"Взрывая маски" 1

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Ян/Марцин
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 111 страниц, 12 частей
Статус:
в процессе
Метки: Hurt/Comfort Ангст Детектив Драма Дружба Насилие Психология Романтика Смерть второстепенных персонажей Ужасы Экшн Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Он - саркастичный и замкнутый полицейский, не желающий подпускать к себе кого - либо. Она - задорная и чудаковатая художница, изо всех сил стремящаяся найти близких людей. Оба невероятно одиноки. Так уж получилось, что они встретились в самый странный момент своей жизни...И самый опасный. Шутка ли, быть втянутыми в конфликт с группировкой террористов?

Посвящение:
Всем читающим

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Беспомощность.

2 июня 2019, 10:26
       Пепел и пыль лежали на мостовых, как снег. Осенний Санкт – Петербург на некоторое время стал зимним. Холодно было до невозможности, как в самые зябкие дни декабря. Дым вился в темном небе. Ночь медленно отступала, но еще не торопилась сдавать позиции. Чёрные краски смоли и гари раскрашивали небо, не давая бледности утра вмешаться. Было 3 часа ночи, но весь город был оживлен. Паника накрыла его волной Атлантического океана. Журналисты, репортёры и простые люди крутились вокруг жалких руин, которые раньше были зданием. Старый Дворец Культуры лежал в пыли и пепле, как мрачное напоминание о взрыве и страхе.        Раньше это было прекрасным зданием, чудесным архитектурным сокровищем. Раньше это сокровище хранило в своих залах радость и беспечность, защищало людей от скуки будней. Так было раньше, но не сейчас. Сейчас это была груда каменных колонн, бетона и частиц рам картин, которые разорвал взрыв.        Люди в панике вились вокруг него. Неуёмные журналисты все говорили и говорили что – то, так и не давая воцариться спокойствию. Врачи и медицинские работники кружились в толпе людей, подходя к каждому отдельно. Тишина не могла восторжествовать в такое беспокойное время. Но именно тишины Ян хотел больше всего.        Он стоял рядом с Женей, Алексеем и близнецами, находясь в легком отдалении от них. Врачи уже обследовали юношу, хотя он и усиленно сопротивлялся. Перекись водорода жгла царапину на лбу и следы от стекла на щеках. Голова болела нестерпимо, да и синяки от ударов Демьянова жгло огнём. Воспоминания о позорном поражении выедали мозг. Как он мог проиграть?        Ян, как наяву, вспомнил невероятную силу ударов преступника. Каждый замах кулака, каждое движение несло в себе обжигающую боль. Ян не понимал, откуда в этом человеке столько силы, а главное, почему у самого юноши не было достаточно сил? Арвидссон посмотрел на свои испачканные в пепле руки. Мускулистые и сильные, теперь они казались юноше слабыми и никчемными. Он не смог победить. Не смог. Ян прикрыл глаза, не в силах сдерживать усталость.        Коллеги Яна стояли рядом с ним, чему юноша не был особо рад. Он проиграл, и все они знали это. «Теперь у них будет гораздо больше причин прикапываться ко мне», - Ян хрипло рассмеялся над этой мыслью. Разочарованное лицо генерала всплыло в памяти, и уже не было смешно. Ян опять подвел Ревмиру, в этом он был уверен.        Ребята кидали на него взволнованные взгляды, но тут же отворачивались. Женя стоял дальше всех. Его лицо было непривычно бледным и серьезным. Ян невольно подумал, что предпочел бы видеть Демина громким и раздражающим, чем таким тихим и обеспокоенным. Тоже самое касалось и притихших близнецов. Никто не решался поднять глаза и посмотреть хоть куда – либо, никто, кроме Алексея. Молодой парень, казалось, что постарел на пару лет из – за событий этой ночи. Он был бледен, пальцы дрожали, но он единственный смотрел на своих коллег. Первым нарушил молчание Эдик. - Получается, - Тяжело начал он, - Если бы мы промедлили с эвакуацией, то все люди погибли бы?        Никто не хотел отвечать. Алексей с трудом кивнул. - Именно так. Мгновенно. Они бы даже ничего не успели понять, - Изумрудные глаза Воронова потемнели.        Женя вздрогнул и схватился за голову, что – то говоря про себя. Эля отвернулась, а её брат почувствовал, как дрогнули его колени.        Тяжелую атмосферу и нагнетающее молчание прервали мерные шаги. Подполковник подошёл к ним. Валерий мельком оглядел каждого своего подчиненного. Полицейские тут же выпрямились. Валерий ободряюще кивнул им. Он улыбался, но все понимали, что это была натянутая улыбка. Тяжелая усталость запечатлелась в осанке Валерия. Глаза окружали морщины и следы недосыпа. Однако он продолжал улыбаться, надеясь, что эта уставшая, вынужденная улыбка сможет хоть кого – то приободрить. - Спешу вас обрадовать, ребята, - Спокойно начал подполковник, - Пострадавших нет. Всё гости Фестиваля в целости и сохранности. Их допросы скоро закончатся, и они пойдут по домам, как ни в чем не бывало. А вот нам, боюсь, придется задержаться.… А также выяснилось, что Дворец не был заминирован.        Полицейские вздрогнули и шокировано повернулись к Подполковнику. - Что? – Один единственный вопрос вырвался у близнецов. - Дворец не был заминирован, - Повторил Валера, - Заминирована была канализация под Дворцом.        Полицейские промолчали. Только Алексей повернулся к Валерию: - А виновные? Нашли тех, кто это устроил? Подполковник улыбнулся, но в этой улыбке явно читалось разочарование и усталость. - Нет. Будем работать над этим. Тем более... Ян столкнулся с главным подозреваемый, не так ли?        Коллеги повернулись к Яну, а он невольно сжался от тяжести этих взглядов. Он так и знал. Сейчас пойдёт осуждение и критика... Валерий снова разочаруется, впрочем, как и Ревмира. Ян опустил глаза, мысленно приготовившись к потоку критику. Его должны были осудить сейчас, как и всегда.        Алексей подошёл к нему. - Чего глаза опустил? – Спросил он. По голосу Воронова невозможно было понять, о чём он думал. Ян напрягся. Он собрал все силы, всю самоуверенность, которая ещё осталась, и посмотрел на Алексея в ответ. Воронов лишь нахмурился. - Я ошибался, - Он сказал тихо. Ян застыл, удивленно вглядываясь в лицо Алексея. Он что, ослышался? - Что? – Ян спросил, еще не отойдя от шока. Неужели перед ним стоял тот самый высокомерный и надоедливый Алексей, к которому Ян привык?        Воронов вспыхнул. - Я сказал, что ошибся! – Он повторил слегка раздраженно, но тут же заставил себя успокоиться, - Ошибся и насчет этих ребят в масках и насчет тебя. Мне правда жаль.…Если бы, если бы…        Алексей втянул воздуха в легкие, будто собирался нырять в глубокие воды океана. - Если бы мои коллеги сомневались так же, как и я, и не действовали, то все эти люди погибли бы. И погибли бы по моей вине. Я думал, как жалкий трус, а ты действовал правильно. Это скорее мне здесь не место, а не тебе.        Полицейские застыли. Ребята с изумлением смотрели на вдруг повзрослевшего Алексея…. Ян молчал, растерянно оглядываясь по сторонам. Что он должен был ответить на это? Алексей всегда, с самого начала работы, раздражал Яна одним своим присутствием. А сколько было споров по мелочам, да и ситуаций, которые вполне могли привести к самым настоящим дракам? Но, даже несмотря на всё это, Ян с удивлением понял, что никогда не испытывал ненависти к Алексею. Собственно, и он тоже.        Воронов нахмурился. Ему уже порядком надоело это странное и неловкое молчание. - Ты сильно не обнадеживайся, - Буркнул Воронов, - Это первый и последний раз, когда я извиняюсь перед тобой. И первый, и последний раз, когда я делаю ошибку.        Алексей высокомерно ухмыльнулся, как и обычно. Вся его «взрослая» стать тут же пропала, и перед Яном стоял такой же молодой и безрассудный юноша, как и он сам. - Вот увидишь, я раскрою это дело первым и обойду тебя! – Воронов гордо поднял нос. В его изумрудных глазах играли прежние огненные искорки. Женя и близнецы облегченно выдохнули. Вот это был Лёша, к которому они привыкли. Ян, не сдержал тихой усмешки. Подполковник, в свою очередь, покачал головой. - Раскрытие дел и работа полицейским – это не то, в чем следует соревноваться. Кстати об этом, мне хотелось бы поговорить с нашим младшим лейтенантом.        Ян сжался. Полицейские переглянулись между собой, но так ничего не сказали. Валерий улыбнувшись, кивнул на набережную, которая была в нескольких шагах от разрушенного Дворца Культуры. Ян нерешительно глянул на коллег, скорее из подсознательного инстинкта. Женя и близнецы кивнули ему, Алексей предпочел отвернуться. - Идёшь? – Валерий терпеливо улыбнулся. Ян пошел за подполковником, начиная испытывать сильное дежавю… Ревмира точно также говорила с ним на набережной, и ничем хорошим этот разговор не закончился. Ян невольно подумал, чем она могла заниматься сейчас? Наверняка, она в своём кабинете просматривает кучу бумаг и пытается разобраться с этой безумной ситуацией. Ян был уверен, что Ревмира вся в делах, собственно, как и всегда.… А эта набережная, так похожая на ту, где разговаривали Ян и Ревмира в последний раз, только ещё больше напоминала о генерале.        В черное, как гарь, небо Петербурга неуверенно вплетались светлые тона. Утро было всё ближе, однако, оно всё никак не могло наступить… Дым еще вился над Санкт – Петербургом, сильнее напоминая туман. Пепел летел прямо в потемневшую гладь Невы. Спокойная река немного вздымалась, и, казалось, дрожала от страха и негодования. Стоял удушливый запах гари и химикатов, который не смог развеять ветер Северной Столицы. В глазах слезилось.        Валерий, идущий впереди, остановился у белоснежных перил, которые в темноте казались противно – серыми, как пепел. Подполковник некоторое время молчал, просто глядя на беспокойный, но такой прекрасный город. Казалось, ему нужна была вечность, чтобы начать говорить. - Это был храбрый поступок. Храбрый, но абсолютно безрассудный. Нарушитель сбежал, к сожалению, но я не могу не поблагодарить тебя за старания.        Подполковник улыбнулся, а Ян тут же почувствовал вину. Валерий невозмутимо продолжал: - Судя по твоему описанию и нашим данным…. Нарушителя зовут Сергей Демьянов. Знаменитая личность, между прочим, хоть и не здесь, не в Санкт – Петербурге и не в нашей стране.        Ян настороженно поднял глаза. Надежда, смешанная с удивлением, затеплилась в его глазах. - Значит, нам известно кто это? Что это за человек такой?        Валерий устало оперся об перила со скучающим выражением лица. - Неудивительно, что ты сам про него не знаешь…. Думаю, почти все уже забыли про него. Сергей Демьянов – ранее известный наёмник. Он вырос под опекой отца – наёмного убийцы и алкоголика, а когда отец умер, Демьянов эмигрировал в Германию и там промышлял наёмными убийствами. Потом переехал в Северную Ирландию, затем в Иран и Сирию.… В общем, он много где был. Поэтому, сейчас мало что о нём было известно. Известно было только то, что Демьянов присоединился к наёмным войскам где – то в Арабских Эмиратах. Потом никто о нём не слышал. Он пропал примерно лет на пять, а может и больше. Удивительно, что он вернулся сейчас. Да и непонятно зачем он собственно вернулся. Есть предположение, что он присоединился к ещё одной группировке и сейчас выполняет её заказы. Возможно, что подрыв Дворца Культуры и было его заданием.        Подполковник невесело улыбнулся. - Вот жизнь интересная у человека, согласись! – Подполковник резко посерьезнел, - Демьянов – очень опытный наёмник. Возможно, самый сильный и опасный из всех них. Неудивительно, что ты не смог противостоять ему. Твой опыт – всего лишь пара лет, а его опыт – это двадцать лет, как минимум.        Ян помрачнел, и невольно почувствовал, как всё внутри него сжалось. Синяки и следы от ударов Демьянова, заболели сильнее, чем когда – либо. - Плевать, какой у него там опыт, - Арвидссон выпалил, не думая, - Я должен был поймать его любой ценой.        Валерий повернулся к нему. Доброжелательная улыбка так и не появилась на его лице. Наоборот, подполковник выглядел строже, чем обычно. - Ты отчаян. Я давно это заметил, - Валерий начал тихо, - Но события этой ночи показали твою отчаянность во всей красе. Ты погнался в погоню за опытным преступником по крышам, ещё толком не оправившись от драки? Честно говоря, я был даже напуган такой степенью отчаянности, когда узнал обо всём этом. На самом деле, мне даже показалось, что ты совсем не ценишь свою жизнь.        Ян вздрогнул и слегка побледнел, но через секунду, его лицо приняло привычное хмурое и упрямое выражение. - Какое имеет значение моя жизнь? Главное лишь то, чего я добьюсь и как быстро раскрою это дело. Остальное – не важно.        Подполковник поднял брови. - Вот дела.… Даже после таких жутких событий, ты ещё не отказался от желания раскрыть это дело в одиночку. Чтобы я ни говорил, чтобы ни говорила Ревмира, всё проходит мимо. Кажется, даже сегодняшний случай ничему тебя не научил.        Валерий снова отвернулся. Ян не мог видеть лицо подполковника, но зато мог слышать, как тяжело он втянул воздух сквозь зубы. Ян сжал кулаки. Он никогда не видел подполковника таким строгим и усталым. Чувство вины снова неуверенно поднялось в его груди, но Ян тут же подавил его.        Подполковник устало вздохнул: - Прости. Я снова превратился в надоедливого папашу. Ты не сделал ничего плохого. Как я уже говорил, спасибо тебе за старания. Я ценю их, да и не только я. Твои коллеги тоже.        Валерий повернулся к юноше с доброжелательной, по – отцовски доброй улыбкой. Ян напрягся. Воспоминания о словах Алексея, о воодушевленных лицах близнецов и улыбках Жени, пронеслись перед его глазами. Сердце Арвидссона сжалось, будто его схватила чья – то большая и когтистая рука. - Не нужно мне, чтобы они меня ценили, - Ян отвернулся, поводив глазами по набережной, - И благодарность их не нужна.        Подполковник продолжал странно улыбаться, будто он знал что – то, чего не знает Арвидссон. Валерий медленно пошел по направлению к Яну. - Слышал когда – нибудь, как называют тебя за спиной?        Подполковник стоял рядом с отвернувшимся Яном. Юноша не хотел смотреть на подполковника в ответ. - Генеральским щенком? Ублюдком? – Разноцветные глаза Яна потемнели, голос дрогнул, - Отбросом? Так называют?        Валерий с улыбкой покачал головой. - Нет. Маленьким ястребом.        Ян скептично поднял одну бровь. - Серьезно? – Он фыркнул, - И почему же? - Наш любимый генерал – Ревмира Орлова. Орёл – хищная птица, знаешь ли.…А единственная птица, способная сравниться с орлом по силе – это ястреб. Поэтому ты и маленький ястреб.        Ян опустил голову, не желая верить тому, что только что сказал ему Валерий. Это было невозможно. Кто мог сказать такое о Яне? Валерий заметив растерянность Яна, снисходительно кивнул. - Так и знал, что ты не поверишь, - Валерий не сдержал тихого смешка, - Если, кажется, что все тебя ненавидят, это не обязательно должно быть правдой.        Подполковник похлопал юношу по плечу, что заставило Яна слегка вздрогнуть. От Валерия исходило странное тепло, как и от Ревмиры. И смотрел подполковник добро, как смотрела и его приёмная мать когда – то. - Не подведи нас, маленький ястреб, - Валерий сказал с улыбкой.        Ян опустил глаза, не в силах смотреть, как легко и непринужденно уходит подполковник после таких слов. Что – то внутри Яна хотело кричать: «Не подведу! Верьте в меня!», но этот крик так и не вырвался с губ. Юноша продолжал молчать, так и оставшись на холодной и тёмной набережной. В одиночестве, которое не продлилось долго.        На пустынную набережную вышел человек, которого Ян не ожидал увидеть, да и о котором уже успел забыть. Мортен стоял у края набережной, который служил границей между сушей и мутной водой Невы. Мужчина стоял, скрестив руки на груди, в странном спокойствии. Темные волосы развевались на ветру и закрывали бледное лицо Мортена, которое теперь невозможно было разглядеть.        Ян уже хотел уйти, но в последний момент резко передумал. Мортен повернулся к нему и слабо улыбнулся. Лицо мужчины было болезненно – бледным, уставшим. Глаза, похожие на тёмный океан, смотрели куда – то в сторону, но не на Яна. В них застыло непонятное выражение, странная смесь чувств, которую невозможно было прочитать. - Не ожидал тебя увидеть, сын генерала, - Мортен дружелюбно кивнул и отвернулся. Его лицо было вновь закрыто копной длинных волос.        Ян насторожился. - Откуда вы знаете?        Мортен просто устало отмахнулся. - Приёмный сын знаменитого генерала довольно известен в узких кругах. - А почему тогда молчали и не указали на это?        Расмуссен снисходительно кивнул, как будто говоря с маленьким ребёнком. - Это было бы невежливо… - Мортен задумчиво смотрел на успокоившуюся гладь реки, - Я недавно узнал. Какая всё – таки печальная история… Генерал взял под крыло сироту из безнадежного детского дома. Это очень добрый поступок с её стороны. Тебе действительно повезло.        Мортен улыбнулся Яну. Однако, как бы не улыбался мужчина, его глаза оставались такими же печальными.        Ян предпочел промолчать. Он быстро провел глазами по мужчине, стоящему в нескольких шагах от него, и только сейчас заметил, что Мортен дрожал, хотя его лицо было совершенно невозмутимым. Расмуссен обнимал себя за плечи, его пальцы отчаянно цеплялись в руки, будто ища хоть какой – то опоры. - Как ужасно всё обернулось, не правда ли? – Мортен сказал, не отводя взгляда от реки, - Люди напуганы.        Голос мужчины дрогнул. Ян нахмурившись, опустил глаза. Мортен выглядел болезненно. - Вы как? – Арвидссон не мог спросить более глупого вопроса. Ян внутренне проклял себя, когда Мортен удивленно посмотрел на него, а затем улыбнулся, как бы говоря: «Хуже не бывает». Мужчина вдруг присел на край бетонного причала и опустил худую ладонь в мутную воду. Ладонь тут же пропала во мраке Невы. Белизна руки Мортена смешалась с темнотой воды и грязными разводами. - Марцин сильно волновалась, - Произнес Мортен.        Ян едва заметно побледнел. Волна вины тут же накрыла его. Он оставил её одну. Грустная усмешка раздалась в голове Яна: «Хорошая работа. Она не захочет тебя видеть после этого»        Юноша опустил глаза. - Где она? - Где? – Повторил Мортен рассеянно, - Она прямо за нами.        Ян быстро обернулся. И правда. Марцин, стояла чуть дальше от них, неловко растрепывая волосы. Мортен поднялся: - Не буду вам мешать, - Он сказал, слегка улыбнувшись. Мужчина ушел. Марцин и Ян остались одни. Девушка, неуклюже пройдя мимо Яна, села на край бетонного причала, а затем посмотрела на парня, приглашая сесть. Ян сел рядом с ней.        Ночь постепенно, крайне неуверенно отступила. Белые краски вмешались в палитру черных цветов неба. Оно светлело все сильнее с каждой секундой. Дым развеялся, когда поднялся ветер. Он гнал пепел с перил причала, с дорог и зданий… Волны Невы беспокойно поднимались и гудели под давлением порывов воздуха, но потом тут же замолкали. Ян опустил взгляд на горизонт. Слепящее солнце поднималось над Невой. Золото размешала серые и черные краски неба, а потом и вовсе стало самым ярким цветом палитры. Юноша сощурился и перевел взгляд на Марцин. Девушка вся сияла в лучах. Она посмотрела на Яна в ответ, и её карие глаза превратились в золотой, как солнце, мёд. Губы Марцин дрогнули. Она мягко и непринужденно улыбалась, будто так и надо было.        Ян ошеломленно замер. Разве Марцин сейчас не должна была разозлиться и уйти? Почему она так улыбается, будто ничего плохого не случилось? - М - мы сегодня замечательно потанцевали, д - да? – Девушка рассмеялась, не в силах скрыть свой дрожащий голос.        Ян обомлел. Куча вопросов застыли в его голове. Почему она ведёт себя так, будто всё в порядке? Почему вспомнила танец, если весь вечер был испорчен? Почему Марцин не сердится на него? - Я – я и не думала, что ты можешь так хорошо танцевать! - Она невозмутимо продолжала, - Это было п – просто невероятно! Кто тебя научил?        Девушка с такой же дрожащей улыбкой повернулась к Яну. Он удивленно смотрел на неё, пока ответ сам не вырвался. - Приёмная мать… - Юноша произнес тихо. Марцин неожиданно бодро засмеялась и закачала ногами. - В - вот как, в - вот как! - Девушка воскликнула слишком громко. Её крики эхом пронеслись по пустой набережной.        Ян просто смотрел на неё, не зная, что и сказать. Он окончательно перестал что – либо понимать, да и как можно было понять эту чудаковатую девушку? Однако, что – то не давало Яну покоя, когда он смотрел на дрожащие в улыбке губы Марцин и и её побледневшее лицо. Юноша осторожно пододвинулся к ней. - Ты в порядке?        Обычный вопрос. Ничего особенного, но не для Марцин. Её медовые глаза широко распахнулись. Немое удивление и непонимание ярче солнца отразились в них. Веселый фасад Марцин рухнул. Дрожащие побелевшие губы сжались. Девушка обняла себя за плечи и сжалась в комочек. Лихорадочная, сильная дрожь бежала по её телу. Холод пронизывал её, и черное короткое платье уж точно не могло бы защитить её от этого. - Почему ты спрашиваешь? – Девушка прошептала, продолжая дрожать.        Вдруг, странное тепло накрыло её. Дрожь мигом пропала. Марцин недоуменно подняла голову и ошеломленно огляделась. Её взгляд остановился на Яне, который сидел рядом с ней, в одной рубашке и уже без пиджака. Осознание пронзило Марцин. Её плечи накрывал пиджак Яна.        Девушка непонимающе посмотрела на парня. - Почему? – Марцин спросила совсем тихо, она неловко попыталась снять пиджак, но Ян остановил её. - Оставь, - Быстро сказал Ян, - Тебе нужнее.        Марцин, помедлив, не стала спорить. Она укуталась в пиджак, и, не сдержавшись, покраснела. Тепло покрывало её так сильно, что можно было подумать, что она лежит под одеялом. Вот только «одеяло» хранило в себе легкий запах мужского парфюма. Марцин со смущением отметила про себя, что запах и правда был приятный. Девушка виновато опустила глаза и покраснела. - Не надо было, правда…- Марцин прикусила губу, - Я – я в порядке!        Ян нахмурился и скептично усмехнулся. - О, неужели?        Девушка резко вскочила, бережно придерживая пиджак. Прежняя дрожащая улыбка загорелась на лице Марцин. Она улыбалась как можно более радостно и счастливо, сама не до конца понимая фальшь этой улыбки. - Я – я вообще должна радоваться! – Девушка притворно бодро рассмеялась, - М – мне так повезло, что я вообще жива! Я - я рада, п – правда, т - так рада, что жива…        Марцин, даже в теплом пиджаке Яна, вся задрожала. Её тонкие ноги дергались при дуновении ледяного ветра. Девушка вдруг спрятала лицо в ладонях. Она едва слышно рассмеялась. - Я – я так испугалась, когда ты ушел, - Марцин прошептала сквозь смех, - Я – я боюсь оставаться одна.        Девушка хотела сказать ещё что – то, но горло подвело её. Марцин не могла больше сказать ни слова. Она устало положила лицо в ладони, будто была маленькой девочкой, желающей уснуть.        Ян быстро поднялся. Он неуверенно застыл, не зная, что сказать девушке. Вина и сожаление пожирало его изнутри, но Ян продолжал молчать. Марцин, как ни в чем не бывало, продолжила говорить. - Ты правда такой неуязвимый, Ян? – Девушка повторила вопрос, который она задала ему, когда всё ещё было хорошо, - Ты бросился за этим человеком, поймал его.…Пока я стояла там и ничего не смогла сделать. Ты невероятный, Ян.        Юноша отвернулся и судорожно покачал головой. Девушка медленно убрала ладони с лица и улыбнулась ему. Уголки её губ все ещё дрожали. - Т – ты такой храбрый, Ян. А я…. я просто… - Я упустил его, - Ян сказал резко.        Марцин застыла на секунду, а потом растерянно улыбнулась. - Что? - Я упустил преступника, - Ян процедил сквозь зубы. Вся ярость, разочарование и злоба, накопившаяся в нём, грозилась вырваться наружу. Юноша до боли сжимал кулаки. Кожа, содранная с костяшек, ошметками висела на них. Марцин испуганно задрожала. - Я – ян? – Она подошла ближе. Ян не смотрел на неё. - Я не смог его поймать, - Арвидссон прошипел, сжимая кулаки, - Я облажался. Я должен был…. Должен был.…Но не смог. Как я мог так облажаться? Как я мог проиграть этому трёхнутому засранцу?        Кровь мелкими каплями падала с костяшек Яна. Марцин опустила глаза на кровь и в глазах вдруг защипало. - К - как я мог проиграть?! – Ян повторил дрожащим голосом. - Ян! – Девушка закричала и бросилась к юноше. Она робко попыталась дотронуться до окровавленных кулаков Яна, но он резко отшатнулся, будто Марцин только что вылила на него кипяток. Слабый испуг высветился в глазах Яна. Слова вырвались из его рта быстрее, чем он смог понять, что собирался сказать. - Нормально всё! – Ян грубо прикрикнул, и тут же пожалел об этом. Юноша ошеломленно замер, глядя на бледное лицо девушки. Марцин низко опустила голову.        Ян до крови прикусил губу, и с тихой злостью опустил глаза. Что он наделал? Теперь Марцин точно уйдет.… «У тебя потрясающий талант отпугивать всех, кто проявил доброту к тебе», - Ехидный голос отзвучал эхом в голове Яна. Он опустил глаза, мысленно ожидая, когда девушка уйдёт, но она не уходила.        Марцин улыбалась ему, так как будто ничего не произошло, будто всё это время они стояли на том балкончике, разговаривая, и просто смотря друг на друга.        Вся кипящая злоба и раздражение Яна куда – то пропали. Ян скрестил руки на окровавленной рубашке, пока вина и сожаление разрывали его внутренности на ошмётки. - Лучше бы ты закричала на меня, - Ян тихо сказал, стараясь не смотреть на девушку. Марцин продолжала мягко улыбаться ему, пока эта улыбка не стала мёртвой и искусственной. - В – всё будет хорошо! – Девушка попыталась беспечно пропеть, но её голос дрогнул. Девушка подошла ближе и заглянула ему в лицо. Фальшивая радость Марцин пропала, как и дрожь в её голосе. Она бережно дотронулась до пиджака Яна, и медленно, неохотно, сняла его. Пьянящий запах парфюма Яна развеялся в ледяном ветре. Девушка не сдержалась и втянула аромат парфюма ещё раз. Искренняя улыбка застыла на лице девушки. - Жаль, что этот вечер слишком быстро закончился, - Марцин сказала мягко.        Ян молча принял пиджак из тонких рук девушки. Он случайно коснулся её ладони, и невольно снова отметил мягкость рук Марцин. Ян посмотрел на девушку в ответ, и слова, которых он сам от себя не ожидал. - Раз всё так вышло.…То я обязан сводить тебя потанцевать. Ещё раз.        Девушка удивленно округлила брови. Её карие, похожие на сладкий мёд, глаза потеплели. Искренняя улыбка появилась на её уставшем лице. - Я буду ждать…