"Взрывая маски" 1

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Ян/Марцин
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 111 страниц, 12 частей
Статус:
в процессе
Метки: Hurt/Comfort Ангст Детектив Драма Дружба Насилие Психология Романтика Смерть второстепенных персонажей Ужасы Экшн Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Он - саркастичный и замкнутый полицейский, не желающий подпускать к себе кого - либо. Она - задорная и чудаковатая художница, изо всех сил стремящаяся найти близких людей. Оба невероятно одиноки. Так уж получилось, что они встретились в самый странный момент своей жизни...И самый опасный. Шутка ли, быть втянутыми в конфликт с группировкой террористов?

Посвящение:
Всем читающим

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Мрак и свет.

30 марта 2019, 09:08

       Свет несмело пробирался сквозь завешанные окна. Маленькую, тесную комнатку общежития поглощал мрак. Редкие лучи солнца освещали летящую в воздухе пыль. Пыль полностью накрыла маленькие тумбочки, рабочий стол, миниатюрные картины с сумасшедшими узорами. Единственными вещами, которые не накрывали пыль, были плюшевые игрушки в виде альпак, которые неразборчиво лежали на жесткой кровати. Марцин уткнулась лицом в одну из игрушек, совсем растрепав свои бирюзовые волосы. Девушка почти не шевелилась. Её плечи медленно поднимались и опускались, слегка дрожа.

      

Нежеланные мысли забредали в голову и отравляли спокойную дремоту. Осуждающий крик звенел в перепонках. Девушка не хотела слушать его. В наушниках играла музыка, но как бы громко Марцин не включала её, крик становился все громче. Он возвращался снова и снова, напоминая о том, что Марцин больше всего желала забыть.

      

Девушка лежала, обнимая игрушку и позволяя мыслям захватить её. Она, сдавшись, слушала все гадости, который говорил ей крик в перепонках. «Идиотка! Ничтожество!» - Кричал знакомый голос.

      

Марцин дрожала. Странный холод сковывал её, а голова наоборот горела от мыслей. События вчерашнего дня быстро прокручивались в памяти. Выстрел. Странное граффити. Преступник. Полицейский... Мутные образы появлялись перед глазами. Что это вообще было? Это действительно произошло с ней? Впервые за эти будние, наполненные скукой и разочарованиями дни, произошло что - то странное, что - то вызывающее у неё настоящие эмоции. Однако даже эти эмоции были смехотворными. Марцин чуть не убили, а она сразу после этого «мило общалась» с красивым полицейским. «О чём ты вообще думала?» - Знакомый голос рявкнул в ухо, - «Неужели ты настолько легкомысленная?»

      

Марцин быстро перевернулась на другой бок. Может она просто хотела оправдать себя перед недовольным голосом, но она точно чувствовала странное, всепоглощающее доверие к нему. Ян спас её. Марцин сама понимала, что это полная глупость, но она не могла перестать думать об этом. Если Ян спас Марцин, то может её жизнь всё – таки что – то значит? «Чушь. Детские бредни».

      

Звонок разорвал тишину. Номер высветился на экране телефона. "Кто может звонить мне сейчас?" - Марцин подняла телефон над собой. Девушка вздрогнула. Номер того полицейского...Марцин, как завороженная, смотрела на экран, сомневаясь . Её пальцы то прикасались к экрану, то неуверенно отдалялись. Девушка задрожала. Она в последний раз потянула пальцы к экрану, выдавив из себя самую счастливую улыбку, на которую была способна. - Да? - Её радостный голос эхом раздался по пустой комнате. - Марцин? - Голос Яна казался слегка приглушенным, - Я насчет того места с граффити. - А! - Девушка подскочила, - Да! Да, да, да, я помню...       

Марцин взволнованно заходила по комнате. Ей давно уже никто не звонил. - Если, ээмм, - Девушка неуверенно промычала, слегка краснея от неловкости, - Если тебе, вам, тебе... Вам будет удобно –

      

По ту сторону трубки послышался грубый смешок. - Так я чувствую себя намного старше, чем я есть. Давай лучше на ты?

      

Уголки губ Марцин задрожали. Она улыбнулась, но на этот раз искренне. - Тогда…когда тебе будет удобно? - Сегодня вечером, но это от тебя зависит. Ты занята? - О, это...- Голос Марцин стал тише. Она замерла в центре комнаты, неловко поправляя волосы, - Не волнуйся. Я ничем особо не занимаюсь, так что я всегда свободна. - Может, встретимся у Дворцового моста в семь часов? – Девушка предложила, немного помолчав. - Да, конечно. Тогда увидимся. - Увидимся...

      

Звонок прервался. Мертвая тишина вновь накрыла комнату. Марцин медленно села на кровать, кротко улыбаясь кончиками губ. Какое странное ощущение. Буквально вчера она сделала то, чего от себя совсем не ожидала. Марцин так спокойно взяла телефон у полицейского и сейчас она пойдет с ним на прогулку. «О чём ты вообще думаешь?» - Спросил тот же голос.

      

На улицах медленно загорались фонари. Как мотыльки, они парили в темноте, разгоняя наступающую ночь. Все окружающее пространство загорелось светлыми огнями. Подсветка на зданиях, мостах, фонари - все стало одним единым огнём. Казалось, что мраку просто не было места в Санкт – Петербурге.

      

Ветер подгонял Марцин, бегущую по улице. "Опаздываю! Опять опаздываю!" - Девушка в панике думала, вежливо лавируя между проходящими людьми.

      

Величественный Дворцовый мост постепенно появлялся вдалеке. Марцин ускорилась, надеясь, что успеет. Люди быстро исчезали из виду. Марцин не замечая никого, бежала вперед, растерянно смотря вперед, но знакомого лица она так и не видела.

      

Последние шаги... Девушка остановилась прямо у начала моста, беспокойно оборачиваясь по сторонам.

      

Взгляд девушки остановился на высоком блондине, стоящем в нескольких шагах от неё. Короткая кожаная куртка слегка развевалась на ветру. Блондин сосредоточенно смотрел куда – то, размеренно постукивая черным сапогом по мощеной дороге. Вдруг, он повернул голову в сторону Марцин. Девушка потеряла дар речи.

      

Она подбежала поближе, и, оглянув Яна с головы до ног, счастливо улыбнулась до боли в щеках. - Вот это да! - Девушка глупо хохотнула, продолжая осматривать Яна, - Ты – ты выглядишь так круто! Ты прямо как настоящий панк! Вай!

      

Марцин продолжала щебетать, пока Ян в недоумении смотрел на неё. - Странная ты,- Он сказал, тихо усмехнувшись, - Думаешь, полицейские не могут быть панками?

      

Девушка солнечно улыбнулась и подпрыгнула от восторга. - Могут! Но таких я никогда не видела, - Марцин радостно пошла вперед, - Чего встал? Давай, идём!

      

Ян, помедлив, зашагал рядом со светящейся от счастья девушкой. Он недоуменно зыркал на её счастливое лицо, совсем ничего не понимая. Марцин чуть ли не прикрыв глаза, шла, пританцовывая. Свет фонарей падал на её мягкую счастливую улыбку, появившуюся совсем внезапно. - И что это тебя так обрадовало? - Ммм? – Марцин задумчиво повернулась к нему с такой же мечтательной улыбкой, - А…

      

Девушка зарделась и растрепала короткие волосы. - Я не так часто хожу гулять с кем – то, в последнее время… - А вчера ты разве не с прогулки возвращалась?

      

Марцин обиженно вспыхнула: - Н - нет! Это совсем другое! – Она стыдливо опустила глаза. «Как он вообще догадался?» - девушка спросила про себя, покусывая губы и неловко думая, что ответить. - Мы…Они…Я…Короче, я не вписываюсь в их компанию. Вот и всё, - Помрачневшее лицо девушки быстро загорелось улыбкой, - Давай лучше о тебе поговорим.

      

Марцин прыгнула влево и оказалась прямо перед Яном, идя спиной вперед. Прохожие косились на неё, но девушка не обращала внимания, с любопытством смотря на Яна. Марцин притворно задумчиво поднесла палец к подбородку. - Тааак, посмотрим! У нас тут мрачный, немногословный, крутой полицейский с разноцветными глазами и странной фамилией.… Звучит интересно, да? А что у тебя за фамилия такая странная, кстати? Арвидссон? - Я наполовину швед. - Правда? – Марцин подпрыгнула, - Значит, мы с тобой два полу иностранца с дурацкой фамилией! Это еще интереснее, да?

      

Ян усмехнулся, но тут же посерьезнел. - Мне гораздо интереснее послушать про странную бирюзоволосую девушку, которая попадает в неприятности и носит паспорт в обложке с единорогом.

      

Марцин обиженно надулась, но уже через секунду рассмеялась. Смех ветром прокатился по умиротворенной улице. - Интересно? – Девушка остановилась посреди дороги, слабо улыбаясь, - Не может такого быть.

      

Голубые краски неба медленно смешивались с темнотой ночи. Спокойствие теплым пуховым одеялом накрывало засыпающий город. Фонари все больше тускнели, превращаясь в маленькие погаснувшие огоньки. Улицы пустели. По длинной мощеной дороге уже не ступали ноги тысяч людей. Только шепот Невы слышался на пристани.

      

Ян и Марцин шли в одиночестве, чувствуя себя негодяями, посмевшими нарушить сон города. Девушка шла впереди, покачиваясь в тон какой – то песни. Ян смотрел вперед, на дорогу, но иногда краем глаза поглядывал на танцующую девушку. - Мне правда нечего рассказывать! - Начала Марцин со смехом, после, казалось, бесконечного молчания, - Обычная девочка – бывшая ПТУшница, которой совсем нечем заняться…Папа бросил маму до того, как я родилась. Мама ушла из семьи. Росла с бабушкой. Она вкусно готовила печенье и иногда разрешала мне смотреть «Сейлор Мун» по телеку.

      

Девушка замолчала. Слова хотели вырваться с её губ, но почему – то так и не могли прозвучать. Марцин отвела взгляд.

      

Они шли по очередному мосту. Нева тихо шумела прямо под ними. Ян и Марцин отчетливо слышали живое дыхание реки. Девушка прикрыла глаза, и ненадолго вслушалась в звуки неспящей Невы. - А что насчет твоей семьи, молчун? – Марцин повернулась к Яну с полуулыбкой, - Знаешь, я так ничего о тебе не узнала…

      

Ян неопределенно хмыкнул. Он повернулся в сторону, вдруг почувствовав некоторую растерянность. Про семью его никогда не спрашивали. Его, вообще – то, почти никогда ни о чем не спрашивали, и Яна это полностью устраивало. Ему хотелось, чтобы всё так и продолжалось, но слова сами прозвучали, совсем не спрашивая хозяина, чего он сам желает. - Почти также, - Сухо сказал он, - Только приемная мать. Нет родителей.

      

Ян вздрогнул, но совсем не от прохладного ветра. Зачем он сказал это? Он же не хотел отвечать.

      

Улыбка Марцин тут же пропала. Выражение её лица смягчилось. Она решительно, в первый раз по – настоящему уверенно, посмотрела Яну в глаза. - Мне жаль.

      

Ян удивленно поднял брови. - Было бы, о чем жалеть. Я хотя бы не анимешница – ПТУшница, как некоторые, - Он добавил с привычной для себя наглой усмешкой.

      

Марцин тихо хихикнула, несильно толкнув Яна в бок. - Мы только вчера познакомились, а ты уже взял за привычку смеяться надо мной! Вот увидишь, скоро ты вовсю познаешь мою ужасную месть! Бе!

      

Она высунула язык и раскраснелась, совсем как ребенок, обидевшийся на родителей. Ян несколько секунд ошеломленно глядел на «такую маленькую девочку», а, потом неожиданно для себя, рассмеялся. - Да я просто в ужасе! – Он продолжал тихо смеяться, не в силах еще раз взглянуть на глупое раскрасневшееся лицо Марцин, - Даже не представляю, как буду спокойно спать по ночам. -Вот и не спи! – Девушка состроила обиженную миму, но не смогла держать спокойное лицо дольше двух секунд. Она заулыбалась, слегка приблизившись к Яну.

      

Мост заканчивался. Рисунок на мощеной дороге сменялся другим. Они были близки, и Марцин хотела этого меньше всего. Как только они дойдут до этого места – все закончится, как заканчивалось всегда. Девушка опустила голову, задумчиво рассматривая постоянно меняющийся рисунок на плитке. - Откуда ты знаешь об этом месте?

      

Вопрос совершенно сбил девушку с толку. Она смущенно подняла глаза на Яна. - Аааа, это… Я же сама художник, - Марцин неуверенно пожала плечами, - Немножечко художник. - Немножечко? – Ян вопросительно глянул на девушку, что смутило её еще больше. - Н – ну, я рисую! Я даже в художественном училище училась, сейчас фрилансом подрабатываю и рисую на заказ всякое. Просто у меня мало что получается хорошо.

      

Марцин совсем смутилась, неловко улыбаясь и не понимая, стоило ли ей говорить это. Обычно, когда она поднимала эту тему, над ней начинали смеяться, но Ян смеяться или злорадствовать не собирался. Он серьезно смотрел на неё. Марцин могло просто показаться, но в глазах Арвидссона промелькнуло странное понимание. Ян хотел сказать что – то, но девушка резко сменила тему. - А почему ты захотел стать полицейским? Не самая легкая и спокойная профессия, хе – хе… - Моя приемная мать меня вдохновила. Она работает в полиции.

      

Ян нахмурился. Ему не стоит говорить, что Ревмира генерал. Ян не видел в Марцин ничего подозрительного, но сказать правду он все ещё не мог.

      

Девушка мягко улыбнулась. - Значит, она очень хорошая, раз вдохновила тебя! – Марцин сказала просто, и Ян тут же почувствовал легкий укол совести. Парень задумчиво смотрел на такую счастливую и радостную девушку. Яну могло просто показаться, но было похоже, что Марцин была искренне рада за него. Рада так, как будто знает много лет, и это смущало Яна ещё больше.

      

Они смотрели друг на друга, уже не слыша шепот Невы и звуки окружающего мира. Марцин продолжала улыбаться, а Ян задумчиво смотреть на неё, пытаясь понять хотя бы минимум того, что происходило в голове девушки.

      

Мрак накрыл их с головой. Девушка отвернулась и печально кивнула головой в сторону одинаковых темных переулков, исписанных яркими граффити. - Пришли.

      

Луна скрылась за тучами. Шелест Невы окончательно затих, превращаясь в воспоминание. Становилось прохладно и темно. Стены переулков возвышались над Яном и Марцин, как мрачные пики гор. Граффити на старых стенах не изображали чего – то страшного и подозрительного. Обычные нарисованные цветы, портреты, бессмысленные слова…Ян внимательно вглядывался в каждую стену, надеясь увидеть хоть что – либо похожее на прошлые граффити. Марцин шла за ним, кутаясь в тонкую джинсовую куртку. - Когда ты видела эти граффити? – Ян спросил, не оборачиваясь. Девушка вздрогнула и обняла себя за плечи. - Пару дней назад.… Но я не придала этому особого значения тогда. Они были там, в самом конце переулка.

      

Ян ничего не ответил. Они молча шли в наступающей темноте. Единственным источником света – было мимолетное появление луны в темном небе. Длинные тени от парня и девушки кружили за ними по дороге. Никаких звуков, подтверждающих, что рядом есть люди – не было. Только усиливающийся ветер бился в окна, издавая отвратительный скрежет. Марцин хотела закрыть уши, лишь бы не слышать этот противный звук.

      

Новые дороги переулка послушно расступались перед ними. Невинные граффити становились все гротескней и ужасней. Милые мордочки нарисованных животных приобретали совершенно новые черты во мраке. Разноцветные кислотные граффити окружали их и следили за каждым шагом. Улыбки рисунков искажались в злобные усмешки. Скрежет стекла под напором ветра все усиливался и вскоре превратился в торжественную мелодию, будто приглашающую в ад. Марцин закрывала уши руками и все сильнее дрожала. Ян спокойно шел вперед, совсем ни на что не обращая внимания.

      

Огромная, закрывающее почти все пространство, стена появилась перед ними. Ян нахмурился, вглядевшись в её рисунки. Марцин подняла глаза и мигом отскочила назад. Её сердце забилось, как сумасшедшее. - И – их было меньше! Н – намного меньше! – Прошептала девушка, дрожа с головы до ног.

      

Черная краска медленно скатывалась по стене, словно помутневшая кровь. Все пространство рядом со стеной было залито краской. На самой стене не осталось ни одного пустого места. Многочисленные надписи «Смерть – есть надежда» были разрисованы везде, а в самом центре был нарисован гигантский черный олень, возвышающийся над Яном и Марцин. Олень, как на старой иконе, был окружен белым сиянием. Его мертвые глаза смотрели вверх, а по щекам скатывались кровавые слезы.

      

Ян, будто завороженный, смотрел на рисунок и не смел оторвать взгляд. Марцин спрятала лицо в ладонях. Странный всепоглощающий страх обуял её. Вчерашние воспоминания о террористе и граффити вспыхивали в памяти. Девушка дрожала. - Это странно, - Сказал Ян, достав телефон из кармана и быстро сфотографировав граффити, - Похоже на…икону? Парень повернулся к дрожащей Марцин, и удивленно застыл. - Эй, ты чего?- Он спросил тихо. Девушка не ответила, и просто продолжила дрожать, закрывая руками лицо. - В любом случае, надо возвращаться обратно, здесь больше не на что смотреть.

      

Девушка в ответ только кивнула.

      

Скрежет стекла прекратился. Воцарилась тишина, но ненадолго. Спокойные шаги послышались со всех сторон. Кто – то приближался к ним. Шаги был слышны все громче и громче. Марцин застыла на месте, не зная, что делать. Ян вглядывался в темноту. Буквально через пару секунд, неизвестные появились бы в свете луны. Резко, без всяких предупреждений, Ян быстро завел девушку за угол. Марцин одними губами прошептала: «Что происходит?». Парень промолчал, жестом повелев ей молчать. Девушка посмотрела вперед и забыла как дышать.

      

Из переулков вышли десять человек в темных одеждах и гладких черных масках. Люди почти сливались с темнотой. Они медленно шли к той самой стене с рисунком, за которой прятался Ян с Марцин. У девушки помутнело в глазах от страха. Она зажала рот рукой, лишь бы не закричать. Ян оставался спокоен. Он мрачно смотрел на закрытые лица этих странных людей. Сначала Арвидссону показалось, что все они носят одинаковые маски, но тут же понял, что ошибся.

      

Один высокий силуэт резко отличался от всех остальных. На нём не было обычной однотонной маски. Вместо неё он носил черную голову оленя с острыми, как бритвы, рогами и белыми глазами. Ян удивленно пригляделся, когда десятый силуэт вышел на свет луны. Нет. Всё же это была не голова оленя, а маска, просто чересчур правдоподобная и натуралистичная. Однако, искусственной головы оленя Яну было достаточно. Все, что происходило, не имело смысла. Эти люди в масках не имели никакого смысла.

      

Террористы остановились у стены с рисунками. Десятый, самый высокий силуэт в маске оленя, подошел ближе всех. Ян быстро спрятал голову за стеной. Он больше не мог видеть, что происходило, но мог слышать. - Здесь? – Спросил глухой голос, - Это будет здесь? - Когда мы уже начнем действовать? – Послышался женский плаксивый голос, - Невозможно уже терпеть.…Когда все это закончится? - Кервус, ответь нам! – Прошептали сразу несколько голосов отчаянным тоном.

      

«Кервус? Кто это, черт возьми?» - Ян стиснул зубы и медленно потянулся к пистолету в кармане куртки. Он ждал подходящего момента. Насмерть перепуганная Марцин заметила это, и покачала головой. - Молчите лучше, - Сказал неизвестный грубый голос, - ОН сам все решит. «Пора», - Раздался сигнал в голове Яна. Он крепче сжал пистолет, и, долго не раздумывая, выскочил из – за угла. Ян уже был готов поймать террористов, схватить их, но…

      

За стеной больше никого не было.

      

Ян застыл на месте. Они были здесь. Они точно были здесь! Парень резко побежал из переулка в переулок, надеясь найти хотя бы намек на присутствие тех странных людей, но ничего не было. Они исчезли, будто их никогда не существовало - Какого черта?! – Ян рассерженно прошипел, снова оказавшись у раскрашенной стены. Голос генерала вдруг зазвучал в его голове: «Однако, как только наши люди начинали подходить к ним, они таинственным образом исчезали». - Дерьмо! – Ян заорал, с силой пнув изображенную стену. Нога заныла от боли. Черная краска стекла по ней, впитываясь в рваные джинсы. - Я – ян? – Дрожащий голос девушки позвал его. Марцин стояла рядом, обнимая себя за плечи. В глазах девушки стояли слезы страха. Только сейчас Ян заметил, как сильно она дрожала. Вина тут же поднялась в груди парня. - Тебе… - Он с трудом начал, - не следовало приводить меня сюда. Прости.

      

Марцин удивленно посмотрела на него. - Ты правда извиняешься? – Девушка смущенно вытерла слезы тыльной стороной ладони, - В – все в порядке! Я в порядке, правда.…Давай просто пойдем отсюда?

      

Ян молча кивнул, продолжая кидать на девушку обеспокоенные взгляды.

      

Оставшуюся дорогу до моста они шли молча. Каждый думал о своем, каждый прокручивал в памяти события, произошедшие буквально несколько минут назад. Они шли рядом, не замечая, что происходит вокруг. Хотя, ничего особенного и не происходило. Было довольно поздно, но большинство магазинов было до сих пор открыты. Это казалось странным для Яна и Марцин, но Санкт – Петербург продолжал жить своей жизнью. Царило пугающее спокойствие, будто никаких террористов в странных масках никогда не существовало. Прохожие продолжали бродить по улицам, фонари гореть, Нева беспокойно шуметь. И только Ян и Марцин не могли прийти в себя.

      

Девушка не отрываясь, смотрела вниз, как вдруг, яркая витрина привлекла её внимание. Она широко распахнула глаза. - Вау! Да быть такого не может! – Марцин воодушевленно вскрикнула и быстро подбежала к витрине.

      

Ян подошел к девушке, прилипшей у витрины. - Ты чего? – Парень спросил, ошарашенный внезапной сменой настроения Марцин. - «Джелли Белли»! – Она вскрикнула, указывая на упаковку мармеладных конфет, - Я и не думала, что они здесь есть! Но они такие дорогие, жалко…

      

Девушка расстроенно надулась. Теперь она была похоже на обиженного ребенка еще больше. Ян непонимающе смотрел на её простое, и, казалось, освобожденное от любых печалей, лицо. Совсем недавно она плакала от страха, а сейчас Марцин легкомысленно расстраивается из – за детских конфет.

      

«Она и правда ребёнок…» - Ян подумал про себя. Чувство вины так и не отпустило его. Парень, особо не медля, зашел в магазин. - Э? Ян? – Марцин ошеломленно похлопала глазами, наблюдая за Арвидссоном. Парень взял ту самую упаковку «Джелли Белли», на которую указывала Марцин, купил её, и, как ни в чем не бывало, вышел из магазина. Девушка продолжала удивленно пялиться на парня, до сих пор ничего не понимая. - Что – Мазур не успела договорить. Ян растерянно протянул ей дорогую упаковку конфет. - Это благодарность за помощью. Бери быстрее и не заставляй меня чувствовать себя так нелепо, пожалуйста.

      

Девушка еще пару секунд просто смотрела на Яна, пока, наконец, не пришла в себя. Марцин смущенно взяла конфеты из рук парня. Она не знала что сказать. В конце концов, это был первый подарок, который ей вообще дарили за всю жизнь. - Спасибо, - Просто сказала Марцин, улыбнувшись самой искренней и мягкой улыбкой, на которую была способна, которой она еще никогда не улыбалась.