Город 275

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Marvel Comics, Железный человек, Мстители (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
fem!Тони Старк, fem!Энтони "Тони" Эдвард Старк (Железный Человек), Виктор фон Дум (Доктор Дум), Вирджиния Поттс, Стив Роджерс
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, Драма, AU, Эксперимент, Стёб
Предупреждения:
OOC, Смена пола (gender switch), Элементы гета
Размер:
Миди, 21 страница, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Виктор фон Дум приходит к Таше Старк и просит построить для него город.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
ПРОБЛЕМЫ С ТЭГАМИ!!!
Какие?

Город

6 января 2019, 21:22
— И что? — посмотрела на подругу Таша. — Что у меня остается?

Вирджиния «Пеппер» Поттс вздохнула. Потому что вчера она бы сказала «всё». Сегодня, несмотря на то, что сидят они в самом шикарном пентхаусе, что доступен людям, а не небожителям, ей остается только сказать:

— Ничего. Мисс Старк, мне трудно об этом говорить вам, но из-за ваших рискованных инвестиций, которые, несомненно, спасли пару миллиардов жизней, у вас не осталось… ничего. СтаркТауэр будет продана в течении месяца. СтаркИндастриз из-за того, что вы вовремя перераспределили свои акции и… продали их тому мальчику, Паркеру, за два доллара… Кстати, он об этом знает?

— И не узнает до двадцати одного, — отмахнулась Таша. — У нас с его тетей был обстоятельный разговор примерно в то время, когда я поняла, что Мстителей утопят в любом случае, а меня и Кэпа — как лидеров — еще и закопать постараются. Роджерс красиво ушел, меня же заставили уйти. Не отвлекайся. Что у меня есть?

— Арендная плата от правительства за Базу Мстителей, — начала перечислять Пеппер, — законсервированный особняк Старков на Манхеттене, изобретения, о которых не было объявлено и которые мы успели переместить в мастерскую особняка, все патенты, права на костюмы и эксклюзивные разработки для Мстителей, а так же небольшая сумма на счете.

— Насколько небольшая? — уточнила Таша, сплетая пальцы.

— Двадцать тысяч, — нахмурилась Пеппер. — Я понимаю, что это… крохи по сравнению с тем, чем ты… чем вы, мисс Старк, привыкли оперировать.

— Прекрати, — сказала Таша. — Пеппс, я сейчас говорю не со своим гендиректором, а с подругой. Так что скажешь? Что у меня есть?

— Что? — повторила Пеппер и хмыкнула: — Ты, Таша, в первую очередь у тебя есть ты. И я. И Хэппи. И Роудс. Если ты захочешь, то вернешь себе компанию и состояние в течении месяца. Итак?

Старк усмехнулась странно и тихо сказала:

— Но я не хочу. — И продолжила почти срывающимся шепотом: — Пеппс, я свободна. От всего. Да, у меня больше нет денег, но нет и тяжести положения, мне не нужно больше держаться за репутацию. Я больше не знаменитая Наташа Мария Старк… Я никто. Я свободна.

Пеппер кивнула. А потом уточнила:

— Я прослежу, чтобы патенты были продлены, а так же улажу все юридические и бюрократические моменты. Помочь с квартирой и научить ходить по магазинам?

— Боже, да! — рассмеялась Таша.

Пеппер очень бы удивилась, если бы она ответила «нет». Очень.

      

Виктор фон Дум — король Латверии — на некоторое время был вынужден покинуть… этот мир, это время, это измерение, вообще-то. И что он обнаружил после своего возвращения? Мир поменялся. Он не уверен, не являлся ли он сам причиной этого изменения, но попытался разобраться, что же теперь… не так.

Началось с того, что его банально не узнали. Впрочем, узнавание он обеспечил быстро, и крошечное, никому не нужное королевство вновь оказалось в его кулаке. Приятно.

А дальше — странности.

Фантастической Четверки нет. Просто нет. Рид Ричардс родился, чтобы прожить два дня. Сью и Джонни Штормы работают на правительство. Гримм погиб во время стычки с читаури.

А Мстители — вторые по значимости его противники — распались, и сейчас героический Капитан мотается где-то по миру, а Железный Человек… анонимен. Почему-то в этой версии Таша Старк не раскрыла себя, отдав всю славу своему неизвестному телохранителю, что было весьма мудро — женщины почему-то считались более уязвимыми. Сам он в это не верил после трех похищений — и трех летальных исходов для похитителей Железной Леди.

Впрочем, пора бы отвыкать называть ее так. Железный Человек — тайна для всего мира. Железной Леди не существует. Как, впрочем, и Мстителей как таковых. Мстители были нереальны без Капитана Америка и Железной Леди… Железного Человека, если рассматривать реалии этого мира. Мир остался без величайших своих защитников. Впрочем, защищать его было особо не от кого. Кто-то постарался, но сделал так, чтобы большинство величайших злодеев Земли не стали таковыми. А в отсутствии угрозы от них, мир ополчился на героев. Почти логично.

И на руку самому Виктору.

Никто не знает Доктора Дума. У него есть возможность начать всё с чистого листа, показать миру свою… светлую сторону, выждать, понять, что тут происходит. Предыдущий король пока томится в темнице — нужно, чтобы он написал отречение. Почему-то, сейчас не любят властителей, взявших власть кровью и смертью. Не то, чтобы потом с бывшим королем не случится сердечный приступ или еще какой несчастный случай.

      

Большинство местных жителей знали, что в мастерскую «Мисс Механик» бесполезно ломиться до полудня. А жителей тут было немного. Уж Старк постаралась выбрать для себя самую захудалую дыру мира — землю на краю Недерленда продавали по грошовой цене, вещая что-то про карстовые воронки и опасность обрушения любых строений выше трех этажей. Вот только реальную причину, кажется, забыли все.

Таша же всего за неделю нашла вход на старую, законсервированную базу СНР. Помещение было большим, строили тогда с размахом, но отчего-то забросили. Еще две недели ушло на то, чтобы тайно перевезти сервера и оборудование. Три недели — на установку полноценного дугового реактора для питания всей базы. Параллельно шла постройка прикрытия — небольшого домика с огромной мастерской, где Старк грозилась отремонтировать всё — от чайника до автомобиля.

И ремонтировала. Серьезно, это было… отпуском. Ей не нужно было делать ни-че-го. Железный Человек еще числился в Мстителях, но генерал Росс позвонил Таше только раз после объявления банкротства, и она честно сказала, что у нее нет средств для поддержания своего «маленького супергеройского хобби». Железный Человек без возможности саморемонта был никому не нужен.

Она видела пару раз агентов генерала рядом с мастерской, но не стала заострять на этом внимания. Росс последит и успокоится. Тем более, что может быть подозрительного в Недерленде? Аномально вкусная пицца?

Поведение же самой Старк укладывалось в рамки — она с трудом, но ходила по магазинам, брала еды не больше, чем нужно для питания одного человека, так что в укрывательстве ее сложно было обвинить, спала до обеда, да, но при этом часто можно было заметить, как она после полуночи возится с ремонтом чего-то, что принесли в ее мастерскую. У нее начали появляться постоянные клиенты.

Ничего подозрительного. Просто Таша Старк, пытающаяся собрать свою жизнь из обломков. Всего-то.

А вот то, что сейчас в ее дверь долбятся в десять утра — не просто подозрительно, но и грубо. Таша натянула репульсорный браслет, усмехнулась и открыла дверь, глядя на незваного гостя — высокого темноволосого мужчину в строгом костюме-тройке.

— Вам кого?

Он оглядел ее с ног до головы, удивленно вскинув брови при виде пижамы, как-то машинально коснулся шрама на щеке, и честно ответил:

— Видимо, вас. Позволите войти?

Таша усмехнулась и честно сказала:

— Нет.

И захлопнула дверь. В конце концов, у нее не было ее миллиардов, компании, машин, особняков, но она всё еще была Ташей Старк. И не собиралась утром общаться с незнакомыми солидными людьми до первой чашки кофе и без адвоката.

      

Она захлопнула дверь перед его носом. Невероятная.

Виктор фон Дум редко пересекался с Наташей Старк. В основном — на поле боя. Вот там она была смертоносна и не щадила врагов. Однажды при Думе Капитан Америка пытался одернуть ее, но Старк сказала ему что-то на закрытой волне, и сам гордость и честь нации согласился, что нельзя оставлять за спиной кровников. Тогда Виктор едва спас свою жизнь, а после научился не сходиться со Старк в бою один на один.

Дум не знал, милостива ли к врагам нынешняя версия Наташи Старк, но с трудом отказался от доспехов — конечно, его броня гарантированно защитила бы его почти от всего, но так же рассекретила бы его самого. Этот мир не был знаком с жестоким диктатором Доктором Думом, и пока это знакомство состояться не должно — даже сейчас Виктор правил мягко, намного мягче, чем привык, вводя изменения в привычные законы и не устраивая массовые казни.

Уровень жизни в Латверии без его вторжения в историю страны был невероятно низок. Это была практически самая отсталая страна в Европе, что совершенно не устраивало фон Дума. Ему нужны были безопасность, процветание, если угодно, место, где он мог перевести дух… и союзники. Определенно, ему нужны были союзники, которые помогут ему ломать мир под него. И мир так удачно осудил Мстителей!

Конечно, сомнительно, что герои станут помогать злодею. Вот только Виктор был им незнаком. Он был никем. Он даже не рождался!.. А потому можно попробовать перетянуть бывших героев на свою сторону и использовать их втемную, через слово упоминая благо мира и страны. Им такое должно понравиться.

Как подобраться к Капитану Америка, Виктор пока не знал, зато Старк — вот она, обанкротившаяся, переехавшая в глушь, владеющая крошечной мастерской и… открывшая ему дверь взлохмаченной и в пижаме. В десять утра по местному времени.

Виктор хмыкнул, сложил руки на груди и остался на крыльце — ждать.

И сканировать пространство магией. Благо, Старк не встречалась еще с магическими силами и не придумала для них блокиратор, так что фон Дум прекрасно видел, как она добралась до кухни, включила кофеварку, вызвала кого-то на планшете, протерла лицо ладонями, устало прислонившись задом к кухонной тумбе, вздохнула, собираясь, собрала волосы в пучок ручкой, взяла в руки докапавший в кружку кофе, вдохнула его аромат, блаженно улыбнулась и приказала:

— Милли, открой дверь. Кажется, наш гость заждался на пороге.

Виктор насторожился, когда дверь перед ним распахнулась, но кивнул себе, стоило раздаться явно искусственному голосу:

— Мисс Старк ожидает вас на кухне.

Конечно, куда Наташа Старк без своих искинов?.. И Виктор двинулся по коридору в сторону кухни. Пока всё шло по плану.

      

Незваный гость споткнулся на пороге кухни, потому что его встретила не только Таша, но и Мелинда Эндрюс — лицом на планшете. Старк спрятала усмешку в кружке с кофе. Она всё еще в пижаме, но у нее уже есть юрист. Неплохо.

Конечно, мисс Эндрюс много просит за свое рабочее время, но иногда она соглашается работать пробоно — тем более для тех людей, которые лично конструировали адаптирующийся по мере взросления протез для ее сына. Старк не была хороша в медицине, но в механике и робототехнике она была невероятна, это стоило признать. Так что юный Майкл Эндрюс бегал на двоих ногах, а его мама ответила после пятого гудка и готова была к защите своего клиента.

— Мисс Старк? — позвал гость.

— За мисс Старк сейчас говорю я, — улыбнулась с экрана Мел. — Меня зовут Мелинда Эндрюс и я представляю интересы мисс Старк. Позвольте узнать, по какой причине вы явились в столь неурочный для моей клиентки час?

— Я, — нахмурился незнакомец и тут же собирался, улыбнулся очаровательно и сообщил спокойно: — Я приехал, чтобы предложить мисс Старк работу в суверенном королевстве Латверия.

— И какую же, позвольте полюбопытствовать? — прищурилась Мел. Незнакомец нахмурился, но Мелинда продолжила дожимать: — Вы приехали в Недерленд только ради встречи с моей клиенткой, но не озаботились даже предварительно позвонить ей, чтобы предупредить о визите. Сейчас вы утверждаете, что хотите предложить ей работу. Но до сих пор даже не озаботились тем, чтобы представиться. Итак, мне очень не нравится данная ситуация. Мисс Старк, мне вызвать полицию?

Таша готова была согласиться, но ее незваный гость вдруг расправил плечи и сказал величественно:

— Не утруждайте… себя. Меня зовут Виктор фон Дум и я прибыл инкогнито в США, чтобы предложить вам, мисс Старк, работу по обеспечению Латверии чистой энергией. Я хочу, чтобы моя страна была процветающей и прогрессивной. Оплата будет произведена за время работы, а так же за итоговый результат. Начать предлагаю с возведения одного города. Как вам такое мое предложение, мисс Старк?

— Озадачивает, — хмыкнула Таша. — Потому что вы делаете очень уж… щедрые предложения.

— Ничем нотариально не подтвержденные, — согласилась Мел. — Вы сделали предложение, но вправе ли вы его делать?

— О, — улыбнулся фон Дум. — Вправе. Ведь я — король Латверии.

Таша поперхнулась глотком кофе. А вот Мел с экрана усмехнулась ехидно и только и сказала:

— Докажите.

      

Виктор не думал, что со Старк будет просто. Это же диаметрально противоположные понятия! Старк была сложна сама по себе, ею двигали сложные мысли и решения, даже то, что она спряталась в глуши, явно не было чем-то… простым.

Но всегда оставалась магия. Навести морок, околдовать, загипнотизировать, заворожить. У этой Старк не было опыта сопротивления магии, и Виктор надеялся на легкую победу — достаточно околдовать Наташу на некоторое время, чтобы ее разум начал строить причинно-следственные связи. Она сама додумает, почему решила помогать фон Думу.

Но Виктора встретила не только она, но и женщина на планшете. Околдовывать на расстоянии фон Дум не умел. Ему был необходим прямой контакт, а не цифровая картинка. Так что пришлось выкручиваться, и вот он уже летит в Нью-Йорк подписывать контракт о строительстве города, который ему не нужен.

Или нужен?

Всё же заполучить в свои руки технологию репульсорной энергии дорогого стоит. Да, это будет только энергетическое питание для города, но он не зря считался злым гением в прошлой версии этого мира, он сможет приспособить технологию под свои нужды, а если будет возможность, то и Старк возьмет в свои союзники. Но сначала придется заполучить ее доверие. Почти смешно. Доверие женщины, которая не верит никому. Это будет сложно, почти невозможно… но еще два месяца назад Виктора фон Дума вообще не существовало в этом мире. Что для него значит «невозможное»?

— Так где ставить подпись?

И улыбнуться Старк, глядящей на него напряженно и ожидающе.

— Здесь, — указала мисс Эндрюс. — И здесь. А теперь, мисс Старк, ваш черед… еще не поздно передумать.

А вот на этот случай у Виктора имелась магия. Старк в союзниках была желанна как никогда.

      

— И ты подписала? — нахмурилась Пеппер, устраиваясь на диване с бокалом вина.

— Мел всё проверила, — хмыкнула Таша, устраивая свою голову на коленях у мисс Поттс. — Я прогнала фон Дума по базам. Нашла его отца. Он был художником, вроде как, женился, а потом все следы его жизни теряются. Нашла могилы его и его жены. Если что, можно провести тест ДНК, но Виктор походит на обоих своих предполагаемых родителей. О нем самом нет ничего вплоть до того момента, как он пришел во дворец, запугал тогдашнего, почти доведшего Латверию до экономического краха короля до сердечного приступа, но получил отречение в свою пользу и начал наводить в стране порядок.

— Диктатор, тиран и самодур? — хмыкнула Пеппер, глядя на подругу сверху вниз.

— Который сделал так, чтобы фермеры смогли вспахать и засеять все поля весной, — отозвалась Старк, наматывая на палец локон волос. — Не знаю. Он, вроде, заботится о стране… Мне такое самодурство даже по душе. К тому же он позвал меня, чтобы построить город… Город на чистой энергии, Пеппс. Ты представляешь?

— Нашел твое уязвимое место, — кивнула Пеппер. — Ты пришла с этим проектом еще в… две тысячи десятом?

— Одиннадцатом, — мотнула головой Таша. — В десятом я только начала над ним работать. Но я придумала его — город, который питает чистая энергия. Я нашла архитекторов, градостроителей, тех, кто согласился помочь мне правильно распланировать город — крошечный городок, на полном самообеспечении. Это было бы невероятно, понимаешь?

— Слишком дорого, — вздохнула Пеппер, запуская пальцы в волосы Таши. — Начало бы окупаться только через несколько десятков лет. Мы бы не потянули, правительство отказало нам в финансировании, а потом было вторжение в Нью-Йорк, и пришлось восстанавливать город.

— А сейчас приходит этот тип и говорит, что я могу построить город, — усмехнулась Старк. — Я понимаю, что, вероятно, он пытается меня купить, что ему нужна репульсорная технология, но до сих пор никто не смог повторить ее, и я постараюсь, чтобы всё так и оставалось.

— И ты построишь город, — кивнула Пеппер.

— И я построю город, — согласилась Таша.

Самолет в Латверию отбывал утром. У них еще было время, чтобы поговорить.

      

Если честно, Виктор ждал чего-то… из ряда вон выходящего — излишней требовательности, высокомерия, быть может, гордого «доберусь своим ходом», хотя в этом мире Таша Старк не была Железной Леди… Железным Человеком, который ушел на покой, как только у «хозяйки» закончились деньги.

— Зачем мне охрана теперь? — белозубо улыбалась она на камеры в последнем свою интервью. — У меня нет миллионов, из-за которых меня стоит похищать. И да, Шерил, миллиардов у меня тоже нет.

Тогда, на видео, все рассмеялись. Провожали Ташу Старк легко, с улыбками, и она ушла, растворилась в многомиллионном городе. Виктору пришлось потрудиться, чтобы найти ее, но оно того стоило — и вот она, сидит напротив него в самолете, не частном, всего-то бизнес-класс, и перелет не до Латверии, а до ближайшего к ней крупного аэропорта, а уже оттуда — автомобилем, поскольку даже железнодорожные пути не проходили через Латверию, а самолеты были роскошью для крошечного аграрного королевства. Дум планировал это исправить в ближайшее время.

— Сок, — попросила Старк у стюардессы, запила им таблетку снотворного и, прежде чем отойти ко сну, сказала: — Не люблю летать самолетами. После джетов они укачивают.

Виктор был с ней целиком и полностью согласен — после мягкого хода джетов любое летающее транспортное средство казалось слишком ненадежным. Да и, наверное, сюда примешивалась тоска по полетам — Железный Человек покинул ряды Мстителей, а потому, скорей всего, приравнивался к потенциальной угрозе. Но Старк не случайно же поселилась в своем Недерленде.

— Недерленд, — повторил Виктор задумчиво.

Смахивало это название на Неверленд… Место, где дети не взрослеют, но сражаются со злыми взрослыми. Где есть летающий мальчик и его верная фея. Где чудеса и тайны встречаются на каждом шагу. Странное место для себя выбрала Старк, со странным названием. Надо бы туда вернуться и всё осмотреть. Дум полагал, что тайн и чудес Старк с собой захватила от души.

А снились ей только полет — всепоглощающий и выворачивающий душу своей честностью.

      

Самолеты дарили тоску по полетам. Так уж получалось, что перебить эту свободу не получалось ни чем остальным. Когда Таша поняла, что костюм съедает ее жизнь, она пробовала, но проще отказаться от наркотиков, чем от полетов. Тем более, что она всё равно умирала. Вообще, те пять лет, пока не вынули шрапнель, у нее шли под лозунгом «Какая разница, я всё равно умру?». Поэтому она не боялась менять компанию, открываться людям и создавать… что-то. Она надеялась, что это было чем-то хорошим.

Фон Дум разбудил Ташу ближе к концу полета, молча взял ее за руку, осторожно поглаживая ладонь, позвал:

— Мисс Старк, проснитесь. Мы почти прилетели.

Он смотрел удивительно мягко, словно понял о ней что-то такое, особое, то, что она показывала в те пять лет. Таша сначала улыбнулась отчего-то, прикрыла глаза, а потом встрепенулась, поняв, где сейчас находится.

— Простите, — сказал Король Латверии, отпуская ее руку. — Вы так улыбались во сне. Мне не хотелось вас тревожить… Сейчас принесут кофе.

— Звонили Пеппер? — уточнила Таша, вращая головой и слушая неприятный хруст шейных позвонков.

— Простите? — сморгнул фон Дум.

— Вы позаботились о кофе, — посмотрела на него Старк прямо. — До того, как разбудили меня. У вас явно есть инструкция по… общению со мной?

— О! — выдохнул фон Дум, и удивление на его лице постепенно сменилось весельем. — Простите, но нет. Я познаю… технику общения с вами на личном опыте.

Таша не ответила, потому что пила кофе. Тот был восхитителен. Лучший кофе со времен ее банкротства. А король Латверии, позволив разговору оборваться, взялся что-то писать в блокноте — устаревший метод, но действенный. Бумагу взломать нельзя. Пока.

Как и чужие мысли.

Пока.

Впереди у них было несколько часов совместной поездки в автомобиле, и попытки понять, что на самом деле нужно фон Думу — неужели город? Таша хотела бы в это верить… Но вероятней, что ее Город так и останется лишь проектом в ее голове.

      

В аэропорту их встречал дюжий телохранитель, чью преданность Дум завоевал в два щелчка пальцев — именно столько потребовалось, чтобы исцелить его дочь. Как мало нужно людям, чтобы проникнуться искренним желанием подчиняться. Виктор отмечал это, но как-то не пользовался этим раньше — страх мотивирует сильней всего. Но мир изменился, и он решил попробовать кое-что новое.

Старк же не переставала удивлять — как только они пересекли государственную границу Латверии, она потребовала остановить автомобиль.

— Поверьте, ваше величество, это в ваших интересах, — усмехнулась Наташа.

Виктор отдал приказ и вышел из машины, пока Старк бродила вкруг нее со своим старкфоном — наводила на машину, что-то бормотала, потом улыбнулась с торжественной мрачностью, и в машине взорвалось что-то крошечное.

— Три жучка, — посмотрела она на Дума. — Ко мне их было не прицепить — моя малышка, — она подкинула смартфон, — сжигает подобные игрушки на раз-два. Но это не защитит машины и окружающих людей, так что покрутитесь, ваше величество. Хочу убедиться, что вы не подцепили какую-нибудь заразу.

И Виктор крутится. Серьезно, эта невероятная женщина не переставала его удивлять.

А потом Старк прямо в машине развернула бумажную карту Латверии и ткнула пальцем:

— Город будет здесь. Но это не точно. Мне нужны геологи, архитекторы-градостроители и все местные охотники, которые промышляют в этом районе. Нужно расспросить об этой земле всё — вплоть до древних преданий. Иногда древние духи оказываются природным газом. И разрешение использовать мое оборудование для детального сканирования территории, конечно.

— У вас есть оборудование? — прищурился Виктор, поражаясь тому, как основательно подошла Старк к вопросу.

— В контракте есть пункт «об обоюдном неразглашении», — посмотрела ему прямо в глаза Наташа. — Так что — да, у меня есть оборудование.

Она была невозможной. Но чего он еще ждал от Железной Леди?

      

Таша ждала подвоха — ну не могло же ей повезти так? В ее двери постучался незнакомец и предложил ей построить город ее мечты. Нет. Тут должен был быть какой-то подвох.

А фон Дум привез ее в старинный замок по убогим улочкам, приказал остановиться у ворот, подал руку и повел на стену. И они стояли там, смотрели на убогий городок-из-средневековья, словно жмущийся к стенам замка. Король Латверии был как-то возвышено-мрачен, когда отпускал руку Таши и шагал к самым зубцам, глядя только вперед. Старк ждала… чего-то. И фон Дум не подвел:

— Вы, наверное, не поймете меня, мисс Старк. Но это — моя родина. И мне… горько видеть ее такой. Люди живут только чуть лучше, чем пару столетий назад. Не везде есть даже электричество, я не говорю уж о водопроводе и канализации. Колодцы, выгребные ямы, свечи… — Он качнул головой. — Это работало век назад. Но уже не работает сейчас. Пора что-то менять.

— Город? — откликнулась Таша.

— Людей, — обернулся к ней фон Дум. — Людей, которым не нужны перемены, которые готовы жить так же, как жили века назад. Но я не могу заинтересовать их новым, если ничего нового они не видят. Да, — он шагнул к ней, — я мог бы построить простой город. Стандартный. Бюджетный. Показать им что-то немногим лучшее, чем есть у них сейчас. Дать возможность распробовать блага современной цивилизации.

— Но? — вскинула на него взгляд Таша.

— Но я хочу другого, — сделал еще один шаг к ней король, встав почти вплотную и продолжил приглушенно: — Я хочу будущее. Вас. Ваш город. Я хочу, чтобы самым древним на земле Латверии был этот замок. Вас проводят в покои, а утром мы определимся, каких градостроителей и геологов приглашать для нашего города.

И он отвернулся.

Может… может, и не было подвоха. Но Таша всё же в это не верила. Это была ее жизнь. Значит, должен был быть подвох.

      

Виктор знал, что Старк поселили в Красной спальне — довольно иронично, если вспомнить, что фурнитура всей мебели была под золото. Красный с золотым — знаменитые цвета Железного Человека. Забавно, но он этого не планировал — гостью должны были поселить в Зеленой спальне, но пока он ездил за Старк, был ливень, которого крыша не выдержала.

Виктор ночью наведался в Красную спальню. Пожалуй, ему была интересна возможность коснуться ее сознания во сне снова. Вместо этого Виктор посмотрел на полное тревоги лицо спящей Старк и ушел. Заглядывать в эти сны он не хотел.

Утром Наташа была рассеянна, медитировала над первой чашкой с кофе минут пять, потом проглотила ее залпом и посмотрела на Дума со знакомым по сражениям былого мира огнем в глазах и сказала:

— Я точно знаю, кто нам нужен. У меня есть анкеты. Попросят они дорого, но я вытребую скидку, плюс, проект покрыт… пунктом неразглашения. Это в их же интересах. Если ничего не выйдет, репутации ничего не будет грозить. Но когда Город будет достроен, когда им заинтересуются журналисты, тогда-то… О, — она улыбнулась, — тогда все смогут сыскать заслуженную славу. И да, не думаю, что людям понравится радикальный футуризм. У меня есть пару идей… И мне нужно еще кофе. Много-много кофе. И сделать пару звонков.

— И сначала назвать мне имена кандидатов, — усмехнулся Виктор, с интересом глядя на Старк.

— Что? — посмотрела она на него.

— Наташа, — начал фон Дум, и его тут же перебили:

— Таша. И анкеты кандидатов будут у вас через пятнадцать минут. В электронном варианте.

Она забрала вторую чашку с кофе у слуги и вышла из столовой, толком не позавтракав. Старк была… забавна в своем стремлении творить. Хотя на секунду Виктор ждал выстрела из репульсоров. Творение и разрушение, кажется, были чем-то единым в душе Ната… Таши Старк. Таши.

      

Король Латверии не спорил, просто вносил коррективы — нет, мы не можем выбрать этого геолога. Почему? Вас не смущает, что он игрок? Вы доверите ему свои тайны? Так почему доверяете мои? Он мастерски выявлял червоточины в людях и отвергал тех, чьи грехи не согласовались с тайным возведением города. После очередного обсуждения кандидатов Таша посмотрела на фон Дума, а потом спросила:

— Я ведь тоже не самая лучшая кандидатура. Знаете почему?

— Гордость, — усмехнулся фон Дум, — почти гордыня, слабость, отсутствия веры в себя же, увы, попытки защитить мир от него же самого… или это не грех?

— Не мне судить, — отвернулась Таша. — Но странно, что вы думаете, будто я хочу спасать этот мир… и не верю в себя.

— Но это так, мисс Старк, — шепнул ей король и уже от дверей добавил: — Мы составили окончательный список. Надеюсь, к концу месяца я получу хотя бы примерный план города.

И дверью хлопнул — не громко, но ощутимо, словно поставил точку, показал, кто тут главный. Таша усмехнулась. Пусть так думает. Пока что.

Контракты со всеми людьми из списка были подписаны через Эндрюс. Она была удивлена, но фон Думу явно понравился ее стиль работы. Сначала за работу взялась Таша и геологи — полное сканирование интересующей их местности, обнаружение пустот в земле, обработка слухов от населения — так удалось обнаружить подземное озеро, которое почему-то не выявлялось при сканировании и при упоминании которого король как-то странно напрягся, небольшое торфяное болотце и пару крупных пещер.

В итоге у них была местность, на которой можно было строить, не опасаясь внезапных карстовых воронок, подземных пустот и прочих неожиданностей, что могла нести земля. Теперь настала очередь градостроителей — нужно было расположить городские районы так, чтобы не было проблем… ни с чем. Нужно было учесть столько! Старк сразу выбрала одну из пещер для своего генератора — подальше от людей, там, где взрыв приведет к обрушению сводов и полной изоляции от города. Да, конечно, стоило еще учесть…

— Старк? — фон Дум смотрел пристально. — Пойдем.

— Куда? — нахмурилась Таша, но они… взлетели.

      

Старк себя загоняла. Виктор не сразу сообразил, что та питается кофе и спит слишком мало. У нее глаза горели, она постоянно двигалась, была такой живой и яркой, что он почти не спорил с ней, с удивлением узнавая эту новую для него, поглощенную своей работой Старк. В зале, что была отведена для строителей города, было поставлено неизвестное Думу и осторожно изучаемое им оборудование, постоянно мелькали голографические проекции, которыми Таша ловко манипулировала.

Она нашла зачарованное озеро, которое Виктор сам с упоением обследовал с неделю — оно повышало регенеративные функции организма и было странной диковинкой, о которой Доктор Дум не знал. А вот королю Думу о нем смущенно рассказали охотники. И это было довольно интересным способом исследования территории, о котом Виктор ранее не задумывался. Но как до подобного додумалась сама Старк?

Виктор собирался было спросить об этом у Таши, но… разглядел ее. Она стояла там, среди своих голографических экранов — абсолютно сосредоточенная, но почти столь же прозрачная, как эти экраны. Решение пришло мгновенно — труп гениальной изобретательницы ему был не нужен. Ну, по крайне мере, до того, как она создаст хотя бы один реактор.

Доспехи Дум не надевал… давно. Снова почувствовать, как они сковывают тело было странно, позабытое ощущение полной защищенности почему-то не радовало. А потом он взлетел со Старк на руках… и в глазах той место удивления занял боевой огонь. На этот раз — точно боевой. Она с силой ударила Виктора, брыкнулась, вырываясь из его рук, но даже упасть не успела, окутанная своей броней, и зависла напротив.

— Ну, привет, Дум, меня косплеишь?

Голос брони был мужским, изменен модуляторами, скорей всего, но интонации принадлежали Таше Старк. Виктор сложил руки на груди и ответил спокойно:

— Думу нет нужды повторять кого-то. Дум создал свою броню магией, не технологией… задолго до того, как Железный Человек взлетел в небо.

— Магии не существует, — усмехнулась Старк.

— Если слепой не видит солнце, не значит, что его нет, — гордо отозвался Виктор. — Твоя технология не видела озеро, но оно существует. Лети за мной.

— Это ловушка? — крикнула вслед Старк, но полетела следом.

Виктор не остановился, пока они не достигли озера, и приземлился на каменистом берегу. Доспех осыпался к его ногам, и он протянул руку Таше:

— Пойдем.

— Из брони не вылезу, — сообщила Старк.

— Тогда ты не почувствуешь магию, — усмехнулся Дум, скинул ботинки и шагнул в воду.

Сияние медленно поднималось из глубины, признавая и приветствуя мага. Старк смотрела, потом протянула руку, видимо, сканируя, ничего не добилась, нерешительно шатнулась назад… и вышла из костюма. Виктор протянул ей руку, и она вцепилась в его ладонь, позволяя завести себя в воды озера прямо так, в ее туфлях.

— Надо искупаться, — сообщил Дум, притягивая Старк вплотную к себе, — тогда твое тело начнет исцеляться, а еще — поесть и поспать. Иначе ты умрешь. А я не получу свой город. Твой Город.

Таша подняла на него нечитаемый взгляд, кивнула и потребовала:

— Ты расскажешь мне о магии.

— Если ты погрузишься в воды озера, — не отступил Дум.

Старк фыркнула, но кивнула.

      

Король Латверии рассказывал странные вещи — про магию, что не презирала науку, нет, но шла несколько иным путем развития. Он говорил это неспешно, словно лекцию читал, попутно раздеваясь и следя за тем, чтобы и Таша сняла вещи, и когда на них обоих осталось лишь нижнее белье, осторожно взял ее за ладони и повел в озеро.

— Магия проявляет себя по-разному, — говорил Виктор, идя спиной вперед в светящееся озеро и совершенно не обращая внимания на рытвины шрамов на груди Старк. — Эта, например, усиливает регенеративные свойства человеческого организма.

— Ускоренный метаболизм? — уточнила Таша, идя за ним и чувствуя, как вода чуть покалывает ноги словно крошечными электрическими разрядами, но это было не болезненно, а приятно. — А после такого купания я не постарею на пару лет?

— После купания стоит есть побольше, — кивнул фон Дум, — но возраст затрагиваться не должен. Иначе бы я давно стал седым стариком — неделю я практически жил в этом озере. Очень уж интересное плетение заклинаний…

— Плетение? — зацепилась Старк. — Алгоритм? Код?

Вот это было ей понятно. Магия, скорей всего, была некой непонятной пока отраслью науки, в которой люди научились использовать силы, о которых позабыли за давностью лет. Всё равно должен быть энергообмен, сила действия равна силе противодействия, и всё в таком духе. И если есть код, который является основой магии, то, возможно, это просто какой-то высокоуровневый язык программирования.

— Таша, — оборвал Дум. — Стой. Мы уже по горло в воде.

И да. Это было так.

— Я задумалась, — признала Старк. — А… элементы плетения…

— Потом, — мягко оборвал король-маг, обнимая. — Нам надо нырнуть. На миг. Задержи дыхание.

И почти без промедления увлек ее под воду. Старк огляделась по сторонам, вода вокруг сияла мягко и тепло, кожу покалывало, а в глазах фон Дума горело янтарное пламя… очнулась Таша в своей спальне. Король гладил ее ладонь, глядя на нее мягко, а после сказал:

— Надо было сначала покормить вас, мисс Старк. Сейчас принесут суп. Поешьте — и ложитесь спать. Вы не выйдете из своих покоев до завтра. Отдыхайте.

Мягко отпустил ее ладонь, резко встал и ушел, оставив дверь приоткрытой. Таша с трудом села, чувствуя головокружение от голода, встала и, шатаясь, добралась до двери. И не смогла выйти. Под ее ладонью чуть прогибалась радужная пленка какого-то энергетического — магического? — щита.

      

Виктор не ожидал, что Старк потеряет сознание, но когда она вдруг обмякла в его руках, сделавшись совсем невесомой в водах озера, он… пожалуй, он встревожился за нее. Броню Железного Человека трогать Дум не стал, а вот собственные доспехи доставили их в замок за пару минут. Старк дышала, но была бледна, и, всё же, стоило прислушаться к тому, что она говорила. Ускоренный метаболизм значил, что будет потрачены резервные ресурсы организма… которых у Таши просто не оставалось.

Виктор ошибся. И это чуть не сгубило Железную Леди. Было… обидно. Хотелось что-то разрушить, сломать, выместить свою злость. Но сначала нужно было убедиться в здравии мисс Старк. Небольшой импульс — и сознание вернулось к ней.

Осталось прикинуть, что можно уничтожить… разрушить, стереть в пыль, по чему никто не будет скучать… по кому… и сокрыть Старк щитом, чтобы не помешала.

До ночного Нью-Йорка с помощью магии добраться было просто. Доспех обнимал, защищал, дарил анонимность и вседозволенность. А со СтаркТауэр так и не сняли букву «А». Дум вскинул руку. Гнев и ярость поднялись в нем волной. Он следил, чтобы не было жертв — у него в замке была Мстительница, которая могла сделать взрывчатку из продуктов питания. Обломки падали, взламывая асфальт, сломались пару пожарных гидрантов, люди бежали, кричали, выли сирены, лаяли собаки, а пару безумцев снимали Дума на камеру.

Башня долго не продержалась — в ней не было того, кто бы защитил свое детище от посягательств. Нет она еще стояла — некогда величественные руины. Дум кивнул, опустился на асфальт, обвел взглядом наведенные на него камеры телефонов и усмехнулся.

— Это, — вскинул он руку в сторону Башни, и народ немного подался назад, испуганный жестом, — был символ ваших защитников. Где теперь ваши защитники? Где Мстители?

Люди молчали, Виктор опустил руку и сказал спокойно, но четко:

— Вы сами уничтожили своих героев. Упекли их в Рафт. Заставили Капитана прятаться от мира. Уничтожили Железного Человека. А без них нет Мстителей. Нет защитников — ни у вас, ни у мира. — Он кивнул. — Что же… Настало время злодеев.

И взлетел. По небу приближался Воитель, но уйти от него порталом — дело двух секунд. Чтобы замереть посреди коридора в осыпающихся доспехах, не понимая, зачем он вообще это сделал.

      

Таша собирала вещи, когда фон Дум вошел в комнату. Она бросила на него спокойный взгляд, а потом сказала:

— Спасибо. Чувствую себя намного лучше. А теперь мне нужно связать с мисс Эндрюс — хочу узнать, какие штрафы мне грозят за расторжение контракта.

— Старк, — вздохнул король.

— Ты запер меня! — шагнула к нему Таша. — Ты меня запер. Я — не твоя рабыня! Ты не!..

— Молчи! — оборвал Дум, шагнул к ней.

— Молчать? Мне? — Таша фыркнула. — Нет уж. Ни за что. Я не собираюсь ни секунды задерживаться в этом замке, где меня…

— Я разрушил Башню! — рявкнул Дум.

Таша замерла. Стало… нехорошо. Ее качнуло, и местный король вскинул руки, словно собирался ее ловить.

— Нет, — сказала она. — Нет-нет-нет, я ослышалась, да? Я ведь ослышалась? Ты не мог уничтожить мою Башню.

— Но я это сделал, — усмехнулся Дум. — Видео уже должно быть на ютьюб. Посмотри. И ты… свободна. Я снял все щиты. И… Я, — он выдохнул. — Я надеялся всё же увидеть его. Твой Город.

Он развернулся и вышел. Чертов король-маг!.. Он посмел… Посмел коснуться ее творения, ее детища, ее Башни, СтаркТауэр, что работала на чистой энергии — маяк для всех, решился бы по этому пути… Таша достала старкфон и приказала:

— Пятница. Покажи мне… Башню.

      

Дум ждал, что Старк уйдет. Она была горделива и любое ограничение ее свободы могла воспринять крайне отрицательно, но иначе бы был шанс, что Железный Человек попытается помешать. В ее состоянии даже стоять не рекомендовалось. Не то, чтобы это должно было его волновать. Не должно было… но вместо того, чтобы разбирать прошения, он всё никак не может перестать думать о… Старк вошла в кабинет без стука, села на стул для посетителей, посмотрела с интересом, усмехнулась и сказала:

— Ты не тронул ни одного энергоузла. При должном желании восстановить всё можно за месяц. Ни одной жертвы — было пара раненных, но, думаю, они пострадали скорей в давке, чем от падающих кирпичей. И речь… — Она три раза хлопнула ладонью о ладонь. — Браво. Серьезно. Браво. Ты хорош. Новости трубят о том, что злодеи торжествуют, потому что мир лишился героев. Ни одной смерти, а какой эффект!.. Браво.

— Благодарю, — усмехнулся Виктор. — Еще что-то? Башня сама себя не восстановит.

— И Город сам себя не построит, — кивнула Старк. — К тому же после такого шоу мне лучше залечь на дно. А где это проще всего сделать, если не в крошечной аграрной, совершенно бесполезной для меня стране?

— Остаешься? — нахмурился Дум.

— Ждите, ваше величество, план города через пару недель, — усмехнулась Таша, поднимаясь на ноги и обернулась у дверей: — Не давай мне повода снова надеть броню.

— Это угроза? — прищурился Виктор.

— Зависит от тебя, — ответила ему таким же взглядом Старк.

И ушла… строить свой Город.

      

Роджерс заявился в Латверию через неделю после разрушения Башни. Он просто оказался в спальне Старк, встревоженно шагнул к ней, оглядывая, и Таша сама подалась к нему в объятья, уткнулась лбом в плечо, вздохнула и сказала:

— Я в норме, Кэп. Я в норме.

Как было просто притвориться, что Бункера не было. Так просто.

— Я рад, — ответил Стив, обнимая ее и явно не собираясь отпускать. — Я испугался. Башня пала… А ты пропала.

— Я пропала задолго до этого, Кэп, — обвила руки вокруг его талии Старк. — Я строю Город…

— Тот самый Город? — не поверил Стив.

— Тот самый, — согласилась Старк и шмыгнула носом. — Почему мы об этом говорим? — Она попыталась отстраниться. — Почему, Стив? Мы не друзья больше. Мы даже не коллеги. Пусти меня.

— Боюсь, — честно признался Роджерс. — Отпущу — и ты меня снова возненавидишь, не позвонишь, а сейчас… сейчас ты говоришь со мной.

— Но это ничего не решает, — толкнула его в грудь Таша. — Так что пусти.

А потом Роджерса просто отнесло к другой стене.

— Вы слышали волю дамы.

В дверях стоял напряженный фон Дум, и было в нем что-то такое, что Старк поняла — в этот раз без жертв не обойдется — и встала между королем-магом и бывшим другом. Роджерс поднимался с пола за ее спиной, отряхивался, а Таша говорила:

— Я сама могу за себя постоять.

— В костюме, — кивнул Дум. — А без него?

— Без него я — всё еще я, — вскинула подбородок Таша. — Так, Виктор?

— Так, — кивнул Дум, шагая к ней. — Ты — это ты. Гениальная, красивая, сообразительная, опасная… хрупкая и женственная. Ты не победишь суперсолдата в честном бою.

— А кто сказал, — остановила его путь шагом к нему, вплотную Старк, — что я собиралась драться честно?

Он смотрел на нее сверху вниз, но не нависал, не угрожал — ей, по крайней мере. Таша не отводила взгляд, а потом за ее спиной Стив издал крошечный смешок.

— Что? — обернулись на него оба.

— Ничего, — дружелюбно сообщил он, выставив вперед ладони. — Я проспорил Романофф. Она говорила, что ты исчезла из-за романа. Счастлив за тебя. Конечно, мне не очень нравятся маги. Встретили мы тут парочку… Но рад за тебя.

— Серьезно, Роджерс? — уставилась на него Старк. — Я понимаю, что ты обрел Барнса, свою великую любовь, и теперь видишь мир в розовых очках, но не мог бы ты не приписывать подобное мне?

— А вы… не?.. — нахмурился Стив.

— Мы — не, — заверила его Таша. — Иди отсюда, Роджерс. Нет. Стой. — Она вытащила из кармана старкфон и протянула его Стиву. — Я всё еще зла на тебя. Но это — надежней твоей раскладушки. Можешь хоть в сейф запрятать, а лучше отдай Романофф, она разберется, что с этим делать.

— Хорошо, — кивнул Стив, забирая старкфон и выходя в окно.

— Мальчишка, — качнула головой Таша, улыбаясь.

— Вы не любовники? — уточнил Дум, и Старк посмотрела на него с интересом. — Слухи ходят разные.

— Он — мне как младший, очень младший брат, — вздохнула Таша, и улыбка ее сделалась чуть грустной: — А еще он пришел за мной. Когда подумал, что я в беде, он пришел за мной. У меня никогда не было кровных братьев… Но, наверное, так и должно быть?

— Я не знаю, — тихо ответил Дум и тут же собирался: — И мисс Старк, я не позволял водить в мой замок гостей.

— Учту, мистер Дум, — рассмеялась Таша.

У нее на душе стало намного легче. Потому что Стив пришел за ней… и не только Стив.

      

Старк притягивала. Если бы это было только зовом плоти, тогда бы всё решалось просто, но нет. Женщину в ней Виктор разглядел не сразу. Сначала — с самого начала, в другой реальности — она была его врагом, одним из самых опасных и беспощадных врагов. Она была Железной Леди — и там, и здесь. И началось это влечение с вражды. Женщину же Виктор в ней разглядел почти осознанно, после слов Капитана.

Это не было любовью. Но это было влечением.

Виктора влекло к тому, как Старк работала — увлеченно, но теперь с вынужденными перерывами, как смеялась, шутила, острила и язвила, как иногда вспоминала про магию и смотрела на него с тоской ученого, остановившегося в шаге от открытия. Он понимал, что это зашло слишком далеко. Не туда. Не правильно. Этот Город был предлогом, чтобы подобраться к технологиям, чтобы Старк начала работать с ним, чтобы…

— Вот и всё, — сказала Таша. — План города готов. Я… заложу в него первый кирпич. Любому городу нужна энергия. Я начну строить реактор завтра. И он будет питать стройку, а после и сам город. А после наше сотрудничество будет окончено.

«Я не одобрил план», — хотел сказать Виктор.

Он мог… возразить, запретить, запереть, но это была Старк. И он сказал:

— Хорошо. Когда будет готов реактор?

— Я скажу, — пообещала Таша, глядя на него странно. — Я обязательно скажу.

И оставила планы на его столе.

Город… был прекрасен. Он сочетал в себе старину и новизну, он был… легким, почти сказочным, он словно вот-вот должен был взлететь, воспарить в свете репульсорной энергии.

Как и его создательница.

      

Таша защитила реактор даже от вторжения магии. Ну, надеялась на это. Он был первым камнем в ее Городе, его сердцем, нельзя было скупиться на защиту для него. Она и не скупилась.

Дум бросал на нее странные взгляды, словно что-то шло не так. Оно и шло. Не так. Не правильно. Почему-то казалось, что они нарушили какой-то незримый закон, что-то сломали, и теперь они почти на одной стороне, хотя взгляды через прорези брони и доспехов должны быть более привычны. Почему-то думалось, что встретиться в бою было бы правильней.

Но Таша Старк строила город для Виктора фон Дума, и такова была их реальность.

— Старк? — смотрел на нее король-маг при встрече в коридоре. — Что-то не так?

— Ничего, — ответила Таша. — Просто всё… не так. Словно мы не на своих местах.

— Сколько ты не спала? — шагнул к ней Дум. — Старк? Сколько?

— Сутки? — пожала плечами Таша. — Трое? Не знаю.

— Я предупреждал, — напомнил Дум и подхватил ее на руки.

— В озеро? — тоскливо уточнила Таша.

— Спать! — отрезал Дум. — Из спальни не выпущу.

— Запрешь? — кривилась Старк, а сердце скакануло в горло от страха.

— Нет, — после долгой паузы отозвался король-маг. — Нет. Просто не выпущу.

Таша фыркнула. Но стало… спокойней.

      

Виктор сидел, смотрел на спящую Ташу и не понимал. В ней нет ни капли магии. В ней самой. В ней нет чутья, которым должен обладать маг. А она почувствовала. Словно видела, что вселенная была сломана и уже готова была вытащить отвертку, чтобы починить ее. Мисс Механик для целой вселенной. И самое смешное, что это звучит почти логично — кто-то же должен заниматься ремонтом мира, почему бы не поручить это тому, кто неплохо обращается с шестеренками, кто сможет… починить. Расставить всё по своим местам. Вернуть на круги своя и… разрушить всё.

— Мне нравится эта реальность, — тихо сказал Виктор. — Мне нравится, что с Наташей Старк я познакомился не в бою, а на пороге ее дома, дверь которого она открыла сонной, в пижаме.

Но вселенная обычно не спрашивает о желаниях одного человека. Вселенной, как правило, плевать. Она должна быть целой — и всё. А он…

— Есть шанс, что я всё рушу, — продолжил Виктор. — Потому что помню. Потому что существую.

Фактически, эта версия вселенной была… целостной. Из нее исключили нежелательные элементы, оставив горстку героев — людей. Про нелюдей Виктор слышал только мельком, а мутантов до сих пор не встретил. Кто-то переписал вселенную. А он это осознает. Он — камешек в часовом механизме.

— Проще всего — убить меня, — вздохнул Дум. — И если ты — механик этой вселенной, тогда…

Она убьет его.

Не то, чтобы он не будет сопротивляться.

Но что значат две жизни по сравнению с целой вселенной? Выбор очевиден. Она… ударила его.

— Ты бурчишь, — сообщила Старк, не открывая глаза. — Я клянусь, что буду спать. Уйди. Или заткнись. Или ложись спать.

Виктор усмехнулся и вытянулся рядом на кровати.

      

Просыпаться было радостно и печально одновременно. Таша вчера закончила реактор и подключила его к сети. Дольше в Латверии оставаться она не собирается — впереди долгое строительство, а у нее слишком много других дел… и лучше не привязываться к королям.

Старк осторожно встала с кровати, взглянула на спящего на кровати поверх одеяла фон Дума и усмехнулась — джентльмен с замашками злодея.

— Старк, — сонно позвал Дум.

— Я вернусь в Город, — пообещала Таша.

И вышла в коридор. Броня ждала за углом, Стив написал вчера, и она всё еще хочет оторвать голову Барнсу, но тот определенно делает Кэпа счастливей, так что пусть живет подальше от нее, а ей нужно вернуться в игру. Пора.

      

Виктор стоял на стене замка и смотрел на Город.

Он так и назывался.

Город.

Чистый, светлый, переполненный светом и жизнью, он, кажется, готов был взлететь — туда, вверх, вслед за своей создательницей, сгинувшей в глубинах неизведанного космоса, так и не увидев во всей красе свой Город.

      
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.