"Взрывая маски" 1

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Ян/Марцин
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 111 страниц, 12 частей
Статус:
в процессе
Метки: Hurt/Comfort Ангст Детектив Драма Дружба Насилие Психология Романтика Смерть второстепенных персонажей Ужасы Экшн Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Он - саркастичный и замкнутый полицейский, не желающий подпускать к себе кого - либо. Она - задорная и чудаковатая художница, изо всех сил стремящаяся найти близких людей. Оба невероятно одиноки. Так уж получилось, что они встретились в самый странный момент своей жизни...И самый опасный. Шутка ли, быть втянутыми в конфликт с группировкой террористов?

Посвящение:
Всем читающим

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Поднимая стаканы.

24 июля 2019, 18:31
       В этот же вечер, в том же заснеженном городе, но на потерянной и неприглядной его стороне кипела жизнь, тусклая и невыразительная. Заброшенный технический завод выл под порывами беспощадной метели. Крепкие кирпичные стены не пропускали холод и бушующий мороз. Стены были бастионом, защищающим тайну, которую хранило в себе это Богом покинутое здание.        Технический завод стоял в полнейшей темноте. Его огромные коридоры и пустые этажи хранили молчание, только вьюга упрямо выла сквозь разбитые окна и оставляла снег на потрескавшейся плитке. На удивление, здание почти не выглядело заброшенным. Факт заброшенности выдавали только опустевшие залы, пыль, смешанная со снегом на полу, и несколько разбитых окон. Завод по какой – то причине оставался вполне пригодным для жизни, вот только жизни слабой и невыразительной на первый взгляд.        В заполненных мраках этажах скользила тень мужчины. Она пролетала по коридорам, в поисках кого – то. Голова тени поворачивалась из стороны в сторону, серые глаза глядели в темноту залов, ноги сами ступали по разломанной плитке.        Тень Сергея Демьянова остановилась на лестнице первого этажа, на ступеньках которой сидел силуэт странного человека. Он был одет в черную одежду, голову скрывала маска оленя с белыми глазами. Суеверный человек, да и обычный тоже, увидев такую картину, посчитал бы, что встретил демона. И он был бы недалек от истины.        Лицо Сергея Демьянова преобразилось в темных бликах. Он встал за спиной силуэта, нахмурившись. - Пора бы тебе снять это, - Наёмник сказал тихо, - Мы не в Иране, чтобы запугивать врагов масками.        Силуэт промолчал. Он задумчиво смотрел куда – то в сторону, даже не заметив присутствие наёмника, а может, просто игнорируя. Сергей сел рядом. - Ты слышишь меня? – Демьянов наклонился к нему, - Хватит уже. В этом больше нет смысла.        Силуэт откинул голову назад и усмехнулся без всякой радости. Черная кожа маски, пр таком движении, сверкнула в лунном свете, как сталь кинжала. Блики отразились в мертвых глазах маски. - Прости, привычка, - Бархатный голос раздался глухо, - Этот город… Он совсем не похож на то, с чем нам представлялось справляться раньше, не так ли?        Сергей отвернулся. Этот жест был ответом на риторический вопрос. Серые глаза наёмника скользнули по мрачному виду заброшенного завода, а затем перескочили на окна, дрожащие от метели. За кирпичными стенами слышалось завывание ветра, который так и желал ворваться в здание и накрыть его своей жестокой мощью. - Честно говоря, я хочу уехать отсюда, - Сергей печально усмехнулся, - Видеть знакомые места и вспоминать не очень уж приятно. Этот город уже давно прогнил. Всей душой его ненавижу.        Хоть слова Сергея и были искренними, «Ненавижу» не звучало до конца уверенно и честно. Силуэт заметил, но не решился указать на это. Наёмник продолжал говорить, не поворачиваясь к нему. - Фестиваль был проблемным. Особенно упрямый пацан был помехой.        Силуэт окинул внимательным взглядом мужчину, притворяясь, что его совсем не удивляет, что наёмник поднял тему Фестиваля. - Ты Яна Арвидссона имеешь в виду? - Ага. Его. Он пошёл в отца, сразу видно, - Сергей продолжал медленно, тщательно взвешивая каждое слово, - Я бы справился со своей задачей в любом случае, помешал бы он мне или нет. В тот день, должен был взлететь на воздух весь Санкт – Петербург, а заодно и Москва – два центра всей гнили. Вот только…этого не произошло. Ничего не произошло. Люди были очень странно и удачно эвакуированы, все до единого.        Силуэт застыл, осознав, куда клонит наёмник. Сергей повернулся к нему с непроницаемым выражением лица, только брови дрожали и выдавали его настоящие чувства. - Стоило тебе отдать приказ – и оба этих города исчезли бы, но ты этого не сделал. И эта быстрая эвакуация…. Это же ты был, да?        Силуэт выдержал тяжелый взгляд мужчины. Ответ хотел вырваться из него, но человек в маске промолчал. Это молчание электрошокером пронзило тело Демьянова. Он потянулся к человеку и аккуратно, но резко снял маску с его лица. - Черт, да хватит уже носить это маску! – Сергей воскликнул, сжимая её в руке, - Я хочу разговаривать с тобой, а не с гребанным Кервусом.        Мелкий блик пробежался по лестнице, а затем медленно поднялся по красивому и бледному лицу мужчины, которое больше не скрывала маска. Черные длинные волосы падали на плечи с изящностью, синие глаза, похожие на океан, сверкали во мраке…. Однако, от прежней аристократичности Мортена Расмусса остались только детали. Тот сказочный образ с Фестиваля исчез. Мортен был серьезен и мрачен. Он пронзительно смотрел на мужчину, не говоря ни слова.        Синие и серые глаза встретились на одно бесконечное мгновение. Сергей побледнел. - Я ничего не понимаю. Что происходит, Мортен?        Расмусс отвернулся, что заставило наёмника ещё больше побледнеть. Сергей, не отойдя от шока, вцепился пальцами в старую ступеньку. - Я уже привык к тому, что ты много болтаешь, но с тех пор, как мы приехали сюда, из тебя и слова не вытянешь, - Наёмник опустил голову, - Хах, видимо, этот город действительно отличается, раз ты впервые засомневался. Чем он отличается? Чем? Как бы я ненавидел это место, я сам не хочу всего этого. Честно говоря, я бы с радостью оставил бы его в покое и уехал в Нидерланды. Черт…        Грубые пальцы Сергея сжали ступеньку так, что выцветшая краска отпечаталась на руке. - Думаешь, мы ошиблись, оказавшись здесь?        Мортен резко поднялся, от чего Сергей вздрогнул. Расмусс стоял на ступеньке, сжимая побелевшие кулаки. Он застыл, как неживая статуя, только дрожащие кулаки выдавали в нём жизнь. Взгляд синих глаз остановился на чем – то вдалеке. Мортен стал похож на свою маску, неживую и мрачную, с выцветшими глазами.        Одна капля крови упала на треснувшую ступеньку. Мортен прокусил губу до крови, с мертвым взглядом уставившись в темноту. Кровь медленно стекала по белым губам Мортена, а он и не чувствовал боли. Сергей поднялся и подскочил к мужчине. Его дрожащая рука сжала плечо Расмусса. - Мортен?! – Демьянов прикрикнул обеспокоенно.        Расмусс повернулся к наёмнику, но только затем, чтобы взять черную маску из его рук. Стоило ей оказаться у Мортена, как синие глаза побелели в обманчивом свете. - Все эти двадцать лет были такими простыми и понятными. Даже до идиотизма простыми, - Мортен говорил пугающе спокойно, хотя его руки дрожали, - Правила всегда были теми же: уничтожай монстров, освобождай заложников, спасай людей. Я разбирался с группировками, бандами, мафией и прочее, прочее…. Так почему город, наполненный всем этим, так отличается? Чем он отличается?        Демьянов не убирая руки с его плеча, молчал. Расмусс наклонился к маске и спрятал своё лицо за ней. Кровь с прокушенной губы с тихим стуком ударилась об кожаную стенку. - «Я хочу разговаривать с тобой, а не с гребанным Кервусом», - Мужчина сымитировал голос Сергея, - Но ты и так говоришь с Кервусом, хочешь ты этого или нет. Все эти двадцать лет я им был и им и остался. В конце концов, я сам выбрал эту роль Чудовища - Спасителя. Разве у меня есть право сомневаться? Я делал это сотни раз, разве я не должен быть уверен?        Мортен покачал головой, тихо посмеиваясь. - Все двадцать лет жертв, смертей и страданий прошли ради того, чтобы я засомневался сейчас? В этот момент? В этом месте? Почему я сомневаюсь?        Он окончательно скрыл лицо за маской, и его тело тут же, будто по приказу, прекратило дрожать. Мортен опустил взгляд на серебряное кольцо, которые сверкало на его пальце в свете луны. - Прости, что напугал тебя своим поведением, - Он произнес тихо.        Сергей медленно опустил руку. Серые глаза мужчины были похожи на разбитое стекло. Он хотел что – то сказать в ответ. Его губы поднимались и опускались, будто беззвучно произнося: «Мортен». Но это имя так и не прозвучало, вместо него послышался один вопрос: - Так что ты решишь? – Сергей спросил хриплым голосом.        Ответа не прозвучало.        Закончился зябкий день, но только затем, чтобы превратиться в очередной тёмный вечер. Тучи проносились по темно – синему небу, похожему на глубины замерзшей Невы. Тени накрывали город, но как бы они не старались, не могли погасить свет фонарей и витрин. Снегопад подключился к битве тьмы и света, хотя и участвовал в ней лениво и неохотно.        Ян переступал с ноги на ногу, в ожидании. Он закутался в черную куртку и сжал кулаки в карманах. Мороз щекотал бледные щеки, но не так жестоко и беспощадно, как вчера. Ян ожидал Марцин на Дворцовом мосте, месте, где они впервые гуляли. Юноша ждал, и не мог отогнать воспоминания о словах девушки, о её поведении, и первых искренних словах.        Снежинка чуть не залетела в глаз Яна. Он поморщился, обернулся и застыл на месте. Девушка стояла перед ним, закутавшись в ярко – голубую куртку и придерживая на макушке шапку с черными кошачьими ушками. Девушка была похожа на подростка, но на удивление серьезный взгляд выдавал её возраст. Ранее яркие и сверкающие глаза потемнели, хотя, быть может, они были такими изначально, а их яркость была частью притворства.        Марцин улыбнулась Яну. - Ты как – будто призрака увидел… - Она сказала с мягкой усмешкой. - Ты в порядке? – Ян спросил в очередной раз.        Глаза Марцин вспыхнули. Она с улыбкой толкнула парня в плечо. - Любишь же ты постоянно об этом спрашивать! – Девушка неожиданно посерьезнела, - Я в порядке, тебе больше не надо обо мне беспокоиться. Больше никогда.        Ян кивнул с едва выраженным облегчением. Взгляд его глаз скользнул по очаровательному лицу девушки, а затем перескочил на её шапку с кошачьими ушами. - Дурацкие, - Ян усмехнулся и нагло подергал за злосчастные ушки. Щеки девушки загорелись, губы дрогнули от улыбки. - Сам дурак! – Марцин воскликнула, и, как маленький ребёнок, показала парню язык. А затем, с ещё большей наглостью, встала на цыпочки и натянула шапку парня ему до подбородка. Марцин, с гордостью оглядев «своё творение», не сдержалась и залилась звонким, искренним смехом. Ян, подняв шапку, загадочно хмыкнул. Не успела девушка отсмеяться, её голову обдало холодом. - Эй, отдай! – Марцин заверещала и с самым серьезным настроем начала подпрыгивать, пытаясь поймать шапку, которую Ян поднимал высоко над головой. - Сначала подрасти, малявка, - Юноша хмыкнул, снова и снова убирая шапку, когда Марцин подпрыгивала за ней. Девушка надула губы. Её глаза загорелись от какой – то гениальной идеи. Марцин отскочила к близлежащему сугробу. Ян округлил глаза и опустил руку с шапкой. - Мы же не дети, - Юноша сказал, полностью игнорируя тот факт, что они вели себя как дети пару секунд назад.        Дальше ворчать Ян не мог, так как большой снежок прилетел ему в лицо. Холод и влага заставили юношу вздрогнуть. Послышался дикий, почти гиенистый хохот Марцин. - Ну как вам такое, товарищ младший лейтенант? – Она рассмеялась, прищурив глаза, как кошка перед очередной пакостью.        Ян убрал куски снега с лица. На его замерзших губах появилась улыбка, которая явно дала понять: без боя юноша не уйдёт. Его глаза загорелись в свете фонарей. Улыбка пропала с лица Марцин. Она бросилась к сугробу, приготовившись защищаться любой ценой. Девушка не успела увернуться, как снежок прилетел ей в лицо. - Ах так?! – Марцин возмущенно прокричала.        Началась жестокая бойня, сравнимая только с Куликовской битвой. Снежки летели во всех направлениях, временами чуть не попадая в случайных прохожих, которых стало значительно больше по сравнению со вчерашним одиноким днём. Люди с недоумением косились на парня и девушку, но их это совершенно не беспокоило. Они были слишком увлечены своей беспощадной бойней. Снег, как след от пуль, красовался на их куртках большими пятнами. Вся одежда промокла, а в волосах блестели снежинки.        Марцин слепо кидалась снежками, уже не разбирая, куда попадает. Она хохотала и слезы смеха блестели в её радостных глазах. Ян, наблюдая за ней и кидая снежки в ответ, не заметил, как начал смеяться сам. Вскоре, силы закончились. Парень и девушка хрипло смеялись, переводя дыхание. Марцин наклонилась за ещё одним снежком, но Ян поднял руки над головой, как заложник. - Всё, сдаюсь – сдаюсь, - Он рассмеялся, и девушка с довольной улыбкой откинула снежок в сторону. Ян медленно подошел вплотную к Марцин, которая не отрывала от него подозрительного взгляда. - Ты сдался, - Девушка напомнила, как упрямый ребенок. - Сдался, - Согласился Ян и достал из кармана теплую, не задетую снегом и мерзлотой, шапку Марцин. Он, не отрывая взгляда от глаз девушки, надел шапку на неё. Девушка похлопала ресницами. Её и так красные щеки загорелись, как уличные фонари.        Они стояли так близко, что Марцин могла почувствовать ледяное дыхание Яна. Она нем могла отвести глаза от него, будто находясь под гипнозом. Девушка смотрела на бледное лицо парня, раз за разом проводя глазами по каждой детали лица юноши. Ян делал в ответ тоже самое, пока на них двоих не обрушилось осознание, что они уж слишком долго смотрят друг на друга….        Парень и девушка синхронно отвернулись, улыбаясь. Марцин потянула Яна за рукав куртки, указывая на что – то вдалеке. В девушке горело столько эмоций, что сказать что – либо прямо сейчас было тяжело. Парень посмотрел в сторону, туда, куда указывала Марцин, и нашёл глазами заснеженный автомат с кофе. - Хорошая идея, - Ян хмыкнул, - Ты вся дрожишь от холода.        Девушка действительно дрожала сильнее любого осинового листа, но только частично из – за холода. Она упрямо поправила шапку. - С – с – совсем нет… - Марцин пролепетала. Ян, увидев девушку в таком состоянии, понял, что стаканчик горячего кофе был жизненной необходимостью. Он повёл её к автомату, не обращая внимания на бормотание девушки.        Они остановились у машины, источающей тепло и уют. Ян взял себе чёрное и до отвратности крепкое кофе, Марцин, помедлив, принялась за пересахаренное кофе со сливками. Автомат зажевал деньги, и два горячих пластиковых стакана были в руках парня и девушки.        Марцин за один раз справилась со своим стаканчиком. Тепло разлилось по всему телу, сливки приятно раскатывались по языку. От холода не осталось и следа, а в девушке проснулась прежняя энергия. Она нагло посмотрела на Яна, размеренно пьющего свой кофе. - А дай попробовать! – Девушка заулыбалась. Ян приподнял бровь. - Кофе очень крепкий, - Его губы приподнялись в усмешке, - Малявке, такой как ты, будет слишком горько.        Марцин с вызовом посмотрела на него. Ян пожал плечами и протянул ей стаканчик. Девушка взяла его, быстро отпила и состроила гримасу. - Блин, какая гадость! – Марцин поморщилась и быстро – быстро покачала головой, будто это могло помочь ей забыть ужасный вкус, - Лучше я возьму себе ещё кофе со сливками…        Ян только хмыкнул, взяв кофе из уже потеплевших рук Марцин. Девушка купила ещё один такой стаканчик, уже без горькости. Марцин медленно пила, поглядывая на парня рядом с ней. Она снова и снова бросала взгляды на Яна, с любопытством и странным для неё ощущением. - У тебя было такой странное лицо тогда…- Девушка начала, мягко улыбнувшись, - Как будто ты никогда не играл в снежки раньше.        Ян повернулся к ней. - Так и есть, - Он ответил кратко с бесстрастным выражением.        Марцин похлопала глазами, как рыба, резко вынырнувшая из воды. - Как так? – Девушка воскликнула громко, что заставило случайных прохожих нахмуриться, - Это.…Это же снежки! Детство, все дела…. Даже я иногда играла с ребятами во дворе. У тебя не было такого? Никогда?        Ян оперся об стену. Он равнодушно поводил глазами по тротуару, будто вспоминая что – то. - Я вырос в приюте, где до этого никому особо не было дела. Да и если кому – то было, я старался держаться от людей, как можно дальше. - И друзей у тебя никогда не было?        Юноша приподнял бровь в немой насмешке. Он посмотрел на девушку так, что она сразу почувствовала, что задала самый глупый вопрос из всех возможных. - Я похож на человека, у которого есть друзья?        Марцин нахохлилась и неловко покрутила пальцами. - Прости, глупый вопрос…. И что, никогда не было друзей? Вообще никогда? Ни в приюте, ни в школе, ни в универе? - Нет.        Она наклонилась к парню с прищуренными глазами. - А девушки? Ты влюблялся когда – нибудь? А отношения были? - Нет, - Ян недовольно нахмурился, - Это, что, допрос с пристрастием? У тебя, как я понимаю, тоже ничего из перечисленного не было?        Марцин отшатнулась, как будто в неё плеснули кипятком. Её лицо загорелось от смущения, глаза смотрели куда угодно, только не на Яна. - Грубо, но ты прав. Я же уже говорила, что у меня никогда не получалось сблизиться с кем – либо. Я хорошо общалась с одноклассниками и прочими ребятами. Мы могли повеселиться, посмеяться вместе, подурачиться…. Но между нами никогда не было, - Девушка затихла, пытаясь подобрать подходящее слово, - Ну, связи, понимаешь? Они всегда рассказывали мне о своих проблемах, приходили, когда им было грустно, но их не было рядом, когда я делала тоже самое.        Марцин задумчиво опустила глаза. Снежинки падали на её посерьезневшее лицо. Маленькие, сияющие в блеске витрин, снежные звезды опускались на темные ресницы и на мягкие губы. Ян молча смотрел на девушку, которая сейчас как никогда была похожа на изображение из какой – то картины. Марцин, покачала головой, отгоняя нежеланные мысли, повернулась к парню. - Знаешь, - Её голос был мягким, как мёд, - Никто раньше не выслушивал меня. Никого не было рядом, когда мне было грустно… Спасибо. Если тебе, когда – нибудь, однажды, будет тяжело.… Ты можешь рассчитывать на меня.        Ян неловко застыл, опираясь на стену, а затем обыденно пожал плечами. - Да ладно тебе.        Он повернулся к Марцин и хотел сказать что – то ещё, как тихую и умиротворенную атмосферу беспощадно прервал звонок. Ян потянулся к телефону, и незнакомый номер высветился на тёмном экране. Юноша глянул на девушку, она поспешно замахала руками. - Отвечай, отвечай! Всё в порядке.        Ян окинул номер презрительным взглядом. Обычно, он терпеть не мог, когда ему звонили. Вздохнув, юноша поднял трубку и чуть не оглох от внезапного крика. - Даров! Ну – ка, где ты сейчас?! – Знакомый голос орал в трубку. Ян поморщился и потёр уши. - Не ори так, Демин, - Юноша проворчал недовольно, - Тебе какая разница, где я?        Невольно, Ян почувствовал укол вины за свой грубый тон. Всё – таки Женя всё это время был добр к нему. А если бы не он, Ян так и не решился бы навестить Марцин вчера. - Большая, Ян! – Женя сбавил тон, - Обернись, Казанова!        Арвидссон быстро обернулся и пожалел, что вообще поднял трубку. Прямо за спинами Яна и Марцин располагалось окно бара, в котором мелькали силуэты людей. Один знакомый силуэт выделялся больше всего. Женя сидел за столом рядом с окном и с улыбкой махал рукой.        Ян почувствовал невероятно сильное желание развернуться и уйти как можно дальше. Марцин удивленно глядела на застывшего Яна. - Ты чего?        Юноша потёр лоб, хмуро глядя на улыбающегося Женю. - Коллега. Там, - Ян проговорил с трудом. Глаза Марцин загорелись от любопытства, она проследила за взглядом юноши и нашла Женю. Девушка заулыбалась. - Я его знаю! – Она прощебетала и помахала рукой Жене, - Он помог мне тогда! На Фестивале! Давай пойдём к нему! - Подожди…Что? – Ян не успел начать сопротивляться, как теплая рука Марцин схватила его за рукав и потянула в бар. Открылись тяжелые деревянные двери, и парня с девушкой охватил терпкий запах алкоголя, горьких закусок и мебельного лака. В баре стоял приятный полумрак. В середине располагался небольшой танцпол, где тени танцующих людей расползались по сияющему ламинату. Музыка лилась по большому пространства бара, мистическим образом захватывая любого, кто посмел зайти.        Ян сжался. Людей было достаточно много. Полумрак и музыка давили на разум. Марцин не могла не заметить напрягшегося Яна. Её рука незаметно спустилась с рукава куртки на его белую ладонь, успокаивающе и мягко.        Юноша отчего – то почувствовал себя спокойнее, но это спокойное состояние развеялось, когда Марцин привела его к Жене. - Привет и спасибо тебе! – Марцин с благодарностью затараторила, - Извини, что так и не смогла тебя поблагодарить тогда на фестивале….        Женя удивленно похлопал глазами, а затем, привычно для себя самого, заулыбался, и рассмеялся, сам не понимая почему. - Да ладно! – Он повернулся к Яну и хитро подмигнул ему, - Вижу у вас всё хорошо.… Такими счастливыми выглядите…        Арвидссон поалел, Мазур смотрела на парней с непониманием. - Почему ты вечно влезаешь? – Ян скрестил руки на груди. Женя невинно похлопал глазами. - Волнуюсь за своего друга – недотёпу, конечно! – Юноша воскликнул с праведными жаром.        Марцин с улыбкой посмотрела на Яна и тихо сказала ему: - А говорил, что друзей у тебя нет… - У меня их и нет, - Ян раздражённо пробормотал. Вся эта ситуация сводила его с ума. Он уже давно хотел уйти, но присутствие Марцин отрезвляло и заставляло сдерживаться. Ян тихо вздохнул. - Что ты здесь делаешь? – Он спросил у Жени, собрав всю волю в кулак. - Культурно отдыхаю… - Демин показательно разлёгся на удобном кожаном кресле, - Вообще, я хотел звонить тебе и пригласить сюда, но ты сам пришёл! Вот фортануло, да?        У Яна дернулся глаз. Марцин рассмеялась. Она живо потянула его рукав. - Давай немного посидим? – Девушка умоляюще произнесла, стараясь сделать как можно более жалобные глаза. Женя мигом подхватил просьбу. - Ну, давай, Ян! – Он насмешливо проныл жалобным девичьим голоском, - Валера скоро придёт, и близнецы с Лёхой тоже!        Арвидссон окаменел. - Чего? – Он сказал едва слышно. Юноша так бы и не сдвинулся, если бы Марцин мягко, но всё же упрямо усадила его в кресло и сама села рядом. Куртки, покрытые в снегу, сами установились на вешалках. Безумная парочка удобно устроилась на креслах. Женя довольно наблюдал за тем, как Марцин тихо уговаривала Яна. Он слушал, а затем вновь поднялся на ноги. Женя обидчиво протянул: - Уходишь? - Нет, - Ян буркнул, - Пойду закажу себе воды.        Женя и Марцин переглянулись. - Только воды? – Переспросила Марцин, сощурившись. - Ну, мы же порядочные полицейские! - Женя со смешком подмигнул Яну, - А ещё Валера скоро придет…. Думаю, он будет очень – очень – очень не рад, если застанет нас с выпивкой. И, Янчик, раз уж пошел за водой, то и мне возьми! - Размечтался. У тебя ноги не отсохли, сам дойдешь, - Ян проворчал в ответ и повернулся к Марцин, - Ты что будешь?        Девушка растрепала волосы. - Колу…Я думаю, - Она обернулась и посмотрела на людей за столиками с выпивкой, - Если она тут вообще есть.        Ян хмыкнул и скрылся в толпе людей, пробираясь к барной стойке. Женя посмотрел ему вслед и сильнее откинулся на кресле. - Не думаю, что бар создан для того, чтобы пить колу, да воду… - Он дружелюбно улыбнулся Марцин, - Я рад, что с тобой всё в порядке. Ты сильно волновалась за Яна тогда, но видишь - этот чувак просто неубиваемый!        Марцин улыбнулась и отвела взгляд на окно. Улыбка её стала задумчивой, если не печальной. Воспоминания о случае на Фестивале не хотели оставлять её даже в этом месте. Музыка, казалось, притихла на одно это мгновение, а, может, так казалось Марцин. Она перевела взгляд на расслабляющегося Женю и не могла не спросить: - Ян говорил, что у него нет друзей, - Она начала с улыбкой, - Но ты так заботишься о нём и называешь его другом…. Может Ян привирает?        Женя, который до этого времени лежал в кресле, неожиданно выпрямился. - Да нет, - Юноша почесал затылок с задумчивостью, отчего девушка загорелась ещё большим любопытством. - Тогда почему ты так общаешься с ним? Ну, знаешь, как с другом?        Беспечная улыбка сползла с лица Жени. Его светлые глаза блеснули в полутемном освещении бара. Юноша посерьезнел и даже начал казаться старше. - Ну, - Он начал, отвернувшись к окну, - Я уже сказал тебе тогда, на Фестивале. Мы бывшие одноклассники. Ну, частично одноклассники, потому что он пришел к нам только в 9 классе. Он пришёл из приюта, как я знаю. Ян жил там до 15 лет, пока.…Пока наш генерал его не усыновила.        Марцин поперхнулась и удивленно уставилась на Женю. - Его приёмная мама…Генерал Орлова? Женя похлопал глазами в ответ. - А он не сказал тебе? Да и откуда ты знаешь её?        Марцин опустила глаза. Теперь слова про маму – полицейского, которая вдохновила Яна, приняла совсем иной смысл. - Её трудно не знать, - Девушка сказала тихо, - Не удивлена, что Ян так восхищается ей. - Это точно, - Женя хмыкнул и посерьезнел снова, - Генерал буквально спасла его, потому что жизнь в приюте не была здоровской. Ему там нелегко пришлось, и поэтому Ян был немного…замкнутым и недоверчивым, мягко говоря. Он ни с кем не общался, злился, если к нему подходили. Короче, он никогда не был простым. Я к нему плохо относился тогда…. Помнится, даже подшучивал над ним и считал фриком.        В голосе Жени вспышкой мелькнуло сожаление. Марцин застыв, слушала юношу, не отрываясь. - Я так относился к нему, пока не - Юноша на секунду остановился. - Пока не?        Женя покачал головой. - Пока не увидел случайно его старые шрамы от побоев, - Он сказал с трудом, - Не то, чтобы он их тщательно скрывал…. Шрамы были довольно страшными, если говорить честно. Жуткими даже. Я только, когда увидел их, начал понимать, что с ним происходило в приюте. Я слышал, что там было просто ужасно, но даже представить не мог насколько. Короче, я не мог относиться к Яну по – прежнему.        И рассказчик, и слушатель на секунду замерли, как безжизненные скульптуры, которые по какой – то причине сидели в баре. Марцин смотрела на Женю с немым вопросом, не до конца осознав всё, что он произнес только что. - Он ведь никогда не был плохим парнем, - Демин сказал со странной улыбкой, - Просто…так получилось, что он всех избегает. Вернее, избегал, пока кое – кого не встретил.        Юноша дружелюбно глянул на Марцин. - Я всегда думал, что если с Яном будет кто – то, то он станет счастливее. Хотя бы немного. Я пытался показать ему, что мы не ненавидим его! И это правда. Нашлась пара моих коллег, которые готовы поддержать. Валера, наш подполковник, Лёха и ребята…Нас немного, да, но этого же должно быть достаточно?        Демин неловко растрепал взъерошенные волосы. - Наверное, я перебарщиваю, когда всё время пытаюсь вытащить его в люди. Просто мне не хочется больше видеть его несчастную и одинокую рожу. Я рад, что у него наконец появился достойный человек.        Женя улыбнулся Марцин, а она только опустила взгляд. Бессвязные мысли завязались в один хаотичный клубок. Она прокручивала слова Жени в голове, вспоминания одни и те же фразы. Сам Демин смотрел на неё с пониманием, будто он прекрасно знал, что происходит в голове девушки. - О чём болтаем? – Раздался голос Яна за спиной Марцин. Она подпрыгнула на месте и начала бормотать что – то невнятное. Ян поставил свой стакан с водой и стакан с колой на стол. Женя захихикал, как ни в чем ни бывало. - Блин, какой джентльмен! Тебе повезло, Марцин!        Ян посмотрел на него убийственным взглядом, но расслабленное лицо Жени даже не дрогнуло. Его светлые глаза вдруг расширились, и Демин поднялся с места. - Любовь, надежда и вера! – Он прокричал счастливо и замахал рукой. И Ян, и Марцин уставились на него, как на полоумного. - Ты чего? – Ян спросил хмуро. Женя продолжал махать рукой, будто приветствуя президента. - Валера! Наш! – Он засмеялся радостно.        Ян мигом обернулся. Действительно, Валерий, с неодобрением косясь на пьяных людей, шатающихся по бару, приближался к столу. Ян, как и Женя, поднялся. - Товарищ подпол – Начал Арвидссон. - Привет, Ян! – Улыбнулся Валерий и дружелюбно похлопал его по плечу, - Мы не в штабе, так что оставим все формальности, так, Женя?        Женя довольно закивал. Марцин смущенно глянула на высокого и угрожающе выглядящего Валеру. Она хотела подобрать подходящие слова приветствия, но подполковник сам заметил её и улыбнулся. - Привет, - Он сказал приятно – спокойно, - Ты Марцин, наверное? Ян нам рассказывал про тебя.        Марцин удивленно покосилась на Яна, который застыл на месте, возмущенно крича про себя: «Ничего я вам про неё не рассказывал!». Валера и Женя переглянулись с загадочными улыбками. Марцин отошла от шока и смогла неловко протянуть подполковнику руку для рукопожатия. - Р – рада познакомиться, - Голос Марцин дрожал от страха. Валерий с добротой пожал маленькую руку девушки.        Мазур с неловкой улыбкой глянула на подполковника, который теперь не казался таким угрожающим и внушающим. Они сели в кресла. Валерий покосился на стаканы с недоверием. - Ну и место ты выбрал, Женя… - Ермилов обернулся и оглядел бар, - Скажи честно, изначально ты пить собирался?        Женя обиженно поперхнулся. - Почему пить – то сразу? Тут хорошая акустика и танцпол неплохой. А ещё у меня здесь знакомый работает, так что он может сделать нам скидку…. на воду.        Валерий скептично поднял бровь. - У нас рабочий день завтра, раз ты знал это, то мог позвать нас…в более подходящее место. В кафе или кофейню, например. - А это не по – взрослому! - И это Женя сейчас сказал? - С усмешкой произнес насмешливый голос прямо за спиной празднующих. Они обернулись и обнаружили светловолосого юношу с хитро прищуренными зелеными глазами. Алексей улыбался им нагло. Сразу за ним пошли черноволосые близнецы, внешне неразличимые друг от друга. Они с улыбками оглядели присутствующих.        Женя и Валерий снова поднялись и тепло поприветствовали коллег рукопожатием. Ян сжался, вновь поражаясь всей неловкости своего положения. Близнецы подошли к нему с вытянутыми руками и с сиянием в глазах. Ян, помедлив, пожал им руку, но после этого…к нему подошел Алексей.        Ян нахмурился и машинально сжал губы, готовясь к потоку насмешек со стороны Воронова. Он ожидал увидеть всю ту же наглость на лице Алексея, но её не было. Воронов серьезно посмотрел на него и протянул раскрытую ладонь.        Ян поднялся. Полицейские молча наблюдали за ними в мрачном предвкушении. Марцин крутила глазами по сторонам, совсем ничего не понимая. Арвидссон и Воронов намеренно не обращали внимания на напряженную атмосферу, которую они сами создали. Ян медленно протянул руку в ответ и с сомнением пожал руку Алексея. Все вздохнули с облегчением. Алексей кивнул, и на его губах появилась улыбка. - Больше драться и спорить с тобой у меня нет никакого желания, - Он отвел глаза с хитрым прищуром, - Мы же не дети, как некоторые…        Он невинно глянул на Женю, который фыркнул от такого обидного заявления. Ян усмехнулся в ответ. - Ага.        Алексей и Ян кивнули друг другу, а остальные полицейские перевели дух. Спокойную и мирную обстановку уже не смогли нарушить потенциальные драки. Марцин наблюдала за ситуацией, так ничего и не понимая. Алексей не мог не заметить её блуждающий взгляд. - А, я помню тебя, - Он сказал с усмешкой. – Вы с Яном того самое…танцевали.        Кончики ушей Марцин покраснели. Близнецы с любопытством уставились на девушку, открыв для себя такую любопытную информацию. - Да…Спасибо и тебе, и Жене тогда, - Девушка улыбнулась, стараясь подавить неловкость, - Я Марцин, ну, если конечно, Ян ещё не разболтал моё имя.        Ян обернулся, едва сдерживаясь от возмущенного вскрика: «Это не я разбалтывал! Это всё Женя!». Алексей загадочно хмыкнул. - Я Алексей, Лёха, если говорить языком Жени, - Он добавил, не обращая внимания на обиженный взгляд Демина, - Приятно встретиться в нормальной обстановке.        Марцин кивнула в ответ. Не успела она и слова сказать, как к ней подскочил черноволосый юноша и пожал её руку с явной энергичностью. - Я Эдик! Очень приятно познакомиться с вами, Марцин! – Юноша воодушевленно воскликнул, от чего Марцин не могла не засмущаться. Да и тем более, никто никогда не обращался к ней на вы. Симпатичная черноволосая девушка мягко отодвинула Эдика и сама вежливо пожала ладонь Марцин. - Простите моего брата, пожалуйста, - Сказала девушка с застенчивой улыбкой, - Он бывает немного…громким. Я Эля, рада познакомиться. У вас такие красивые волосы!        Эля с восторгом уставилась на ярко – бирюзовые волосы Марцин, которая покраснела и заулыбалась. Она промямлила «Спасибо», мимолетом оглядев всех полицейских рядом. Волнение спало. Девушке не пришлось притворяться, и никто не требовал от неё этого. Компания полицейских была сама по себе самобытна и искренна. Девушка глянула на Яна, который, будто прочитав её мысли, одобряюще кивнул ей.        Полицейские (притащив дополнительные кресла), расселись за столом, веселясь и балагуря. На столе появились многочисленные стаканы с водой. Женя, близнецы и Алексей болтали, хотя чаще всего спорили. Валерий смеялся, наблюдая за ними. А Марцин и Ян смотрели на всю эту кутерьму, переглядываясь и улыбаясь. Арвидссон невольно почувствовал, как расслабился, чего совсем не ожидал в такой компании. Время, проведенное с коллегами, не казалось ему чем – то противоестественным, как раньше. Он, к своему большому удивлению, обнаружил, что начинал медленно привыкать ко всему этому.        Марцин улыбалась. Она будто понимала все, о чём думал Ян. Девушка отвернулась и задумчиво обвела взглядом присутствующих. - Скажите, - Она начала, - А почему вы все решили стать полицейскими?        Один вопрос, и громкие разговоры утихли в ту же секунду. Полицейские с удивлением смотрели на девушку, которая запылала от смущения. - М – мне просто интересно! – Она поспешно добавила, - Просто это довольно опасная и сложная работа, особенно сейчас…Ян мне уже сказал свою причину… - Ммм, интересно, что ещё он тебе рассказывал…. - Алексей протянул с усмешкой. Ян одарил его убийственным взглядом, но ничего не сказал. Ничего не говорили и остальные, неожиданно посерьезневшие полицейские. Они смотрели в разные направления, собираясь с мыслями. Марцин сжалась и уже подумала, что она задала наиглупейший и самый неподходящий вопрос, как Женя громко ударил себя в грудь. - Давайте – ка я начну! – Юноша хотел было встать, будто желая начать тираду, но Валерий удержал его за плечо. - Давай, но без лишних дополнений и криков, - Подполковник сказал с предостережением. Полицейские, включая Яна, уставились на Женю, который наслаждался таким приливом внимания в его сторону. Он, желая еще больше раздразнить свою аудиторию, таинственно молчал, что начало выводить из себя Алексея. - Выкладывай уже. Мы здесь не вечно сидеть будем, - Он хмыкнул, и близнецы одобрительно закивали. - Ну, раз вы так хотите… - Женя подмигнул сидящим, - Знаю, трудно поверить, но в детстве я был самым неугомонным и проблемным ребенком на свете, а когда в школу пошел, то и вовсе стал ходячей катастрофой! Я дрался, стекла разбивал, катался по перилам лестницы, подшучивал над учителями…Короче, я много чего делал.        Женя на секунду остановился. - Мама меня одна воспитывала. Папа ушел давно, так что ей было очень тяжело. Особенно, когда я вел себя так, - Голос юноши прорезало сожаление, - Я очень часто разочаровывал её, и не был, ну знаете, идеальным сыном. Никогда таким не был, но хотел быть, потому что устал видеть, как мама расстраивается из – за меня. Я мог только всё портить и доставлять проблемы другим, а мне хотелось стать героем, как в каком – нибудь боевике.… Спасать людей, наказывать злодеев, а главное больше никогда не разочаровывать маму. И это меня привело к вам, ребята.        Демин обвел присутствующих дружелюбным взглядом, а они смотрели на него, не находя слов. - Звучит не так клёво, как я себе представлял, - Женя неловко хихикнул, - Но это правда. Я посерьёзнел.…Ну, наверное, посерьезнел, много учился и работал и стал полицейским. Это глупо, но это всё. Я просто хотел помогать другим и быть героем, хотя бы для своей семьи. Вот. Можете не хлопать.        Женя неловко пожал плечами. Полицейские смотрели на него молча, частично погрузившись в свои мысли. Ян задумчиво глянул на лицо Жени, а потом сразу же отвернулся. Только Эдик подскочил и первым нарушил молчание: - Это вовсе не глупо! – Он воскликнул так громко, что все вздрогнули, - Я тебя понимаю, Женя! Я ведь, мы ведь…        Эдик покраснел и опустил глаза. - Я не знаю, как дальше говорить, - Он сказал смущенно. Эля, сидящая рядом, нежно улыбнулась и заботливо усадила брата на место. Полицейские не сдержались и переглянулись с улыбками. - Давай лучше я, - Эля сказала мягко, - Наш папа раньше был полицейским, и очень хорошим. Он раскрыл много дел, спас так много людей…. Мы с самого детства хотели быть таким, как он. Знаю, мы совсем ещё неопытные, но мы будем очень стараться, чтобы быть таким же хорошими людьми и профессионалами. Пожалуйста, верьте в нас, и мы вас не разочаруем.        Запас храбрости и говорливости Эли закончился. Она, как и брат, смущенно опустила глаза. - Да, мы будем стараться и работать изо всех сил! – Её брат подхватил, вернув свой прежний пыл. Валерий, Женя, Алексей и Марцин с умиленной улыбкой смотрели на них. Ян оставался серьезным.        Женя с одобрительной улыбкой покивал близнецам. - Вот это настрой! Вот это я понимаю! – Он бесстыдно тыкнул Валерия в плечо, - А ты чего молчишь? Нам хочется узнать историю нашего бравого подполковника!        Присутствующие с интересом заерзали и уставились на Ермилова. Он растерянно почесал бороду и слегка улыбнулся. - Да ладно вам, ребята. Мне даже нечего рассказывать. Я с детства мечтал быть полицейским, чтобы помогать другим и защищать свой город. Вот и всё.        Женя разочарованно вздохнул. Близнецы тоже казались расстроенными. - И всё? – Демин переспросил, - Никакой душещипательной истории? Никакой драмы? - Нет. Я же сказал, что нечего рассказывать. Хотя… - Валерий улыбнулся и повернулся к Яну, - Ревмира вдохновила меня, как и тебя. Когда смотришь на героя, то невольно сам хочешь стать таким же.        Алексей фыркнул и разлегся в кресле. - Скукота! – Он произнес наигранно равнодушно, - Почему мы вообще начали говорить об этом? Все истории похожие! - А что насчет тебя? – Неожиданно, этот вопрос задал не вечно любопытный Женя, а Ян, который всё это время молчал. Алексей удивленно глянул на него. Казалось, что юноше потребовались дополнительные усилия, чтобы ответить. - Не думал, что ты заинтересован в моей персоне, Ян, - Воронов ухмыльнулся в своей привычной манере, - Мне просто хочется, чтобы всё было правильно, чтобы не было несправедливости, чтобы никто не страдал от жестокости всяких ублюдков. Вот и всё, собственно….        Полицейские с одобрением и некоторым уважением уставились на коллегу, который заерзал в кресле. - Чего вы так уставились? – Алексей сказал, покраснев, - Это что какая – то странная причина? Ты бы тоже бы сказал, Ян! Нечестно, что мы все тут выкладываемся, а ты один молчишь.        Ян вздрогнул, когда любопытные взгляды со всех сторон уставились на него. Особенно любопытно на него смотрела Марцин. - Ну так? – Алексей беспощадно продолжал, - Что ты там рассказывал Марцин? Может повторишь?        Арвидссон сжался. У него появилось ощущение, что его только что привели на эшафот, намереваясь повесить на глазах у любопытной публики. Взгляды коллег и Марцин пробирались сквозь кожу, и через каждую клеточку крови. Мазур смотрела на него, не отрываясь. Её рука приблизилась к его руке. Девушка молча поддерживала его одним только взглядом, но Ян отвернулся. - Да нет ничего интересного, - Арвидссон пожал плечами бесстрастно, - Всё, как и у остальных.        Марцин опустила глаза и ничего не сказала. Женя разочарованно покачал головой. - Бууу таким занудам! – Лицо Демина засияло, и юноша поднялся с кресла, - У меня есть идея!        Валерий и Алексей вздохнули, мысленно приготовившись к самому худшему. А близнецы и Марцин наоборот с воодушевлением и интересом уставились на него. Женя, довольный вниманием, продолжал. - Мы же так похожи, правда? – Он заулыбался самой искренней улыбкой, которой когда – либо улыбался, - Мы все разные конечно.…У нас разные семьи, разные характеры, да и по внешности тоже, за исключением близнецов, конечно…        Он не сдержался и фыркнул от своего остроумного комментария, но тут же посерьезнел. - Я хотел сказать… - Женя продолжил, - Хотел сказать, что мы все равно очень похожи. Мы все хотим быть хорошими людьми и делать правильные вещи. Мы хотим стать лучше, чем сейчас и помогать другим. Разве это не круто? Мы коллеги, но так похожи друг на друга, что нас можно считать одной семьей! А за то, что мы вместе, здесь и сейчас, нужно поднять тост!        Все сидящие медленно отходили от шока. Валерий удивленный перемене в Жене, недоуменно произнес: - Тост? С чем? С водой?        Женя тепло улыбнулся. - А разве имеет значение с чем? Главное, что мы вообще его поднимаем!        Юноша, к ещё большему удивлению присутствующих, поднял прозрачный стакан с водой. Женя улыбался, его глаза сияли, а в полутемном освещении бара казались наполненными теплом и приятным спокойствием. - Я поднимаю этот стакан за вас, – Женя поднял выше стакан, который в бликах казался самым настоящим бокалом, - За то, что у меня есть такие классные товарищи, на которых я могу положиться! Короче, спасибо вам, ребята.        Валерий и Алексей с улыбками смотрели на него, в то время как близнецы дрожали и чуть ли не плакали от переизбытка чувств. Они тоже поднялись со стаканами в руках, но без того спокойствия, как у Жени. Эдик хотел произнести тост, но так и не смог справиться с бушующими эмоциями. Он просто поднял воду так высоко над головой, что у него чуть не отсохла рука. - Может тогда нам всем поднять тост друг за друга? – Скромно спросила Эля, - В любом случае…Спасибо вам всем.        Ещё один стакан блеснул в свете сияющей люстры. Валерий поднялся и тепло улыбнулся коллегам. - Никогда не умел говорить тосты, - Подполковник сказал со смешком, - Я и сейчас мало что могу сказать. Просто спасибо. Я надеюсь, что мы соберемся так ещё раз.        Коллеги с поднятыми стаканами заулыбались. Марцин улыбалась тоже, не остался равнодушным и Алексей. Он с притворной усмешкой поднялся. - Вот вам делать нечего …- Он произнес, но стакан поднял чуть ли выше, чем Эдик, и ухмылка на лице Воронова сменилась на искреннюю улыбку.        После этого, как и боялся Ян, все взгляды устремились на него. Однако эти взгляды не были недоверчивыми и неприветливыми, какими удостаивали его другие коллеги. Вместо этого, полицейские, которые сейчас были здесь, тепло улыбались ему, как будто знали его всю жизнь. В их глазах не было холода. Были лишь отблески от изящных светильников и блики прозрачных стаканов.        Ноги Яна сами подняли его, будто по приказу, который ему было не дано понять. Руки потянулись к стакану. Юноша не успел ничего осознать, как уже стоял наравне со своими коллегами. Они ободряюще улыбнулись ему, и сомнения Арвидссона на это короткое мгновение исчезли. Уголки губ юноши неуверенно поднялись. Он улыбнулся, ничего не говоря, и поднес свой стакан к стаканам товарищей.        Тихий звон. Коллеги с важным видом чокнулись прозрачными стаканами, не обращая внимания на то, как они выглядят в глазах других людей. Одно это движение, глупые, несуразные тосты и что – то изменилось. Бар, полутемный и отдаленный, преобразился и наполнился теплыми красками. Полицейские улыбались друг другу, даже на лице Яна на секунду застыла улыбка. Он обернулся и посмотрел на Марцин, которая наблюдала за ними, не желая вмешиваться и прерывать момент. Взгляд девушки и парня встретился. Странное, ранее незнакомое тепло поднялось в груди юноши. Он мог и не оторвать взгляд от Марцин, как за спиной раздался голос Демина. - Блин, я так расчувствовался сейчас…. Надо бы как – то взбодриться, - Сказал Женя и с ухмылкой покосился на Алексея, - Ну, Лёха, пошли ближе к барной стойке! Может, повезет познакомиться с милыми девчонками!        Улыбка Алексея быстро сменилась на наглую усмешку. Он чуть ли не сочувствующе похлопал по спине Женю. - Ну, пошли, вот только сомневаюсь, что какая – нибудь милая девчонка вообще на тебя клюнет! А вот я совсем другое дело…. - Не понял.        Неожиданно в разговор встрял Эдик. - Может Лёша имел в виду, что он более харизматичный? – Юноша предположил невинно. Алексей довольно заулыбался и приобнял парня. - Хоть кто – то меня понимает! – Он похлопал по голове Эдика, растрепав его и так взъерошенные волосы, - Спасибо тебе, Эдик, что вообще существуешь!        Эля с улыбкой прищурила глаза, глядя на тройню буйных парней. - Я, как девушка, могу сказать, что вы с Женей ничем не отличаетесь, - Она сказала беспощадно, от чего Алексей нахмурился. - Ты вообще на чьей стороне, Эля? – Произнес Воронов обиженно. Послышался смех и великолепная четверка направилась куда – то сквозь толпу людей. Валерий вздохнул тяжело и похлопал по плечу младшего лейтенанта. - Пойду приглядеть за ними, а то мало ли что натворят… - Подполковник загадочно улыбнулся, - А вы наслаждайтесь вечером. Вдвоём.        Парень и девушка покраснели немного, наблюдая за тем, как улыбающийся Ермилов исчез. Арвидссон окинул взглядом стол с пустыми стаканами, а Марцин, заметив это, улыбнулась. - Повезло тебе с ними…. Они просто замечательные. - Думаешь? – Ян усмехнулся. Глаза Марцин засияли отчего – то, она мельком глянула на танцпол вдалеке. Девушка приблизилась к парню и дотронулась до его запястья своей рукой. - Ян? - Что?        Марцин мягко улыбнулась и смущенно провела рукой по своим волосам. - Ты обещал сводить меня потанцевать, помнишь?        Парень посмотрел на неё в ответ, кивнул и улыбнулся едва заметно. Глаза Марцин засверкали. Она аккуратно опустила свою руку ниже по его холодному запястью, пока не опустилась до руки. Марцин неуверенно взяла руку Яна, в любой момент ожидая, что он оттолкнет её. Девушка низко опустила голову, горя от смущения. Сомнения Марцин не оправдались. Ян, помедлив, взял её руку в ответ.        Марцин со счастливым смехом потянула его за собой, сквозь толпу, как и тогда, на Фестивале. Ян следил за девушкой, не в силах сдерживать улыбку. Девушка светилась от радости. Её короткие волосы горели синим огнем в полуосвещенном помещении, приятный голос звенел в ушах юноши, силуэты тонкой фигуры девушки освещали блики. Марцин была прекрасна.        Она остановилась в центре танцпола, не отпуская руки юноши. Ян усмехнулся, вслушиваясь в дикий порыв музыки. - Под это будет танцевать сложнее, чем под вальс, - Он усмехнулся, а она в ответ пожала плечами: - Да, но доверься мне! – Девушка резко потянула парня на себя, уводя его в безумный порыв незнакомой песни. У Яна не оставалось никакого выбора, кроме как подчиниться и доверить Марцин вести его.        Музыка заскакала по бару. Люди вокруг танцевали в драйвовом ритме. Всё кружилось и расплывалось в глазах Яна, когда он слепо повторял движения Марцин. Всё тускнело, но только образ девушки оставался четким в видении парня. Она задорно смеялась, её алые губы поднялись в детской, наполненной счастьем улыбкой. Марцин смотрела на него с ободрением и радостью, и Ян становился храбрее. Его неловкие движения стали резкими, быстрыми. Он и не заметил, как стал двигаться в ритм девушки.        Они двигались синхронно. Марцин смехом поддерживала Яна, и, как будто бы случайно, дотрагивалась до его руки в танце. Парень неожиданно начал смеяться вместе с ней, пока весь мир расплывался в тусклом свете и порыве быстрой музыки.        Дыхание прерывалось. Смех Марцин становился дрожащим. Она всё ещё танцевала с Яном, прыгая и двигаясь удивительно живо и энергично, несмотря на накатывающую усталость. Ян не отставал, пока музыка не начала стихать. Заканчивалась песня, как заканчивались и силы. Девушка просмеялась в последний раз, и они, сами того не осознавая, отошли в сторону от танцпола, в сторону от толпы, окончательно прекратив танцевать.        Они стояли вплотную. Марцин тихо хихикала срывающимся от усталости голосом. Из – за танца щеки девушки, как и её губы, покраснели и напоминали красноту самого крепкого вина. Марцин улыбалась Яну, не отрывая от него теплого и мягкого взгляда, подобный которому юноша не видел никогда. Маленькая прядь волос упала на её карие глаза, напоминающие мёд.        Ян перестал понимать, что происходит или что он делает. От танца в глазах всё, за исключением Марцин, расплывалось и кружилось. Он видел только Марцин перед собой. Его тело перестало слушаться его и будто начало действовать по собственной воле.        Юноша, переставая осознавать что – либо, протянул руку к лицу Марцин и аккуратно убрал прядь с её глаз. Девушка перестала смеяться. Она застыла, глядя на Яна, и наяву ощутила холод его прикосновения на щеке. Ян не убрал руку, задержав её на горячей щеке девушки.        Что – то в её груди вздрогнуло и разломалось на кусочки. Рука Марцин медленно потянулась к руке Яна …        В этот момент, Арвидссон очнулся. Он резко убрал руку, его белые скулы и щеки сначала покраснели, а потом мертвенно побледнели. Юноша виновато, если даже не испуганно отшатнулся и отвел глаза. Марцин застыла и не могла не заметить, как сильно изменился Ян. - Тебе нехорошо? – Девушка спросила обеспокоенно. Он кивнул и нервно растрепал волосы. - Ага. Вроде как, - Юноша старался придать своему голосу как можно более спокойную интонацию, - Я пойду выйду на улицу, подышу, а то тут душно.        Марцин медленно кивнула. Ян пересилил себя и усмехнулся привычно. - Да не волнуйся ты. Я быстро. Видишь, я даже куртку и телефон с собой не возьму, - Юноша похлопал по своей водолазке. Девушка неуверенно закивала, потеряв всякую возможность разговаривать. Она краем глаза наблюдала, как Ян пробирался сквозь толпу людей, а потом исчез у двери бара. Марцин задумчиво подняла руку и дотронулась до щеки, на которой ещё остался холод Яна.        Ян вышел на улицу, и она встретила его свежестью и обжигающим, но не сильным холодом. Юноша резко вдохнул воздуха в легкие, как будто он только что спасся от утопления. Его грудь быстро вздымалась и опускалась, краска то окрашивала его щеки, то снова их покидала. Сердце билось нестерпимо быстро, будто желая разорвать ребра.        Юноша сильно похлопал себя по щекам. И что только на него нашло? В опаленном сознании то и дело вспыхивал образ Марцин с красными щеками и губами. Она, как наяву, улыбалась ему тепло и нежно, а Ян до сих пор не мог прийти в себя. Он как мог отгонял этот образ, желая успокоиться, но он снова и снова появлялся перед глазами.        Ян поводил глазами по темной окрестности и полупустой дороге. Было уже поздно. Темно – серые тучи гоняли по небу Санкт – Петербурга, фонари мрачно поблескивали и на несколько мгновений затухали. Юноша мог и плюнуть на этот недобрый вид ночного города и отправиться назад, в бар, но один грузовик привлёк его внимания. Он стоял невдалеке, ближе к жилым домам, но примечательным был его номер. Номер того же самого грузовика с Фестиваля, на котором сбежал Демьянов. Мотор этого грузовика недовольно квохтал. Он уже был готов уехать, как в тот вечер, а Ян снова грозился остаться в дураках.        Ещё не остывшая голова Яна загорелась от импульса. Он не успеет позвать товарищей. Не успеет сказать или предупредить. Оставалась пара мгновений, и Ян не был готов упустить шанс ещё раз.        Разгоряченный юноша бросился к грузовику и, ни о чем не думая, опустился под него и зацепился за дно, прижавшись к нему так, что заболели ребра. Ян утихомирил дыхание и молился, лишь бы его никто не заметил. Хотя кто мог заметить его, если юноша всем телом прижался к низу грузовика, став его тенью?        Послышались шаги, грохот открывающей двери, а затем тишина.        Грузовик тронулся.