"Взрывая маски" 1

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Ян/Марцин
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Макси, написано 111 страниц, 12 частей
Статус:
в процессе
Метки: Hurt/Comfort Ангст Детектив Драма Дружба Насилие Психология Романтика Смерть второстепенных персонажей Ужасы Экшн Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Он - саркастичный и замкнутый полицейский, не желающий подпускать к себе кого - либо. Она - задорная и чудаковатая художница, изо всех сил стремящаяся найти близких людей. Оба невероятно одиноки. Так уж получилось, что они встретились в самый странный момент своей жизни...И самый опасный. Шутка ли, быть втянутыми в конфликт с группировкой террористов?

Посвящение:
Всем читающим

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Мосты.

10 августа 2019, 14:52
      Отгремели фанфары Нового Года, затихли выкрики и фейерверки, Бенгальские огни потухли. Наступило 1 января, которое встретило Санкт – Петербург серым небом, обжигающим морозом и метелью. Холод накрыл опустевшие улицы города, разнесся снегом по крышам и остался на пороге Штаба полиции.        Собирались полицейские. Очередной патруль готов был затянуться на всю ночь. Ян, стоял в стороне, скрестив руки на груди. На его бледном лице отразилась усталость и недосып от вчерашнего патруля. Юноша поправлял полицейскую форму небрежно и невольно возвращался мыслями в 30 декабря, в тот самый момент с Марцин. Что – то тяжелым якорем давило на грудь Арвидссона. Что – то подсказывало, что он сделал ошибку, но где и какую, было непонятно. Полицейский поджал губы и мельком глянул на экран телефона. СМС высветилось и бликами проскочило по лицу парня. Оно было от Марцин.        Ян быстро открыл его. «Привет! С наступившим тебя! Как ты? У тебя же сегодня снова будет патруль, да?» - гласило маленькое СМС. Парню представилась счастливая улыбка девушки, её милое лицо, красное от смущения и хохота. Что – то странное и непонятное снова надавило на грудь парня. Это было глубже, чем чувство вино, но светлее, чем мрак сожаления. Ян, игнорируя эти ощущения, набрал немногословное сообщение: «Да»        Ответа от девушки не пришлось долго ждать. «Пожалуйста, будь осторожен!!! Хорошо?»        Улыбка на губах Яна. Он вновь и вновь пробегался глазами по этому простому сообщению, которое казалось неожиданно значимым. Тепло поднялось вверх по животу к самому горлу. Высветилось ещё одно СМС с фотографией. На ней Марцин в милом розовом свитере сложила ладони в молящемся жесте и смотрела на него с робкой улыбкой.        Ян тихо рассмеялся. Его тонкие пальцы аккуратно провели по фотографии. Это был нежный жест, который поразил самого парня. «Что это было такое?» - Он спросил мысленно и, отстранив пальцы, напечатал краткое СМС: «Не волнуйся. Я не маленький мальчик, смогу позаботиться о себе»,- Ответ был ироничным и немногословным, напечатан был быстро и бездумно. Импульс повелел юноше написать это, хотя теплое чувство в груди желало написать что – то совсем иное, непохожее на то, что обычно отвечал Ян.        Ответное сообщение Марцин содержало только пару смайликов. Ян хмыкнул. Как же это было в характере девушки. Юноша хотел уже выключить телефон, но пальцы не хотели нажимать на кнопку. Неожиданно они сами набрали новое сообщение, которое не планировал полицейский. «Прости. Не знаю, что нашло на меня тогда», - Гласило СМС, которое парень не решался отправить. Чувство вины и гордость боролись на одном поле боя. Помедлив, победила гордость. Ян беспощадно стер текст и, бросив последний взгляд на фотографию Марцин, выключил телефон. «Я ни в чем не виноват, так смысл мне извиняться?» - Кричал противный голос в голове, который не давал покоя Яну всю жизнь. Гордость ужасным монстром копошилась в его потеплевшей груди. Не успел Арвидссон оправиться от смешения чувств и эмоций, кто – то подошел к нему. - Младший лейтенант Арвидссон… - Окликнул знакомый голос, - Могу я иметь честь с вами поговорить?        Ян обернулся, уже зная, кто стоял перед ним. Алексей с растрепанными соломенными волосами и крайне заспанным видом смотрел на него с усмешкой. Вот только усмешка эта была необычной. В ней не было нахальства и недружелюбия, с которым раньше смотрел Воронов. - Опять ты за своё? – Ян спросил хмуро. Ему был непривычен образ спокойного Алексея, который больше не желал с ним спорить. - Да ладно тебе. Я же не со зла, - Юноша хмыкнул и встал рядом с коллегой, - Волнуешься перед патрулём? - Зачем? – Ян фыркнул презрительно, - Это просто патруль.        Осознание пробежалось по позвоночнику полицейского. В памяти вспыхнул образ заснеженного завода, двух преступников, скрытых тенью, их слова… Ян сжал пальцы, побелевшие от такой хватки.        Воронов зевнул во весь рот. - Вот ведь засада, да? Мало того, что холодно, так ещё и весь день околачиваться на улицах будем, - На лице юноши застыло детское выражение, - Поскорей бы вернуться домой…к кошке.        Арвидссон не мог удержать усмешку. - Ты как старая бабка с 40 кошками, - Он выпалил и внутренне сжался, ожидая, что Воронов не будет в восторге от такого красноречивого сравнения. Но Алексей усмехнулся в ответ. - Ну да.… Кроме кошки у меня никого нет, так что я как бабка живу.        Алексей на мгновение прикрыл глаза. Ян перевёл взгляд на него. Он никогда не спрашивал своих коллег ни о чём. По сути, только сейчас юноша начал хоть что – то узнавать о них, даже если это были простые детали. Вопрос, который он и не думал задать, сорвался с языка. - Совсем никого нет? – Ян спросил тихо. Алексей посмотрел на него с удивлением, никак не ожидая, что коллега спросит его о чём – то подобном. - Да. Мои родители умерли года четыре назад. Не то, чтобы что – то случилось…. Просто они старыми были. Я поздно у них появился. Удивительно, да? А я ведь только на год тебя старше, - Алексей сказал с печалью, которую тяжело было разглядеть за привычной усмешкой, - Хех, получается, мы оба сироты.        Парни переглянулись. Промелькнуло мгновение, поражающее своей странностью. Одна фраза «Мы оба сироты» эхом отзвучала в голове Яна. Невидимый мост от него к Алексею протянул ветви и превратился в робкую связь. - Вот только мне повезло больше.…У меня есть кошка, - Воронов рассмеялся хрипло. Арвидссон невольно улыбнулся. - Да… Везунчик.        Ветви моста закрепились крепче на невидимых бревнах.        Зеленые глаза Алексея сверкнули тепло, как свежая трава на газоне. На вытянутом лице засияла неуверенная, если не смущенная улыбка. Говорить юноше стало сложно. Он отвел взгляд. - Знаешь… - Воронов протянул, - Жалко, что мы так часто срались раньше.        Арвидссон застыл. Он смотрел на коллегу, не отрываясь. Шок так и читался на его лице, будто Яну подарили миллион просто так. Алексей заметил этот взгляд и фыркнул скептично. - Не смотри на меня так! Ты не подумай, ты также виноват в наших прошлых спорах, как и я! Просто.… В них же не было никакого смысла, да?        Алексей тяжело вздохнул и почесал затылок. На Яна он старался не смотреть то ли от неловкости, то ли растерянности. Арвидссон наблюдал за ним, не в силах подобрать подходящие слова. - Э, ты чего это? – Единственное, что способен был выдавить Ян. Алексей продолжал чесать затылок. Он замер в непривычной нерешительности. - Когда ты только появился в полиции и начал свои…. выходки, я не очень тебе доверял. Ну, вернее, совсем не доверял. Я считал тебя тем ещё эгоистичным засранцем, которого волнует только собственное благополучие. Я считал, что тебе нет дела ни до нас, ни до простых людей, ни до настоящих обязанностей полицейских.        Ян напрягся. Он смотрел на Алексея пронзительно, но не решался с ним поспорить. Истина была в словах, которую сам Арвидссон не хотел признавать. - Я ошибался, - Алексей сказал неожиданно, - Во многом ошибался. Я понял это после того случая на Фестивале. Короче, извини, что был плохого мнения о тебе.        Ян почувствовал, как весь мир перевернулся. Человек, с которым они долгое время не могли найти понимания, говорил всё это без фальши и неискренности. Юноша опустил глаза. Горделивое чудовище внутри затихло, его сменило привычное чувство вины. - Это уже второй раз, когда я извиняюсь перед тобой, - Алексей пронзительно посмотрел на Яна, - Но не обольщайся, это последний раз.        На тонких губах парня заиграла полуулыбка. Светлые волосы упали на лоб, зелёные глаза засверкали, как изумруды. Алексей выглядел совсем иначе, чем привык Ян. Ироничность и усталость пропала, остался детский задор.        Арвидссон не мог этого не заметить. Улыбка сама появилась на губах. - Больше и не надо. Я…тоже вёл себя хреново.        Даже эта простая фраза с огромным усилием соскочила с языка. Ян выдохнул. Отчего – то стало легче. Алексей продолжал улыбаться. - Будем считать, что сейчас мы познакомились в первый раз, а всех этих тупых споров никогда не было.… Было бы неплохо снова собраться в том баре и просто покутить. Кошка – это, конечно, хорошо, но хотелось бы общаться с людьми иногда.        Коллеги переглянулись. Веревки моста медленно, но верно закрепились, образовав крепкий мост. Он загорелся теплым свечением, от которого у Яна чуть не свело ноги. Это был не единственный мост, образованный в это холодное утро.        Робкие шаги. Близнецы подкрались с шальными улыбками. - А вы нас позовёте? – Эля спросила с вежливой улыбкой. Эдик кивнул с сияющими глазами. - Как без вас – то? – Алексей лениво вытянул руки и потянулся, - Будете…набираться опыта рядом с таким профессионалом, как я!        Ян и Эля переглянулись скептично. - И что это будет за опыт? – Эдик вмешался, совершенно не понимая иронии. Алексея такое внимание только раззадорило. Он по – свойски обнял коллегу и растрепал его взъерошенные черные волосы. - Очень важный опыт, разумеется! – Алексей самоуверенно ухмыльнулся, - Будете сидеть и слушать байки своих более опытных товарищей! А потом рассудите, кто круче – Ян или я!        Ян специально громко хмыкнул. Дух соперничества разыгрался новым огнём. - Даже спрашивать не стоит. И так понятно, что Воронов ничего не может, - Юноша сказал беззлобно. Алексей перевёл на него глаза, горящие зелёным огнём, будто в них вспыхнул лесной пожар. - Глядите, кто говорит.…Посмотрим, Арвидссон, посмотрим, - Он ухмыльнулся уверенно, - А вот победа за мной будет, Эдик мне судья!        Бедный Эдик, сжатый в крепких объятиях Алексея, заскулил, как брошенный щенок. Эля от такого зрелища рассмеялась, даже у Яна дрогнули губы в улыбке. Ветви нового моста раскинулись над бескрайней пропастью одиночества, которую ранее ничто не могло покорить. Ян не мог этого объяснить, но когда он смотрел на своих коллег теперь, что – то теплое и приятное разливалось по его телу. - На самом деле… - Задумчивый голос Эли прервал раздумья Яна. Девушка повернулась к нему со спокойной и смущенной улыбкой. - Нам хотелось бы вас послушать. Я уверена, что вы сможете многое нам рассказать про работу полицейским!        Ян смутился от такого внимания. Он пожал плечами. - Не надо…называть меня на «вы». Я же не старик.        Близнецы глянули на него с радостью. Ян от таких взглядов смутился ещё больше. - Хорошо.… Тогда я буду называть тебя Ян! – Эля кивнула вежливо, её тело вздрогнуло от такой неожиданной перемены в обращение. Эдик, которого ещё мучал Алексей, пробормотал эмоционально. - Это так непривычно.... Ян! – Юноша воскликнул с глуповатой улыбкой. Он повторил про себя имя коллеги раз десять, будто заучивая конспект. Алексей качал головой, как обученный взрослый. - Ой, дети! – Он произнес снисходительным тоном. Беспечная атмосфера этого недолгого мгновения согрела холодный Штаб полиции. Спокойствие прервал Валерий в форме, который высунулся из – за угла с усталым выражением. - Отдыхаете? – Он спросил, подавив львиный зевок. Алексей мигом отпустил Эдика, который вместе с сестрой выпрямился и синхронно отдал честь. Валерий слабо мотнул рукой, и ребята расслабились. - Я бы с радостью дал вам отдохнуть, будь это вне штабная ситуация или выходной, но… - Валерий нахмурил широкие брови, - Это рабочий день, так что пошевеливайтесь и идите – ка работать. Патруль уже начался.        Алексей вздохнул тяжело и послушно зашагал к выходу. Близнецы поспешили за ним. Ян выходил последним. У самого выхода, Валерий одарил подчиненного странным взглядом, значение которого Арвидссон не мог понять. Он кивнул неловко, и Ермилов кивнул ему в ответ. Распахнулась дверь, и нефритово – белые щеки Ян раскраснелись от мороза.        Ян закутался в рабочую куртку. Алексей и близнецы были рядом с ним. Ребята держались довольно гордо, хоть Эдик изредка и растирал замерзшие щёки. Алексей открыто проявлял своё недовольство погодой. - Бррр! Холодина! – Он пожаловался, хлюпнув носом, - Хочу домой к кошке… Она хотя бы тёплая.… И мурлыкает здорово.        Ян покосился на него. Эля хихикнула тихо, так как для громкого смеха понадобилось бы вдохнуть ледяного воздуха улицы. - Как зовут твою кошку? – Девушка с любопытством сощурилась. Алексей выпрямился. - Маруся! – Он произнес гордо, будто эта самая Маруся была знаменитым ученым. Эля и Ян фыркнули, едва удержавшись от смеха. Уж слишком гордым выглядел Алексей. Эдик протянул задумчиво: - А что? Красивое имя….        Воронов дружелюбно растрепал волосы паренька. - В очередной раз спасибо тебе, что существуешь, мой друг!        Эдик широко улыбнулся и мечтательно глянул на заснеженные здания Санкт – Петербурга. - Эх, а дома родители празднуют… - Он сказал, и его сестра мягко улыбнулась, - Я думаю, что они очень гордятся нами сейчас! Это же наш первый после новогодний патруль!        Голоса полицейских потонули в завываниях метели и нарастающем холоде.        Быстро потемнело. Снег валил с беспощадностью. Ветер рвано метался по пустым улицам, которые скрывала в плену вечерняя тьма. Фонари казались тусклыми и невыразительными. Их свет не мог подавить мрак и холод. Мороз не желал усмиряться. Он ледяным кинжалом вонзался в открытые лица полицейских, отчего они могли только ёжиться, но терпеть.        Ян совсем озяб. Ноги от бесконечной ходьбы разнылись и едва могли шагать по заснеженным мостовым. Снег постоянно попадал в глаза. Ян щурился, выругивался и постоянно моргал. От этого вид города, погруженного в метель, четче не становился. В ясных глазах всё расплывалось, а от холода стучали зубы.        Неудачный день для патруля.        Где – то вдали слышались жалобы Алексея и тихие разговоры близнецов, которые стихали с каждым шагом Яна. Ноги вели юношу по лабиринтам из однообразных улиц и переулков. Вскоре, дорога начала казаться знакомой. Возможно, даже слишком знакомой…        Ян остановился. Эта мостовая, эти стены, эти мутные окна…. Это была та самая дорога из завода, по которой бежал юноша три дня назад. Тот самый вечер. Тот разговор.        Юноша застыл на распутье. Сзад слабо звучали голоса его коллег, а впереди, в переулке, источающим холод, была дорога к Заводу. К месту, которое само по себе вызывало у Яна покалывание в пальцах и…возбуждение. В переулке было темно так, что могло показаться, что это явный путь в бесконечную пропасть. Как и в пропасти, холодно было до жути. Ян наяву почувствовал, как стоит на краю. Земля осыпалась под его ногами, а сами ноги тянулись к бездне. Безопасность была в другой стороне, рядом с коллегами и злосчастными мостами.        Безопасность была сзади, а возможности впереди, на краю.        Возможность, что Демьянов действительно там была минимальной. Всё – таки, время было относительно раннее для вечера, намного раньше, чем была условлена «встреча», если она вообще не была отменена. Яна это не останавливало. Казалось бы, что он терял? Пойдёт, проверит, если ничего нет, уйдёт обратно. А если есть… «Я раскрою это дело. Раскрою, чего бы то ни стало. Посажу всех и покажу, на что способен. Пока есть возможности, я не упущу их. Ни за что» - Собственные слова эхом отзвучали в голове, взбудораженные мурашки прорезали всё тело. Ухмылка исказила губы Яна, зрачки сузились до мелких хищных точек. Маленький ястреб готовился взлететь.        Беспощадная птица раскрыла крылья с острыми, как ножи, перьями. Поднялся ветер. Ястреба подхватил поток, который он преодолел с упрямством и безумным наслаждением. Не думая ни о чем, не размышляя, забыв все обещания, хищник метнулся сквозь метель в пропасть, которая мигом подхватила его и раскрыла кромешные объятья. Голоса коллег затихли насовсем, но ястребу было всё равно.        Юноша летел к заводу, забыв о холоде и обо всем остальном. Голова опьянела от риска. «Ты психопат», - Звенел голос в подсознании. Ян полностью проигнорировал его на этот раз. Силуэт завода был всё ближе и ближе…        Ян проскользнул на его территорию. Его уже не волновали собственные следы на снегу, не волновал скрип ботинок. Полицейский ловко проскочил через то же самое окно, что и в тот вечер. На этот раз ноги не подкосились, а умело приземлились на свободное от мусора пятнышко чистого пола. Юноша сжал пистолет в кобуре с дикой ухмылкой. Теперь они с Демьяновым были наравне (при условии, что он вообще был тут).        Приятные образы промелькнули перед глазами Яна. Он легко побеждает наёмника и довольно мстит ему за своё позорное поражение на Фестивале. Воспоминания о неожиданно смягчившемся Сергее умышленно не всплывала.        В мрачной комнате Ян с презрительным смешком посмотрел на пыльную вентиляцию. Теперь ему не придётся пробираться украдкой. Юноша открыл дверь и прошёл в кромешный коридор, который встретил его пронзительным холодом, темнотой и летящей пылью вперемешку со снегом. Сквозняк был ужасный, но Яна это волновало меньше всего. Сердце колотилось в груди, как сумасшедшее. Горячая кровь лилась по венам, хищные глаза ястреба всматривались во мрак. Осторожные шаги были почти неслышны из – за завывания метели.        Полицейский пробирался по бесконечным коридорам. Терпение кончалось. Ян сжимал зубы в жадном оскале. Всё было тихо. Слишком тихо и пустынно. Тонкий луч света упал на далекое пространство впереди. Это был тот самый лестничный проём, на котором сидел Демьянов и неизвестный Яну силуэт. Юноша хотел было броситься туда, но что – то потянуло его назад.        Ян быстро достал пистолет, и хотел было направить его на это «что - то», но остановился. Вытянутое лицо Алексея мелькнуло среди пыли. - Развлекаешься без меня?        Ян обомлел. Увидеть тут своего коллегу он ожидал меньше всего. Юноша выдохнул, но в себя не пришел. Голова пылала, сердце колотилось, хищные зрачки оставались суженными. Алексей молча смотрел на него пронзительными зелеными глазами. - Давай, двигаем назад. Мы слишком далеко ушли от наших и патрульных машин, - Воронов сказал, удерживая Арвидссона за шкирку, будто кота. Юноша отпустил коллегу, ожидая, что он сейчас вернётся на Патруль улиц вместе с ним. Ян не двигался. Алексей нахмурился. - Кого ты хочешь отыскать здесь? Демьянова? Никого ты тут не найдешь, а вот на улицах может быть полно всякого опасного сброда. Возвращаемся, - Он промолвил тихо. Ян долго смотрел на него в ответ, будто играя в Гляделки.        Идеальная ситуация была разрушена. Если бы Демьянов был бы здесь, они разбирались уже вместе с Вороновым, а, значит, минуту славы пришлось поделить вместе с ним. Здравый смысл пытался отогнать эти эгоистичные мысли, но Ян сопротивлялся. - Ты возвращайся. Я обследую это место. На всякий случай, - Ян сказал спокойно, хотя безумное биение сердца выдавало его. Слова юноши возымели не тот эффект, на который рассчитывал младший лейтенант. Брови Алексея выгнулись. - В одиночку?        Ян кивнул. - Героя из себя строишь? – Алексей скривился в улыбке, - Выбирай, либо мы сейчас возвращаемся наружу, как послушные цыплята подполковника Ермилова, либо остаемся здесь и как придурки шляемся по этому пустому заводу. Так что решишь?        Арвидссон скривился в ответ. Ситуация стала ещё сложнее. Он молча проклял Воронова, и ветви невидимого моста качнулись. Гордость не позволяла Яну сдаться. Он сказал упрямее прежнего. - Я никуда не уйду. Я останусь здесь, а ты возвращайся. Я справлюсь со всем сам.        Алексей посмотрел на него так пронзительно, что по телу Яна прошлись мурашки. - Мы товарищи, - Воронов произнес, и эта фраза закрутилась, как бесконечная пластинка, - Обычно такие сентиментальные вещи говорит Жека или подполковник, но это правда. По – скотски будет оставлять тебя здесь одного. Раз ты такой упрямый, я буду упрямее тебя и останусь здесь. Всё, закрыли вопрос.        Ян почувствовал, как все надежды рухнули. Горделивое чудовище внутри взбунтовалось. Он поджал губы разочарованно и промолчал. Алексей толкнул его в плечо несильно. - Ну, пошли тогда. Черт, я и не думал, что свой патруль я проведу в этом холодном заброшенном Заводе…. Надеюсь, что долго мы тут не задержимся, меня Маруся ждёт, – Пожаловался парень и задрожал всем телом от всепоглощающего холода. Ян пробурчал что – то невнятное в ответ.        Коллеги переглянулись и собрались отправиться дальше, как мерные шаги раздались за их спинами. Полицейские синхронно обернулись, полезли к кобуре… - Стойте, это мы! – Эля воскликнула быстро. Эдик, стоящий рядом, агрессивно закивал. - Тьфу! – Алексей выдохнул с облегчением и легким раздражением, - Это вы всего лишь.… Ну, глянь, кого привела твоя выходка, Арвидссон.        Воронов развел руками с укором. Ян громко цокнул языком то ли от досады, то ли от раздражения. - Вы чего тут забыли? Может нам сразу вечеринку организовать и всех сюда позвать, а? Чего мелочиться, раз решили толпиться тут? – Алексей продолжал с иронией. - Мы подумали что – то произошло! Вы так внезапно пропали… - Эдик начал взволнованно. Эля одним жестом руки его успокоила. Алексей вздохнул обессиленно. - Назад возвращайтесь. Мы сами разберемся и скоро к вам присоединимся.        Близнецы одновременно покачали головами. - Нет, - Они сказали в один голос. Алексей округлил глаза. - Что значит нет? - Мы остаёмся здесь, а вы возвращайтесь и патрулируйте снаружи, - Эдик выпалил упрямо и твердо. Эля, вторя ему, кивнула: - Вы, как более опытные полицейские, нужнее снаружи. Мы разберемся с заводом и потом вернёмся к вам. - Ещё чего! – Покачал головой Воронов, - Вы так проявить себя решили?        Близнецы мгновенно опустили головы. Алексей попал в точку. - Всему своё время, - Он вздохнул, немного смягчившись, - Вы как Ян, ей богу.… Выметайтесь отсюда, ребята. Мы быстро всё проверим. - Нет! Ни за что! – Эдик продолжал настаивать. Эля кивала и смотрела с умилительно свирепым выражением. Ян закатил глаза, и, не обращая внимания на коллег, начал пробираться к лестнице. Тихие разговоры за его спиной стихли. Спорить уже не было смысла. Алексей с близнецами переглянулись, и, не найдя компромисса, вместе пошли за ним. - Это всё ты начал, Ян, - Недовольно шикнул Воронов, но тот не обратил внимания.        Путь продолжался. Мрак собирался плотнее, будто туман. Лестница была всё ближе, пока полицейские не спустились прямо к ней. Ян поёжился взбудоражено. То самое место…Он огляделся внимательно, Алексей и близнецы последовали его примеру. Ничего не было видно. - Ничего здесь нет. Нет смысла продолжать дальше, - Пробормотал Воронов, растирая руки. Близнецы кивнули. Ян пометался по первому этажу, как умалишённый. Он начал заглядывать в каждую пыльную комнату и осматривать каждый сантиметр. Юноша не хотел сдаваться. Его коллеги молча наблюдали. - Уходим живее. Мы теряем время, - Алексей развернулся, сам развернул близнецов и медленно пошел назад. Ян ещё не сдавался. Крылья ястреба напряглись, когти вцепились с силой в эту призрачную возможность. Коллеги отдалялись. Их голоса становились робким эхом. Ян опять стоял на распутье. Если бы он сейчас нагнал полицейских, они бы пошли на патруль улиц уже без происшествий. Всё было бы хорошо, но Ян не шёл.        Он в последний раз прометался по комнатам, как вдруг заметил странное движение вверху, за колоннами, за которыми прятался тогда Ян.        Юноша застыл, укрылся за колонной внизу и всмотрелся ястребиными глазами. За колонной мелькнуло лицо Демьянова, освещенное только случайным белым лучом луны. Он всё это время наблюдал за ними, но не желал атаковать.        Арвидссон заулыбался торжественно. Он выстрелил в штукатуреную колонну, за которой скрывался наёмник. - Демьянов! Какая встреча! – Заорал юноша во всю глотку, дрожа от триумфа и взбудораженности. Он был уверен, что сейчас был на равных с наёмником.        Сергей громко усмехнулся за колонной. Ян не мог перестать улыбаться. Могло показаться, что юноша был рад встретить дальнего друга, но на самом деле это улыбка была больше похожа на хищный нечеловеческий оскал. - Сам выйдешь или тебе помочь? – Ян продолжал орать. Рядом с ним послышались быстрые шаги. Форма полицейских мелькнула в бликах света. Его коллеги были здесь. Ян глянул краем глаза. Они скрывались за такими же колоннами, только рядом с самим юношей. - Давай выходи или я расхерачу тебя пулями! – Ян крикнул, теряя терпение и самообладание. Сергей не высунулся. - Тогда, на Фестивале, ты не был таким борзым, пацан, - Спокойно парировал Демьянов, хотя в его голове мелькало раздражение…и что – то ещё, непонятное Яну. - Выходи! – Ян заорал не своим голосом и ещё раз стрельнул в стену колонны. Штукатурка слетела и упала на мозаичный пол с треском. Краска рассыпалась по полу, словно замерзшая кровь. Демьянов ничего не ответил.        Он показал полицейскому средний палец, не высовываясь из колонны.        Ян почувствовал, как начал дрожать от ярости. Его зубы стучали, ступни дрожали, в глазах поплыло. - Выблядок! – Он сплюнул с ненавистью. - Кто тебя научил таким словам, пацан? Генерал или батя твой? – Сергей спросил громко.        Ян пропустил эту странную фразу мимо ушей. «Просто бредит, мразь такая» - Злобно подумал юноша, даже не желая задумываться над смыслом слов Сергея. Он не хотел ничего замечать. Добыча была в его когтях. Коллеги стояли, прислонившись к колоннам и опасливо поглядывая на Яна. Глаза близнецов расширились от ужаса. Алексей оставался спокойным, только подрагивающие брови выдавали его беспокойство. Воронов смотрел на Арвидссона, не отрываясь. Он крикнул ему что – то, но это что – то пронеслось мимо ушей Яна.        Алексей наклонился к рации и спокойно сказал что – то в неё, что не хотел разобрать Ян. Юноша прожигал колонну ненавистным взглядом, его пальцы вцепились в пистолет. - Не делай глупостей! – Прошептал Алексей гневно. Ян не слышал. Наёмник скрывался за колонной. Юноша был уверен, что он был один. Стоит сделать быстрый маневр, подскочить к нему и выстрелить. Проще простого. В себе Ян не сомневался.        Ястреб был готов атаковать. Его уже ничего не заботило. Не волновали его ни обеспокоенные взгляды близнецов, ни агрессивный шепот Алексея.        В голове Яна загорелся импульс. Он метнулся из своего укрытия и бросился направо, огибая колонну, за которой был Демьянов. Наёмник показался ему. Глаза встретились, в головах зажегся один единый приказ. Они подняли пистолеты одновременно. Ян направил дуло на голову Сергея и собрался нажать на курок. Он был уверен, что успеет. Это было очевидно. Он успеет, и наёмник умрет.        В этом был уверен Ян. Он ошибался. - Берегись! Демьянов не один! – Алексей закричал прямо за его спиной. Он бросился к Яну и оттолкнул его.        Выстрел раздался эхом по Заводу.        Плечо Яна обожгла сильнейшая боль. Ощущение было такое, что кто – то вылил чан с расплавленным металлом на него. Ноги подкосились, зубы вонзились в губы до крови. Ян со слабым криком упал на твердый пол. Голова от неудачного приземления предательски закружилась, в глазах поплыло от невыносимой пылающей боли. Он едва мог понять, что произошло в этот момент. Алексей упал вместе с ним.        Ян опустил глаза на коллегу. Алексей лежал рядом с ним обездвижено, утопая в собственной крови и крови Арвидссона. Лицо Воронова побледнело, губы исказились в немом крике, который не смог прозвучать. Зелёные глаза расширились и смотрели куда – то вперед, в неизвестность. В них не отражался свет, и не мелькали блики. Пшеничные волосы приобрели багровый оттенок. Кровь стекала с них, мелкими каплями падая на пол. Кровь стекала с бледного лба, в котором зияла дыра от пули.        Ян застыл. Холод пробил его позвоночник, отчего тот будто бы заорал в беззвучном крике. Юноша, сам истекая кровью, оттащил холодное тело Алексея за ближайшую колонну. Вовремя. Ещё один выстрел. Пуля упала в том место, где только что был Ян.        Юноша прижимал ледяное тело Алексея. Ян вглядывался в его лицо и отказывался верить. Они недавно разговаривали. Только утром они болтали. Это было невозможно.        Ян провел пальцами по окровавленному лбу Алексея, по дыре от пули. Кровь отпечаталась на пальцах Арвидссона, как вечное клеймо. Она запачкала форму и краской стекала с тела. Кровь Яна смешивалась с ней и стала единой массой. Его пальцы дрожали. Юноша смотрел в застывшие зелёные глаза Алексея, ожидая, что он сейчас моргнёт.… Но этого не происходило.        Голова Яна налилась свинцом. Плечо разрывалось от боли. В глазах начало темнеть. Только остывающая кровь Алексея и его немигающие глаза ещё оставляли его в сознании. Звуки остального мира потонули в звоне. Ян покачнулся, повел глазами, сильнее сжал Алексея в своих объятьях.        Голоса близнецов то увеличивали громкость, то снова затихали. Они вели перестрелку на лестнице, пытаясь убить Демьянова и неизвестный тёмный силуэт. Пули летели во все стороны, со звоном приземлялись, где попало. Образы Эдика и Эли темнели в глазах Яна, пока не стали неразборчивыми.        Близнецы отстреливались неопытно, поспешно. В их ярких глазах застыл ужас, лица побледнели от ярости. Выстрелы не утихали. Послышалась громкая ругань Демьянова. Две пули близнецов попали в его бок.        Близнецы необдуманно открылись и собирались нанести финальный удар…. Но не успели. Эля пошатнулась. Кровь хлынула с её лба. Тонкие ноги девушки вздрогнули в последней судороге и бросились по ступенькам лестницы. Холодное тело Эли скатилось со ступенек. Оно приземлилось на окровавленной мозаике, намереваясь остаться там навсегда. Ясные глаза девушки потухли.        Эдик издал нечеловеческий крик. Этот крик затих на полуноте. Очередной выстрел заглушил его, не успел парень нажать на курок. Хлынула кровь. Бездушное тело Эдика упало рядом с телом сестры.        Перестрелка закончилась. Ян терял сознание. Он слабо смотрел то на близнецов, то на Алексея. Бледные лица товарищей плыли перед глазами. Боль разрывала юношу на части. Невидимые мосты, которые успел построить Ян, оборвались в глубокую пропасть, к холоду и смерти.        Ян опустил взгляд на своё пылающее плечо, в котором зияла дыра от пули. Кровь тонким фонтаном хлестала из неё. Дыхание парня притупилось. Дышать стало тяжело. В глазах всё мелькало. Ян не был уверен, что из того, что он видел, было реальным, а что нет…. Тело теряло тепло, хотя в груди ещё и билось отчаянное сердце.        В темноте мелькнул силуэт раненного Демьянова. С его бока непрерывно лилась кровь. Наёмника обнимал знакомый силуэт в маске оленя, который придерживал его, не давая упасть. Мортен поднял белые глаза на Яна, не произнося ни слова. Демьянов тихо хрипел в объятиях Расмусса и говорил что – то невнятное.        Силуэт в маске кивнул. Мужчины исчезли из поля зрения Яна, который медленно терял сознание.        Вдалеке послышались полицейские сирены, хотя юноша сомневался, что они были настоящими. Это вполне могли быть предсмертные галлюцинации. Ян в последний раз обвел глазами мертвых коллег.        Его глаза закрылись. Всё пропало в бессознательности.