Новая любовь 8

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Революция

Пэйринг и персонажи:
Майлз Мэтисон/ОМП
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Драма, Hurt/comfort, AU, Постапокалиптика, Пропущенная сцена, Любовь/Ненависть
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, OOC, Насилие, Нецензурная лексика, Мэри Сью (Марти Стью), ОМП, Нехронологическое повествование
Размер:
Мини, 10 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
АУ-продолжение второго сезона. Майлз встречает своего бывшего любовника и бросает Рейчел, понимая, что любит этого парня. Параллельно с этими событиями рассказывается история Майлза и Андреса (ОМП) в прошлом.

Писалось исключительно для себя. На сайт выложено с целями таким образом "узаконить" в каноне свой придуманный ОТП и немного возродить слэш в фандоме.

Посвящение:
Моему ОТП и моей больной фантазии.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
НЕ спрашивайте, зачем я это писала. Просто на данном этапе я хочу только такую пару и такой конец сериала. Считайте, что это личное.

Всем любителям гет-пейрингов в сериале сразу и официально заявляю - в Революции для меня существует только слэш, т.к. благодаря этому сериалу я и открыла для себя эту направленность.
12 января 2019, 04:20
Тёмное время закончилось, и Рейчел всё же удалось вернуть электричество. Правда, какой ценой было это сделано. Защищая своего сына от нанитов, погиб Монро, с которым Майлз только-только начал налаживать отношения. Он был уже готов забыть все старые обиды и хотя бы попытаться вернуть былую дружбу. Дружбу… Майлз с горечью усмехнулся, понимая, что он вновь обманывает самого себя. Их дружба с Бассом закончилась ещё задолго до отключения, когда они впервые переспали, правда, будучи сильно пьяными и не особо понимая, что творят. Но, чёрт, понравилось. Затянуло. И если бы не отключение и все те события, что случились после него, то… Кто знает, как бы сложились их с Бассом судьбы. Впрочем, какая теперь разница. Всё равно Монро мёртв, а он, Майлз Мэтисон, снова стал генералом армии, правда, уже не в Республике Монро, а в Техасе.

Официально он уже три месяца жил с Рейчел, а Чарли, которая, как и следовало ожидать, была безумно рада такому повороту событий, всё время настаивала на их скорейшей свадьбе. Вот только хотел ли этого сам Майлз? Впрочем, Мэтисон отшучивался, говоря дочери, что сначала об этом следует подумать всё же им с Коннором.

В тот вечер Майлз уже был готов к тому, чтобы сделать предложение своей бывшей невестке. Правда, были мысли для начала достать кольцо, чтобы всё было совсем уж по правилам, но разве в их полуразрушенном мире уже появились ювелирные магазины? И всё же он решился для начала пройтись по Остину, посмотреть, что, мол, да как, а вдруг, найдётся какая-нибудь лавочка с ненужными людям украшениями? Он уже не сомневался в своём решении прожить остаток дней с матерью Шарлотты, считая, что в его возрасте уже пора остепениться и не искать себе приключений на одно место. Всё, хватит. Ему скоро сорок пять, и уже давно пора создавать собственную семью. Монро больше нет, а значит, он не будет разрываться между ним и Рейчел, пытаясь понять, кто из них ему дороже. Любовь всей его жизни, которая долгое время была для него практически запретной, или же его лучший друг, к которому он уже давно испытывал далеко не дружеские чувства…

Знакомая фигура, неожиданно мелькнувшая в толпе, заставила Мэтисона вздрогнуть. Неужели показалось? Парень, которого он уже больше года считал погибшим, жив? И находится сейчас здесь, в Остине? Генерал рванул в толпу, отчаянно ища взглядом высокого черноволосого красавца, промелькнувшего всего минуту назад перед его глазами. Андрес. Тот самый юный мексиканец, который пару лет назад случайно зашёл к нему в бар, когда Майлз ещё жил в Чикаго. Они оба тогда скрывались от Басса и его людей, и потому Мэтисон просто пожалел мальчишку, прекрасно понимая, что за тот незначительный проступок, совершенный им в армии Республики Монро, тому грозила смертная казнь. Парень оказался благодарным за оказанное ему доверие, а потому сразу же заявил, что готов за всё платить своим трудом, а если Майлзу нужно нечто большее, то и своим телом.

***



— Ты и раньше предлагал подобного рода услуги за еду и кров над головой? — как бы между прочим спросил Мэтисон, с интересом разглядывая беглеца. Объективно Андрес был красив, даже слишком красив, и в былые времена он вполне мог бы стать моделью или актёром. Такой типаж как раз был популярен в последние годы перед отключением. Горячие сексуальные латиносы. Девушки по таким в то время с ума сходили. Да, впрочем, и не только девушки…

— Я не занимаюсь проституцией, — обиделся Андрес, смущённо опуская свои необычайно длинные чёрные ресницы. Как девочка. Хотя на первый взгляд выглядел он довольно мужественно. Вот чёрт. Майлз и сам немного смутился, чувствуя, что совершенно не против отыметь смазливого мексиканца. Тем более, если парень сам на то напрашивался.

— Вечером, — коротко ответил бывший генерал ополчения, чётко давая понять, что разговор окончен. Не хотелось ему с вожделением разглядывать беглеца, которому сейчас куда нужнее были еда и отдых. Да и помыться тоже бы не помешало.

Ближе к ночи Андрес всё же пришёл. Чистый, отдохнувший и явно готовый к расплате.

— Ты ведь не первый раз этим занимаешься? — спросил Майлз, подходя ближе к стоявшему напротив него красавчику.

— Нет, есть у меня опыт в таких делах. Могу и минет сделать, и…

Майлз не дал ему договорить. Просто впился губами тому в рот, не желая затягивать эту совершенно неинтересную ему прелюдию. В тот момент Майлзу хотелось лишь секса.

Парень ответил на поцелуй, настойчиво и страстно, параллельно с тем срывая одежду со своего будущего любовника.

— Пошли! — почти скомандовал Мэтисон, подводя парня к кровати и беря в руки баночку с маслом. Смазку в их рухнувшем после отключения мире уже сто лет невозможно было достать, а делать парню больно Майлзу совершенно не хотелось. Ему нужен был просто хороший секс, которого у него не было уже несколько месяцев, и хотя последние годы Мэтисон предпочитал исключительно женщин, сейчас он был возбуждён куда больше, чем если бы перед ним стояла очередная запустившая себя алкоголичка. Юные и ухоженные красавицы (как и красавцы) в его баре были большой редкостью. Да и приходили они обычно не одни, а в компании куда более влиятельных, чем беглый преступник Майлз Мэтисон, любовников.

Андрес оказался ласковым, словно брошенный котёнок, которого по доброте душевной взяли домой, обогрели и накормили. Он целовал своего любовнику всюду, спускаясь всё ниже, а потом всё-таки взял в рот его уже крепко стоявший член, тем самым вызвав у Майлза прилив восторга и наслаждения. Уж сосал мексиканец точно лучше тех дешёвых шлюх, которые и минет толком делать не умели, но за бесплатную еду и выпивку сами лезли к нему в штаны. Таких он особенно презирал, однако от халявного секса Мэтисон всё же не отказывался. Ведь такие женщины, как Нора или Рейчел навсегда остались для него в прошлом. Как и Монро, с которым он также частенько трахался, порой ненавидя себя за эту извращенную связь с тем, кто был для него практически родным братом.

Запустив пальцы в густые чёрные волосы Андреса, Майлз уже сам направлял любовника, как бы насаживая на свой член. Тот сосал без остановок и очень умело, а потому Майлз быстро почувствовал приближение оргазма. Но кончать в рот парню не стал, отстранившись, после чего быстро стащил с того брюки, под которыми не оказалось нижнего белья.

— Ложись, я растяну тебя.

Парень лишь покорно кивнул, подставляя Мэтисону свою красивую упругую задницу. Да такого просто грех не трахнуть, тем более, если мальчишка сам предлагал свои услуги. Может, вообще, оставить мексиканца при себе? Ведь идти-то ему всё равно некуда. А тут будет хотя бы постоянный любовник, который всегда под рукой. То есть не под рукой, а под… Гм, ладно, размечтался он, старый извращенец. Может, парень завтра подцепит себе более влиятельного покровителя, и будет жить с тем в роскоши и безопасности. А что может предложить ему Майлз, который и сам в любой момент может оказаться в тюрьме? Впрочем, насчёт тюрьмы Мэтисон очень сомневался. Ведь если обезумевший Монро всё-таки доберётся до него, то либо просто убьёт предателя собственными руками, либо навсегда сделает своим сексуальным рабом — трахаться с лучшим другом лидер Филадельфии просто обожал. И сколько бы не перебывало в постели Басса молодых и красивых девушек, а иногда и парней, Майлзу тот никогда не отказывал, а порой и сам затаскивал своего соратника в кровать, умоляя оттрахать его. Причём пожёстче, ведь нежный секс Монро абсолютно не возбуждал.

— Да трахни ты меня побыстрее, — умоляюще простонал Андрес, тем самым обрывая такие неуместные воспоминания Мэтисона, — я сам уже хочу почувствовать в себе твой член…

Дальше мальчик сам впился в губы бывшего генерала ополчения, при этом прогибаясь и насаживаясь на член любовника. А затем Майлз просто совершал фрикции внутри лежавшего под ним Андреса, то и дело нежно покусывая того за шею и плечи. Такого удовольствия мужчина не испытывал уже очень давно. Пожалуй, нечто подобное у него было лишь с Монро, который, несмотря на все сложности в их отношениях, всегда мог удовлетворить своего друга и соратника.

«Никому не отдам этого латиноса, — подумал Мэтисон, чувствуя приближение долгожданной разрядки, — теперь мальчишка будет принадлежать только мне…»

Закончить он эту мысль не успел — отвлёк стонавший под ним Андрес, который кончил первым, при этом ещё плотнее сжимая его член в своём анусе. Майлз излился следом за ним, плохо соображая от захлестнувшего его наслаждения. А потом просто лёг рядом, боковым зрением наблюдая за тем, как любовник вытирал испачканный собственной спермой живот…

Их связь длилась более полугода, и хотя открыто о своих чувствах друг к другу они никогда не говорили, Мэтисон понимал, что для парня он стал намного ближе, чем просто покровитель, с которым тот расплачивался своим телом. Да и сам мужчина явно был неравнодушен к своему молоденькому любовнику. Поначалу его просто привлекал хороший секс, а также радовало наличие постоянного партнёра, который никогда ему не отказывал. Напротив, Андрес порой сам упрашивал Майлза трахнуть его, соблазняя мужчину своим чертовски красивым телом. А потом Мэтисон просто привык к молодому мексиканцу, ведь за последние пять лет его жизни у бывшего генерала ополчения ни с кем не случалось таких длительных отношений. И хотя он всё ещё вспоминал Рейчел, а иногда и Монро, Майлз отлично понимал, что его чувства к Андресу не были простой привязанностью или сексуальным влечением. В другой период своей жизни бывший офицер армии США, наверное, постыдился бы подобной связи с парнем, годившемся тому в сыновья. Но сейчас всё было иначе. Люди выживали как могли, не особо задумываясь о моральной стороне своего способа выживания. Молодые девушки и парни были готовы продаваться за еду и кров над головой, а любовь становилась чем-то устаревшим, не актуальным для этого мира.

А потом Андрес пропал. Просто исчез однажды утром, ни оставив даже прощальной записки. Прождав любовника около недели, Майлз мысленно попрощался с парнем, посчитав, что больше никогда не увидит его живым. Один в этом опасном мире парень точно не выживет. А если и выживет, то, скорее всего, станет сексуальной игрушкой для какого-нибудь богатого извращенца. И от этих мыслей Мэтисону становилось особенно паршиво. Ведь Андрес был для него не просто любовником, он стал для Майлза сыном, о котором тот прежде мог только помечтать. И которого он всей душой желал уберечь от опасностей этого грёбаного мира.

Прошла ещё пара месяцев, и хотя Майлз так и не смог забыть своего внезапно исчезнувшего любовника, вскоре его жизнь снова обрела смысл. Это случилось благодаря появлению Чарли, к которой мужчина также долгое время не хотел привязываться, боясь повторения ситуации с Андресом. Однако девчонке всё же удалось растопить лёд на его сердце и постепенно стать самым близким для него человеком. А потом он встретил Рейчел…

***



Ему не показалось. Перед ним действительно стоял Андрес, который за год их вынужденной разлуки только похорошел — возмужал, повзрослел, даже выражение лица стало более серьёзным. Уже не мальчик и не парень, а красивый молодой мужчина.

— Как ты тут оказался? — это был первый вопрос, который пришёл на ум всё ещё шокированному столь неожиданной встречей Мэтисону.

— Я тут живу, — коротко ответил тот, — у родственников…

— Ааа…

— Про тебя я уже слышал, Майлз. Поздравляю. Ты теперь национальный герой. Снова стал генералом Мэтисоном.

— Почему ты сбежал тогда, год назад, в Чикаго? — немного помолчав, спросил мужчина, — даже записки не оставил… Честно говоря, я уже и не надеялся, что когда-нибудь вновь тебя встречу.

— Честно, Майлз? Я просто понял, что не могу вечно скрываться, пользуясь твоей добротой, и решил, что лучше всего мне уйти. А потом самому добраться до Остина. Ведь тут живут мои дальние родственники.

— Благополучно добрался?

— Можно и так сказать… Мне повезло, люди добрые попались. Такие, как ты, Майлз…

«Благодарил их также, как меня?» — пронеслось в голове у Мэтисона.

— Я знаю, о чём ты сейчас подумал, — немного смутившись и понизив тон, добавил Андрес, — нет, это была семья, и я не спал ни с кем из этих людей. Они действительно просто мне помогали.

— Я ничего не думал, — уверенно ответил Майлз, — и потом… это твоё дело, Андрес. И я не имею никакого права судить тебя. Времена были слишком тяжёлые.

— Это да, — кивнул тот, — но сейчас стало лучше. Я теперь работаю в магазине моего дяди, а после возвращения электричества думаю устроиться на какую-нибудь местную фабрику. Ведь сейчас всюду налаживают производство. Ну или в армию пойду.

— Хочешь снова служить?

— Не уверен, но если здешняя армия не такая, как была в Республике Монро, то…

— Не такая. В этом можешь быть уверен.

Тот лишь кивнул в ответ, а потом неожиданно пригласил Майлза к себе домой, уверяя, что живёт один, отдельно от своей техасской родни.

— Там бы мы могли спокойно поговорить, — не дождавшись ответа от бывшего любовника, добавил парень, — ну… если ты, конечно, этого хочешь, Майлз.

«Я должен идти домой, — мысленно приказал сам себе Мэтисон, при этом старательно отводя взгляд от стоявшего перед ним Андреса, — раз кольцо я так и не нашёл, то сделаю предложение Рейчел и без кольца. В конце концов, мы уже не в том возрасте, чтобы тратить время на такие романтические глупости».

— Прости, — наконец, ответил генерал, чувствуя, что ему становится неловко в присутствии молодого человека, — я должен идти…

— У тебя теперь есть семья? — Андрес подошёл на шаг ближе к стоявшему напротив него мужчине, — Я что-то слышал про твою дочь и про… её мать…

— Да, Андрес, это правда. Они… моя семья. Рейчел и Чарли. Та самая девочка, которую я прежде считал своей племянницей.

— Конечно, — в голосе парня он уловил нотки разочарования, — Чарли, Шарлотта… Ты рассказывал о ней. Там, в Чикаго…

— Я люблю их. И я хочу жениться на Рейчел. Мне нужна семья, Андрес.

— Понимаю, — заметно погрустнев, парень отошёл в сторону, — прости, Майлз, я не должен был…

— Всё в порядке. Ладно… Удачи тебе, Андрес. А мне сейчас на самом деле нужно идти домой. Но я рад, что ты жив, и что у тебя всё хорошо. Надеюсь, что в будущем у тебя всё сложится так, как ты хочешь.

— Я тоже рад, что ты нашёл свою семью, — мягко улыбнувшись, ответил ему мексиканец, — ты этого заслуживаешь, Майлз.

Идти. Нужно идти. Хватит с него этих дежурных фраз и по сути не нужных им обоим объяснений. Всё и так уже ясно. Их история закончилась ещё там, в Чикаго, больше года назад, когда Андрес сам ушёл из его жизни, посчитав, что найти техасских родственников для него было куда важнее их с Майлзом отношений. Впрочем, сам Мэтисон парня не осуждал, понимая, что их вынужденная по сути связь в любом случае была обречена. Ведь останься Андрес тогда с ним, в Чикаго, он вполне мог бы погибнуть в ходе той самой битвы с солдатами Монро, появившимися в баре сразу после прихода туда Чарли.

— Я ушёл потому, что боялся сильно привязаться к тебе, — неожиданно произнёс Андрес, заставив Майлза резко обернуться.

— Что?

— Что слышал. Я не хотел привязываться к тебе, Майлз. Ведь я знал, что однажды ты встретишь женщину, с которой… Ну, в общем, как сейчас с этой, Рейчел… И я не хотел страдать из-за этого. Когда-то в моей жизни уже было нечто подобное, и потому я очень боялся повторения той истории. Я знал, что этим всё закончится. Рано или поздно…

Он снова замолчал, застенчиво опуская свои прекрасные бархатные глаза. А Майлз стоял, потрясённый словами бывшего любовника, и не зная, что ответить тому на такое неожиданное признание. Мальчик так и не научился лгать. Он по-прежнему оставался всё тем же Андресом, которого Мэтисон когда-то… Полюбил? Сердце генерала тревожно забилось, словно он впервые осознал свои чувства к стоявшему перед ним парню. Словно впервые решил признать то, что на самом деле связывало его с Андресом.

— Ты правда живёшь один? — эти слова сами собой слетели с губ мужчины.

— Конечно. Мои дядя и тётя, а также их дети, сейчас переехали в новый дом, а я живу в старом, там где находится их магазин…

— Пошли, — коротко произнёс Мэтисон, вмиг забывая о своих планах на сегодняшний вечер. О Рейчел, которой он именно сегодня хотел сделать официальное предложение, о Шарлотте, страстно ожидавшей радостную новость о предстоящей свадьбе родителей. Всё отошло на второй план, потеряло свою ценность и стало чем-то абсолютно неважным для генерала, который сейчас молча шёл за своим бывшим любовником, желая при этом лишь одного — поскорее оказаться наедине с Андресом.

Домик, в котором проживал молодой человек, был довольно обычным для мексиканского квартала в Остине. Обстановка здесь была небогатой, однако во всём ощущался национальный колорит, немного непривычный для них, бывших англоязычных американцев. Впрочем, Мэтисон до сих пор называл себя именно американцем, искренне веря в возрождение их некогда могущественной, но увы полностью уничтоженной отключением, страны.

— Будешь кофе? — спросил Андрес, широким жестом приглашая генерала в дом.

— Нет, я не хочу тратить время на никому не нужные церемонии, Андрес. Лучше скажи — это правда, что ты… ушёл тогда из-за меня? Из-за того, что боялся…

— Влюбиться в тебя? — молодой человек горько усмехнулся, присаживаясь напротив любовника, — Да, это так. То есть я уже… Почти…

— А что сейчас? У тебя кто-то появился?

— Нет. Я один. Был у меня недавно роман, но… Несерьёзно, так… А потом, когда я услышал о тебе, Майлз, то не смог больше встречаться с тем парнем. Я очень хотел увидеть тебя.

Чёрт. Что же творит с ним этот красивый мексиканец? Ведь сейчас он уже должен быть дома, с Рейчел, которой в эту самую минуту должен был делать предложение. Рейчел, любовь всей его жизни… Или же на счёт этого он также ошибался? Обманывал самого себя, изо всех сил цепляясь за отношения, которые уже давным-давно остались в прошлом? Совершенно некстати вспомнились слова Монро — «Ты сам не знаешь, за что ты борешься, Майлз!» — неоднократно упрекал его лучший друг, считая, что связь с Рейчел была лишь очередной ошибкой в жизни Майлза. Сам же Мэтисон предпочитал всё списывать на ревность бывшего любовника, упорно не желая прислушиваться к голосу собственного сердца.

— Я тоже вспоминал о тебе, — с большим трудом произнёс генерал, чувствуя, как привычный ему мир вновь рушился прямо у него на глазах, а он ничего не мог сделать, чтобы спасти былое. Вернуть свою любовь к Рейчел, забыть мексиканца, а также те месяцы, что они провели вместе с парнем. Нет, он никогда этого не забывал. Просто смирился, считая, что больше никогда не увидит Андреса. Да и не было у него времени для этих воспоминаний. Куда важнее было спасти близких ему людей, помочь Шарлотте, Рейчел и другим, кто так нуждался в его защите и поддержке.

Тогда какого чёрта сейчас он готов забыть обо всём, что произошло с ними за последние несколько месяцев, а также о своём решении, наконец, создать полноценную семью? И всё из-за призрака прошлого, из-за человека, которого он долгое время считал погибшим? Зачем ему вообще всё это нужно? За что сейчас боролся генерал Майлз Мэтисон?

Андрес не дал ему ничего добавить к сказанному, закрыв рот страстным поцелуем. Страстным и сладким одновременно. А дальше Майлз уже и сам забыл о том, что он ещё недавно планировал на этот вечер, ибо оказавшись в постели с молоденьким и горячим Андресом, мужчина тут же понял, что он просто не сможет противостоять такому соблазну. Да и не хочет он противостоять этому. Он просто наслаждался красивым телом мексиканца, его ласками, поцелуями, упругой задницей… Громко стонал, вжимая в матрас также изголодавшегося по хорошему сексу Андреса. А потом они просто лежали, едва прикрывшись какой-то старой, сильно застиранной простыней. Но на такие мелочи в ту ночь Мэтисон попросту не обращал внимание.

— Я никогда не забывал тебя… — шептал ему любовник, удобно устроившись на плече генерала, — ты ведь единственный, с кем мне было по-настоящему хорошо. И не только в сексе. Вообще.

— Я тоже долгое время не мог тебя забыть, мой мальчик. Но потом… Знаешь, в моей жизни столько всего произошло… Последний год был одним из самых сложных в моей жизни. Сначала я потерял родного брата, затем племянника, а три месяца назад погиб он, Монро…

— Вы с ним помирились, не так ли? Опять были вместе?

— Нет, Андрес, Басс был просто моим другом, а также союзником в борьбе с патриотами, — совершенно искренне ответил Мэтисон, — он ведь тоже очень изменился в последнее время. Потеряв свою Республику, власть и армию, Монро стал другим человеком. И хотя он до последнего мечтал всё это вернуть, наши отношения с ним также очень сильно изменились. Басс повзрослел, поняв, наконец, что невозможно заставить полюбить себя. Любовь нельзя купить, вымолить или добиться её угрозами. И потому он просто смирился.

— Ты любишь мать своей дочери? — Андрес, наконец, приподнялся, попытавшись заглянуть в глаза любовнику.

— Я любил её, Андрес. Когда-то, очень давно. А сейчас… Да, она — мать Шарлотты, и она очень многое пережила за все эти годы после отключения, но… Мои чувства к ней также очень изменились. И хотя она по-прежнему очень дорога для меня, наша любовь с Рейчел закончилась много лет назад. Ещё до отключения.

Вот и всё. У него хватило смелости произнести это вслух. Озвучить, наконец, то, что он прежде боялся сказать себе даже в мыслях. Рейчел стала всего лишь его прошлым. Как и Монро. Как и вся его жизнь до встречи с Андресом, Шарлоттой и переездом в Остин. И теперь он отлично знал, за что боролся последние несколько месяцев. За своё будущее вместе с лежавшим возле него парнем.

— Ты говоришь серьёзно? — голос Андреса заметно дрогнул от захлестнувших его эмоций.

— Да, Андрес. Меньше всего на свете я хочу кого-либо обманывать, и особенно тебя. И потому я скажу тебе правду. Я собирался жениться на Рейчел. Хотел этим вечером сделать ей предложение. Но не потому, что сильно любил её, нет… Не по этой причине. Просто мне до чертиков надоело одиночество.

— А что теперь, Майлз? Ты всё ещё хочешь жениться на ней?

— Не хочу. Я и раньше этого не хотел. И если бы знал, что ты жив, то никогда бы не решился на такое. Даже ради нашей дочери…

***



В свой дом Майлз вернулся на рассвете, думая лишь о том, с чего бы начать непростой разговор с Рейчел, которая, наверняка, прождала его всю ночь. И оказался прав — женщина действительно не сомкнула глаз, сильно волнуясь из-за его внезапного исчезновения.

— Что случилось? — это был первый вопрос миссис Мэтисон, едва её сожитель появился на пороге их дома, — Где ты пропадал всю ночь?

— Многое случилось, — это всё, что смог ответить ей Майлз, не решаясь встретиться с ней взглядом, — прости, но… Всё действительно очень сложно, Рейчел.

— В каком смысле «сложно»? Ты имел в виду сейчас ситуацию в Остине или ты говорил о нас, Майлз?

— О нас. В Остине всё в порядке. Никаких беспорядков, электричество вроде нигде не пропадало, а погода стоит просто отличная…

Он намеренно оттягивал момент признания. Не знал, как сказать той, которую ещё недавно считал любимой женщиной, что теперь всё кончено. И на сей раз навсегда, без каких-либо надежд на воссоединение в будущем. Ведь своё будущее Майлз теперь видел только рядом с Андресом.

— Другая женщина, да, Майлз? — Рейчел невесело усмехнулась, устало опускаясь в кресло, — Впрочем, можешь не отвечать. Я всегда знала, что этим всё и закончится. Появится очередная роковая красотка, похожая на эту твою… Нору, или как её там звали? И всё, ты уйдёшь. Поверь, я давно была готова к этому.

— Я пытался, Рейчел. Хотел, чтобы на этот раз у нас всё сложилось. Ради тебя и ради Чарли.

— Чарли уже взрослая, и ей совсем не нужна семья. Тем более, что судя по всему, они с Коннором скоро создадут свою.

— Прости… Я на самом деле никогда не хотел тебя обманывать. Эта связь началась ещё в Чикаго, а потом, незадолго до появления там Чарли с Аароном, мой… ну, короче, мы расстались, и я был уверен, что больше никогда не увижу… свою любовь. Но вчера я случайно увидел его здесь, в Остине…

— Его? — миссис Мэтисон в ужасе посмотрела на стоявшего перед ней Майлза, — Ты так по-идиотски шутишь или речь идёт на самом деле вовсе не о женщине?

— В общем, да, хотя я не хотел тебе говорить об этом. Но… Ты бы всё равно узнала. Рано или поздно.

— Так значит… Слухи насчёт тебя и Басса… Всё это правда? Вы были любовниками? Ты и Монро, вы…

— Да какая теперь разница, Рейчел? — в его голосе послышались нотки отчаяния, — Даже если это и так, то… Что это изменит? К чему сейчас ворошить прошлое, если Басс всё равно мёртв, а я теперь люблю другого человека!

Она молча отвернулась от него, подходя к чуть приоткрытому окну. Майлз также молчал, отлично понимая, что женщине необходимо дать время привыкнуть к сложившейся ситуации и постепенно принять то, что в первый момент показалось для неё шоком.

— Ты прав, — наконец, ответила Рейчел, при этом так и не обернувшись в его сторону, — всё это уже не имеет никакого значения. Монро мёртв, а ты любишь другого. Что ж, Майлз, наверное, я этого заслужила. Ведь я сама совершила немало ошибок…

— Не надо винить во всём себя, Рейчел. Я сам виноват в том, что всё так вышло. Но я был уверен, просто уверен в том, что никогда больше не увижу Андреса.

— Ты любил его всё это время, не так ли?

— Возможно. Просто старался не думать об этом. Надеялся, что моя любовь к тебе окажется сильнее чувств к этому парню…

— Оказалось, что нет, — она всё же обернулась, грустно улыбнувшись тому, кто уже и не надеялся на её прощение, — что же, сердцу не прикажешь, Майлз. И я не осуждаю твой выбор. Всё это время, что мы провели вместе, я всегда чувствовала, что между нами кто-то стоял. Кто-то важный, из твоего прошлого. Кого ты так и не смог забыть, вычеркнуть из своего сердца. Поначалу я думала, что ты всё ещё любишь Нору, потом была уверена, что во всём виноват Монро… Но сейчас я даже рада, что это были не они, Майлз. Ведь с этим парнем ты можешь быть счастлив. А ты, несмотря ни на что, этого заслуживаешь…

Он молчал, не находя нужных слов, чтобы ответить стоявшей перед ним женщине. Всё и так уже было сказано.

— Мама, Майлз? — напряженное молчание в гостиной неожиданно нарушила появившаяся на пороге Чарли, — Что тут у вас? Вы уже всё решили, не так ли?

— Решили, — первой ответила ей Рейчел, — твой отец уже сам всё решил. Он уходит от нас. У него теперь, кажется, новая любовь…

— Что? — с лица Шарлотты мгновенно исчезла счастливая улыбка, — Майлз, ты… Ты это серьёзно? Но я думала, что…

— Прости, Чарли. Скорее всего, я тебя разочаровал. Но я старался стать для тебя хорошим отцом. И я хотел подарить тебе полноценную семью.

В ответ на это Чарли лишь обиженно хмыкнула, после чего поспешно вышла из комнаты, не оглядываясь на того, кого так и не смогла назвать отцом. Конечно, Майлз не настаивал на том, чтобы девушка так быстро приняла его в качестве своего отца, считая, что той нужно дать немного времени. Однако сейчас всё это казалось бесполезным и бессмысленным. Он действительно разочаровал и Чарли, и Рейчел — тех, кого считал самыми дорогими ему людьми. Но, вот ведь чёрт, невзирая ни на что, Мэтисон чувствовал себя по-настоящему счастливым. Впервые за все последние месяцы он больше не сомневался в своём решении и не пытался убедить самого себя в правильности выбранного им пути. Сейчас он поступал так, как подсказывало ему сердце.

С Андресом он встретился ближе к вечеру, почти сразу сообщив тому хорошую новость — теперь он был свободен.

— И что мы будем делать дальше, Майлз? — спросил его сияющий от счастья парень, — Ведь ты же, наверняка, не станешь афишировать наши отношения?

— Не знаю, — передёрнул плечами Мэтисон, — но почему бы и нет? В мире после отключения подобные связи стали почти нормой для общества, да впрочем, ты и сам об этом всё знаешь… Так что не вижу смысла прятаться. Просто для начала я бы хотел купить небольшой дом, где бы нам с тобой было удобно начать нашу новую жизнь, Андрес. В каком-нибудь тихом, уютном местечке, недалеко от Остина.

— И ты заберёшь меня в этот дом? — тёмные глаза мексиканца загорелись искорками радости.

— Конечно, не один же я там буду жить? Так что можешь постепенно собираться.

— Скажи, — немного помолчав, спросил Андрес, — а ты не будешь против, если я опять пойду служить в армию? Ведь так я буду ближе к тебе, Майлз.

— Совершенно не против. Но только если тебе самому это нравится. А из-за меня идти в армию не стоит. Лучше выбирай то, к чему у тебя действительно лежит душа.

Тот лишь улыбнулся ему в ответ, глядя на безоблачное вечернее небо, раскрашенное золотисто-оранжевыми лучами заходившего за горизонт солнца.
Примечания:
Буду ли писать ещё что-то по этому АУ-варианту сериала и своему ОТП - не знаю.
Скорее всего, напишу только полноценное ПВП, если появится необычная идея с его оформлением, а не просто очередное описание секса. Но вообще, как уже указывала в шапке, всё это писалось лишь с целью почесать свои кинки и представить свой придуманный ОТП именно в каноне любимого сериала. Поэтому прошу фанатов Революции, прочитавших эту ерунду, не обижаться на меня за такой нелогичный вариант окончания сериала.

Если же говорить серьёзно, то глядя Революцию, я верила там лишь в одну пару - Майлз-Монро, но писать о них в рамках канона в данный момент совершенно нет желания. Поэтому сейчас я предпочитаю верить в такое вот не особо логичный финал для Майлза, а поскольку сериал всё равно не окончен, то каждый имеет право придумать свой финал, какой ему больше нравится или кажется более логичным. Лично я на логику решила просто забить, ибо характер Майлза я до конца так и не поняла (спасибо "отличным сценаристам"), а потому ломать голову над его чувствами к Рейчел, Монро, а также к возможным новым героям, я честно говоря, не хочу. Просто сшипперила визуально понравившийся мне пейринг и вполне довольна результатом.

Визуалы Андреса не выкладываю, что бы не раздражать его красотой (хаха) возможных сторонников канона и других, более логичных, пейрингов Майлза. Но если хотите посмотреть на него, то пишите в личку, покажу. Он написан по реально существующему актёру.



Возможность оставлять отзывы отключена автором