"Взрывая маски" 1

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Ян/Марцин
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 111 страниц, 12 частей
Статус:
в процессе
Метки: Hurt/Comfort Ангст Детектив Драма Дружба Насилие Психология Романтика Смерть второстепенных персонажей Ужасы Экшн Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Он - саркастичный и замкнутый полицейский, не желающий подпускать к себе кого - либо. Она - задорная и чудаковатая художница, изо всех сил стремящаяся найти близких людей. Оба невероятно одиноки. Так уж получилось, что они встретились в самый странный момент своей жизни...И самый опасный. Шутка ли, быть втянутыми в конфликт с группировкой террористов?

Посвящение:
Всем читающим

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Прятки в темноте.

30 июля 2019, 11:10
       Загромыхал мотор, зашевелились двигатели в адских раскатах, остановилась холодная кровь в венах Яна. Юноша замер и прижался ко дну, утыкаясь лицом в стальную ледяную поверхность. Пресс напрягся до предела. Грузовик начал движение. Ян перевел дыхание, и по какому – то странному импульсу, зажал дыхание и застыл.        Юноша не был уверен, чем он думал, когда полез сюда, под кромешное и ледяное дно грузовика. Тем не менее, Ян был уверен, что не ошибся. Этот номер, этот вид грузовика был таким же, как на Фестивале. Ян, даже в припадке или безумной лихорадке, не смог бы забыть номер, который он истошно повторял в ту ночь, когда всё пошло к черту. Ян стиснул зубы так, что заныли обездвиженные десны. Он больше не упустит этот шанс, ни за что, даже если это значит, что он опять будет рисковать жизнью. Ян знал: стоит ему допустить ошибку, ненароком показать своё присутствие – он труп. Стоит ему дать слабину и расслабиться на секунду – он превратится в кровавую кашу на дороге. Юноша не мог не усмехнуться от всей безнадёжности его положения. А ведь буквально несколько секунд назад он был в баре. Он танцевал с Марцин, был со своими коллегами, а сейчас прижимается к ледяному дну грузовика.        Неохотная мысль застыла в голове Яна: Марцин опять будет беспокоиться. «Ты опять сбежал. Опять. Ты опять всё испортил», - голос рассмеялся в голове. «Заткнись, заткнись, заткнись! Я полицейский! Я делаю то, что должен!» - Ян мысленно прокричал сам себе. Голос решил не спорить, а, быть может, счёл это бессмысленным. Арвидссон и так был в самом дерьмовом положении из всех возможных. Он едет на грузовике предполагаемых террористов, зацепившись ко дну, откуда может упасть в любую секунду, без куртки с телефоном и без оружия. Ян беззвучно рассмеялся, чувствуя, как его руки теряют силу. Умудрился же влипнуть.        Грузовик летел по темным улицам Санкт – Петербурга. Он слонялся в тенях, специально выбирая переулки, в которых не было ни души. Поэтому дорога казалась (а может и была) бесконечной. Ян с трудом держался. Он потерял счет времени, держась за прицеп на дне. Ноги и руки дрожали, как от припадка, ледяной пот скатывался с застывшей спины. Только чудо помогало ему удерживаться в таком положении. Тело умоляло юношу отпустить этот прицеп, даже если это означало верную смерть, но разум не слушался и приказывал держаться.        Резкие повороты, от которых Ян едва не падал, заканчивались. Дорога стала ровной. Ян не мог ничего разглядеть, темно было, как в самом настоящем аду, но он чувствовал, что был близко. Вот только близко к чему? Младший лейтенант понятия не имел, чего ожидать и куда приведет грузовик.        Рёв мотора затихал. Колёса с меньшей интенсивностью крутились. Бесконечная поездка подходила к концу. Ян сжался, собрал последние силы. Последний раз мотор фыркнул и заглох. Грузовик остановился. Юноша, как бы не старался, не мог ничего разглядеть. Было до ужаса тихо, будто машина приехала в необитаемое место. Ян вслушивался, как мог, но не мог услышать ничего.        Пока не раздался грохот открывающейся двери. Арвидссон сжался. Мерные спокойные шаги разрезали тишину умершего города. Тень ног мелькнула в полоске тусклого света и исчезла из вида, раздаваясь тихими шагами, который по какой – то причине стихли. Ян вслушивался и вслушивался, ожидая ещё чего – нибудь, любого звука, и дождался. Заскрежетал металл так, как будто открылась тяжелая дверь. Ян вдохнул и выдохнул: нужно выходить сейчас.        Юноша быстро опустился, откатился из - под машины и скрылся за ближайшим деревом.        Ян припал спиной к черной коре, переводя дыхание. Он не мог найти силы пошевелиться, ноги и руки ныли, как от бесконечной пытки. Ледяное тело юноши дрожало от обездвиженности, напряжения и холода. Ян, преодолев желание остаться лежать за этим деревом, выглянул.        Заброшенный технический завод возвышался над ним. Ветер завывал сквозь разбитые окна, снег накрыл темную крышу. Самое здание было похоже на наитипичнейшее место, куда соваться не советуют ни при каких обстоятельствах. Ян огляделся. Никого. Завод был будто разъединен от мегаполиса и являлся его неприглядной и мрачной частью. Дверь здания была закрыта, в окнах не было света. Могло показаться, что там и впрямь никого не было и не могло быть, но Ян знал обратное.        Он вздохнул, собираясь с мыслями. Юноша пока не узнал ничего полезного, вернее, не узнал вообще ничего, и это необходимо было исправить. Ян выглянул еще раз, сверяясь. Он медленно вышел из укрытия, чуть ли не ползком пробираясь к зданию. Ян нагибался, как можно сильнее, не отрывая взгляда от темных окон. Он был готов, что в любом из них, мог появиться силуэт, но ничего не было. Это напрягало еще больше.        Огромная металлическая дверь приближалась, но юноша меньше всего планировал войти через неё. Ян выпрямился. Неумелый шаг, и снег громко скрипнул. «Дерьмо!» - Юноша крикнул про себя и снова опустился, тревожно вглядываясь в темноту. Никого. Ян выдохнул, но больше выпрямляться не рискнул. Он присел на корточки, лишь бы противный снег не скрипел. Ян, на застывших от напряжения ногах, обходил здание, надеясь найти вторую дверь, но в результате нашел только темное квадратное отверстие, которое когда – то было окном.        Прыжок в кромешную темноту. Вместо того, чтобы опуститься на разломанную плитку, ноги Яна врезались в груду металлического мусора. Юноша потерял равновесие, замёрзшие ноги заныли и чуть не закричали от пронзительной боли. Они оступились, перестали повиноваться разуму, и Ян упал на металлическую груду.        Юноша зажал дыхание, лишь бы не закричать от неожиданно сильной боли. В глазах все побелело, голова закружилась, грохот, который он умудрился издать, навязчиво звенел в перепонках. Бесформенные куски металла врезались в его грудь, руки и ноги.        Ян быстро оглядел комнату, в которой он очутился. Комнатой это было назвать сложно. Это скорее был небольшой склад, утопающий в металлическом мусоре, пыли и паутине. Пол был захламлен настолько, что плитка проглядывалась только у самой двери. Штукатурка сыпалась с грязных стен. Пыль комьями летела с открытой, довольно широкой вертикальной вентиляции. Взгляд юноши задержался на ней, пока он медленно поднимался, превозмогая боль.        Стоило подняться, как послышались отдаленные глухие шаги. Они были едва слышны из – за большой дистанции. Закрытая дверь теперь казалась зловещей: в любой момент она могла открыться…. Температура тела Яна понизилась, сердце замерло. Он быстро подскочил к открытой вентиляции и прыгнул в неё, стараясь издавать как можно меньше шума. Стенки давили на голову, темнота ослепляла, но Ян всё равно отполз чуть дальше, в темноту. Шаги усилились. Они эхом раздавались в пустых коридорах завода. Ян зажал дыхание, и, сделав невероятное усилие, ползком повернулся лицом к злосчастному складу.        Шаги заскрежетали. Прогнившая дверь раскрылась. В комнату вошла тень. Ян застыл, до боли вглядываясь во мрак, но он так и не смог ничего разглядеть. Тень человека поворачивала голову, в поисках. Она, как и Ян, вглядывалась в темноту. Полицейский замер, опустив голову на стенку вентиляции. Тень не могла увидеть Яна так, но если бы увидела… Она подошла к окну. Упал лунный свет, и сердце юноши пропустило удар.        Высокий русоволосый мужчина с жесткой щетиной хмуро вглядывался в окно своими пронзительными серыми глазами. Свет освещал только лицо Сергея Демьянова и часть его куртки, в кармане которой сиял пистолет.        Ян задрожал от негодования. Человек, на которого он охотился, которому так позорно проиграл, был здесь, в его досягаемости, но Ян не мог его схватить. «Дернусь или хотя бы немного покажусь – получу пулю в лоб», - Юноша с ненавистью усмехнулся, стиснув зубы. Он мог только наблюдать за Демьяновым, который хмуро оглядывал склад. Его напряженное лицо смягчилось, брови опустились. - Это дерьмо постоянно шумит… - Сергей проворчал и грубо пнул мусор, а он только негодующе заскрежетал в ответ. Наёмник пошел в сторону двери, и, в последний раз оглядев взглядом комнату, вышел. Ян выдохнул и тут же пожалел об этом. Пыль вентиляции залетела в рот. Глаза заслезились от мрака и пыли. Паутина запуталась в волосах Яна. Всё это было результатом секундного пребывания в вентиляции. Юноша хотел бы спуститься, попробовать шнырять по незнакомым коридорам завода, но это было невозможно.        Был ли Демьянов один? Здесь ли его коллеги? Этого Ян не знал, и не мог даже предположить. Как ни иронично и жестоко – единственный по – настоящему безопасный путь перемещения по заводу – по пыльной и тесной вентиляции, одно пребывание в которой у полицейского вызывало тошноту.        Ян ползком продолжил пробираться, убирая пыль и паутину на пути. Юноша чувствовал, как по всему телу ползают пауки. Он не мог не усмехнуться. В этот самый момент его коллеги спокойно сидят в баре и даже не представляют, чем занимается Ян…        Время, проведенное во мраке, казалось вечным. От бесконечного ползания и так болящие конечности Яна разрывались от боли. Временами, мрак прерывали столпы света, но это всего лишь были закрытые входы в вентиляцию. Ян мельком глядел сквозь их решетки, но не видел ничего кроме складов и пустых кабинетов. Выхода даже близко не было. Ян надеялся выйти куда – то ближе к главному залу, где, вполне возможно, могли быть террористы. Самое смешное, что юноша не мог даже предположить, где они. У него не было плана, не было оружия, не было ничего. На этом огромном заводе Ян был мелким насекомым, просто муравьем, которого могли прихлопнуть в любой момент. Руки Арвидссона подрагивали, но не от усталости…. Глупо было бы умереть здесь, от пули террористов и в полной неизвестности.        Но поворачивать было поздно.        Ян чувствовал: если он ещё раз вдохнёт пыль или запутается в паутине, то умрёт от недостатка кислорода. Голова начала кружиться, тело разрывалось, в глазах плыло так, что юноша был уверен, что ослеп.        Блеснул свет, который показался Яну кислотным. Источником был настоящий выход из вентиляции. Юноша аккуратно выглянул, с трудом разглядев длинный коридор первого этажа. Коридор был абсолютно пустым. В блеске луны летала пыль. Она опускалась на сломанную плитку и на металлический хлам. Ян, помедлив, решился выйти.        Затекшие ноги Яна опустились на плитку и покосились от усталости. Ян выдохнул, оперся об стену, быстро – быстро моргая. Темные пятна в глазах неспешно исчезали. Юноша наконец мог видеть коридор, в котором находился. Он прижался к штукатуреной стене и на корточках пошел вдоль неё, вслушиваясь. Ничего. До сих пор ничего. О шагах и речи не могло быть, но полицейский не думал расслабляться. Он продолжал идти.        Однообразные белые стены были тем ещё бельмом на глазу. Ян крался в полнейшей темноте, радуясь хотя бы мельчайшему блику лунного света. Юноша прижимался к стене и вслушивался. Он ожидал от завода самого худшего: огромной толпы террористов. Но по иронии, Ян за все бесконечное время видел только Демьянова, да и того умудрился потерять.        Коридор неспешно повернул. Ян выглянул и потерял возможность двигаться. Прямо за стеной, за которой удобно спрятался полицейский, открывался выход на большую лестницу. По ступенькам вниз и дальше – красовалась огромная металлическая дверь. Та самая, которая вела к свободе и безопасности. Но совсем не дверь наружу вызвала оцепенение. На нижних ступеньках сидели два силуэта, которых временами освещали случайные лунные лучи. Эти два человека сидели рядом уже долгое время. Одним из силуэтов был Демьянов, а вот второго Ян при всём желании не мог разглядеть. Не мог разглядеть отсюда.        Юноша наклонился ближе к земле и вышел из укрытия, бесшумно перескочив за одну из колон. Здесь, наверху, было до слепоты темно. На эту темноту надеялся Ян. Если луна не осветит это укромное место – он будет скрыт от вражеских глаз.        Он выглянул из - за колоны. Силуэты сидели рядом во мраке. Они что – то говорили друг другу, но Ян не мог расслышать что. Юноша, не сомневаясь, вышел из защиты колоны и прокрался за ещё одну. Затем за ещё одну и ещё одну…. Пока не спрятался за последней колонной, которая была ближе всего к лестнице и силуэтам.        Ян мог увидеть лицо Демьянова, и как отблески лунного света скачут по его куртке. Наёмник смотрел на силуэт, сидящий рядом с ним. Ян пробежался быстрым взглядом по нему и почувствовал, как странное ликование, смешанное с ужасом взметнулось в нём. Второй силуэт сидел в черной одежде, а его лицо скрывала маска оленя с белыми глазами. Та самая маска. Тот самый силуэт, который Ян видел в тот вечер у стены с граффити.…Вот только кто скрывался за этой маской, оставалось загадкой для полицейского.        Демьянов, не отрывая взгляда от Расмусса, спросил: - Что насчет наших людей?        Ян напрягся и вслушался так, что всё тело задрожало. Он не должен был упустить ни детали. Силуэт повернулся к наёмнику в ответ. - Я отозвал их назад, - Глухой, бархатный голос был едва слышен за маской. Яну пришлось зажать дыхание, лишь бы услышать. Голос показался ему отдаленно знакомым, но юноша не мог понять, ни откуда он знал этот голос, ни было ли сходство галлюцинацией его уставшего разума.        Удивление отразилось на лице Сергея. Он приподнял брови. Серые глаза засияли, как стекло, омытое родниковой водой. - Значит, ты решил? – Наёмник не мог сдержать расцветающую надежду в голосе, - Всё закончено? Правда закончено?        Выражение лица Демьянова, освещенное только луной, шокировало Яна. На лице жестокого наёмника (каким знал его Арвидссон) не было ни тени жестокости или суровости. Сергей смотрел с надеждой, выжидая ответа. На белых губах Мортена, ещё не заживших от вчерашней раны, мелькнула улыбка, которую не могла показать маска. - Да.        Лицо наёмника преобразилось. Улыбка приподняла уголки его губ. Демьянов, с трудом сдерживая радость и облегчение, положил руку на плечо Расмусса. - Хах, наконец – то… - Мужчина прошептал, хрипло посмеявшись, - Нам пора бы отправиться на покой.        Он резко развернул Мортена к себе. - Ты уже давно добился того, чего хотел, - Сергей сказал дрожащим голосом, - Добился. Больше нет никаких группировок, банд, криминала…Мир безопасен. По крайней мере... Весь мир, кроме этого города. Да и черт с ним. Давай уже уедем обратно в Нидерланды и заживем, как нормальные люди?        Расмусс медленно кивнул. Блики пробежались по серым глазам маски, придавая им живое свечение. Ян резко спрятался за колону, собираясь с мыслями. Какое – то странное ощущение не покидало его. Демьянов, которого он видел сейчас, совершенно не был похож на того агрессивного и опасного наёмника, с которым он столкнулся. Он казался другим.        А то, что он говорил…. Ян невольно вспомнил слова Валеры. «Эта группировка сражалась не только с терроризмом, но и с мафией и преступными организациями. Не уверен, действительно ли это так, но преступность в мире сократилась до минимума в последние двадцать лет» - Подполковник повторял в подсознании. Сомнения начали раскорячивать мысли Яна, как старые пни. Юноша помотал головой. «Они преступники. Всего лишь преступники, такие же, как и все», - Ян напомнил себе и сощурился. Свет упал на лицо. Юноша недоуменно глянул вперед и обнаружил открытую комнату, которая раньше была кабинетом. На запыленном столе лежал хлам из рваных папок и бумаг. Примечательным было не это, а открытое окно, в которое временами глядела луна. «Вот и выход нашёл» - Ян усмехнулся без радости. Он снова высунулся. Силуэты ещё сидели на ступеньках. - Тогда.…Встречаемся здесь в это же время 1 января, как и договаривались? – Наконец произнес Демьянов. На его лице на секунду застыла улыбка, но она тут же исчезла. - Всё будет в порядке, - Наёмник сказал, пытаясь успокоить и так спокойного мужчину. Силуэт в маске промолчал. Что – то дрогнуло в груди полицейского, но он никак не мог понять что. Странное ощущение накрыло с головой, будто он упал в океан и медленно тонул. Эти преступники были необычными.        Отблеск лунного света пробежался совсем рядом с Яном, вышнырнув его из раздумий. Блик пошел дальше, к лестнице. Человек в черной маске будто бы зажмурился от яркого света и поднял глаза, прямо на его источник. Всё внутри Яна похолодело. Он быстро скрылся за колонной и зажал дыхание, хотя это было бесполезно. Быстрое биение сердца всё равно было громче любого дыхания, даже самого громкого. Юноша сжался, надеясь, что его не заметили.        Предательский свет изменил направление и перестал освещать колону. Юноша выглянул…        На лестнице больше никого не было. «Черт, черт, черт!» - Ян закричал про себя. Он оглядел лестницу и территорию рядом. Никого. Холод пробежал по позвоночнику юноши, будто какой – то шутник провел по нему куском льда. Полицейский сжал кулаки до белизны.        Преступники могли в любой момент поджидать его. Они могли прямо сейчас искать его, иначе, зачем так резко исчезать после проклятого блика света?        Юноша, не медля ни секунды, проскочил в комнату. Луна больше не освещала её, и полицейский пробирался наугад. Ян разом перемахнул через стол, подняв всю пыль, и скакнул в окно первого этажа. В это же мгновение он услышал глухие шаги.        Холод бил по щекам Яна. Он, сощурившись, привыкал к мраку улицы. Он глянул на старые следы на снеге и быстрыми шагами повторял их, осторожно удаляясь от завода. Юноша ступал по следам больших ботинок, уже ничего не слыша и не понимая. Сердце билось в ушах, кадык от нервного сглатывания катался вверх - вниз по горлу, в глазах стояла картина обернувшегося силуэта в маске, который, как показалось Яну, увидел его.        А может не показалось? Ян, будучи уже достаточно далеко, обернулся и окинул завод последним взглядом. Окна и двери утопали в мраке, но в воспаленном видении Яна, в каждом из окон стоял силуэт в маске...        Ян бежал по одинаковым переулкам Санкт – Петербурга. Улицы, занесенные снегом, темные окна и свет фонарей расплывались в глазах юноши. Мир кружился, земля раскачивалась в ритм бега. Ян и сам качался, не в силах бежать ровно. Ноги подводили и чуть ли не ломались при каждом рывке. «1 января», «завод», «это же время» крутилось в памяти, отчего юношу мутило ещё больше.        Переулки стали казаться знакомыми. Полицейский и не заметил, как ноги начали вести его в сторону знакомых улиц и зданий. Сам Ян ничего не видел и не различал. Он мог полагаться только на свои ощущения.        Огни засияли ярче. Ноги сделали последний рывок и остановились у большого здания. Ян, тяжело дыша, остановился вместе с ними. Юноша поднял глаза и не мог не хрипло рассмеяться про себя. «Серьезно?» - Арвидссон хотел выкрикнуть. Он стоял у бара, у того самого, из которого благополучно сбежал.        Краем замутненного глаза он заметил знакомую фигуру. Девушка, которая всё это время, видимо, стояла здесь, подскочила к парню. - Ян! – Марцин выкрикнула и бросилась на шею Яна. Он перестал смеяться и пару раз поморгал, убедившись, что ему не кажется. Дрожащая девушка прижималась к нему. От неё веяло теплом. Ян вслушивался в обезумевшее сердцебиение девушки и медленно приходил в себя. - Сколько….- Он произнес с трудом, - Сколько меня не было? - Больше часа уже! – Прикрикнула девушка рассерженно, но не планируя отпускать парня, - Тебе так не понравилось танцевать, что ты решил сбежать? Прости, конечно, но надо было сказать тогда!        Марцин отстранилась и оглянула парня взволнованным взглядом. Она увидела и паутину в волосах, и пыль на одежде… - Что с тобой случилось? – Марцин спросила тихо, с жаром и страхом смотря в глаза Яна. - Где они? – Парень потряс девушку за плечи, - Где мои коллеги?        Марцин сжалась в усилившейся хватке Яна. Взгляд её стал испуганным, как у оленёнка в свете фар. - В баре! – Она пискнула, - Н – не тряси так, Ян! Зачем тебе они? Что – то опять произошло?        Ян не унимался. - Они точно здесь? – Он сильнее потряс её. Марцин не выдержала: - О – отпусти, пожалуйста! – Она закричала так, насколько хватило пересохшего горла. Ян очнулся и мигом разжал пальцы с плеч Марцин. Она отскочила на пару шагов, тяжело дыша и с круглыми глазами смотря на него. Ян почувствовал, как всё внутри рухнуло. Опять. Он опять её напугал. Опять заставил волноваться.        Кровь отлила из головы, утихло сердцебиение. Ян побледнел. Он медленно приблизился к девушке. - Прости, - Парень прошептал. Марцин спросила снова. - Что случилось?        Ян сжал зубы. Пугающая правда не хотела срываться с языка. Марцин испугается, она будет в ужасе, как и всегда, когда он заставлял её волноваться. Арвидссон глубоко вдохнул и спокойно произнес. - Пустяки. Мне просто нужно поговорить с коллегами. Всё в порядке.        Марцин прищурила глаза. Её алые губы сжались в белую полоску. - Всё в порядке? Правда?        Ян не успел заверить её, как двери бара распахнулись и на улицу выскочили долгожданные коллеги. Женя первым подскочил к Яну и окинул его удивленным взглядом. - Янчик, мы же ничего не пили, так чего ты так бомбезно выглядишь? – Демин не мог не стряхнуть паутину с волос Арвидссона.        Близнецы невинно рассмеялись, а вот Валерий с Алексеем не выглядели так беспечно. Подполковник невольно зажмурился от столпа пыли, которая поднялась с Яна. - Куда ты пропал? Мы думали, что ты с Марцин…        Ян подбирал слова. Он невольно поймал пронзительный взгляд Алексея. Юноше стоило только посмотреть на коллегу, чтобы понять: Алексей уже догадался. Ян собрал воздуха в легкие и твердо сказал, хотя он сам не стоял твердо на земле: - Мне нужно поговорить с вами. Срочно. Сейчас, - Ян сказал отрывисто. Глаза Марцин расширились, она заёрзала и уже хотела начать лепетать, как Женя мягко, но уверенно развернул её в сторону бара. - Марцин, пойдём, незачем нам с этими стариками зависать. Они сами разберутся, - Демин сказал с наигранно беспечной улыбкой. Мазур затрепетала и неуверенно посмотрела на Яна. - Пойдём, пойдём! Я уверен, что Янчик просто хочет сказать Валере с Лёхой, как сильно их любит и ценит! – Женя сказал успокаивающе, - Тебе правда хочется слушать эти сопли? Близнецы, айда с нами, вот у нас компания нормальная!        Эдик с Элей переглянулись с сомнением, но Женя убедил их одним взглядом. Они покорно пошли за Женей. Марцин ещё сопротивлялась, но потом сдалась и поверила убедительному взгляду Демина и близнецов. Они настоятельно повели её в здание бара. Женя обернулся на мгновение, чтобы посмотреть на Яна. Лицо его было серьезным и напряженным. Демин одними губами произнёс: «Расскажешь потом». Компания исчезла. Остались только Валерий и Алексей, которые мрачно глядели на Яна. - Выкладывай давай уже, - Лёша цокнул языком не то раздраженно, не то нервозно, - Не случился же конец света?        Ян сжал губы и одним махом всё рассказал. Лица коллег изменялись в проблесках света. Они то удлинялось, то слегка бледнели. Когда юноша закончил, Валерий стоял, потирая лоб устало. Алексей скрестил руки. - Ты правда не можешь жить, никуда не влипая? – Он спросил, не ожидая ответа.        Ян промолчал.