфин принялся срезать и вырывать зелёную поросль, а потом достал из-за пояса топорик и стал рубать сочные стебли.
"Хряк, хря, хряк!" - чавкали растения, падая.
- Так, так, так! - бормотал Джюс. Он воевал с растениями, точно они были живыми врагами.
Впрочем, так оно и было, в некотором смысле.
Скоро Урфин выбился из сил. Его молчаливые спутники продолжили уничтожать наркотические угодья, а Джюс тем временем отправился на кладбище и поднял нескольких мертвецов.
Вернувшись, он увидел жуткую картину. Крестьяне, из тех, кто ещё был способен соображать, вооружившись топорами и вилами, боролись с живыми мертвецами. Те неуверенно отбивались, пытаясь продолжать вырывать растения.
- А ну прекратить! - закричал Джюс. - Не трожьте моих воинов!
Кто-то из крестьян закричал:
- Вот он, колдун проклятый! На колья колдуна!
Урфин скомандовал мёртвым воинам. Те вышли вперёд. Крестьяне замерли: им не хотелось быть своих умерших, это совсем не то, что тыкать вилами в незнакомцев с соседней деревни...
- Дядя Руф?.. - проговорил один из крестьян. - Тебя ж схоронили в том году...
Мертвец медленно раскрыл рот.
- Схоронили... племянникам на радость... до сих пор наследство делят... а, чтобы их приподняло да шлёпнуло!.. Ремнём бы тебя, племянничек!..
Крестьянин отшатнулся. Кто-то сзади достал бутылку с горючей жидкостью, поджёг и швырнул в мертвецов.
Джюс едва успел уклониться. Огонь мигом охватил половину его войска. Мертвецы с удивлением смотрели, как огонь охватывает их пальцы, руки, тела...
- Забрасывайте землёй друг друга, глупцы! - закричал Урфин. - А остальным - схватить крестьян и связать! Никого не убивать... пока что.
Кое-как огонь был потушен. Крестьяне - схвачены и связаны собственными поясами и рубашками. Урфин подошёл к нему.
- Вы хоть понимаете, ЧТО вы выращивали?
- Понимаем! и не тебе нас учить сельскому хозяйству, плотник-недоучка!
- Вы же знаете, как вредно это растение!
- Его хорошо покупают, - сказал крестьянин. - Ты как никто должен знать, что прибыль решает всё!
- Знаю, - задумчиво сказал Урфин. - Но не такой же ценой... Ладно. Есть ли в вашей деревне такие, кто против выращивания коки?
- Только один чудак, Эникин Флед...
- Вот он и будет старшим на вашей деревне. Мертвецы будут подчиняться ему. И попробуйте только снова выращивать коку! Отныне - только хлеб, рожь, овёс и что вы там ещё обычно сеете...
Кое-как наладив управление в деревне, Джюс двинулся дальше. Он сделал для себя наблюдение: в качестве патрулей оставлять только местных мертвецов, меньше вероятности, что их крестьяне станут уничтожать.
"В следующем селе есть несколько могил знаменитых воинов, - подумал Урфин. - Их оживим для войска. Всё-таки мёртвые крестьяне - не лучшие вояки..."
В следующем селе Джюсу несказанно повезло: он нашёл склеп самого генерала Лан Пирота - знаменитого военачальника, хитрого и отважного, умершего два года назад. К сожалению, от прославленного воина мало что осталось, но Урфин поступил так же, как и со Стальным Головосеком: оживил доспехи, благо Лан Пирот был похоронен в них. Внутри доспехов оставались несколько костей и даже череп.
- Хм... привести ко мне местных пасечников, - велел Урфин Джюс.
Мертвецы исполнили приказ Джюс велел пасечникам принести побольше воска, а также нашёл местного скульптора, которому заказал восковые маски и конечности для солдат в доспехах.
- Они должны быть похожи на людей, даже те, от кого одни кости остались, - сказал Урфин. - Я хорошо тебе заплачу.
- И охрану дайте, - попросил скульптор. - Иначе местные прикончат меня за службу вам.
- Местные, когда поймут, какую услугу я им оказываю, будут героем меня считать, - сказал Джюс, но голос его был неуверенным. Он начал понимать, насколько глубоко проросли в обществе стремление обогатиться за счёт выращивания наркотической коки вместо привычного и не особенно выгодного урожая.
"Нет уж, я не дам вот так глупо пропасть собственному народу..."
- Значит так, скульптор: я назначаю тебя главой села и дам охрану. Советую заказать для них доспехи, чтобы воины не боялись огня. И проследи, чтобы на полях росло то, что нужно.
- Хорошо! А можно я... немного украшу деревню? Давно мечтаю поставить скульптурную композицию на главной площади, но сейчас мне ничего не заказывают...
- Кто будет там изображён?
- Фея Убивающего Домика!
- Это... убийца Гингемы?
- Да!
Джюс покачал головой.
- Лучше б Гингему изобразил...
- Вы что! Она была ужасно тираншей... - скульптор прикусил язык. - Простите, вы ведь её ученик. Я поставлю статую Гингемы. А скульптуру Феи Убивающего Домика сделаю для себя...
Джюс махнул рукой и ничего не сказал.
"Вот оно как... - подумал он, отправляясь в следующее село. - Гингема столько хорошего сделала для народа Голубой Страны! А помнят её лишь как тирана. Зато её убийцу – готовы боготворить..."
Он сжал кулак, грозя неизвестно кому, и устало стал смотреть вперёд, на расстилающуюся дорогу из чёрного кирпича.

***

Прошла почти неделя, прежде чем Джюс установил свои порядки в Стране жевунов. На полях поспевала молодая пшеница, гномы регулярно докладывали об успехах фермеров, и настроение Джюса потихоньку улучшалось.
Вот только гномы докладывали и тревожные слухи. Что Урфина воспринимали отнюдь не как освободителя, а как тирана и угнетателя, запрещающего выращивать "волшебные растения Према Кокуса".
- Того и гляди, он ещё и вино запретит... - перешёптывались жевуны, думая, что их никто не слышит.
- Вино тоже надо пить в умеренных количествах, - пробормотал Урфин. Эот Линг, который в этот момент шёл рядом, усмехнулся:
- Услышали бы вас жевуны, Урфин, сказали бы: ну вот, начинается...
- Да я и сам ни разу его не пробовал, - отмахнулся Джюс. - Мне ещё нет восемнадцати... Гингема была очень строга на этот счёт. Да и не до того было - столько интересного каждый день узнавал!
- Не надейтесь, что вас поймут, - сказал Эот. - Великое видится издалека.
- Надеюсь, - сказал Урфин, тревожно всматриваясь вперёд.
Когда они проехали пустое поле Страшилы, где вороны склевали всё зерно, Джюс был изрядно удивлён - как всё-таки маленькая мёртвая девочка сумела очаровать Страшилу? Но когда перед ними возникли руины сожжённого замка Людоеда, Джюс поёжился. Он не знал, что его убил Стальной Головосек, поэтому решил, что это тоже сделала Элли. Каким-то неизвестным ему магическим способом.
- Ну не трусоватый Страшила ж убил опытного воина... - пробормотал Урфин, удаляясь от замка со своим теперь уже довольно грозным войском костяно-восковых оживлённых трупов. Джюс жалел, что не удалось найти тело Людоеда: он, несомненно, стал бы лучшим воином в его войске.
- Господин Урфин, - раздался голос Лан Пирота. Джюс обернулся.
- Да, генерал?
- Впереди леса Саблезубых тигров.
- Понятно. Держитесь строем и будьте начеку.
Впрочем, на них так никто и не напал: умные звери, поняв, что в окружении армии мертвецов всего один человек, которым и не наешься толком, предпочли искать добычу попроще.
Таким образом, добравшись почти без приключений к Изумрудному городу (построив пару мостов через ущелья), Урфин с его мёртвой армией остановились у стен. Ворота были прочно закрыты, окрестные дома и фермы - пусты.
"Значит, Страшила давно знал о моём приближении", - понял Джюс. Он подошёл к воротам и позвонил в колокольчик.
- Я хочу говорить со Страшилой!

Глава 6

Спустя немного времени послышался знакомый голос:
- Страшила здесь и готов тебя выслушать.
Урфин кивнул и сказал:
- Приветствую, Страшила. Давно не виделись. Вижу, ты поднялся...
- Вижу, ты тоже.
- Во время нашей последней встречи...
- Это когда ты сбежал, не желая видеть дело рук своих?
- Я не сбежал! Просто ушёл раньше, чем ты ожил! Я вообще не знал, что это сработает.
- Сработало, как видишь.
- Так может, пустишь меня по старой памяти? Как старого знакомого?
- Чтобы ты лишил меня власти? Нет уж, спасибо. Уходи.
Джюс сжал кулаки.
- Страшила, это я оживил тебя! Я дал тебе...
- ...эту видимость жизни, - закончил за него Страшила. - И что, я должен быть век тебе обязан?
- Если тебе не нравится - почему бы не умереть снова?!
- Нет уж, не дождётесь... Уходи, Урфин. Я благодарен тебе за жизнь, но сейчас... уходи. Ты правишь Голубой страной. Тебе мало?
- Мне не нужна власть над Голубой страной! Мне нужны силы, чтобы отомстить Виллине!
- Да ну? То есть ты ещё и захватишь жёлтую страну. И будет у тебя жёлто-голубой флаг. А так как обе эти страны находятся у края Волшебной страны, то назовёшь ты её – Украина?
- Хватит, Страшила. Нет, я не хочу власти. Я хочу мести, и только. Для этого мне нужна власть. Дай мне достаточно сил, провизии, мертвецов, доспехов - и я отправлюсь на Виллину в одиночку.
- А если ты проиграешь? Гнев Виллины падёт на меня?! Нет уж, ничего ты не получишь. И к тому же, ты считаешь, что, отомстив, ты что-то изменишь? Воскресишь Гингему?
- Там нечего воскрешать... Нет, месть не для того, чтобы вернуть. А для того, чтобы успокоиться. Тебе ли не знать! Напомнить, что ты сделал с фермером, убившим тебя?
Страшила замешкался.
- Это было давно... Я изменился!
Урфин повернулся к стене - там виднелись другие защитники Изумрудного города.
- Люди! Вы знаете, кто вами правит? Это серийный убийца и психопат!
- Бывший! - возразил Страшила. Люди молчали. Урфин продолжал:
- А не желаете ли знать, чем он занимается сейчас? Учитывая, что у него нет мозгов, и они ему нужны, то... не случались ли в последнее время в Изумрудном городе странных преступлений? Например, не находили ли людей с повреждёнными черепами и вырезанными частями мозга?..
Люди забормотали, заворчали. Страшила поспешно заговорил:
- Да что вы его слушаете! Он - обманщик! Небось специально организовал такие преступления, чтобы дискредитировать меня, вашего повелителя!.. Все мы знаем, что зомби едят мозги. А у Джюса - армия из зомби, следовательно, какой вывод?.. Да и откуда ему знать, что происходит в Изумрудном городе, если только он сам это не организовал?
- Мне гномы... - начал было Джюс, но Эот Линг материализовался позади и поспешно сказал:
- Не рассказывай о нас. Тогда у тебя будет козырь в рукаве.
- Шулера из меня делаешь? - отозвался Урфин, но про гномов говорить не стал.
- Одним словом, Урфин, мы не собираемся ка-пи-ту-ли-ро-вать! - закричал Страшила. - Уходи, пока я не приказал своим лучникам пристрелить тебя!..
Джюс поспешно отправился прочь.
- Что скажешь, генерал Лан Пирот? Как нам взять этот город?
Генерал задумался.
- Приступом не выйдет... Хотя наши воины и мертвы, их недостаточно. Можно поднять их ещё, со всех кладбищ, но всё равно будет непросто. А нельзя ли оживить тех, кто похоронен внутри городских стен?
- И как им выбраться из-под фундаментов? - язвительно спросил Джюс. - Может, забросить вас через стены на катапульте?
- Только ноги переломаете. Какие тогда из нас бойцы?
- Тоже верно... Но и на Жёлтую страну с такими силами идти бессмысленно. Что тогда? Напасть на Фиолетовую страну?
- Тогда нас ударят с тыла.
- Ты прав... Что ж, брать город измором?
- Они наверняка сделали запасы.
- Проклятый Страшила, он всё предусмотрел! - в отчаянии воскликнул Джюс. Эот Линг приблизился к Урфину и тихо сказал:
- Он всё предусмотрел... кроме измены.

***

- Измены? - переспросил Урфин.
- Да, измены. Как говорят, самые высокие стены не помогут, если внутри крепости есть те, кто готовы сотрудничать с врагом.
- Но... кто?
- Как вы понимаете, Урфин, я вполне могу проникнуть в город...
- ...И открыть ворота?
- Нет. На это у меня не хватит сил. Да и зачем, если можно найти того, кто их откроет за тебя?
- И кто это?
- Среди горожан есть масса недовольных властью Страшилы. Те, кто понимают, что мечтатель на троне, да ещё и с чужими мозгами - путь к краху привычной системы. Да и убийства с пропажей фрагментов мозгов случаются регулярно... Не говоря уже о том, что Страшила - уроженец Голубой страны, а значит, не имеет права на власть, поскольку не проходит ценз оседлости!
- Хм... ты прав, Эот. Но как это нам поможет?
- Я уговорю одного из таких людей открыть нам ворота. Это Руф Билан, представитель старой аристократии наёмных убийц.
- Кого?!
- Убийц. Умеет подкрадываться незаметно, и...
- Подожди, а он не слишком полный? Вроде видел его на стене...
- Да-да, он располнел за годы беззаботной жизни. Его прозвище в... узких кругах - "Полярный Лис".
- Лис - это понятно, но почему Полярный?
- Говорят, пришёл откуда-то из полей.
- Ясно. Итак, Руф Билан, наёмный убийца, недоволен властью Страшилы, потому что...
- Не терпит конкурентов. Его лозунг "Здесь убиваю только я и мои приближённые!"
- Ага. Что ж... Что он хочет взамен?
- Власти в Изумрудном городе.
- Что?! Но я...
- Вы ведь не хотели захватывать Изумрудный город, а только взять его ресурсы и двигаться на Жёлтую страну?
- Да, верно. Но я не хотел, чтобы Изумрудным городом правил псих. А этот Полный п... Тьфу ты, Полярный лис, по-моему, ещё хуже Страшилы.
Эот прищурился.
- А кто говорит, что вы обязательно должны выполнять обещания?
- Э, нет, Эот, так не выйдет. Мало того, что ты толкаешь меня на сомнительные поступки, так ещё и обманщиком сделать надумал? Мужчина должен держать своё слово!.. - это прозвучало пафосно, Джюс это понял и неловко умолк.
- И, к тому же, иметь своим врагом наёмного убийцу... увольте, - добавил он. Эот усмехнулся:
- Вы радуете меня, Урфин. Считайте, вы прошли второе испытание. Вы не стали изменять своим принципам ради лёгкого пути.
- Я рад, что ты это ценишь.
- И поэтому я покажу вам другой путь к захвату города.
- И какой же?
- Тот, которым воспользовался я. Под городом есть огромные подземелья. По ним можно выйти к дворцу. А уж там вы сами откроете ворота в город.
- Подземелья? И что, никто о них не знает?
- Мало кто. Гильдии убийц, впрочем, о них известно.
- Что ж... понятно. Но как я протиснусь в подземелья?
- Поверьте, Урфин, они весьма обширны.

Дождавшись ночи, Эот Линг повёл Урфина к лесу, где протекал ничем не примечательный ручей. Гном провёл Джюса вверх по течению, и они увидели нору, закрытую ржавой решёткой.
- Туда, - скомандовал Эот.
Урфин поломал решётку при помощи инструментов, зажёг над головой магический световой шарик. Эот Линг вёл его по подземному гроту, и Джюс удивился размерам пещеры.
- Здесь, в нишах, высохшие трупы, - заметил он. - А вон дальше - комната с черепами в стеклянных банках... Что это за место?
- Место отправления Тёмного культа, которому служит гильдия убийц, заодно - удобное место для сокрытия нежелательных мертвецов. Одним больше, одним меньше - кто их сосчитает?
- Хм... Можно этим воспользоваться, правда, оживлять почти нечего. Интересно, во Внешнем мире такие места есть?
- Есть. Называется - "лавра". Под древним монастырём.
- Так они что, молятся трупам?.. О боги... Внешний мир - воистину жуткое место!
Вскоре их путь кончился. Эот Линг указал на стену. Джюс вынул несколько кирпичей, и они оказались в дворцовом подвале.
- Кажется, на месте, - сказал Урфин.
Неожиданно по глазам резанул свет. А потом довольный голос проговорил:
- Приветствую вас, знаменитый некромант Урфин Джюс!

Глава 7

Урфин замер. Эот Линг, разумеется, куда-то исчез.
- Вы правильно делаете, господин Джюс, что не пытаетесь колдовать. Советую не делать резких движений, - продолжил голос.
Глаза Урфина постепенно привыкли к свету. Он медленно обернулся. Перед ним стоял небольшого роста плотный человек в неброском тёмном костюме и с арбалетом в руках.
- Руф Билан, я полагаю? - стараясь, чтобы голос не дрожал, проговорил Джюс.
- Верно, - ответил человек.
- Вы... ждали меня?
- Разумеется. Просчитать ваши действия не составило труда. Вы - некромант, а значит, когда вам станет известно о подземельях, было вопросом времени.
Урфин медленно вздохнул.
- Итак, вы всё ещё не выстрелили в меня. Следовательно, убивать меня вы не намерены. И вызывать стражу - тоже.
- Мне стража не нужна, у меня своя... стража. А убивать вас недолго. Поверьте, у меня богатый опыт.
Джюс медленно сглотнул. Разговаривать с человеком, знающим как минимум около сотни способов мгновенно отправить вас на тот свет, не так-то просто.
- У вас есть предположения, Джюс, зачем я здесь?
- Хотите присягнуть мне на верность?
Билан рассмеялся.
- Вы угадали! Я готов служить вам.
- Ради права управлять Изумрудным городом?
- Именно. Но вы не беспокойтесь, здесь парадокса нет. Мне не нужна... явная власть. К ней я не привык. На публике пусть кривляются другие... с моего разрешения. Вы - сядете на престол, оденете изумрудную корону, я присягну вам на верность и даже буду выполнять распоряжения - если они не противоречат моим планам. Но - помните: стоит вам стать у меня на пути - считайте, вас больше нет. Разумеется, я тоже буду просить у вас... некоторые услуги, скажем так. Не слишком часто.
- Я не собирался становиться правителем Изумрудного города надолго!
- А что вы собирались делать?
- Объявить войну Виллине.
- А потом?
- Отомстить.
- А потом?
- Не знаю...
- Раз вам всё равно - почему бы не потом не вернуться к управлению Изумрудным городом? Вам все будут оказывать высочайший почёт и уважение, вы будете... вызывать всеобщее восхищение и командовать всеми. Разве вас это не прельщает?
Джюс задумался. Как и всякий юноша, он был горд и тщеславен, хотя обычно это не показывал.
- Допустим. Но я могу в любой момент отречься от престола?
Руф рассмеялся - недобрым, фальшивым смехом.
- Отречься? Добровольно? От власти?.. Да-да, конечно! Можете отречься в любой момент.
- Что ж. Я согласен. Итак?
- Итак, сегодня я обезврежу Страшилу и прочих охранников. Вы зайдёте в город и объявите себя правителем. Я как глава гильдии убийц первым преклоню пред вами колени. Скоро это же сделают и другие гильдии... да-да, очень скоро, - Руф недобро улыбнулся.
- Вы сделаете это в одиночку?
- Разумеется. Такие мелочи мне на один зуб.
- Страшила - серийный убийца...
- Я знаю. Он довольно талантлив, но... он всего лишь любитель. А я - профессионал.
- Понятно. Последний вопрос: а почему вы не служите Страшиле? Не терпите конкурентов?
- Не только. Страшила... очень несговорчив. И, к тому же, невосприимчив к большинству ядов. Будет лучше и спокойнее, если на трон воссядет живой человек.

***

Страшила решил обойти патрули. К его удивлению и ужасу, все спали, и добудиться он никого не мог. А потом - кто-то неслышно подкрался сзади. Руки Страшилы обвела удавка, на лице оказался мешок, ноги сковала цепь... И всё это заняло несколько мгновений. Руфи Билан знал своё дело.
Очнулся Страшила в сыром подвале. Он был один. Где-то далеко раздавался кашель Дин Гиора.
- Дин, дружище! - закричал Страшила. - Что произошло?
- Измена! - раздался голос Гиора. - Охранникам подсыпали в еду сонное зелье. Вы единственный, кто не едите, поэтому не уснули. Кто-то всё тщательно спланировал. И теперь...
- Ещё слово, - раздался голос охраны за дверью, - и мы отрежем тебе язык, Гиор. Так что помалкивай. Страшила, это тебя тоже касается.
- Вот уже и первые, кто примкнули к врагу, - с горечью сказал Страшила. - Я мало платил вам? Или ещё чем-то не устраивал? При мне было плохо жить?
- Кто сказал, что мы - живые? - раздался тот же голос. - Я тебе не присягал, я присягал Гудвинусу, которого здесь больше нет.
Сказав это, охранник заглянул через решётчатые двери. И Страшила с ужасом увидел мёртвое лицо генерала Лан Пирота.

***

Горожане смену власти встретили апатично. Страшилу никто особенно не любил - как и любую власть. Поэтому особых беспорядков сообщение о том, что у Изумрудного города новый правитель, не вызвало. Более того, когда Урфин объявил всеобщий сбор, большинство горожан пришли: кто-то готов был служить, кто-то из любопытства.
Урфин вышел на террасу. Под ним расстилалась людское море. Площать перед дворцом была заполнена до отказа. Джюс вздрогнул: он не привык произносить речи, поэтому волновался. Перед собой он положил листок с необходимыми словами.
- Здравствуйте, друзья, - сказал он в огромный раструб, специально построенный Гудвинусом в те времена, когда тот ещё показывался на публике. - Я знаю, многие не очень-то рады мне, но... поверьте, я знаю, как лучше. Страшила - психопат, ему не место на троне. И, справедливости ради, кого-то из вас спросили, а желаете ли вы, чтобы вами управляло чучело с полей Голубой страны?.. В этом смысле я ничуть не менее законный правитель, чем он сам. Вы наверняка думаете, что теперь делать? Отвечаю: то же, что и раньше. Пекари пусть пекут хлеб, портные - шьют, кузнецы - куют, жрецы - грабят доверчивых прихожан, короче, всё будет как всегда. Ни налоги, ни цены повышаться не будут - прослежу за этим лично. Просто живите той же жизнью, что и раньше. Кто желает служить мне - добро пожаловать во дворец, поговорим. Остальные - расходитесь по домам, война кончилась. Все свободны.
Толпа ответила молчанием. Джюс, впрочем, и не ждал оваций. Он спокойно повернулся и ушёл во дворец.

***

- Я и вся наша гильдия будет служить вам, господин Урфин, - сказал Руф Билан. Тот кивнул.
- Хорошо. Я очень рад. Следующий!
Вошёл глава гильдии цирюльников.
- Здравствуйте, ваше... ваш...
- Зовите меня Урфин, безо всяких титулов.
- Понимаете... Вы не могли бы издать декрет, запрещающий бороды?
- Что? Зачем?
- Сейчас многие горожане носят бороды, подражая главе дворцовой страже Дину Гиору. Ещё и соревнуются, у кого длиннее. Если же вы это запретите...
- То у вас резко повысится число клиентов, да?
- Именно. Взамен мы тут же присягнём вам на верность. И даже согласны на повышение налогов.
- Я не собирался этого...
Сзади послышался шёпот Эота Линга:
- Так вы быстрее наберёте ресурсы для войны с Виллиной, Урфин!
Подумав, Джюс кивнул.
- Хорошо. Декрет будет опубликован завтра же. Вы присягаете мне?
Цирюльник расплылся в улыбке:
- О да, господин Урфин! Да!
Джюс вздохнул и махнул рукой:
- Следующий...

***

К концу приёма Урфин устал как никогда. Но едва он хотел отправиться в опочивальню, как к нему подошёл Руф Билан.
- Простите, господин Урфин, но есть ещё кое-что, что вам следует сделать.
- И что же?
- У Страшилы есть верный союзник, который может объявить вам войну, едва узнает, что вы его пленили.
- Да? И кто это?
- Стальной Головосек, он же Железный Дровосек, повелитель Фиолетовой страны.
- Что? Охотник на нежить и Страшила - друзья?!
- Да, господин. Их каким-то образом заставили действовать вместе. Думаю, в этом замешана девочка из Внешнего мира.
- О боги! Есть ли что-то, чего эта девочка не может?..
- Трудно сказать, господин Урфин. Но Железного Дровосека нужно пленить. Иначе...
- Я понял. Но как? У вас есть идеи?
- Безусловно. Мы немедленно отправим ему приглашение - навестить Страшилу. А здесь его уже будут ждать.
- Прекрасная мысль. Действуйте.
- Только мне нужны ваши мёртвые воины. Чтобы не поставлять под удар моих людей - они-то живы, а вашим уже всё равно.
- Хорошо, я дам вам людей.
- Но если что-то пойдёт не так?
- Что?
- Всё что угодно... Мне было бы спокойнее, если бы вы велели им подчиняться моим приказам.
- Хорошо, я сделаю это. Больше вам ничего не нужно? Тогда жду доклада о том, что Стальной Головосек в плену.
- Можете считать, это уже выполнено, - удовлетворённо сказал Руф Билан. И, отвернувшись, зашагал прочь. На его лице играла недобрая, торжествующая улыбка.

Глава 8

Получив приглашение Страшилы, Дровосек долго не колебался. Он сел в повозку, запряжённую парой лошадей, и поехал в Изумрудный город, оставив вместо себя молодую помощницу Фрегозу - на удивление умную и деятельную мигунью. Впрочем, по Фиолетовой стране ходили разные слухи о том, каким образом пусть талантливая, но всё же - девушка, получила сей пост. Но она, узнав об этом, строго сказала: «Я здесь закон, и никаких слухов и сплетен не допущу!» Сказав это, она, по слухам, смущённо покраснела. В итоге по стране поползли новые сплетни – о причинах её смущения.
Приехав, Дровосек вышел из кэба. На улицах Изумрудного города царил туман - настолько вязкий и густой, что казалось, будто туман разъедает город, как паучий яд - внутренности обречённой мухи.
Дровосек прошёл по улице. Всюду было пусто и безлюдно. Вошёл в придорожный трактир - пусто и там. Но едва он вышел на улицу, как увидел несколько силуэтов в тумане. Они были настолько неразборчивы, что казались призраками.
- Кто это? - удивился Дровосек.
Силуэты приблизились. и Дровосек понял, что они давно мертвы.
Стальной рыцарь был не из робкого десятка. Он вскинул топор и бросился на нежить. Их подходило всё больше и больше, но к Дровосеку приблизиться не могли. Площадь была усеяна трупами и их частями, которые, тем не менее, пытались куда-то ползти...
А потом раздался громкий голос:
- Ничего нельзя им доверить! Головосек, стой! Брось топор. Иначе мы перережем горло девчонке.
Дровосек остановился. В тумане было трудно рассмотреть, кто перед ним. Он бросил топор.
- Хорошо. Теперь отпусти её.
- Рано! Сначала дай надеть на себя кандалы!
- Нет.
- Тогда я режу её горло!
Дровосек покачал головой.
- Хорошо, надевайте.
К нему приблизились несколько мертвецов и надели цепи на руки и ноги. Человек из тумана приблизился, Дровосек узнал его.
- Руф Билан? Кто бы сомневался... Где девочка?
- Да не было у меня никакой девочки, я просто хорошо знаю тебя, - усмехнулся Руф и, прежде чем Дровосек успел среагировать, процарапал длинным стилетом символ, нарисованный внутри шлема охотника на нежить. Тот почувствовал, что тело перестало слушаться, и рухнул.
- Готово, - сказал Билан и скомандовал мертвецам: - Несите его во Дворец, к Урфину, повелителю Изумрудного города... пока что повелителю, - и недобро рассмеялся.

***

- Дровосек?! - воскликнул Страшила и бросился к упавшему.
- Ты угодил в ловушку?..
Доспехи не отвечали. Страшила вздохнул и подошёл к углу подвала. Он замер, точно труп. Потом миг - и рука быстрее молнии кинулась вперёд. В пальцах Страшили была зажата излишне любопытная крыса.
Страшила привычным движением оторвал ей голову и, макая соломинку в кровь, дорисовал символ на шлеме Дровосека. Тот пошевелился.
- Ну что, Дровосек, лучше? - усмехнулось чучело.
- С-сколь-ко р-раз г-говорить: н-не называй м-мня так!.. - выдавил тот.
- Прости, Ник, всё время забываю, - ответил Страшила. - В ловушке, значит?
- Да... я опять купился на этот трюк Руфа... Как ты оживил меня?
- Дорисовал символ крысиной кровью.
- Крысиной?..
- Да. Поэтому ты так слаб. Нужна бы человеческая, но где её взять?
- Л-ладно, пока сойдёт и так. Но я д-даже встать не могу... Страшила, что нам делать? Как уничтожить этих мертвецов?
- Думаю, нужно уничтожить того, кто их воскресил. Урфина Джюса.
- Вот м-мерза... вец! Знал я тогда, что не н-нужно ос-тавлять в жи-вых...
- Поздно сожалеть. Похоже, мы, как говорится, влипли. За себя-то я спокоен, всё равно уже мёртв, но вот народ Изумрудного города... Скажем так, я чувствую за них ответственность. Урфину они нужны только их трупы, чтобы напасть на Жёлтую страну.
- Вот м-мерз...
- Побереги силы. Давай решим, что делать. Без помощи нам не справиться.
- Помощи? Откуда её ждать?
- Не знаю. Я надеялся на тебя - ты ведь у нас охотник на нежить!
- У ме-ня не было напарников...
- Тогда наши дела плохи.
Страшила вздохнул.
- Что ж... единственный вариант - попросить о помощи Элли.
Дровосек рассмеялся.
- Хорошо придумал!.. Н-некроманта и чародея с армией нежити и серийных убийц должна победить... маленькая девочка?..
- У неё, скажем так, богатый опыт убийцы, для её-то возраста. И вспомни о её силе!
- Она о ней н-не знает!..
- Узнает, значит. Или у тебя есть другие варианты?
- Н-но как ты с-свяжешься с нею? Пошлёшь голубя с письмом? Или какую-то из своих в-ворон?
- Куда там, вороны не перелетят горы и пустыню, это вообще не перелётные птицы... Нет, я поступлю иначе.
- Как?
- Да вот так... Как ты, наверное, уже понял, я тоже кое-что смыслю в магии.
Страшила поднял трупик крысы, нарисовал ею пентаграмму, обвёл в круг и начертал необходимые символы.
- О квам твистис... эт а-фликта... Айя Ктулху... айя фтагн...
- П-проклятая чёр-ная магия?!
- Да-да, та самая чёрная магия, с которой ты призван бороться... Но сейчас нет выбора.
- И ч-что это даст?
- Донесёт наш зов до Элли. А дальше - её забота. С её силой, уверен, она найдёт к нам путь. Теперь она - наша последняя надежда.

***

Урфин Джюс, выслушав доклад Руфа Билана, остался доволен. Головосек в плену, Страшила тоже, бояться некого. Ещё немного поднакопить сил - и вперёд, на Жёлтую страну.
- А как вы их оживляете, господин Урфин? - спросил Билан.
Джюс усмехнулся.
- Это не так просто объяснить.
- Вы рисуете какой-то символ?
- Да. Но каждый раз нужен другой, в зависимости от пола, возраста, давности смерти, сохранности тела... Со временем об этом даже не задумываешься.
- Вы могли бы меня научить?
- Это заняло бы не один год.
- Хм... значит, можете?
Джюс подозрительно посмотрел на него.
- А зачем вам? Я воскрешу столько трупов, сколько скажете...
- Но мне могут понадобиться дополнительные, когда вас нет рядом...
Урфин покачал головой:
- Нет, Руф. И думать забудьте. Вы умеете убивать, этого достаточно. Я умею воскрешать. У нас отличный тандем.
Руф Билан вымученно улыбнулся.
- Я не говорю о себе. Я говорю о своём ученике. Вы могли бы обучить его? Он примерно ваших лет.
- Я могу познакомиться с ним?
- Я немедленно распоряжусь, господин Урфин.

***

В покои к Джюсу вошёл хлипкий на вид юноша с чёрными растрёпанными волосами и лицом, черты которого были какими-то заострёнными и хищными на вид. Он был чем-то неуловимо похож на Урфина.
- Приветствую, - небрежно кивнув, сказал юноша.
- Ты не очень-то вежлив, - заметил Джюс.
- Не привык расшаркиваться. Вы будете меня учить?
- Пока не решил, нужно ли мне это.
- Я могу взамен открыть вам тайну.
- Да ну?
- Одно весьма полезное заклинание.
- Для начала - кто ты? Откуда?
- Моё имя Кики Ару.
- Откуда ты?
- С горы Жевуньи. Слыхали о такой?
- Конечно! Гора в стране жевунов, довольно высока, но ходят слухи о таинственном поселении на её вершине... Выходит, слухи правдивы?
- Как видите.
- Как ты спустился с неё? Она очень высока...
- С помощью заклинания.
- Того самого? Которым поделишься?
- Да.
Урфин понял, что ему чем-то симпатичен Кики Ару. Точно встретил своего близнеца.
- Я буду тебя учить. Ты - ученик Руфа Билана?
- Да, но не хочу связывать жизнь с гильдией убийц.
- Почему?
- Мало платят.
Урфин покачал головой.
- Мне нравится ход твоих мыслей.
- Мне плевать.
- Кто бы сомневался.

***

Заклинание, которым поделился Кикиару, было всего лишь одно слово – «Пирцхгшл». Но сила его была в том, что с его помощью можно было обернуться в любое существо. Но слово это надо было произнести очень и очень точно. Без знания того, как именно оно произносится, его можно было пытаться произнести хоть миллион раз - не угадаете.
- В любое существо? - уточнил Урфин.
- Да. Любое говорящее.
- А не говорящее?
- Тоже можно. Но как тогда вы произнесёте его повторно, чтобы вновь стать человеком?
- Тоже верно... А другого превратить можно?
- Можно, но только в пределах видимости. Или касания.
- И другой может тебя превратить?
- Да.
- То есть ты, к примеру, мог бы сейчас превратить меня в камень и выбросить в окно?
- Да.
Джюс поёжился.
- Что ж. Как и обещал, я научу тебя всему, что знаю. И ещё...
- Да?
- Давай я буду считать тебя своим другом.
Кики Ару пожал плечами.
- Я не против.

***

Кики Ару в который раз убивал и воскрешал для практики какого-то бедолагу, а к Урфину неожиданно ворвался Эот Линг.
- Урфин! Срочное донесение!
- Говори, Линг.
- Сюда направляется Элли!
- Кто это?
- Та самая мёртвая девочка из Внешнего мира. Правда, теперь она почему-то жива.
Джюс едва не упал от ужаса.
- Она идёт сюда?! Где?!
- Ещё нет, но она уже на границе Волшебной Страны. Рядом с Чёрными камнями госпожи Гингемы!
Урфин побледнел, сжал кулаки. На лбу выступила испарина.
- О нет... Она пришла... от неё нет спасения! И как только она окажется в Волшебной стране - её власть будет безгранична!.. Что мне делать, Линг? Что мне делать?!
- Я не знаю, что посоветовать вам, Урфин.
Джюс нервно сглотнул.
- Мне нельзя пускать её в Волшебную страну. Камни задержат её... ненадолго... быть может... Но я должен... Я не должен бояться. Иначе какой я некромант? Гингема всегда говорила, что хорошему некроманту бояться нечего...
- Гингема умерла от рук этой девочки. Ну, отчасти.
- Да-да, знаю... Вот что, Линг. Я не хочу быть трусом. Я немедленно отправлюсь к Чёрному камню и убью Элли, пока она ещё не вошла в Волшебную страну. Или она меня... но я приму бой! Да и сила чёрных камней поможет мне...
- Вы поступаете безрассудно, Урфин.
- Согласен, но у меня нет выбора.
- Есть. Сбежать. Затаиться.
- Нет. Это не про меня. Я отправляюсь сейчас же. За старшего оставляю Кики Ару, передай ему. Возле какого именно она камня?
- Они одинаковы.
- Хм... Если считать от ближайшего к пещере Гингемы?
- Камень номер тринадцать.
- Понятно. Что ж... я отправляюсь.
Он подошёл к окну и проговорил:
- Хочу превратиться в ворона - пирцхгшил!
И тотчас руки стали крыльями, полы сюртука - хвостом, а нос - клювом. Мгновение - и вместо Урфина стоял крупный ворон. Он каркнул и полетел в окно.
Эот Линг одобрительно кивнул.
- Он не такой уж и трус... Пожалуй, он прошёл очередное испытание. Вернётся - скажу ему об этом... если вернётся, конечно.

Глава 9

Серая, пыльная степь до горизонта. Солнце беспощадно жжёт траву, испаряя из неё последние соки. Унылое, печальное, мертвое место, совершенно не располагающее к тому, чтобы здесь жить.
Но пришли люди, распахали не очень-то плодородную землю на аккуратные квадратики, проложили долгие, пыльные дороги между полями и холмами, и терпеливо ворошат редкий чернозём, дожидаясь появления чахлых ростков. А по вечерам, засыпая в покосившихся домиках, мечтаю о тех временах, когда здесь встанут дома-небоскрёбы, дороги станут гладкими и укроются в асфальтовую броню, по ним помчатся стремительные автомобили... Им-то не дожить до этих дней, они, заброшенные судьбой в эти богом забытые края, обречены жить и умереть здесь, вороша и рыхля сухую землю, пока не придёт время самому в неё лечь, удобрить чернозём собою для потомков.
А утром снова встают, снова делают одно и то же, день за днём, оберегая свой клочок земли от преступных посягательств.
Из сухих веток люди строили чахлую изгородь, призванную показать всем и каждому, что это их земля. И если ступишь на неё - умрёшь. В странах, где разрешено оружие, не строят высоких заборов вокруг полей и дворов - в них нет необходимости. Потому что чахлая и какая-то несерьёзная изгородь на самом деле показывает каждому, что за нею тебя могут быстро и законно убить, если сунешься. Частная собственность неприкосновенная, так что ступай своей дорогой, странник...
Вот так и жил Канзас год за годом, десятилетие за десятилетием. Недавно здесь грохотала гражданская война, и до сих пор земля хранит множество подарков для будущих историков. Люди, пережившие войну, относятся философски к жизни и смерти. И одним из них был фермер Джон Смит, который как раз сидел у изгороди, и терпеливо забивал в неё гвозди, пытаясь убедить гнилые доски подержаться на месте ещё хотя бы до следующего урагана. Вместо молотка Джон использовал рукоять тяжёлого кольта - неубиваемое ковбойское оружие равнодушно сносило даже такие издевательства.
Неожиданно на Джона упала тень. Фермер медленно обернулся.
Перед ним стоял высокий человек средних лет, ширококостный, загорелый, с массивной челюстью. Правую ногу по колено заменяла деревяшка. Незнакомец был одет в тельняшку и дорожный плащ, на пряжке красовался якорь, во рту дымилась трубка.
- Доброго тебе пути, странник, - проговорил Джон внешне расслабленным тоном. - И чем скорее ты уйдёшь, тем он для тебя будет добрее.
- Кровавый Джонни, - скорее утвердил, чем спросил незнакомец. - Вот мы и встретились снова.
- Что-то я тебя не припоминаю, - сказал фермер.
- Вспомни первое сражение при Булл-Ране.
- Я не помню, чтобы ты был среди северян.
- Правильно. Потому что я сражался на стороне южан.
Джон поднялся.
- Понятно. Решил закончить ту давнюю битву? Ты уже был бы мёртв, не вели нам господь прощать врагов.
- Кровавый Джонни стал примерным христианином?
- Я видел чудо, оно убедило меня. Так что я не стану стрелять, чужак. Уходи и не ступай больше на мою землю.
- Ты всерьёз думаешь, что я боюсь тебя? Твой револьвер не заряжен.
- Против калеки? Револьвер?.. Не смеши. Я отломаю твою деревяшку и суну её тебе в...
- С кем ты говоришь, дорогой? - раздался голос Анны. Супруга Джона подошла, услышал разговор мужчин. - Если этот путник устал и голоден, господь велит помочь ему и дать приют.
- Вот пусть господь с ним и разбирается, я а возьму на себя труд устроить их встречу побыстрее... - начал было фермер, но незнакомец, услышав голос жены, переменился в лице.
- Анна?!

***

Фермерша едва не выронила из рук тазик с бельём.
- Чарли?! Ты жив?
- Ну, если это можно назвать жизнью.
- Но ведь ты пропал много лет назад! Тебя взяли в плен людоеды на этом... как его... Гаити!
- Что было, то было. Но Анна... мне община сказала, что тебя взял в плен Кровавый... я потому и искал его...
- Что ты! Кровавый... кхм... Джон Смит - мой муж, пред богом и людьми! А я - Анна Смит. Джон раскаялся в прежних грехах, и наш милосердный господь простил его!
- Так ты... с ним добровольно?
- Конечно! Чарли, брат мой милый, сколько лет мы не виделись... Тебе обязательно нужно увидеть нашу дочь, Элли!
- У тебя есть дочь?
- Да, я же говорю тебе...
Джон растерянно посмотрел на Чарли.
- Так ты... это... мой шурин, получается?
- Да чёрт его разберёт, никогда в этих связях не смыслил... Ну, раз такое дело, рад знакомству! Я Чарли, моряк по прозвищу "Блэк-воробей".
- А я Кровавый... боже, да ты и так знаешь... Джон Смит, в общем. Рад знакомству. Проходи в мой дом. Только тихо - Элли ещё спит.
Они пошли в дом Джона. Палка Чарли оставляла круглый след в дорожной пыли. На поясе Чарли висела кобура с револьвером необычного вида, которого Джону пока видеть не доводилось, но об этом он решил спросить позже.

***

- В общем, я попал в плен на Гаити, но где наша не пропадала, сумел выжить среди людоедов...
- Не нарушая заповедей господних, надеюсь? - спросила Анна. Чарли так сверкнул глазами, что она осеклась и замолчала.
- Ну... исповедаюсь когда-нибудь, если встречу достаточно пьяного священника, - сказал моряк задумчиво.
- Почему пьяного? - поинтересовался Джон.
- Трезвый с ума сойдёт от моих рассказов. Да и мне спокойнее будет, если тот наутро не вспомнит ничего из моих слов.
- Но... что именно было там, на Гаити?
- Я видел такое...
- Какое?
- Мёртвые оживают.
- Да ну? Послушай, кстати, Элли...
- Ты не понимаешь, Джон. Их кладут в землю, закапывают, потом этот ужасный чёрный колдун раскапывает могилу, поднимает тело и заставляет себе служить, а душу закупоривает в сосуд! Понимаешь?
- Да, но это может быть фокусом. А вот Элли...
- Нет, Джон, это не фокусы. Я выжил среди людоедов... впрочем, ты догадываешься, как. Самосохранение есть основной закон жизни. Nazvals'a gruzdem - polezay v kuzovok.
- Что?
- Это по-русски, Джон. "Назвался груздем - полезай в кузовок". Означает что-то типа "в чужой монастырь со своим уставом не суйся". А если сунулся - пой по-новому... В общем, мне тоже приходилось есть людей.
- О боже! - вскрикнула Анна.
- Это ещё не самое худшее... Проклятые язычники воюют там за власть, совсем как цивилизованные народы. Только на войну отправляют мёртвых, а не живых... преимущественно. Даже не знаю, что лучше.
- То есть...
- В одной из схваток меня ранили, Джон. Слишком серьёзно, чтобы надеяться на чудо. Я и не надеялся.
- И?
- Колдун в благодарность оживил меня.
- Так ты мёртв?!
- Да. Моё сердце не бьётся, пульса нет, но я сижу и говорю с тобой. Я не знаю, как это вышло. Не знаю, Джон! Я был верующим человек, не настолько, как сестрёнка, я даже сбежал из общины и устроился юнгой на рабовладельческое судно... Южные плантаторы отлично платили за чернокожих рабов, пока не грянула эта дурацкая война, в которой южане проиграли, и негры неожиданно стали считаться людьми...
- Среди них действительно попадаются люди. Даже чаще, чем среди политиков, - возразил Джон. - Во всяком случае, одного честного негра я всё-таки встречал.
- Надо же... Что ж. Да, я живой труп, и понятия не имею, что со мною будет завтра. Но я хочу быть живым, настоящим, а не этим... умертвием. Душа не может жить в мёртвом теле... но как мне снова стать живым?
- Не знаю. Но Элли... С нею случилось чудо, понимаешь? Она...
Из детской раздался испуганный, отчаянный крик девочки. Анна вздрогнула, на глаза навернулись слёзы.
- О нет, снова!.. - воскликнул Джон и поспешил в детскую.

Глава 10

Элли, бледная как смерть, лежала на кровати. Она сильно исхудала, глаза запали, в них были страх и тоска.
- Опять кошмары? - спросил Джон, подходя к девочке.
- Да... - тихо сказала она.
- Боже милосердный, когда это кончится?..
- А кто это? - Элли кивнула на Чарли.
- Твой дядя Блэк, - сказала Анна, обнимая её.
- Тот самый безбожник, о котором ты рассказывала?
Анна растерялась.
- Ну... милая, не стоит вспоминать об этом... Дядя Чарли исправился.
- Тогда - привет, дядя Блэк, - девочка протянула ему руку. Чарли неуверенно пожал её.
- Привет, Элли. Что с тобой случилось?
- Сейчас или вообще? Недавно я пережила невероятные приключения.
- Расскажешь мне?
- Конечно. Только чуть позже.
Анна осталась с дочкой, а мужчины вышли из комнаты и направились в кухню. Чарли спросил Джона:
- Что с нею? Ей снятся кошмары?
Джон кивнул.
- Да. Это началось не так давно. Она едва может спать. Ей снятся какие-то мертвецы, которые зовут её за собой, просят прийти к себе... Она слышит пугающий зов и не может ему противиться, боится засыпать... Иногда она поднимается и идёт куда-то сквозь сон, не в силах проснуться, нам приходится привязывать её к кровати...
Чарли нахмурился.
- Зов? Куда-то идёт? Хм...
- Ты уже встречал такое?
- Да... А скажи, она не бормочет во сне что-то вроде... "Аййа Ктулху"?
Джон вздрогнул.
- Откуда ты знаешь?!
- Тогда всё очень плохо. Во время морских странствий мне довелось попасть в одну рыбацкую деревушку. Они помогали нам в контрабанд... кхм... неважно, в общем. Так вот, там однажды все точно с ума посходили: слышат какой-то зов из глубины моря, кто во сне, а кто и наяву. А однажды... был сильный туман. Густой настолько, что на вытянутой руке пальцев не сосчитать. И зов... снова начался. Люди поднимались - и шли к морю, один за другим, вытаращив глаза, и бормотали что-то вроде этого: аййа Ктулху, Ктулху фтагн... Понятия не имею, что это значит. Но на берегу... зов не прекращался. И люди не останавливались, шли в море, захлёбывались, но не могли остановиться. Дети плакали на руках матерей, старики и калеки ползли, не в силах стоять на ногах, их тоже поглотило море. Некоторые не понимали, что происходит, продолжали делать то, что делали, когда их застал этот проклятый зов - кто-то вязал, даже не замечая, что нитка давно порвалась, кто-то пробовал писать, один с топором шёл - дрова рубил, наверное... К утру в деревне не осталось ни единого жителя. Все кормили раков на дне моря.
- Это похоже на происки демонов... А ты-то как выжил?
- Самое страшное, что я тоже слышал зов, но слабее других, и мог ему сопротивляться. Даже зажимая уши, я слышал его... Поняв, что мне грозит, я приковал кандалами себя за ногу к решётке и выбросил ключ. Потом зов усилился... Я мало что помню, но пришёл в себя я от боли. Ноги у меня уже не было.
- Ты хочешь сказать...
- Да. Я то ли отрезал, то ли отгрыз её себе в беспамятстве. И если бы не потеря крови, которая забрала у меня силы, я бы тоже уполз в море. Утром меня нашли товарищи, корабельный врач провёл операцию, и с тех пор я хожу на деревяшке и сторонюсь излишне загадочных деревень.
- Но Элли... Какое она может иметь отношение ко всему этому?
- Ты мне расскажи, Джон. Говоришь, с нею случилось нечто удивительное?
- Да, она рассказывала, что попала в какую-то ужасную волшебную страну, откуда вернулась... мёртвой. Но потом каким-то образом вернулась к жизни.
- Это правда? Тогда я хотел бы услышать эту историю от неё самой!
- Если успеешь, Чарли.
- Что ты хочешь сказать?
- У нас в отряде был один парень, который после травмы стал видеть кошмары и не мог спать... оказалось, у него в голове росла какая-то опухоль, она и убила его в итоге. Мне рассказал это знакомый врач...
Джон вздохнул и опустил голову.
- Боюсь, Элли осталось недолго.

***

Элли и Чарли сидели у крыльца. Девочка рассказывала дяде о своих приключениях. Блэк поражённо качал головой: ему тоже пришлось многое пережить, но такого - слышать не приходилось.
- На самом деле я знаю, кто зовёт меня, - тихо призналась девочка. - Это Страшила и Железный Дровосек. Они попали в беду, им нужна помощь.
- Хороши ребята - зовут тебя, даже не задумываясь, какие страдания и неудобства тем самым причиняют! - возмутился Чарли.
- Знаете, вы мне тоже снились. Ну, я не знала, что это вы... Мне снилось, что я иду с кем-то, у кого нет ноги, по пыльной дороге, и тут к нам подлетает ворона. У неё оказалась перемотана лапка. Я развернула и увидела, что это лист, на котором нарисованы Страшила и Дровосек - за решёткой...
- Хорош сон! Если бы оттуда сюда в самом деле прилетела ворона, то лист на её ноге давно бы высох, и ты не смогла бы его развернуть. Он бы просто рассыпался.
- Да, я знаю... Но во сне я не задумывалась об этом.
Элли вздохнула и замолчала. Чарли напряжённо думал о чём-то.
- Значит, этот Гудвинус... Тот самый продавец на ярмарке?
- Да, я его случайно встретила там год спустя. Я поздоровалась, а он вздрогнул и отвернулся.
- Ясно. Что ж... вижу, ты устала.
- Да, я... - Элли сонно покачала головой. - Я почти не сплю, так что сильно устала. Я пойду, отдохну немного.
Она ушла в дом. Чарли Блэк сидел на крыльце, курил трубку и о чём-то напряжённо думал.

***

Элли проснулась от того, что кто-то зажал ей рот и куда-то потянул. Сдавленно вскрикнув, девочка стала отбиваться.
- Тише, - услышала она голос Чарли Блека. - Это я. Спокойно.
- Вы?.. Но куда... вы меня тащите?
- Мы отправимся в небольшое путешествие.
Элли покачала головой.
- Но мои родители...
- Им лучше не знать.
Чарли отнёс девочку - она была очень слаба - к повозке, запряжённой парой лошадей, и положил на одеяло. Сам вскочил на сиденье и тронул поводья.
Элли с трудом поднялась и, ёжась от холода - она была в ночной рубашке - присела рядом с Чарли.
- Куда мы едем?
- Прогуляемся в эту твою... волшебную страну.
- Правда?! Но почему вы не сказали родителям?
- Я пытался намекнуть... Элли, ты всерьёз думаешь, что родители, едва не потеряв дочурку и чудом её обретя, отпустят её в опасное путешествие вместе с малоизвестным авантюристом? То есть – со мною? Да ни один нормальный родитель на такое добровольно не согласится!
- И поэтому вы...
- Решил отправиться тайно.
- Но как вы узнаете дорогу?
- Обратимся к Гудвинусу, о котором ты рассказывала. Он подскажет, ведь он знает, куда его нёс ветер, в каком направлении и с какой скоростью! Мы отправимся туда же.
- Но откуда он может такое знать? Он летел сквозь бурю в воздушном шаре, полуослепший от страха!
- Ну, мне-то к бурям не привыкать! Видела бы ты настоящий шторм... В любом случае, он знает, с какой стороны было солнце, а скорость ветра я вычислю самостоятельно. Хороший моряк должен знать арифметику... а ещё алгебру, географию и много других страшных слов!
- Ух ты! Научите меня?
- Боюсь, учитель из меня неважный. Как-то пытался одну девочку научить, так она меня потом долго дразнила...
- Как?
- Магистр рассеянных наук.

***

Джон проснулся от крика жены:
- О господи, нет! Элли!..
Он бросился в комнату, по привычке схватив револьвер. Но там он застал лишь заплаканную Анну.
- Мой братец Чарли... Он забрал нашу девочку! И уехал куда-то!
Джон сжал зубы.
- Знал я, что таким доверять нельзя...
- За ним, Джон! Нужно спешить!
Фермер неожиданно опустил пистолет.
- А может, так даже лучше? Элли, она... ты ведь понимаешь, Анна, ей недолго осталось...
- Но, Джон...
- Если бы мне снова пришлось её потерять - я бы разуверился во всём... Даже в боге. И едва ли смог жить дальше. А так... мы не увидим её смерти. В наших воспоминаниях она всегда будет живой!
Анна задрожала и прижалась к мужу.
- Наверное, ты прав... Но Чарли... лучше ему не появляться больше у нас дома. Я сама всажу ему нож в живот!
- Как тому парню на ярмарке пару лет назад?
Анна потупила взор.
- Он случайно наткнулся на мой нож, когда пытался приставать...
- О да. Семь раз подряд.
- Господь простит!
- Несомненно. Ведь один из его ангелов со мною - это ты, Анна.
- Спасибо, Джон...
Фермер обнял жену и посмотрел на осиротевшую пустую кровать Элли.
- Да, наверное, так всё же будет лучше.

Глава 11

Чарли опасался погони, поэтому, едва они отъехали достаточно далеко от фермы, пустил лошадей вскачь. Но погони не было. Поэтому к утру он вновь поехал медленно.
Добравшись к ближайшему городу, он купил продукты и кое-какую одежду для Элли. Там же он узнал о Гудвинусе и вскоре нашёл лавку, где торговал бывший волшебник.
Разговор был коротким. После чего Гудвинус, потирая синяки на лице, рассказал Чарли, как добраться до Волшебной страны, и дал кое-какое снаряжение в дорогу. Увы, воздушного шара допроситься не вышло: Гудвинус продал его от греха подальше какому-то бродячему цирку.
Здесь же Чарли продал лошадей и купил какой-то странный прибор в сундуке. Элли с интересом смотрела, как дюжие грузчики, сгибаясь под тяжестью, взгромоздили его на телегу.
Потом Чарли с несколькими рабочими принялся что-то мастерить. Девочка с интересом спросила его:
- Что это будет?
- Повозка без лошадей.
- Что? Но как?
- Я начинал юнгой на парусном корабле. Но оказалось, они уже выходили из обихода. Сейчас в ходу пароходы!
- Паро... что?
- Суда на паровом ходу. Один небольшой двигатель обладает силой нескольких лошадей. Мы установим такой на телегу, и получим самый настоящий сухопутный корабль!
Элли с трудом поняла, что такое паровой двигатель и как он работает. Но, когда работы были окончены, и Чарли ради шутки установил сверху на телегу небольшой парус, то ей и вправду показалось, что они поплывут на сухопутном корабле.

***

"Корабль" нёсся по дороге, потом по бездорожью. Чарли руководил им, Элли смотрела по сторонам. Местность становилась всё более пустынной.
- Что там впереди, матрос Элли? - шутливо спросил моряк.
- Пустыня, капитан! - ответила девочка.
Они ехали весь день. Неожиданно Чарли забеспокоился.
- Я выключил ход, а скорость не убавилась!.. Элли, что видишь?
- Впереди какой-то чёрный камень!.. Капитан Чарли, поворачивайте!.. Задний ход!
- Не могу! Мы слишком разогнались!
- Сделайте что-нибудь!
- Попробую... Эх, не зря говорят, девушки на корабле - к беде...
- Что, капитан?
- Ничего-ничего, тебе послышалось! Держись крепче!.. Вот же... прямо как на айсберг несёмся, только чёрный...
Раздался грохот. Элли полетела кубарем, за нею и Чарли. К счастью, парус, предусмотрительно натянутый моряком впереди, смягчил падение. Но корабль было не спасти.
Кое-как выбравшись из-под обломков, Чарли помог подняться Элли.
- Жива, морячка?
- Вроде бы... Вот только... ударилась сильно. Мы потерпели кораблекрушение?
- Именно! Дальше придётся пешком.
Они собрали кое-какие пожитки и пошли вперёд. Элли шла медленно, волоча ноги. Жара едва давала дышать. Очень скоро путники взмокли так, будто и впрямь потерпели кораблекрушение и вплавь добирались до острова.
Но что это? Впереди показался... чёрный камень! А рядом - разбитый корабль!
- Мы сделали круг? - удивилась Элли.
- Не может быть! Солнце всё время было впереди!..
Но камень и вправду был тем же. Путники, не сговариваясь, с новыми силами пошли вперёд.
И снова пришли к камню.
- Да уж... пойдём-ка назад, - проговорил моряк. - Да и компас будто взбесился... что за напасть...
Они поспешили обратно. И вновь оказались у камня... В первый, второй, третий раз... четвёртый... пятый...
После восьмого раза путники без сил повалились возле разрушенного сухопутного корабля, похожего на умершее от ран доисторическое чудище.
- Я больше не могу... - прошептала Элли.
- Ничего, это не последний наш шторм... - пробормотал Чарли. Элли становилось всё хуже: последние силы оставили девочку, перед глазами плыли круги, её начало морозить.
К вечеру Элли металась в бреду. Чарли понял: это конец. Отчаяние подкосило бедняжку, а слабость и жара сделали своё дело.
- Я ведь не умру, да?.. - прошептала девочка. - Нас кто-нибудь спасёт?
- Конечно, спасут, - вздохнул Чарли и взял её за руку.
Глаза девочки так и остались открытыми. Рука выскользнула и со стуком упала на землю.
Чарли вздохнул и закрыл девочке глаза.

***

Урфин Джюс летел над горами, над пустыней, почти не взмахивая крыльями - паря на воздушных потоках, которые каким-то образом научился чувствовать. Сверху он увидел чёрные камни, спустился кругами и произнёс: "Пирцхгшил!"
И тотчас стал человеком.
Он спрятался за камень. Постарался морально подготовиться к поединку с самым ужасным чародеем, которого мог вообразить. И медленно вышел из-за камня.
Его глазам предстала странная картина. Высокий, крепкий человек в странной одежде копал яму у камней. А поодаль, возле какого-то разрушенного механизма, лежал кто-то, с головой накрытый простынёй.
И никаких следов ужасной чародейки Элли.
Джюс медленно пошёл к человеку.
- Кто здесь? - воскликнул тот и направил на Урфина что-то чёрное с продолговатой трубкой. Отверстие трубки смотрело прямо на Джюса.
- Я, - ответил Урфин. - А кто вы? И где Элли?
Человек вздохнул.
- Я Чарли Блек, моряк. А ты... из этой её волшебной страны, да? Как тебя зовут?
- Я каррр... - Урфин едва не выругался: проклятье! Не так-то просто от ворона вновь привыкнуть быть человеком! - Я, вы правы, из Волшебной страны, да. Меня зовут... кар... в смысле, Каги-Карр, да, точно!
«Не стоит представляться своим настоящим именем, вдруг это какая-то хитрость», - подумал Джюс. И продолжил:
- Меня зовут Кагикар! Но где Элли? У меня для неё, гм, важное сообщение.
Чарли горько усмехнулся.
- Нет больше Элли. Запоздало твоё сообщение.
- То есть как - больше нет?
- Она умерла.
Джюс покачал головой.
- Не могу поверить...
- Да, я тоже. Этот чёрный камень, похоже, станет ей надгробным. И мне, наверное, тоже.
- Но... как? Вы уверены? То есть, она уже не представляет угрозы... ну, в смысле, для тёмных сил, захвативших её друзей?
- Она уже ни для кого не представляет угрозы. Вон, можешь посмотреть на неё.
Как зачарованный, Урфин подошёл к накрытому телу и поднял простынь. Его глазам предстало маленькое, изнеможенное болезнью тело Элли. Оно даже не успело остыть.
- Как же так... - Джюс вместо облегчения чувствовал разочарование. Будто чемпион, готовившийся к решающему поединку и вдруг узнавший, что ему заочно присудили победу. Вроде и радостно... и как-то нелепо.
"Элли... самая могущественная чародейка Волшебной страны. Да, пожалуй, и всего мира... Всё, во что она поверит, может стать реальностью! Могло бы... Неужели она поверила, что пустыня погубит её? Видимо, да... Жаль. Хотя почему я жалею, теперь ведь никто не посмеет угрожать моей власти... Но... она же совсем ещё ребёнок! Мне... что, жаль её?"
Джюс покачал головой. "Не надо было на неё смотреть. Вообще. Не надо, не надо, не надо! Просто повернись и уйди, Джюс. Не говори ни слова. Повернись и уйди. И всё. Дай этому безумцу её похоронить... Она - последняя угроза для твоей власти... угроза?.."
- Ну что, насмотрелся? - устало спросил моряк. - Помоги мне поднять её.
"Она совсем маленькая... Сколько ей? На вид и двенадцати нет... Ну, может, тринадцать..."
- Давай уже! Чего стал?
"Она самая могущественная волшебница в мире... И такой источник силы - в землю?.. А ведь она похожа на дочь кузнеца... Которую я так и не спас".
- Ладно, я сам...
"Не надо было на неё смотреть!.. А, будь оно всё проклято, я знаю, что пожалею об этом..."
- Отойди, Кагикар.
"Я пожалею... но я не могу иначе!"
- Чарли, да вы с ума сошли! Её...
Джюс до боли сжал кулаки и проговорил:
- Её ещё можно спасти!
- Что?
- Её можно спасти! Она не умерла.
"Последний шанс отказаться! Джюс, что же ты делаешь? Ты спасаешь своего врага!.."
Он прочертил пальцем невидимый знак на лбу девочки. Потом, быстро уколов свой палец иглой, выдавил каплю крови. Кровь исчезла, едва коснувшись кожи Элли.
- Кагикар, ты спятил!
- Нет, господин Чарли. Она жива и сейчас очнётся.
И в этот момент Элли открыла глаза.

Глава 12

- Элли! - обрадовался Чарли. - Ты жива!
Девочка слабо улыбнулась.
- Ты же обещал, что нас спасут!
Моряк повернулся к Урфину.
- Спасибо тебе, Кагикар! Если б не ты - я похоронил бы её заживо...
Джюс невесело кивнул.
- Не за что. Я рад, что успел вовремя.
- Но что со мной случилось? - спросила Элли.
- Ты потеряла сознание от истощения, - проговорил Чарли. - Ты голодна? Кажется, у меня где-то был виноград...
- А кто это? - слабая рука девочки указала на Джюса.
- Это наш друг! Его зовут Кагикар!
Элли с трудом поднялась и протянула руку Джюсу.
- Спасибо, Каги-Карр! Ты поможешь нам одолеть зло, захватившее моих друзей, Страшилу и Стального Голов... э-э... Железного Дровосека?
Урфин неуверенно пожал руку девочки. Прикосновение к ней оставило приятное волнующее чувство - надо сказать, Урфину вообще редко приходилось прикасаться к девушкам.
- Сделаю, что будет в моих силах.
- А как ты попал сюда?
Джюс замялся.
- Ну... хм. А как вы собирались попасть в Изумрудный город?
- Напрямик, - усмехнулся Блек.
- Через пустыню и горы?
- Да. Моря меня не пугают, почему же должны пугать барханы или каменные гряды?
"Они в таком состоянии точно не дойдут до Волшебной страны. Я-то видел горы с высоты..."
- Думаю, я мог бы вам помочь. Здесь недалеко есть портал, ведущий в Страну Жевунов. Он спрятан среди скал. Я покажу его.
"Осталось только незаметно этот самый портал состряпать".

***

Когда Элли узнала, что Джюс может превращаться в ворона, то чуть не захлопала от восторга:
- Я знала! Мне не зря снился сон о вороне-помощнике!.. Всегда мечтала полетать, а то только во сне летаю!
- С кровати? - пошутил Джюс.
- Нет... Что? Да ну тебя с твоими шутками! - Элли засмеялась.
Они шли всю ночь. Устал только Джюс: Чарли и Элли даже не заметили трудного пути.
- А что всё-таки с теми камнями? - спросил моряк.
- Это камни Гингемы. Они притягивают всё живое. Чтобы никто не попал в Волшебную Страну.
- Гингема - злодейка! - выпалила Элли.
- Ваша последняя встреча закончилась плачевно для неё, Фея Убивающего Домика? - с намёком спросил Урфин. Девочка опустила глаза.
- Ты убила Гингему, верно? - спросил Чарли.
- Нет! Я... случайно оказалась там! - выпалила Элли.
- А Бастинду? - проговорил Джюс. - Тоже всего лишь «рядом стояла»?
- Я случайно!.. И демонов потом вызвала лишь потому, что не было выбора...
- А Людоеда как убила?
- Его убил Дровосек!
"Хм, это многое объясняет..."
- Тогда за что тебя считают героиней?
- Меня? Правда?.. Наверное, они слишком сильно на меня надеются. Я надеюсь... просто освободить Страшилу и Дровосека, а уж они, наверное, придумают, как победить!
- Ты веришь в это?
- Не знаю...
«Это хорошо...»
- Но я точно знаю, что мы одолеем злодея! Добро должно побеждать!
«Это хуже».
- А кто же этот злодей? - спросила Элли.
- Думаю, узнаем на месте. Я слышал разное на этот счёт... - неопределённо ответил Джюс. - Слетаю, разведаю обстановку...
Прошептав "Пирцхгшил", Урфин взлетел в небо. Элли смотрела с земли с восхищением, он чувствовал её взгляд.
"Эта девчонка... довольно милая. Особенно без потоков крови на лице, как в тот день, когда я впервые увидел её, вылезающую из летающего домика... Ей не откажешь в определённой, хм, привлекательности. Неудивительно, что Страшила так хорошо к ней отнёсся!"
Он снова задумчиво взмахнул крыльями. Горы были совсем близко.
"Она не знает своей силы... Это опасно. Даже её сон стал явью. Хм, а что, если вся моя жизнь, вся судьба, была подстроена свыше таким образом, чтобы в какой-то момент её сон, в который она поверила, оказался реальностью? Ей приснился сон, потому что я ворон, или я ворон потому, что ей приснился сон?.. С ума сойти можно!"
Он заметил удобную впадину и плавно опустился. Под скалой была небольшая, прочная пещерка. Урфин превратился в человека, вынул кинжал, вздохнул, уколол палец и принялся чертить портал.
Когда тот был готов, Урфин, борясь со слабостью и тошнотой, вышел из пещеры и повалился на камень.
«Ну что стоило захватить мел или уголёк?.. Ладно. Надёжнее будет».
Он вновь превратился в ворона и полетел обратно.
«Невероятно! Элли... Источник невероятной силы. Всё, во что она поверит, станет реальностью. И сделать это в моих руках! Если я сумею убедить её, что я бессмертен или всемогущ - так и будет. Правда, нужно, чтобы она в самом деле в это поверила, без сомнения, а в её возрасте девочки уже привыкают во всём сомневаться... наверное».
Увидев путников, Урфин каркнул и стал снижаться.
«А всё-таки Элли очень милая... Чёрт, о чём я только думаю?»

***

Элли и Чарли зашли в деревню Жевунов. Урфин в облике ворона - чтобы не узнали - сидел у него на плече.
Их взорам представились покосившиеся домики, окутанные туманом и влажно блестевшие. Это напоминало декорации к фильму ужасов.
- Какое печальное место... - прошептала девочка.
Они прошли по пустынным улицам. На главной площади стоял памятник Гингеме. Увидев его, Элли вздрогнула.
- Она такая же ужасная, как при жизни!
"Как будто ты при жизни её видела", - подумал Джюс, но промолчал.
Сквозь туман к ним стали приближаться несколько фигур. Элли вскрикнула. Чарли достал револьвер.
- А ну-ка, кто здесь?
Молчаливые фигуры приблизились. Элли и Чарли поняли, что незнакомцы давно мертвы.
За ними шли ещё двое. Они тащили связанного, упирающегося жевуна.
- Помогите! Кто-нибудь! - умолял тот.
- Держитесь, мертвяки! - воскликнул Чарли и поднял револьвер.
Два выстрела грянули почти одновременно. Головы покойников разлетелись с ошмётками мозгов. Чарли продолжал стрелять, и скоро трупы упали на мостовую.
Элли бросилась развязывать жевуна.
- Вы в порядке? Что случилось? Что вообще тут происходит?
Жевун покачал головой.
- Спасибо, милая девочка... Меня арестовали за то, что я нарушил запрет Урфина...
- Кого?
- Злодея Урфина Джюса! Он захватил власть в Волшебной стране!
- Вот как, - заинтересовался Чарли. - А ну-ка поподробнее! Эти мертвецы - его рук дело?
- Разумеется, - всхлипнул жевун. - Я расскажу. Много лет мы изнемогали под властью коварной Гингемы! Она заставляла нас делать страшные вещи... Но однажды пришла Фея Убивающего Домика и мужественно убила злую ведьму!
- Ну, прямо-таки, убила, - пробормотала Элли. – Так, поучаствовала...
- Нами стал управлять Прем Кокус - уважаемый, замечательный человек... Под его руководством мы стали выращивать коку - волшебное растение, способное каждого сделать счастливым!.. Мы все были счастливы и радостны, песни и танцы каждый день!..
- Коку, значит, - пробормотал Чарли. - Хм... Знаем мы такое растение... Что дальше?
- Но пришёл страшный Урфин! Он был учеником Гингемы. Он умеет воскрешать мертвецов! Он запретил выращивать коку, дающую радость и хороший заработок, лишил власти Према Кокуса и даже оставил своих мертвецов, чтобы следили за нами, за тем, как мы выполняем его приказы! Вот и я... решил вырастить немного коки ради предстоящих праздников... И мертвяки как-то узнали об этом, арестовали меня! Хорошо хоть вы оказались рядом.
- Не бойся ничего, - сказала Элли. - Теперь мы расправимся с мертвецами! Дядя Чарли, у тебя достаточно патронов?
- Более чем, - ответил моряк.
- Их ещё сжечь надо, - сказал жевун, кивнув на трупы. - А то могут подняться...
- Собери надёжных людей, мы займёмся этим, - сказал Чарли Блек.
Жевун убежал и вскоре вернулся с подмогой. У всех были радостные, воодушевлённые лица.
- Мы покажем этому чародейскому прихвостню! - говорили они. - Давайте покажем свою храбрость и силу!
Они набросились на памятник Гингеме и повалили его, после чего стали яростно крушить монумент. Один взял на память отколотый нос.
- Пусть Урфин у меня его выкупит! - захохотал он.
Джюс сидел на плече Чарли и внутренне кипел от гнева. "Вот, значит, каким я выгляжу в их глазах? А я ведь хотел как лучше... Но эта штука, стреляющая огнём... С нею стоит быть осторожнее".
Вместо Гингемы на постамент поставили припрятанный во дворе скульптора памятник Элли. И только тогда обратили на поразительное сходство скульптуры и девочки.
- Это же Фея Убивающего Домика! Ура нашей освободительнице!
- Ура! - подхватили все.
- Ну что вы, я ведь ничего не сделала... - смущённо ответила Элли.
- Ты дала нам надежду!
Радостная весть разнеслась по поселению. Жевуны высыпались на улицу, зажигали факела и брали вилы, топоры, лопаты. Чарли возглавил группу, и они принялись ходить по улицам и уничтожать мертвецкие патрули. Потом их сжигали и хоронили в общие могилы, которые накрывали тяжёлыми камнями, чтобы они уже не могли выбраться.
Урфин не стал на это смотреть. Он вспорхнул с плеча моряка и полетел в Изумрудный город.

Глава 13

Урфин влетел в покои, превратился в человека и устало рухнул на кресло. Метнув огненный шар в камин, он уставился на танец языков пламени.
- Вы победили, Урфин?
- А, это ты, Эот Линг... Ты разве не проследовал за мною и не видел всё сам?
- Я могу проследовать за вами куда угодно на земле, но не в воздухе, Урфин.
"Хм... это надо запомнить".
- Элли мертва.
- Поздравляю, Урфин. Теперь никто не сможет оспорить...
- Она была мертва ещё до меня.
- Значит, вам даже не пришлось...
- Нет.
- Всё равно вас следует поздравить за смелость, потому что...
- Я оживил её.
- Что?! Урфин, но... вы в своём уме?
- Не знаю, Линг, не знаю.
Урфин сжал голову руками.
- Каррр... вернее, я хотел сказать... хотя... Как же хочется вина.
- Вы ведь его не пробовали, Урфин?
- В том-то и дело, что нет... Но слышал, оно может избавить от головной боли...
- Скорее, наоборот. Я бы не советовал вам этого, Урфин.
- Может, ты и прав... Ладно. Вели, пусть принесут виноградного сока. Или просто винограда. Из тех сортов, что привозят из Фиолетовой страны. Хорошо?
- Слушаюсь, Урфин.
- Хотя нет... Погоди, Эот. Знаешь, Элли...
- Что?
- Нет, ничего. Позови Кики Ару.
Когда парень вошёл, Урфин кивнул на кресло напротив.
- Садись, друг. Как тебе в роли правителя?
- Неплохо. Жаль, что вы так быстро вернулись.
- Ценю твою правдивость.
- Мне плевать.
- Ясно. Слушай, Кики... Ты когда-нибудь видел... особенных девочек? Которые красивее остальных? Они как будто принадлежат другой расе...
- Вы спрашиваете меня, были ли девочки, которые мне нравились?
- Ну... допустим. Если так понятнее. Были?
- Да.
- И... что ты делал?
- Наблюдал.
- А потом?
- Когда?
- Ну... ты просто наблюдал, и всё?
- Да.
- Но... предпринимал какие-то активные действия?
Кики Ару отвёл взгляд.
- Да.
- Например?
- Одну я превратил в камень.
- С помощью своего заклинания?
- Да.
- Почему?
- У неё было каменное сердце.
- Ясно.
- А вторую - в алмаз.
- Да ну?
- Она больше всего на свете любила алмазные украшения. Впрочем, мне далеко до Гномьего короля - он когда-то превратил в безделушки жителей целого королевства и украсил ими свой дворец. Любой мог попытать счастья и попробовать расколдовать их, прикоснувшись к любому из предметов, но попыток было всего три. Если не угадал - сам становился безделушкой.
- Любопытно... Это было давно?
- Да.
- Откуда ты об этом узнал?
- Я сам в этом участвовал.
- И... тебя не узнали?
- Нет. Я изменил свою внешность заклинанием "Пирцхгшил".
- Хм... и кем же ты был?
- Это важно?
- Да.
- Я был... курицей.
Урфину не смог сдержать улыбки.
- Представляю!.. Именно курицей, женского пола?
- Я не могу превращаться в особей не своего пола. Я просто притворялся, но, если честно, чуть не выдал себя, когда поначалу назвался мужским именем. Я сказал, что меня зовут "Билл", но потом исправился на "Биллина".
- Но... как ты мог нести яйца?
- Чего проще? Я взял с собой небольшой их запас, чтобы подкрепиться в дороге. И каждый день оставлял одно, говоря, что я его снёс. Никто не догадался.
- Похоже, у тебя богатая биография.
- Я просто люблю приключения.
- Ясно. Что ж... Ступай. Позови Руфа Билана.

***

Руф Билан вошёл неспешной походкой и с усмешкой посмотрел на Урфина.
- Да, господин Джюс?
- Билан... У меня следующий вопрос. Вам в жизни встречались... девочки, которые казались вам особенно красивыми?
- Да, господин Джюс.
- И что вы делали?
- Убивал их, господин Джюс.
- Зачем?
- Чтобы не рассказали, господин Джюс.
- Чего?
- Того, что я сделал с ними перед смертью, господин Джюс.
Урфин вздрогнул.
- Погодите, но... вам не хотелось сделать им что-то хорошее, доставить радость, вызвать улыбку?
- Иногда, господин Джюс.
- Почему вы не пробовали сделать это?
- Это сделало бы меня слабым, господин Джюс. На моём посту нет места для слабости.
- А до того, как вы стали главой гильдии убийц?
- До этого я мечтал им стать и старался соответствовать.
- И как давно вы мечтали об этой должности?
- Сколько себя помню, господин Джюс.
- Почему?
- Я был так воспитан.
Урфин задумчиво кивнул. Билан спросил с намёком:
-Элли - одна из таких девочек?..
- Думаю, да.
- Разрешите мне убить её?
- Думаю, да. Но это может быть непросто.
- Меня не испугать трудностями, господин Джюс.
- Что ж... ступай. Мне нужно подумать.
- Вас ждут придворные, господин Джюс. На сегодня назначена аудиенция.
- Мне не до того. Пусть зайдут послезавтра.
- Нужно сегодня, господин.
- Ладно. Кики Ару ведь понравилось сидеть на троне? Вот пусть он их и примет. Всё равно мало кто мог меня запомнить с балкона - для посетителей кто в короне, тот и Урфин.
- Хорошо, господин Джюс.
Руф Билан вышел. На его лице играла торжествующая улыбка. Урфин же подошёл к окну.
"Скоро Элли не станет... Так будет проще для меня... хм... проще? Что я наделал?!"
Джюс вздохнул и покачал головой. После чего проговорил "Пирцхгшил" и, превратившись в ворона, полетел в Голубую страну.

Глава 14

Джюс подлетел к Элли. Она обернулась.
- Каги-Карр! - обрадовано воскликнула девочка. - Где ты был?
- На разведке, - ответил Джюс, превратившись в человека.
- И что удалось узнать?
- Многое.
К ним подошёл Чарли Блек.
- Твоё умение чертовски полезно, скажу я тебе... Итак, где Урфин Джюс?
- Во дворце в Изумрудном городе.
- А друзья Элли - Страшила и Головосек?
- В башне, там же.
- Вот как... Мы очистили всю Голубую страну от порождений этого злодея. Главой её назначен Прем Кокус.
- Карр!.. - не сдержался Урфин. Элли весело подскочила к нему:
- Ты тоже рад, да?
- Э-э... кхм. Да-да, конечно. Каковы следующие действия?
- Освободить Фиолетовую страну. Там есть наша союзница - Фрегоза, она возглавляет подпольную борьбу против оккупанта.
- Фрегоза... Ну конечно. Это любов... карр, в смысле, подруга Стального Головосека?
- Я помню её, - улыбнувшись, сказала Элли. - Она такая милая...
- Несомненно. Что ж, я могу провести вас тайными тропами в башню, где держат ваших друзей. Но есть ещё кое-что, что я узнал.
- И что же?
- Урфин отправил по следам Элли главу Гильдии Убийц.
- Вот негодяй этот Урфин! - воскликнула девочка. - Ну, пусть он мне только попадётся в руки, я ему покажу!
- И что же ты сделаешь? - усмехнулся Джюс. Элли загадочно улыбнулась и достала из-за пазухи крошечный предмет.
- Дядя Чарли - настоящий волшебник! Он сделал для меня это. На обыкновенном станке!
Джюс присмотрелся к предмету.
- Это, гм... уменьшенная версия его оружия?
- Укороченный наган, - сказал Чарли Блек. - Короткий ствол и уменьшенная рукоять. Получилось очень удачно, думаю, такие наганы вполне могли бы пойти в серию.
- Кхм... Опасная игрушка.
- Поопаснее, чем обычные дамские пистолеты, - согласился моряк. - Итак, чего мы ждём? Показывай дорогу, юноша-ворон!

***

Они осторожно пробирались по подземелью. Джюс снова превратился в ворона и спокойно сидел на плече моряка - отчасти боясь, что его узнают, отчасти потому, что в отличие от воскресших мертвецов, всё-таки чувствовал усталость.
- Странно, почему я не устаю? - задумчиво сказала Элли. - Уже который день не хочу спать...
- Это волшебство, - пробормотал Чарли, отводя взгляд. Джюс негромко каркнул, что можно было воспринять как за согласие, так и за отрицание. Впрочем, Элли тоже умолкла.
Джюс же напряжённо думал. "Она слегка прикоснулась, но... когда это произошло, я почувствовал себя странно... Почему близость Элли так странно на меня действует? Она похожа на умершую дочь кузнеца, допустим, но всё же... Почему?"
Они прошли последний поворот. Урфин указал на едва заметную щель в стене:
- Откройте вот этим ключом.
- Откуда у тебя ключ? - нахмурился Чарли.
- Стащил, пока Лан Пирот, охранник, отвернулся. Вороны ведь любят воровать блестящее?
- Гм, конечно, - сказал моряк, но голос его был подозрительным. - Конечно.
Дверь открылась, и глазам путников представились две фигуры. Они тут же поднялись навстречу.
- Элли! - обрадовано сказала первая.
- Страшила! - воскликнула девочка и бросилась на шею чучелу.
Вторая фигура - Дровосек - поднялась медленно, с трудом, кряхтя, точно глубокий старец.
- Эл-ли... - проговорил он. - Здрав-ствуй. Я р-рад тебя видеть...
- Что с тобой, Дровосек? - испугалась девочка.
- Ему нужно подновить рисунок, - сказал Страшила. Здесь только крысы, а нужна человеческая кровь. Где бы нам достать её?
- Что значит "где"? - воскликнула Элли. - Мне не жаль своей крови! Я слышала, это называется "донорство"!
- Увы, твою кровь поздно использовать, она свернулась, - сказал Страшила. - Удивительно, что ты ещё не превратилась в скелет, за всё это время...
- Что значит "за всё время"? - удивлённо спросила Элли. - Я ведь ожила во внешнем мире! Почему нельзя использовать мою кровь?
- Потому, что ты снова мёртвая, - сказал Страшила.

***

У Элли подкосились ноги. Чарли едва успел подхватить её.
- Мёртвая?.. - переспросила она. - Но... Как же... Я ведь живая!
- Увы, - сказал Чарли. - Я не хотел тебе говорить... Но ты была мертва. Сейчас-то я это вижу.
- Но... как? Что меня оживило вновь?
- Ил-ли - КТО?.. - голосом, не предвещающим ничего хорошего для некромантов, сказал Дровосек. - Кто оживил т-тебя?
- Я не знаю... Я не могу такого помнить!.. Но... как же так...
- Потому-то ты не уставала... и я тоже, - сказал Чарли Блек. - Мы все тут мертвы, как я погляжу.
- И кто ж всех нас оживил? - воскликнул Страшила.
Урфин каркнул.
- Минуточку внимания...
- Это ещё что за ворона? - спросил Страшила.
- Это Каги-Карр, наш союзник! - сказала Элли. - Он ещё в человека превращаться может...
- Ещё раз, минуточку внимания, - нетерпеливо сказал Джюс. - Тебя, Элли, оживила твоя сила.
- Какая сила? - удивилась девочка.
- Ты убила...
- Не напоминай!..
- Убила двух могущественных волшебниц. Их сила перешла к тебе. Так что теперь ты действительно - могущественная фея. Твоя вера спасла тебя - ты верила, что оживёшь после смерти...
- Ну... да. Я всегда верила в загробную жизнь...
- Так что теперь ты не можешь так просто умереть. Тебя нужно, например, раздавить, как Гингему, или растворить заживо в кислоте, как Бастинду...
- Ну не напоминай, пожалуйста! Я не хочу, не хочу больше никого убивать! Не хочу!
- Не в-волнуйся, Эл-ли. Джюса не обяз-зательно уб-бивать... Доста-точно посадить в подвал б-без окон и дверей, и з-забыть, куда по-ложила ключ...
- В любом случае, может быть, нам надо торопиться? - воскликнул Джюс. - Как говорил мой предок - сКАРРее!!!
- Никуда вы не пойдёте, - раздался спокойный голос.

Глава 15

Перед ними стоял Руф Билан, глава Гильдии Убийц.
- Я так и думал, что никого искать не придётся, всё равно придёте сюда, - сказал Билан. - Это и к лучшему. Убить их!
Из-за его спины вышел Лан Пирот и отряд мертвецов.
- Карр! - не сдержался Джюс. Руф усмехнулся:
- Ворону убить первой!
- Вы не за что не убьёте моего друга! - воскликнула Элли. Руф пожал плечами:
- И кто же нам помешает?.. Вперёд!
Мертвецы бросились в атаку. Чарли и Элли выхватили пистолеты и стали палить в мёртвые тела. Не ожидавший этого Билан замешкался, что дало возможность Страшиле подскочить к нему и приставить нож к горлу.
- Прикажи мертвецам нас пропустить, иначе сам пополнишь их ряды.
Руф ловко вывернул его руку и перебросил через себя. Будь Страшила живым - переломал бы все кости, но набитому чучелу падения были не страшны.
- Бежим! - закричал Чарли. Они бросились к выходу, но мертвецы схватили их. У Блека кончились патроны - но он не успел перезарядить наган.
- Вот и всё, Фея Убивающего Домика! - захохотал Руф, вынул нож и вонзил в сердце Элли.
Девочка медленно подняла голову и уставилась на побледневшего Билана.
- Не ждали, господин главный убийца?

***

Руф Билан отскочил, как ужаленный.
- Ты... мертва?..
- Да, поэтому вы ничего мне не сделаете! - звонко крикнула Элли. - Мертвецы! Я такая же, как вы! Мы с вами одной крови - мёртвой, в смысле, у нас одна суть, потому нам нечего делить и незачем враждовать!.. Так почему же вы позволяете этому живому негодяю командовать вами?
- Правда, почему? - хмуро сказал Лан Пирот. - Я никогда не любил наёмных убийц, ведь один из них и убил меня. Уж не ты ли это был, Руф Билан?
- Нет... Это ложь! Этого не может быть! - закричал Руф. - Убить девчонку!.. Вернее... вы же не можете... Тогда отрубить ей голову! Выполнять!
- Они все мертвы, кроме вороны, - сказал Лан Пирот. - Мы не станем их трогать.
- Они изрешетили вас пулями!
- Выковыряем.
- Исполняйте именем Урфина Джюса! Он велел вам подчиняться мне! Ты не выполнишь приказ, Лан Пирот?
Генерал-мертвец замешкался.
- Приказ... Я обязан выполнять приказ...
Джюс бросился вперёд и накинулся на Билана, не давая ему говорить. Тот закричал, брызнула кровь. Урфин полетел к выходу, глухо каркая.
Страшила, Дровосек, Чарли и Элли бросились за ним. Вдогонку им неслись проклятия Руфа Балина, обещавшего сжечь всех мертвецов в дворцовой печи.
Они выбрались на улицу. Здесь Дровосек упал.
- Н-не могу больше...
- Погоди-ка, - сказал Страшила. - Среди нас ведь есть один живой! Это Каги-Карр! Превратись-ка в человека, ворона, и дай немного свой крови!..
- Крру... - проговорил Джюс.
- Что? Эй, ты не хочешь? Скрываешь что-то? А, ворона?
- Крру...
Урфин подлетел к Дровосеку и протиснулся клювом сквозь забрало. В его клюве была кровь Руфа Билана. Он быстро прочертил ею символы, и, отплёвываясь, отскочил в сторону.
Дровосек ловко вскочил на ноги.
- Наконец-то чувствуешь себя живым! Ну... почти. Где там эти мертвецы?.. Пойдёмте к Урфину, я ему покажу, некроманту проклятому!
- Каги-Карр! Ты спас его! - воскликнула Элли, схватила ворона и поцеловала его где-то возле клюва. Тот покраснел бы, если бы вороны умели краснеть.
- Чего мы ждём? Собираем народ на главную площадь - как она тут называется, "майдан", что ли... - собираем, и поднимаем восстание против Урфина! Пусть отрекается от престола! - воскликнула Чарли Блек. - Изумрудный город - страна без олигар... то есть, без некромантов!
- Да я его своими руками в землю!.. - проговорил Дровосек. - Пусть готовится к земле!
- Пусть готовится, - хмыкнул Страшила. И вполголоса пробормотал: - Погодите-ка... А откуда Каги-Карр знает, какие символы нужны для оживления мертвецов?

***

Руф Билан выбрался из темницы и осмотрелся, но беглецов и след простыл.
- Ничего мертвякам поручить нельзя, - проговорил он. - Придётся пользоваться старыми, проверенными методами...
И, накинув на голову капюшон, сразу слившись с ночной темнотой, глава Гильдии Убийц пропал в ночи.

Глава 16

В таверну "Изумрудное зелье" вошли несколько путников в дорожных плащах. Они сели за столик в углу и, ничего не заказывая, сидели, точно ждали кого-то.
С ними был ребёнок, тоже в плаще. Внимательные наблюдатели могли бы заметить, что плащи совершенно не ношенные, точно только что из лавки. К тому же один из путников шёл тяжело, а когда сел, стул прогнулся. А один - шаркал, точно вместо ноги у него была деревяшка.
Один из посетителей возле стойки неожиданно грохнул бокалом о столешницу.
- Почему не доливаешь?! - воскликнул он, выпучив глаза на трактирщика. Тот пожал плечами:
- Дык подорожала выпивка. Сколько ты заплатил, столько я и налил.
- Опять подорожало? С ума сойти! - разъярился покупатель. Прочие поддержали его недовольным гулом.
- Ничего не могу поделать, нам опять подняли налог, - сказал трактирщик. - Вы не мне платите повышенную цену, а нашему великому Урфину. К нему идите и претензион свой выражайте!
- И пойдём! - сказал посетитель. - Совсем жития не стало! Бриться каждый день заставляет, выпивку покупать не даёт, ещё и спортплощадок бесплатных всюду понастроил, молодёжь нашу соблазняет, чтобы не в благочестивых размышлениях время проводили, а в бесовских спортивных забавах!.. Каково, а? Я на днях попробовал пройти туда, подтянулся разок, и на следующий день так всё болело!.. А ведь в молодости был молодцем хоть куда. Точно вам говорю: все эти турники, брусья и прочие тре-на-жеры, - он по слогам произнёс непривычное слово, - высасывают душевные силы у каждого, кто на них занимается! Точно говорю вам!
- Разве бесплатные спортплощадки не Дровосек, правитель Фиолетовой страны, открывает? - спросил один из путников. Его одёрнул второй:
- Да тише ты!
- Мы на днях ходили, прошение передали, чтобы зарплаты повысили, - сказал один из посетителей. - А то ведь цены выросли хуже некуда...
- Ну, тогда на что жалуетесь? - удивился трактирщик. - Вот зарплаты вам подняли, значит, прежнее количество выпивки купить сумеете!
- А если б ты не поднимал цену - купили бы в два раза больше, - сказал посетитель. Трактирщик покачал головой:
- Доблестный Фарамант, цены на продукты первой необходимости понижать ни в коем случае нельзя! Это приведёт к инфляции, необеспеченности денег товаров, и в итоге может случиться, что придётся фермерам выливать молоко на землю и бросать хлеб в реку, чтобы только цены на товар не падали!.. Так что я, повышая цену, считай, благо делаю для всех!
Пьяницы задумались.
- Но ведь зарплаты-то новые только в конце месяца дадут, а цены выросли уже сейчас, - проговорил Фарамант. Трактирщик радостно закивал:
- Вот-вот! Это называется про-фи-лак-тика! Можете не благодарить.
Фарамант покачал головой
- Всё равно не пойму. Цены растут, потому что зарплату прибавляют, а зарплату прибавляют, потому что цены растут?
Трактирщик пожал плечами.
- Неисповедимы пути Урфиновы... Однако твоя кружка уже пуста. Если нечем платить - иди, поди жена заждалась, пусть порадуется, что пришёл почти трезвый!
- А, ну тебя, - сказал Фарамант, поставил кружку и отошёл в сторону, надеясь, видимо, найти того, кто угостит. - Посижу ещё чуток...
- Во всём виноваты мертвецы! - воскликнул второй посетитель. - Это они отбивают наши рабочие места, работая за меньшую зарплату, чем мы, да к тому же без прогулов и перекуров! Вот и трактирщик наш, видимо, нанял себе парочку...
- А что делать, мои прежние ночные сторожа только спали на работе, а трупы никогда не спят, - пожал плечами тот. - Зато теперь работаем круглосуточно и без перерыва.
- Всё проклятый Урфин, всё его проделки! - сказал третий. - Если б не он - жили бы сейчас как в Жёлтой стране! Говорят, она жёлтая, потому что вся из золота, представляете? Там все богаты. Захотел поесть - отодрал плитку золотую, принёс в магазин и заказал царский ужин! Вот где жизнь-то, а?
- Ты сам-то был в той стране? - спросил Фарамант.
- Нет, но знакомый моего знакомого, которому рассказывал брат сестры его двоюродного брата...
- Понятно. Никто не знает, как там на самом деле. Живут-то в Жёлтой стране молчуны, от них ни слова не допросишься!..
- Да потому и молчат, что слов нет смотреть на нашу нищету! - взъярился тот. - Вот возьму и уеду туда! На постоянное место жительства!.. Тогда у меня всё золотое будет - и батон, и даже унитаз!
- И грызть его ты будешь золотыми зубами, - пробормотал Фарамант.
- Эх... Пошли бы, да прогнали Урфина! При Страшиле вон как хорошо жилось! - сказал посетитель. - Но что делать, как быть? Лидера-то нет! Не за кем идти...
- Лидер есть, - сказал посетитель и снял капюшон. Конечно же, это был Страшила.
Все так и замерли.
- Страшила Мудрый! Это ты?
- Да, друзья мои. Враг заточил меня в крепости, но истинная мудрость всегда найдёт путь из заточения! И я здесь, чтобы возглавить вас! Вы готовы идти за мною против Урфина?
Посетители неуверенно молчали.
- Трусы! - раздался детский голос, и Элли откинула капюшон с лица. - Я, девочка из Внешнего мира, не испугалась прибыть сюда, чтобы бороться с Урфином! И что я вижу? Взрослые, крепкие мужчины испугались одного-единственного человека? Вы не мужчины, вы дети в телах взрослых!.. Да и дети у нас в Канзасе смелее бывают! Позор вам!
- Да это же Фея Убивающего Домика! - раздались голоса. Элли закивала.
- Да! И если мне вновь придётся сразить страшное зло, угрожающее Волшебной Стране - я готова! От моих рук пали две могущественные колдуньи, и во мне их сила! Потому если вы не пойдёте - я сама отправлюсь во дворец Урфина, пока вы, трусы, будете дрожать от страха, прижимаясь к своим жёнам... - тут Элли задумалась, не слишком ли она перегнула палку. Честно говоря, она понятия не имела, зачем мужчины прижимаются к своим возлюбленным по ночам. Её отец, Джон, человек строгого воспитания, никогда не позволял себе при девочке даже целовать Анну, и потому о физической стороне любви Элли имела весьма смутные представления.
- Так что? Мне идти самой, трусы? - звонко закончила она.
- Мы бы пошли за тобою, - сказал Фарамант. - Да вот только не знаем, что нам делать... Перессоримся, да и только. С чего начать? Как быть? Вот так сразу идти во дворец, или послать парламентёров?
- Я расскажу вам! - воскликнул Страшила. - Для начала собираемся на центральной площади - майдане - строим баррикады и зажигаем факелы. Их надо побольше - пусть в темноте покажется, что нас больше, чем есть... Потом выразим Урфину требование: немедленно уйти и вернуть законную власть Страшиле! То есть мне. Всё понятно?
- Понятно! - закричали все. Подебоширить на баррикадах - это они любили. В общей депрессивной обстановке - хоть какое-то развлечение, а под шумок можно и пару торговцев ограбить... Раз Страшила - законный правитель - здесь, то он всё разрешит и простит.
- Вашими кураторами будут мои друзья - Дровосек и Чарли Блек! Вот они!
Путники сбросили капюшоны.
- Дровосек организует вас, а Чарли расскажет, как изготовить опаснейшее оружие! Он уже сражался с порождениями Урфина! И более того - он освободил Голубую Страну! С моею помощью, конечно, - скромно добавил Страшила.
- Слава Чарли Блеку! - закричали все.
- Герою слава! - вторили прочие.
- Собирайте всех, кого можете, - сказал Страшила. - И бегом, пока Урфин не знает. Внезапность - наша сила! Вперёд, на баррикады!
Все кинулись на улицу. По дороге Элли укоризненно сказала Страшиле:
- Врать нехорошо! Ты не помогал дяде Чарли освобождать Голубую Страну! Это мы освободили тебя!
- Ах, Элли, - рассмеялся Страшила и приобнял её за плечи. - Истинный правитель может управлять даже из-за решётки!.. Ведь если бы я не прозвал тебя на помощь - вы бы не пришли и не освободили бы Голубую Страну! А значит, это немного и моя заслуга!
Урфин ревниво посмотрел, как Элли доверчиво прижимается к Страшиле. Он единственный из путников не снял капюшон в таверне, боясь, что его узнают.
- Тогда я полечу на разведку, - сказал он. - Обещаю, без моего ведома Урфин не сделает и шагу!
И, шепнув "Пирцхгшил!", он превратился в ворона и полетел во дворец.

Глава 17

Урфин летел к замку, проклиная себя за то, что превратился в ворона, а не филина - в темноте было бы намного лучше видно.
"Вот же... карр..." - думал он, щурясь на едва заметные силуэты, освещённые уличными огнями.
Но дворец был ярко освещён. В окнах виднелись танцующие фигуры.
Удивлённый, Джюс сел на перила вокруг террасы и превратился в человека. Поправив балахон, он отправился во внутренние покои.
Сзади раздался вкрадчивый голос:
- Разрешите обратиться, Урфин?
- А, это ты, Эот Линг?
- Это я. Скажите, почему вы только что были среди ваших врагов?
- Тебе всё докладывают?
- Положим. Так почему?
- Чтобы узнать их планы. Я попросту шпионил.
- И много удалось узнать?
- Много, но поздно. Они уже приступили к выполнению своих планов - строят баррикады на центральной площади, а какая-то полуголая девица кривляется на сцене и поёт что-то типа "Гей я, гей, гей, мама, гей!"
- Полагаю, что всё же "гэй", а не "гей", - проговорил Эот Линг. - Но простите, Урфин, почему же вы не попытались что-то сделать с ними, пока они были рядом?
Джюс покачал головой.
- Что? Я не боевой маг, а всего лишь некромант. Я за всю жизнь даже не убил никого, в отличие от Элли... Неужели для того, чтобы тебя считали героем или просто уважали, обязательно убить кого-нибудь?
- Но вы могли бы сделать хоть что-то!
- Например? Я не знаю боевых заклинаний. А призывать мертвецов не было смысла - Чарли с этой его штукой - "наган" называется - с лёгкостью убил бы и мертвецов, и меня самого.
- Вы лукавите, Урфин. Вам известны заклинания, которым вы могли бы разрубить любого из ваших врагов пополам.
- Всего одного, да и то с близкого расстояния. Остальные бы меня уничтожили. Это заклинание ничем не отличается от обычного топора в руке, с той лишь разницей, что самого топора-то и нет. Я не воин и не убийца, не забывай этого, Линг. Я всего лишь столяр-некромант.
- Но почему вы помогли вашим врагам сбежать?
- Чтобы они мне доверяли. Но всё пошло не по плану. Или, Эот, ты полагаешь, что я переметнулся на сторону своих врагов? И буду сражаться против себя самого?
Гном задумался.
- Я не знаю, что думать, Урфин... Но сейчас важно другое. Во дворце вас ждёт неприятный сюрприз.
- Да ну?
- Ну да. И мой вам совет - ничего не пейте и не ешьте, особенно если рядом с блюдом побывал Кики Ару.
- Думаешь, он плюнет в мой бокал?
- Думаю, вам не стоит шутить, если не хотите умереть от яда.
- Брось, я могу превратиться в существо, обладающее иммунитетом к яду. И подождать, пока действие пройдёт.
- Некоторые яды действуют слишком быстро, Урфин. Ступайте, но помните: я вас предупреждал.

***

Урфин, озадаченный, прошёл в главный зал. К его удивлению, здесь был праздник. Богатый приём, зал сиял лепниной и зеркалами, многократно отражающими тысячи свеч. На сверкающем паркете кружили богато разодетые горожане из влиятельных гильдий, а на столах стояли изысканные блюда и дорогие вина.
- Я как во сне... Никогда такого не видел... - пробормотал Джюс.
Разодетые музыканты играли что-то приятное. Урфин спустился в зал. Несколько взглядов скользнули по нему с презрением: одетый в простой балахон, он выглядел здесь чужаком.
- Простите, а в честь чего приём? - спросил он у ярко одетой пары.
- Приём в честь великого Урфина Джюса, - ответил мужчина. - А тебя-то, заморыш, как сюда пустили?
- Хм, а он мне нравится, - подчёркнуто-кокетливо сказала женщина, строя глазки. - Я бы с ним не прочь развлечься... Может, пригласим его к себе на эту ночь, а, милый? Ручаюсь, он такого ещё не испытывал!
- Простите, мне нужно идти, - сказал Урфин. Он поспешно направился к покоям Кики Ару, но тут его привлёк громогласный голос:
- Господин Урфин Джюс, повелитель Волшебной Страны и сопредельных стран, владыка, сапоги которого попирают вселенную! Приветствуйте господина Джюса!
Урфин обернулся. Но все смотрели не на него. Их взгляды были прикованы к огромной двери в конце зала.
Дверь сама собой распахнулась, язычки пламени на свечах дрогнули. В проёме стоял... Кики Ару, в богатом одеянии, с золотой цепью на шее, с посохом, украшенным инкрустированным черепом. На голове убийцы была золотая корона с изумрудами.
- Господин Урфин Джюс! - повторил герольд. И все низко склонились перед Кики Ару.
Все, кроме Урфина. Но тут ему кто-то врезал в солнечное сплетение (оказалось, один из лакеев). Урфин задохнулся и невольно склонил голову, пытаясь сделать хоть вздох. "Проклятье!.."
Кики Ару прошествовал к столу.
- Занимайте места, милые мои гости, - проговорил он. - Начнём пиршество. Вот только наши, колдунов, вкусы могут несколько удивить простых людей... Однако же пожелаем друг другу приятного аппетита!
Гости принялись есть. Перед Кики Ару поставили золотой поднос с крышкой. Помощник поднял её - и перед пораженными гостями предстали блюда, полные червей, жареных мышей и гигантских тараканов.
Гости поперхнулись. Кто-то едва сдерживал рвоту. Некоторые дамы упали в объятья кавалеров, старательно потеряв сознание.
Кики Ару, пряча улыбку, взял жареного таракана и с хрустом откусил. После попробовал мышь, макнув её в соус, подозрительно напоминающий кровь.
- Что вы замерли? Ешьте, господа! - сказал он.
Гости, давясь, принялись за угощения. Вот только прежней радости на их лицах не было.
Урфин, наконец, отдышался. Сжав кулаки, он пошёл к Кики Ару.
- Да что это за цирк? - воскликнул он.
Тот посмотрел на него и усмехнулся.
- А это, друзья мои, представление для вас. Это Кики, мой новый шут. Он обожает притворяться кем угодно. Полагаю, сейчас он здорово нас развлечет!
Урфин ударил кулаком о стол.
- Хватит! Урфин - это я! И я никогда не стал бы тратить деньги на подобную чушь! К чему этот приём?
Со стороны гостей раздались неуверенные смешки.
- Эта пустая трата денег! А ты, Кики Ару - обманщик! Что ты задумал? А я считал тебя другом!
- Здорово, правда? - сказал Кики Ару, поднося к губам жареного дождевого червя толщиной с палец. - Продолжай, мистер шут!
Урфин покраснел от гнева.
- Да я тебя...
- Что? - невинно поинтересовался Кики Ару. - Что ты мне сделаешь? Я весь во внимании. Или ты играешь роль члена гильдии убийц? Брось, тебе с ними не сравниться. И кстати, они все здесь, так что не перегибай палку в своём юморе.
Урфин вздрогнул. Сзади ему почудились звуки возводимой арбалетной тетивы.
- Ты забыл о народе! Он голодает! Цены растут! А ты тут роскошествуешь!
- Да ладно? Все видели, что я на днях летал на обыкновенной метле! Которая доступна каждому, даже самом бедному, горожанину! "Эконом-класс", так сказать.
- Что? Кики Ару, ты лжец!
- А, я понял, он, кажется, воображает, что стоит перед зеркалом! Какая необычная идея для шутовского представления, а? - засмеялся Кики Ару. Гости тоже смеялись. Это было столь дико, что Урфин на миг усомнился в реальности происходящего.
- Представление, значит?.. - пробормотал он. - Хорошо...
- Шут, ты бы закруглялся... пока не превратился во что-нибудь неживое, - с намёком проговорил Кики Ару.
- Дозвольте, пане и панове, речь держати!.. - воскликнул Урфин. - Я, придворный шут Кики Ару, хочу порадовать вас чудным стихотворением!
И нараспев принялся читать:

Мудрый маг чудо-зеркало создал,
Отражались в том зеркале души!
И у многих вельмож в королевстве
Был душевный покой нарушен.

- Кажется, я слышал эти стихи, - сказал один из придворных. Урфин кивнул:
- Да, это очень известный стих, притом не только в нашем мире. Мне рассказала его Эл... - он прикусил язык. И продолжил:

Чудо-зеркало спрятали в замке.
Был тот замок угрюм и заброшен.
Посмотрел в него волк - и увидел,
Что он, в сущности, зверь хороший.

Но однажды король тех владений
Посмотрел на своё отражение.
И увидел он чёрную птицу,
Всем грозящую уничтожением!

Чудо-зеркало сразу разбили,
Мудрый маг был коварно задушен.
И с тех пор зеркала в королевстве
Отражают лицо, а не душу.

Гости пьяно захохотали и захлопали в ладоши. Уфрин шуточно поклонился Кики Ару. Тот через силу улыбнулся и сказал:
- Что ж, шут, ты был хорош. Жалую тебе бокал лучшего вина. Ты, вероятно, давно мечтал его попробовать?
- Давно, - сказал Урфин.
- Так пей же! - он протянул хрустальный бокал, наполненный до краёв. - И вы, гости, тоже наливайте! Посмотрим, осилит ли мой шут бокал, или оно столь крепко, что смотрит его сном!.. Но он, похоже, вполне взрослый мужчина, и может себе позволить долгожданное вино!
Урфин взял бокал. Пальцы его тряслись, лицо побледнело, глаза стали безумны.
- Давно мечтал, что верно, то верно, - сказал он. - Но взрослый - это не тот, кто может позволить себе пить вино - на такое много ума не надо - а тот, кто может от него отказаться.
Он подошёл к окну и выплеснул вино на штору.
- Ты что делаешь? - воскликнул Кики Ару.
- Пожар тушу, - сказал Урфин.
- Какой пожар?
- Пожар народного бунта, бессмысленного и беспощадного. Такого, что без огня всем жарко станет... Позвольте мне, друзья, представить последний акт моей сегодняшней комедии!
И Урфин резанул боевым заклинанием по шторе. Она упала, и за окном стали видны стоящиеся баррикады на площади перед замком.
- Ну что ж, спасибо за внимание, концерт окончен, до свидания! - сказал Урфин и захохотал. - А теперь мы с вами поменяемся местами: я займу место зрителя, а вы, похоже, сейчас станете главными героями на этой сцене!
И, снова поклонившись, Урфин шепнул "Пирцхгшил" и, превратившись в мышь, шмыгнул за дверь.

***

Урфин спокойно сидел в кресле перед камином в королевских покоях. Дверь распахнулась, и в комнату ввалился бледный, напуганный Кики Ару.
- Дворец окружён восставшими горожанами! - воскликнул он.
Джюс пожал плечами.
- Я знаю.
- Это ты подстроил!
- Куда мне, шуту...
Кики Ару взволнованно подошёл к нему.
- Урфин, прости... Просто я подумал, раз есть деньги, то грех их не потратить, решил устроить богатый приём...
- Червячка заморить, - добавил Джюс.
- Да пустяки, червяки и мыши с тараканами были изготовлены главным поваром из кроличьего мяса и чёрного шоколада, - отмахнулся Кики Ару. - Просто охота было посмотреть на их лица, ты бы видел!.. Впрочем, ты видел.
- Видел, - сказал Урфин.
- Ну, а ты... Я хотел предупредить тебя, но тебя не было нигде во дворце...
- Не было.
- Ну, я и назвал тебя шутом, чтобы ты не опозорил меня перед гостями!
- И весь позор достался мне. А ведь я считал тебя другом.
- И я тебя тоже! Ну... прости. Знаешь, я попробовал немного коки... Наверное, она повлияла на моё решение. Честно говоря, я к ней слегка пристрастился...
- Верю.
- И вообще, я так давно мечтал стать важным, уважаемым, богатым человеком! Ты спрашивал, есть ли у меня любимая девочка? Так вот, есть. Это принцесса Озма, повелительница Страны Оз. Но она - принцесса, а я - кто? Вот и решил, добыв королевство, пригласить её к себе...
- Пригласил?
- Не успел пока... Но пойми, Урфин! Пойми, я не мог иначе!
- Не мог.
- Что теперь делать?
Джюс поднялся с кресла.
- Что делать? Ты же хотел быть Урфином Джюсом. Вот и будь им! Выйди к толпе, как это делал я, успокой их, скажи, что снизишь налоги, что повысишь зарплаты до уровня Жёлтой Страны, что отныне твоя политика принимает жёлтоинтеграционный вектор... Что ценишь и уважаешь мнение народа, что продашь свою фабрику "ОкРАШЕНный изумруд, в общем, наплети всего, что вздумается. Докажи, что можешь быть мною! А я тут же напишу отречение от престола в твою пользу. И ты станешь полноправным правителем Изумрудного города. Я же соберу остатки войска и постараюсь напасть на Жёлтую страну - совершу то, о чём и мечтал: отомщу за Гингему. А ты приглашай свою Озму и правьте с нею хоть тысячу лет, мне всё равно.
Кики Ару обернулся, посмотрел в окно, вздрогнул и задёрнул шторы.
- Я не привык говорить с людьми. Не умею. Я привык убивать, подслушивать, маскироваться, прятаться... Я не смогу.
- Плохой из тебя Урфин.
- Может, ты сделаешь это за меня? В последний раз? А?..
- Нет. Меня узнают... благодаря тебе. Теперь меня все знают, но не как Урфина, а как шута.
- Люди забывчивы...
- Верно. Но пока они не забыли.
- Тогда... Я знаю! Надо бежать! Бежать куда-нибудь за границу!
- Что-то Изумрудному городу везёт на беглых правителей... Гудвин вон тоже сбежал, правда, сделал он это красиво.
- Я тоже сбегу! Сбегу, слышишь? Они не достанут меня!
- Да брось, что они тебе сделают! Пока что они хотят просто поговорить.
- Поздно! Я натравил на них всех трупов, которых сумел оживить до этого дня!
- И сколько их?
- Более ста мертвецов.
- Надолго не хватит.
- Я знаю, знаю... Но что мне было делать? Надо бежать, надо бежать!..
- Ну и убегай.
Кики Ару вздрогнул: послышался долгий, протяжный гул. Потом ещё и ещё. Точно гром, но не на небе, а на земле.
- Похоже, они уже в замке.
- Нет! Только не это!
- Они поднимаются по лестнице.
- Нет! Я убегу!.. Пир... пирцих... хиги... шил!.. Почему ничего не происходит?
- Потому что от вина заплетается язык. Не знал? Вино вообще пагубно влияет на речевые функции. Как и прочие алкогольные напитки. Хорошо, что я не стал пить предложенный тобою бокал. Там был яд?
- Нет-нет! - поспешно сказал Кики Ару. - Только снотворное!
- Прощай, Кики Ару. Жаль, не стали мы друзьями. А я так хотел, чтобы у меня появился хоть один друг, - сказал Урфин горько. - Прощай, они уже за дверью. Пирцхгшил!
Урфин превратился в ворона. Позади Кики Ару распахнулась дверь. Он с ужасом обернулся.
В двери стояли Страшила, Дровосек и Чарли Блек.
- Эх, приятель, каких дел ты мог наделать с помощью своего порошка! - сказал моряк. Он подошёл к Кики Ару, держа его на прицеле. - Советую не шевелиться.
Страшила и Дровосек мигом скрутили юношу. Чарли обернулся к Урфину:
- Кагикар! Скорее! Элли похитил Руф Билан! Отыщи его!

Глава 18

Элли вздрогнула и открыла глаза.
Она лежала на огромной кровати, украшенной изумрудами, под зелёным пологом. Девочка была укрыта пушистым одеялом.
С головой.
Вздохнув, Элли откинула одеяло. Она была в ночной рубашке, волосы расплетены, аккуратно расчёсаны.
"Кажется, мне знакомо это место. Я в Изумрудном городе!" - с облегчением подумала она.
Увидев изумруды, Элли вздохнула. Как-то Дровосек говорил ей, что город не зря называется Изумрудным: они здесь на каждом шагу. Но не простые - каждый из них позволял правителю Изумрудного города видеть всё, что происходит перед ними. Поэтому правитель всегда знал, чем живут и о чём шепчутся подданные... И Страшила не стал нарушать эту "традицию".
"Значит, они смотрели, как я спала?"
Элли вздохнула и показала язык изумруду.
Откинув полог, она поднялась к кровати. Босые ноги утонили в пушистом ковре. К её облегчению, это и вправду были покои Изумрудного дворца.
"Но как я здесь оказалась?"
На шесте у окна дремал ворон. Едва Элли приблизилась, он открыл глаза.
- Каги-Карр! - обрадовалась девочка. Ворон, как ей показалось, кивнул и что-то прошептал, после чего превратился в юношу.
- Элли... С добрым утром, - сказал Урфин Джюс. - Ты в порядке?
Девочка заметила, что щёки Урфина заливает румянец.
- Да, я в порядке... Как я здесь оказалась?
- Мне удалось вырвать тебя из рук Руфа Билана.

Он не стал рассказывать подробностей. О том, как полетел в дом Руфа, как тот едва не поймал его в обыкновенные охотничьи силки. "Я давно понял, Урфин, что Элли небезразлична тебе. Чтобы держать тебя в узде, мне всего лишь нужно держать её у себя, а если ты не будешь выполнять мои приказы - она лишится пальца... потом второго, третьего... и так далее. Последней я зажму в тиски её голову, и буду..."
И тогда Урфин разъярился. Так, как никогда в жизни. Руф смеялся, видя его гнев - опытному убийце нечего было бояться неумелого вояку Джюса... Но потом некромант вынул пистолет и разрядил его в Руфа.
Он украл этот пистолет у моряка в пылу схватки. Урфин был неважным стрелком, ведь стрелял впервые в жизни, поэтому ни одна пуля не убила Руфа. Возможно, дело было в другом - Урфин не хотел становиться убийцей. Но в этом он бы не признался и себе самому.
Руф получил пулю в ногу, в плечо, ещё одна оцарапала висок... Руф затравленно посмотрел в глаза Урфина. Опытный убийца закричал и бросился прочь.
Он скрылся в подземельях, оставляя кровавые следы. Дровосек пытался преследовать его, но не нашёл. По его словам, Руфа мог унести какой-то странный шестилапый зверь, шерсть которого слабо светилась в темноте.
А Урфин бросился в подвал, где лежала Элли. Руф применил какой-то из известных ему ядов, в результате которых даже мёртвая девочка потеряла сознание. Но Эот Линг, оказавшийся рядом, сказал, что нужно делать. Элли перенесли во дворец, и Джюс остался ждать её пробуждения.
Но всего этого Урфин не стал рассказывать.

- Значит, мы победили? - обрадовалась Элли.
- Да, - сказал Урфин, краснея.
Они сели на кровать. Элли смущённо спросила:
- А кто переодел меня? Я ведь была в платье.
- Фрегоза. Она и обмыла тебя – твои руки и лицо были в крови.
- А, ну да, я ведь мёртва, – Элли грустно вздохнула.
- Как только вернёшься в свой мир – снова станешь живой, как раньше.
- Почему?
- Это волшебство. Оно так действует.
- Я странно себя чувствую... Это тоже волшебство?
- Странно?
- Да... странно. Не знаю, как объяснить... Мне приятно, очень, – будь Элли живой, она покраснела бы. – Мне приятно быть рядом с тобой, Кагикар. Никогда себя так не чувствовала!
«Я ведь мертва, - подумала она, - а значит, могу сказать всё». И, сама не веря, что решилась, проговорила:
- Скажи, Урфин... мы могли бы пожениться?
Урфин едва не лишился чувств.
- Элли, ты ещё маленькая! И ничего не знаешь обо мне!
- Знаю. Ты спас меня и моих спутников. С твоей помощью мы победили страшное зло, едва не захватившее Волшебную страну. Ты... очень нравишься мне. Скажи, а ты... когда-нибудь целовался?
Кровь ударила Урфину в голову. В голове мелькали дикие мысли: «Она такая красивая... верит мне... Я могу сделать то, о чём давно думаю».
Губы Элли приблизились к его губам. Джюс посмотрел в счастливые глаза девочки. «Я всю жизнь буду жалеть, но... нет».
Он мягко отстранил от себя Элли. Они посмотрела на него с удивлением.
- Нет, Элли. Я не хочу тебя обманывать.
- Обманывать?
- Я... и есть Урфин Джюс.
Девочка вздрогнула.
- Что?!
- Это я поднял мертвецов, захватил Изумрудный город и пленил твоих друзей. Тот, кого вы пленили - это Кики Ару, ученик Руфа Билана. Он лишь притворялся мною.
Элли растерянно молчала. Некромант отпустил ладони девочки, и, не говоря ни слова, вышел из комнаты.

***

Страшила вновь сидел на троне. Перед ним стояли все мертвецы, которых удалось взять в плен.
Рядом с троном стояли Дровосек, Чарли Блек и несколько других придворных.
- Где Урфин? - спросил Чарли.
- Ему удалось сбежать, - сказал Страшила. - Наутро за ним послали, а темница уже пуста. По словам конвоира, когда он вошёл, из окна выпорхнул воробей.
- Значит, Урфин стал воробьём, - сказал Чарли. - Он умел в них превращаться...
- Да. Или в ворон, например, - многозначительно добавил Страшила.
Чарли задумался.
- Кстати, я где-то выронил свой револьвер... И зажигалку. Хм...
- Кто-нибудь видел Кагикара? - спросил Дровосек.
- Он, вроде бы, отправился к Элли...
- Надо бы послать за ней.
- Я уже послал Фрегозу. Сейчас они спустятся, и мы решим, что делать с мертвяками.
- Сжечь! - предложил Дровосек. - Всякая нежить противна господу! И издать закон, чтобы отныне мертвецов сжигали в печи!
Страшила с намёком посмотрел на него:
- Многие из нежити уже вернулись в семьи.
- И что? Это больше не их близкие!
- Кроме того, они прекрасные работники и солдаты.
- И что?
- Их труд был бы полезен!
Дровосек сжал кулаки.
- Нежить - это зло!
- Брось, друг, мы оба тоже принадлежим к нежити.
- Да, но... Эту нежить оживил предатель Урфин!
- А нас - кто?..
- Хм... Хорошо. Пусть для начала восстановят всё, что разрушили. А потом - уничтожить! Похоронить обратно!
- Вот, друг мой, умные мысли! - обрадовался Страшила. - Кстати, потом было бы неплохо расширить Изумрудный город, снести пару обветшалых кварталов и построить новые... И ров оборонительный вокруг города выкопать...
- Ладно, пока они полезны - пусть живут, - махнув рукой, сказал Дровосек. - Но пусть только попробуют нарушить закон!
- Как мы объясним Элли, что они стали хорошими?
- Это ты решай, премудрый, - язвительно сказал Дровосек. Страшила задумался, потом ударил себя по лбу:
- Придумал! Нужны новые лица! В смысле, сделаем им новые лица - всё равно они у них из воска, у большей части один череп остался! Скажем нашей подружке, что это заставило их перевоспитаться. Мол, из-за Урфина у них были злые лица, и они были злодеями. А теперь у них добрые лица, и она стали добрыми.
- А ты не путаешь причину и следствие?
- Какая разница? Главное - чтобы Элли поверила.
- Думаешь, поверит?
- Запросто, в её-то возрасте.
С верхних этажей спустились Элли и Фрегоза в дорогих платьях. Фрегоза светилась радостью, видя Дровосека, а вот Элли была печальна и молчалива, но никто не знал, почему.
- Генерал Лан Пирот! - воскликнул Страшила. - Если мы отпустим вас, будете ли вы вновь совершать злодейства?
- Я буду исполнять приказы. Любые, - сказал мёртвый генерал.
- А если я прикажу вам стать учителем танцев?
Элли невольно улыбнулась.
- Как думаешь, Элли, может, дело в их лицах, которыми наделил их Урфин? - сказал Дровосек. Девочка вздохнула, услышав это имя.
- Может, - тихо сказала она.
- Тогда что нам делать?
- Велите сделать им новые лица.
- Отличная идея! - Страшила поднялся. - Приказываю сделать им приятные и добрые лица взамен старых! Отныне вы подчиняетесь моим приказам, и будете делать добро во благо нашего города!

***

- И что, теперь всё? - спросил Эот Линг. Урфин ехал на спине Топотуна через лес.
- Да.
- А как твоя месть?
- Да кому она нужна... Гингему не вернуть, прошлое не изменить. Я не стану мстить.
Воцарилось молчание. Потом Эот Линг сказал:
- Я хочу поздравить вас, Урфин. Вы прошли все испытания.
- А, ну да... Испытания, - равнодушно сказал Джюс.
- Вы отказались от власти, не став её рабом, и отказались от мести, не превратившись в одержимого. И главное: вы не воспользовались доверчивостью влюблённой девочки, а ведь могли бы.
- Мог бы, - сказал Джюс грустно. - Считаешь, я правильно поступил?
- Считаю, что да.
- Ну что ж. Теперь я свободный бродяга. Утром, перед тем, как уйти, я ходил к Страшиле в облике ворона. Он давно обо всём догадался. Но не стал обострять конфликт. Просто сказал, что Кикиару сбежал, превратившись в воробья, а мне велел уйти, пообещав, что не станет преследовать. Остальным он скажет, что отвёл ворону-помощнику по имени Кагги-Карр прекрасное поле в стороне от Изумрудного города, и я отправился туда. Короче, он найдёт оправдание, чтобы объяснить моё постоянное отсутствие в городе.
- А Элли? Она вернётся домой?
- Да. Страшила кое-что передаст ей, но скажет, что это его идея, а не моя. Чарли Блек шёл сюда не просто так - он хотел вернуть себе жизнь, считая, что вместе с нею потерял душу.
- И что Страшила ему передаст?
- Что как только он вернётся в свой мир, тут же оживёт. С первыми лучами солнца.
- И это случится?
- Да. Потому что Элли в это поверит. Страшила скажет ему всё только в её присутствии.
- А как они вернутся?
- На воздушном шаре.
- Но ведь на нём уже вернулся Гудвинус!
- По-твоему, Страшиле не хватило бы мозгов, чтобы сделать ещё один? Тем более что он видел, как устроен старый.
- Значит, они отправятся, как того будет готов шар?
- Да. И я больше не увижу Элли. Что ж, не следует поддаваться эмоциям. Так что же тебе от меня было нужно, Эот Линг?
- Мы сейчас отправимся в одно секретное место.
- Ты говорил, что там есть то, что мне нужно?
- Именно.
- И что это?
- Увидите.

***

Урфин вошёл в глубокую, просторную пещеру. В дальнем её конце виднелся свет.
- Туда, - сказал Эот и отступил назад.
Юноша проследовал по подземному гроту, похожему на склеп. В центре грота, подвешенный на цепях, напоминающих паутину, висел хрустальный гроб. В нём лежала прекрасная девушка в шёлковом платье. Она была довольно высока - чуть выше Урфина - и, судя по бледной коже, находилась здесь давно.
- Кто это?
- Это Арахна, великая и прекрасная чародейка, насильно погружённая в многолетний сон. Наш народ год за годом охраняет её.
- По-моему, она мертва.
- Да, это не обычный сон... Но в этом вы, Урфин, как раз можете нам помочь. Вы ведь некромант! А мой народ хорошо разбирается в ядах. Если вы поможете - мы разбудим Арахну!
Урфин задумчиво смотрел на прекрасную девушку. Её лицо чем-то напоминало Элли. Джюс принял решение.
- Я помогу её оживить.

КОНЕЦ
Примечания:
Кики Ару - персонаж книги "Волшебство страны Оз", сын чародея, сбежавший из дома, умеющий менять облик. Своего рода прообраз Урфина Джюса у Лаймена Франка Баума. Из-за их сходства и было решено сделать кроссовер.

Стихотворение, которое читает Урфин Джюс - Морис Карем, "Чудо-зеркало".

В тексте присутствуют отсылки к различным историческим и культурным явлениям и персонажам.