Сеть 0.2 6

Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Ж/Ж
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Повседневность, Hurt/comfort, Первый раз
Предупреждения:
Элементы гета, Элементы слэша
Размер:
планируется Миди, написано 18 страниц, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Карина Громова, самая обычная девушка родом из Иркутска, решается на отчаянный шаг, дабы радикально изменить свою жизнь и стать счастливой.
Логическое продолжение фанфика "Сеть 0.1"

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это вторая часть из запланированной серии "Сеть"
Первая тут https://ficbook.net/readfic/6886841

https://vk.com/arhiv_skarabey?w=wall-119757391_1828

Часть 1

12 января 2019, 14:46
      Карина Громова
      Привет. Надеюсь, не отвлеку. Я просто хотела сказать, что рада за вас с Кирюшей. Он мне все рассказал

      Карина Громова
      Он такой счастливый. Уверена, скоро он полюбит тебя так, как ты того заслуживаешь. И у вас все будет хорошо

      Женя Карлинский
      Спасибо

      Девушка посмотрела на экран телефона. Это короткое и лаконичное «спасибо» значило слишком многое, особенно при учете того, что они уже несколько лет не общались вовсе. Телефон упал рядом с подушкой, черные длинные волосы гривой закрыли ей лицо.

      Карина была в довольно смешанных чувствах. Она действительно радовалась за этих ребят — Кирилла и Женю, — но при этом испытывала мерзкое ощущение собственной ущербности. Порой так сложно перестать ассоциировать себя с другими людьми. Жизнь-то у всех все равно разная.

      — Я не знаю, милый. Возможно, что уже сегодня.

      Лада сидела на своей кровати и щебетала в трубку всякие бессмысленные вещи. По крайней мере, прислушавшаяся больше часа к этой болтовне Карина была убеждена в том, что смысла она точно не имеет.

      — Начало августа только, не напоминай мне об универе. Глаза бы мои его не видели.

      Карина прикусила губу. Волосы попали в рот, но это ее волновало меньше всего на свете. Не желая больше слушать чужой голос, она снова потянулась к телефону и, отыскав рукой под подушкой наушники, вставила их в разъем и поспешила включить музыку. Рандомом выпала песня LP, и ее это более чем устроило. Однако не прошло и минуты, как сквозь музыку послышался сигнал оповещения. Девушка, наконец, убрала с лица волосы и снова посмотрела на экран, убедившись в том, что сообщения пришли в Вконтакте.

      Лена Проскурина
      Кажется, ответ пришел. Можешь смело идти в универ и выяснять на месте, хотя можно не спешить. Решать тебе, сама знаешь.

      Следом пришло еще одно сообщение.

      Джей Смит
      Подруга, ты куда пропала? Я должен начинать волноваться или как?

      Карина невольно улыбнулась. Сообщение от Лены она удачно проигнорировала, отвечать ей желания не было. Староста ее группы была радикально против того, что Карина хотела и, в общем-то, уже твердо решила сделать. Зато Джей Смит, ее старый друг, который выслушал не одну ее истерику в свое время и много раз побывал для нее жилеткой для слез, всегда заслуживал быстрого ответа.

      Карина Громова
      Не боись, я еще жива, хотя навязанное мне в сестры чудо и пыталось меня загубить слащавыми разговорами со своим парнем

      Джей Смит
      Капец. Живи, чел

      Джей Смит
      А вообще как оно все?

      Карина Громова
      Относительно. Могло быть и хуже, полагаю

      Джей Смит
      А ответ уже пришел?

      Карина Громова
      Как раз только что пришел. Завтра буду выяснять что к чему, а там уже по обстоятельствам

      Джей Смит
      Значит, решение принято?

      Девушка помедлила с ответом. А точно ли это решение принято? Карина анализировала все минувшие за несколько лет события, в который раз осознав, что это решение должно было быть принято в идеале года два назад. Взгляд ее черных глаз снова упал на Ладу. Они мало были похожи внешне, что совсем не странно: кровного родства между ними не было, потому как мама Карины и отец Лады поженились, когда им было тринадцать и одиннадцать ответственно. Тогда Карину просто поставили перед фактом, что у нее теперь есть младшая сестра, которую надо любить и обожать. Мать Карины действительно сильно полюбила Ладу, а вот ее новоявленный муж так и не перестал смотреть косо на падчерицу. С годами ситуация не улучшилась, скорее даже напротив — все стало хуже. Потом на свет появился Степа, их с Ладой общий брат, которого просто боготворили. С него буквально сдували каждую пылинку, все самое лучшее в доме доставалось именно ему. И Карине, в общем-то, было все равно. Ее уже не задевало то, что в доме Найденовых только она одна носила фамилию Громова. Не задевало и то, что даже родная мать просто мирилась с фактом ее существования. Возможно, если бы сама Карина держала рот на замке, все было бы хорошо, ну или хотя бы не так плохо, например.

      Карина Громова
      Да, решение давно принято. Я вчера пыталась поговорить об этом с мамой. Она сказала, что в моем возрасте давно пора самостоятельно принимать решения

      Джей Смит
      Она опять не выслушала тебя

      Карина Громова
      Ты и сам это понимаешь

      Джей Смит
      Не круто

      Девушка слушала музыку. Да, ситуация и правда паршивая, тут не поспоришь. Но она уже поняла, что нет никакой нужды снова разочаровываться в своей жизни. Это все уже пройденный этап. Она слишком много эмоций отдала тому, что вообще не стоило никакого волнения.

      Карина Громова родилась и выросла в Иркутске. К озеру Байкал ей приходилось ходить куда чаще, чем во всякие музеи или театры, потому как ее отец был тем еще авантюристом и предпочитал активный отдых. Он брал с собой жену и дочь во все походы, и это было прекрасное время. Но потом отношения супругов дали трещину, все закончилось разводом, а спустя каких-то полгода отец Карины погиб при несчастном случае. Для нее это был настоящий удар, а вот ее мать не долго горевала, и уже на первую годовщину смерти первого мужа она вышла замуж.

      Жизнь в доме Найденовых стала для Карины настоящей пыткой. Она всегда ощущала себя до ужаса лишней, никому не нужной и просто вечно мешающей. Ей было действительно больно, но она привыкла держать все в себе, не показывать эмоций и ни на что не жаловаться. Кажется, мать возлагала на нее большие надежды. Она хотела, чтобы дочь как можно быстрее стала независимой, и муж перестал ее попрекать тем, что ему приходится кормить неродного ему ребенка. Притом мужчина это говорил в присутствии Карины, едва ли не обвиняя девочку в том, что из-за нее им на что-то не хватает.

      Карина помнила, как Ладе покупали новые классные вещи. Она сама имела право прикасаться к ним только в том случае, если сводная сестра разрешит, но Лада была девочкой своенравной. Она предпочитала сломать и привести в негодность, лишь бы не отдавать Карине в нормальном состоянии. Так что Карина в итоге привыкла к тому, что ей не доставалось ничего. Поначалу было действительно обидно, но с годами человек привыкает ко всему. Тем более, что Карина в итоге выросла с осознанием того, что ей никто ничего не должен. Отчим не был ей отцом, он обеспечивал своих дочь и сына, а мать Карины не могла себе позволить покупать ей хорошие вещи.

      В любом случае, детство уже прошло, и вот пора заканчивать школу и поступать в ВУЗ. Карина окончила с отличием и попала на бюджет. Ей хотелось съехать от Найденовых в общежитие, но там принимали только иногородних, пришлось смириться. Обеспечить себя отдельным жильем она пока не могла.

      Когда она была на втором курсе, Ладу устроили после десятого класса в тот же ВУЗ, но на коммерческое отделение, на бюджет она не прошла. Ее учеба обходилась недешево, а Карина получала стипендию. По итогу отчим, решив все за всех, потребовал у падчерицы, чтобы она отдавала всю свою стипендию на оплату обучения Лады. Он обосновал это тем, что она живет в его доме и ест с его стола. Карина тогда подчинилась, альтернативы не было. Стало только хуже.

      Единственным, что ее хоть немного радовало, было общение в сети. Три человека, общение с которыми стало привычкой и просто необходимостью. Первым был Джей Смит, который вообще случайно появился и по итогу стал стабильным собеседником. Карина прекрасно понимала, что профиль фейковый, ведь в нем не было ни единого фото, не было правдоподобной информации, да и имя было просто псевдонимом. Но именно по этой причине открыться Джею оказалась проще. Кажется, только ему она могла рассказать вообще все без утайки. Джей всегда готов был ее выслушать, он иногда рассказывал и о себе, но редко.

      Вторым важным человеком стала Таня Веселова. Они познакомились на почве схожих интересов и быстро сдружились, благо Таня тоже была из Иркутска. В скором времени они встретились, правда пришлось Таню долго уговаривать. Это была рослая статная блондинка с болотного цвета глазами и родинкой на правой щеке. Она была чуть старше Карины и подчеркнуто хороша собой.

      Громова помнила их первую встречу так, словно она произошла только вчера, а ведь прошло уже почти шесть лет. Ей было семнадцать, и она влюбилась. Влюбилась в первый раз и в девушку. Это осознание ее тогда сильно потрясло. Карина рассказала о произошедшем Джею. Странно, но она могла доверять только этому другу по переписке, у которого даже профиль был фейковым. Однако Смит ее выслушал и успокоил. Наверное, если бы не его поддержка тогда, Карина бы просто спятила. Она постепенно смирилась, но зареклась никогда даже намеком не показывать Тане своей вполне определенной симпатии. Между ними едва начала зарождаться дружба, терять единственного друга, который еще и живет в одном с ней городе, не хотелось совершенно.

      Третьим же человеком, который стал важным для Карины, был Женя Карлинский. Этот человек сразу стал внушать Громовой искреннее восхищение. Она прежде не видела, чтобы кто-то настолько плевал на чужое мнение и жил так, как хочет сам, как комфортно ему. Этому парню было плевать на все те рамки и устои, по которым была воспитана Карина. Он сам диктовал свои правила.

      Карина общалась с ним, вникала в его философию жизни и постепенно училась. Женя был чертовски прав, но девушка поняла это не сразу. Общение с Карлинским помогло ей многое осознать, принять себя и свою суть. Смириться с тем, что жизнь порой бывает действительно отвратительной, но даже это не повод просто сидеть сложа руки. Выход есть всегда, было бы только желание его искать.

      Громова связалась со своей тетей, сестрой отца. Мать была решительно против их общения, но Карина решила, что имеет право не ставить мать в известность. Тетя была рада ей. Она помогла ей найти работу, которую можно было совмещать с учебой, а так же то и дело подкидывала ей денег. Разумеется, Карина не рассказала об этом никому. Никому, кроме Джея, которому она и правда доверяла.

      Жизнь пришла в относительную норму. Да, приходилось лгать матери, приходилось шифроваться и многое недоговаривать, но как сказал однажды Карлинский: «Если им плевать, но и ты наплюй». Оказалось, это было куда легче, чем думала Карина.

      В один прекрасный день Таня, с которой они более-менее сдружились, поделилась с ней секретом.

      «Никому не рассказывай. Я просто хочу, чтобы ты знала. Я лесбиянка. И у меня есть девушка, которую я люблю»

      Карина помнила, как она растерялась, когда прочитала эти строки. Она узнала о том, что у девушки, которая ей так нравится, уже кто-то есть, что она тоже лесбиянка, и при этом Громову немного ломало с того, как Таня легко призналась ей в этом. У Тани была девушка, и она ничего не стыдилась. И это было… правильно.

      Однако Карина была просто разбита. Осознание далось нелегко.

      «А может, это пройдет? Ну, в смысле влюбленность? Может, ты потом встретишь свою любовь?»

      В это хотелось верить. Джей, единственный человек, которому она доверила свои тайны, поддерживал ее всеми силами. В итоге Карина пришла к выводу, что он прав. Ей была дорога дружба с Таней, а потому она поставила для себя строгие рамки. Ее влюбленность должна была остаться только ее проблемой. Только так и никак иначе.

      В скором времени Таня познакомила Карину со своей девушкой, Полиной Польских. Громова отчего-то отчетливо запомнила, что Полина ей не понравилась с первого же взгляда. И дело вовсе было не в том, что это девушка Тани. Было нечто иное, отталкивающее. Тогда Карина еще не понимала, что же именно это было.

      Полина была недовольна тем, что Таня рассказала кому-то об их отношениях. Веселова и правда не хотела ничего скрывать, она не стыдилась. И было видно, как она влюблена в Полину. У Польских были немного резкие, но благородные черты лица, выпирающие скулы, тонкие губы и острый носик. Она была довольно худощавой, хотя Карина на ее фоне все равно казалась очень тощей. Разумеется, Полина не была плохим человеком. Но она была порой резка в общении, особенно если речь шла об ее отношениях с Таней. Она, казалось, готова была убить, если поднять эту тему на людях. У нее даже был парень, как она сама сказала — для прикрытия. Полина панически боялась, что об ее ориентации кто-то узнает, особенно ее родители, конечно. И на этой почве они с Таней регулярно ссорились.

      Наверное, прошел целый год, когда Карина осознала, что ей надело снова и снова слушать о том, что у Тани с Полей очередные терки. Это действительно начало утомлять, даже несмотря на то, что Таня была ей очень дорога. Но любовь Тани была помешательством чистой воды. Для нее все упиралось в одного-единственного человека. Громова это прекрасно понимала, а потому в какой-то момент вдруг поймала себя на мысли, что она начала завидовать такой вот безудержной любви.

      Карина решила поставить себя на место Полины и прикинуть, как бы поступила она сама, если бы это ее так сильно любили. Вывод был очевиден. Громова не цеплялась за привычную жизнь и больше не хотела скрываться от всего мира. Ей тоже хотелось отношений и любви, хотелось, чтобы был кто-то, кого бы она любила небезответно.

      Она нравилась парням. Невысокая, тощая девушка, бледная, но с румянцем на щеках, с бездонными черными глазами и длинными черными волосами, она привлекала чужой взор. Но это было не то, чего она хотела. Несколько раз Карина искренне пыталась попробовать завязать отношения с парнями, но это закончилось паршиво.

      «Я считаю, что не стоит пытаться исправить себя только потому, что кто-то рядом считает, что с тобой что-то не так. Никто не обязан жить по шаблону, и никто не имеет права лезть в чужую жизнь»

      Слова Жени Карлинского засели в голове у Карины на долгие годы. Пару раз девушка воображала себе, как было бы здорово не притворяться и в самом деле забить на общественное мнение. Она решила, что если поговорить обо всем этом с Полиной, им с Таней станет проще, но Польских повысила на нее голос, заявив, что она никто, чтобы что-то советовать. Карина решила, что девушка, в общем-то, права.

      Прошло года два со дня знакомства, когда Карлинский признался ей в любви. Он заявил, что готов приехать к ней в Иркутск, готов забрать ее с собой в Москву, если она того захочет. Помнится, Карина едва не уронила телефон, когда прочитала эти строки. Она ощутила себя худшей в мире мразью, ведь оказалось, что Женя любил ее, а она этого в упор не замечала. Прямо как Таня не замечала ее чувств к себе.

      Громова отказала Карлинскому, не объясняя истинной причины, сказав лишь, что она уже кое-кого любит. Это была правда, но правда лишь отчасти. Их общение с Женей оборвалось, и в ту ночь Карина проплакала несколько часов, прячась под одеялом. Ей было физически больно от того, что она разбила кому-то сердце. Да и не просто кому-то, а парню, который столько для нее сделал. Она проклинала саму себя и то и дело порывалась написать Карлинскому, уверить себя в том, что между ними могли бы быть настоящие отношения. Но этого не могло быть. Карина не смогла бы дать ему то, что ему нужно. Не смогла бы полюбить его так, как он того заслуживает. Это была бы фальшь, не более того. А Женя заслуживал большего. Если подумать, он и не знал о том, что она лесбиянка. Он думал, что оказался недостаточно хорош в глазах той, которую полюбил.

      На следующий день Найденовы вместе поехали в кино, оставив Карину дома одну. Кажется, мать решила, что дочь простудилась, и решила просто не трогать ее. Девушке было чертовски одиноко, хотелось нормального общения, хотелось, чтобы рядом был хоть кто-то, кому было бы не наплевать на нее. Именно поэтому она позвала в гости Таню. Когда Веселова приехала, Карина как на духу выдала ей все произошедшее.

      — А почему ты ему отказала? — спросила Таня с недоумением. — Он же симпатичный такой.

      — Потому, что я лесбиянка.

      Поразительно, как легко далось это признание. Но Карине даже стало легче просто от того, что она это сказала. Веселова распахнула глаза, смотря на нее потрясенно.

      — Ты серьезно, что ли?

      — Более чем.

      Громовой больше не хотелось таиться. Пусть правда раскроется и Таня сама решит, что с этим делать.

      — Почему ты мне никогда об этом не говорила?

      Карина хныкнула.

      — Потому что я влюбилась в тебя с первого взгляда и боялась, что ты узнаешь об этом и перестанешь со мной дружить.

      Что ж, честность и правда освободила ее хоть немного. А вот Веселова была настолько потрясена, что вообще ничего не могла сказать некоторое время. Она просто сидела рядом и смотрела на Карину. Наконец, когда нервное напряжение достигло своего апогея, она сказала:

      — Все нормально. Мы не перестанем дружить.

      Громова посмотрела на нее с искренней надеждой в глазах.

      — Правда?

      Таня кивнула.

      — Конечно.

      Она даже обняла ее, и Карина была счастлива, что все обернулось именно так. Тогда она еще не знала, чем это в итоге обернется. Да уж, лучше бы их дружба разбилась прямо в тот миг. Так было бы лучше. Но Громова этого не знала, просто не могла знать.

      Новое сообщение пришло неожиданно. Карина поморщилась, выныривая из воспоминаний. Опять все сводилось к Тане. Это уже начинало порядком раздражать.

      Кирилл Шуфрич
      Кажется, мне нравится этот город

      Далее следовал смайлик и фотография, на которой были запечатлены сам Кирилл и Женя. Карина внимательно посмотрела на это фото. Что ж, Карлинский нисколько не изменился с того дня, когда они говорили через скайп. Все тот же худой брюнет с благородно-бледной кожей и синими глазами. Он был значительно ниже ростом, чем Кирилл, который в принципе сильно так вымахал за минувшие годы. Девушка улыбнулась и тут же набрала ответное сообщение.

      Карина Громова
      Вы отлично смотритесь вместе

И это была правда. Кирилл, этот милый и не по годам развитый парень из Харькова тоже появился в ее жизни случайно, так же в сети, будь она неладна. Парнишка на дух не переносил Женю Карлинского, о чем регулярно сообщал едва ли не всем друзьям по переписке, а потом что-то пошло не так, и он оказался в Москве, в квартире Жени, а на следующий день Громова узнала о том, что они теперь встречаются. Какие только странности не случаются.

      Но Карина была рада, и ей действительно было приятно видеть этих ребят вместе.

      — Эй, ты оглохла там, что ли!

      Лада швырнула в нее подушку. Карина встрепенулась и, посмотрев на сводную сестру, вытащила наушник из правого уха.

      — Что?

      Та рыкнула.

      — Ты достала уже с этими наушниками! — сообщила она. — Тебя мать зовет, черт возьми! — она полным возмущения жестом поправила свои короткие темные волосы и снова вернулась к разговору. — Ничего особенного, милый, опять моя тупая сестра, вот и все.

      Громова выдохнула и, выключив музыку, отложила на кровать наушники и поднялась на ноги. Черные штаны норовили сползти с тощей талии, так что пришлось их подтянуть. Девушка засеменила по паркету босыми ногами, даже примерно не зная, зачем она могла понадобиться матери. В последнее время убегать на работу или в гости к тете было все сложнее, потому как июль и август в принципе были каникулярными. Отчим все порывался занять чем-то Карину, дабы, как он сам объяснял, «не сидела на шее», но успехом затея как-то не увенчалась.

      — Мама, ты звала?

      Девушка посмотрела на мать. Та хлопотала у плиты, занятая готовкой. За столом сидел Степа. Мальчик в свои восемь лет уже успел стать полненьким, пухлым до невозможности. В этом сентябре он должен был пойти в школу, так что мать активно закупалась канцелярскими принадлежностями и нашла портного, чтобы он пошил школьный костюм на заказ. Найти костюм по размеру было слишком уж сложно.

      — Да, звала, — бросила женщина через плечо. — Ты уже получила стипендию? Нам не хватает на ранец для Степы, так что доложим твою стипендию. Я видела очень хороший ранец в одном магазине. Надо спешить, пока его не купили.

      Степа, который активно поедал купленный давеча картофель фри, закивал, соглашаясь с матерью, а вот Карина выдохнула. Да, точно, стипендия. Зачем еще она могла понадобиться матери.

      — Не получила, — хмуро отозвалась она. — Будет только в конце августа.

      Мать обернулась, смотря на нее с недоверием.

      — Лада говорила, что в начале августа.

      Карина пожала плечами.

      — Откуда ей знать? Она не получает стипендию.

Женщина тут же разозлилась и едва не ударила половником о плиту.

      — Не смей упрекать сестру! У нее есть много важных дел помимо учебы, она не может все успевать.

      Девушка лишь опустила взгляд в пол. Раньше мама хоть иногда вставала на ее сторону, но последние три года существовала только Лада, ведь она «нормальная». Да, у нее много дел. Она встречается с парнем из богатой семьи. Ее задача — женить на себе этого парня и сразу родить детей, чтобы в случае возможного развода можно было все отсудить. Эти планы всерьез обсуждались на этой же кухне, и Карине было откровенно дурно их слышать.

      В любом случае, Лада была и будет гордостью семьи. Ведь она такая нормальная, умеет нравиться мальчикам, ей постоянно дарят розы и всякие дорогие конфеты. Это повод для гордости. И всего этого Карина упорно не могла понять. Но она благоразумно молчала, не желая лишний раз устраивать конфликты и выслушивать, какая же она сама «неправильная». Это уже давно порядком надоело.

      — Я и не упрекала.

      Женщина снова отвернулась.

      — В общем, как только стипендия придет, сразу отдай мне. И не смей ничего тратить. Степе нужен хороший ранец, а тебе деньги вообще ни к чему.

      Карина поджала губы.

      — Угу.

      Она была несказанно рада уйти. Подумать только, в свои двадцать три года она продолжала влачить настолько жалкое существование. И если быть объективным, собственное молчание и правда могло привести к тому, что все будет хоть немного лучше. Но деланного не воротишь.

      Это произошло как раз после ее двадцатилетия. Она все так же дружила с Таней, у которой продолжались ставшие уже откровенно нездоровыми отношения с Полиной. Польских успела сменить одного подставного парня на другого, ее семья все напористее интересовалась, когда же будет свадьба, и Таня из-за этого бесилась. А потом у Тани умерла бабушка, единственный по сути родной человек. Она осталась одна в своей однушке, недалеко от центра, в очень хорошем районе. Карина была на похоронах, а после была с Таней, поддерживала ее чем могла. Полина так и не смогла приехать, черт ее знает почему.

      Вышедшая за покупками Карина вернулась в чужую квартиру и сразу поняла, что что-то не так. Она обнаружила Таню на полу в гостиной, сжимающую телефон и изливающуюся горькими слезами. Оказалось, что Полина ей все же позвонила, и то лишь для того, чтобы сообщить новость — ей сделали предложение, и она ответила согласием. Родители настаивали, а она не хотела спорить, и уж тем более не хотела, чтобы они вдруг узнали правду. Карину это известие шокировало. Она пыталась успокоить Веселову, сделать хоть что-то, чтобы ей стало легче, но та в итоге успокоилась сама.

      — Я знала, что все закончится именно так, — сказала она, утерев слезы. — Я никогда не была ей нужна, ей просто плевать на меня.

      На это Громовой нечего было сказать. Она просто слушала чужие изливания. Таня говорила долго, вспоминая те или иные моменты, которые ясно говорили о том, что Полина не хотела быть с ней в паре по-настоящему. Возможно, она любила ее, но мнение родителей всегда было важнее всего на свете. Выговорившись, Таня посмотрела на Карину.

      — Только ты одна по-настоящему меня любишь.

      То, что было потом, походило на безумие, но это произошло. Веселова сама потянулась к ней, зарываясь ладонями в волосы и целуя в губы. Это не было для Карины самым первым поцелуем, вовсе нет, но это был первый поцелуй с девушкой. И это было удивительно. Таня цеплялась за нее с таким немыслимым отчаянием, что Громова просто пропала в своих ощущениях. Она смогла ощутить разницу между тем, как это происходит с парнем и девушкой, и просто окончательно убедиться в том, что это именно то, что ей нужно было всегда. Она чувствовала себя такой полноценной, когда ее трогали руки Тани и ласкали ее губы. Все было как-то на грани, а потому все адекватные мысли просто пропали.

      Это произошло. Карина потрясенно утерла пот со лба и посмотрела на Таню. Ей так хотелось сказать той о своей любви, о том, что она готова всегда быть рядом и поддерживать, быть опорой в любой ситуации. Да, в тот момент она была готова просто жить для Веселовой, если потребуется, девушка это прекрасно понимала, но Таня от нее отвернулась. Она как-то неловко объяснила, что все произошло слишком быстро, не так, как должно было, что ей надо все обдумать.

      Карина не стала с этим спорить, ведь она не хотела давить на Таню, которая не только потеряла бабушку, но еще была брошена любимым человеком.

      — Просто знай, что я тебя люблю.

      Уходила Карина в смешанных чувствах. Она все силилась понять, была ли в чем-то ее ошибка, сделала ли она что-то неправильно, и при этом на ум то и дело приходили подробности того, чем они с Таней занимались. От одних лишь воспоминаний становилось так волнительно. Она воображала, как бы все могло сложиться в дальнейшем. Если Полина выходит замуж, то Таня теперь свободна. А ведь они с Кариной еще и переспали. Значит ли это, что Веселова дала ей шанс, хоть для нее это и правда слишком быстро?

      Громова очень долго думала обо всем этом. На следующий день она не могла сосредоточиться на занятиях, то и дело смотрела на историю сообщений и ожидала хоть какого-то отклика. Нервы не выдержали ближе к следующей ночи. Тани так ничего и не написала, а потому Карина решилась написать сама. Таня вела себя так, словно ничего особенного не произошло, и снова речь пошла о Полине. Карина как раз сидела на кухне одна и пыталась понять, что же вообще происходит. Таня рассказывала о том, как она едва ли не весь день уговаривала Полину не выходить замуж, а переехать к ней. Ведь Таня теперь живет одна.

       «Кажется, я ее почти уговорила. Все будет отлично, я знаю, ведь мы любим друг друга»

      Карина перечитала это сообщение много раз, пытаясь осознать смысл таких простых слов. Выходит, она зря строила надежды, а произошедшее минувшим вечером вообще ничего не значило для Тани. Это осознание причиняло почти физическую боль. Сердце защемило, из глаз словно сами собой побежали слезы. Так хотелось просто провалиться сквозь землю и пропасть навсегда, словно ее никогда и не было.

      Отложив на стол телефон, девушка дала волю эмоциям. Она прижала ладони к лицу и заплакала, кажется, впервые в жизни пожалев себя. Все казалось таким несправедливым и нечестным. И именно в таком состоянии ее застала мать. Оказавшись на кухне, она тут же посмотрела на Карину и подошла к ней.

      — Ты чего это? — спросила она. — Беременна, что ли?

      Странно, что ей пришло в голову именно это предположение. Громова наспех утерла руками слезы, стараясь сдержаться от желания броситься на шею маме. Так хотелось, чтобы ее пожалели, чтобы ее просто прижали к себе, погладили по голове и сказали, что все наладится. Хотелось самой простой человеческой поддержки.

      — Нет, — отозвалась она.

      Женщина медленно присела рядом, выдвинув стул.

      — А что тогда? Мальчик бросил?

      Наверное стоило просто подтвердить ее догадку, но Карину в тот момент просто прорвало.

      — Нет, мама. У меня нет мальчика, я лесбиянка.

      Она видела, как изменилось лицо матери, а после все превратилось в немыслимую какофонию из криков и проклятий. У девушки был еще один шанс убедить мать в том, что ее предположение было верным, но ей вдруг захотелось быть честной с той женщиной, что произвела ее на свет.

      Было ли это ошибкой?

      Спустя три года Карина уверенно могла сказать, что нет, она в кои-то веки поступила правильно, но это осознание пришло со временем. А в день признания все было очень плохо. На следующий день состоялся семейный совет, на котором не было только Степы. Мать посчитала, что бедный мальчик не должен слышать о таких ужасных вещах. Отчим долго говорил о том, что он не зря так не любил Карину, она, оказывается, вот такая вот. Лада возмущенно кричала о том, что больше не будет жить в одной комнате «с этой ненормальной», мать причитала о том, какое же ужасное горе свалилось ей на голову, и одна лишь Карина молчала. Кажется, именно в этот момент она впервые ясно осознала, что у нее нет и никогда не было семьи.

      А потом ее водили к психологам. Мать с отчимом искренне считали, что она больна и хотели ее вылечить, но специалисты настаивали на своем — нетрадиционная сексуальная ориентация не лечится, хотя бы потому, что это не болезнь никакая. В итоге Найденовым быстро надоело тратить деньги на таких вот специалистов. Они смирились и даже позволили Карине и дальше жить с ними, но поставили ряд условий, которые она обязана была соблюдать. Никто не должен был знать о ее ориентации, нельзя было обсуждать эту тему дома, и самой Карине запрещалось иметь отношения с девушками. Ей было уже все равно, так что она легко согласилась.

      Как бы девушка ни пыталась показаться отстраненной и смирившейся со всем, она испытывала ужасную горечь внутри. И уже в который раз единственным, кому она смогла выговориться, стал друг по переписке. Джей вновь выслушал ее и сказал, что опускать руки рано. На той же Тане свет с клином не сошелся, если на то пошло, а еще у Карины есть один родственник. Прислушавшись к этим словам, девушка подобрала удачный момент и поехала втихаря к тете.

      Должно быть, Карине просто важно было знать, что есть хоть кто-то в этом мире, кто принял бы ее такой, какая она есть. Поразительно, но именно тетя и оказалась таким человеком. Она спокойно выслушала ее и сказала, что отец бы точно принял Карину, что бы там ни произошло. И после этих слов девушке действительно стало легче. Тетя предложила остаться жить у нее, но Карина понимала, что мать в первую очередь будет искать ее именно у тети, а там черт его знает, что может произойти.

      — Ты просто должна знать одно, — сказала тетя. — Тебе не нужно соответствовать ожиданиям людей, которые тебя не любят и не ценят.

      Карина чуть ли не каждый день повторяла эти слова, и это помогало. Она все так же жила с Найденовыми, полностью отстранившись от всего происходящего, исправно отдавала им свою стипендию, тайком откладывая заработанные на собственной подработке деньги. Все эти деньги хранились на банковской карте, которая находилась у тети. Женщина и сама регулярно пополняла этот счет с каждой своей зарплаты, явно понимая, что эти деньги совсем скоро пригодятся.

      Жизнь постепенно стала казаться относительно нормальной. Таня все так же делилась новостями, рассказывала о том, что Полина думает над ее предложением и даже порывается соглашаться, а Карине было уже откровенно тошно от всего, что вообще касалось Польских. Она даже понимала, что открылась перед матерью в том числе потому, что не хотела хоть немного походить на Полину, которая вела двойную жизнь и встречалась с подставным парнем.

      Когда завязалось общение с Кириллом Шуфричем, Карина действительно смогла отвлечься от всего происходящего в ее жизни и притвориться, что все отлично. И, разумеется, был старый добрый Джей Смит. Все шло своим чередом, пока Таня однажды не позвонила Карине. Ее голос срывался и хрипел, так что Громова не сразу поняла, что Веселова вообще болеет, и судя по всему, вполне серьезно. С трудом объяснив ситуацию матери и уверив ее в том, что она не собирается заниматься мерзкими вещами, Карина помчалась к подруге.

      Та и правда болела. У нее была высокая температура, сильный кашель, больное горло и жар. Оставшаяся жить в одиночестве Таня, как оказалось, была не в состоянии о себе позаботиться, ведь раньше за ней ухаживала бабушка. Карина тут же взялась ее лечить. Были сложности с тем, чтобы купить нужные лекарства, но в итоге дело было сделано. Благо еще все выпало на каникулы, так что Громова провела три дня подряд в квартире Веселовой, кормя ее с ложечки и заставляя пить лекарства. Ее мать даже настойчиво потребовала адрес и приехала, чтобы убедиться в том, что у дочери и правда болеет подруга, и не царит полный разврат.

      Однако на четвертый день заявилась Полина. У нее был ключ, а потому она очутилась в комнате в тот миг, когда Карина утирала пот со лба Тани. Веселовой уже стало значительно лучше, температура сбилась, горло почти не болело. Она шла на поправку. Польских, однако, все растолковала слишком уж по-своему.

      — Вот, значит, как? — выдохнула она. — Стоило мне уехать, а ты тут уже с этой? Ну и пожалуйста.

      Она гордо развернулась и ушла, так и не выслушав никаких объяснений, а Таня после этого буквально налетела на Громову, едва не подскочив к кровати.

      — Это ты во всем виновата!

      Так вот и вышло, что Веселова сорвалась на Карине и выгнала ее из своего дома.

      — Конечно, виноваты все, кроме тебя.

      Это было единственное, что Громова смогла сказать ей тогда. Она ушла из чужой квартиры, но домой возвращаться не стала. Усевшись на скамейке и достав из кармана телефон, она вошла в сеть и набрала в поисковик необходимые слова. Далее проследовала быстрая регистрация, а после открылся чат знакомств. Карина сомневалась в том, что стоит все это делать, но не передумала.

      Оказалось, что тематические знакомства были более чем распространенным явлением в Иркутске. Карина быстро нашла девушку, которая устраивала ее внешне, и назначила встречу. Эта встреча состоялась в кафе как раз рядом со зданием университета. Громова честно не помнила имени той девушки, они даже не разговаривали толком. Оказавшись в туалете, они сделали то, ради чего и встретились. Девушка уселась на толчок унитаза, закрыв предварительно крышку, а после потянула Карину на себя. Та все так же сомневалась, но все же стянула с себя штаны.

      Это было странно — находиться в толчке и смотреть на то, как незнакомая, в общем-то, девушка делает тебе куни. Но это помогло отвлечься. Карине было хорошо просто от осознания того, что она именно с девушкой, пусть это и развлечение на один раз. Но когда все закончилось и они разошлись восвояси, Громова вдруг ощутила, что ей омерзительно с самой себя. Она в спешке удалила чат, едва выйдя из кафе, и зареклась больше не заниматься подобными вещами.

      Если бы мама знала об этом эпизоде из ее жизни, она бы, наверное, еще активнее кричала о том, что это проклятие на ее голову. У каждого человека в этом мире свои приоритеты, тут уж ничего не поделаешь.

      Когда Карина вернулась в комнату, Лада все так же была занята болтовней по телефону. И как у нее только рот не уставал говорить, и откуда столько тем для разговоров? Или же собеседник не один? Девушка мотнула головой. Нет, ей это совершенно не интересно. Она присела на свою кровать и огляделась, точно узрев комнату впервые в жизни. Интересно, а правильно ли она поступает?

      Их с Таней ожидал еще один конфликт, после которого Карина раз и навсегда решила оборвать любые контакты с некогда действительно любимой девушкой. Веселова продержалась два года после того, как выгнала Карину из дома, а потом попросила о встрече. Громова не знала, чего ей стоит ждать от такой встречи, но после уговоров согласилась. Таня первым делом извинилась перед ней за свое поведение и сообщила о том, что Полина все же вышла замуж и даже переехала из Иркутска. Веселова твердила, что она уже давно смирилась с этим и хочет начать жизнь с чистого листа, а Карина ей поверила. В конце концов, два года прошло, это приличный срок. Идея быть друзьями казалась вполне неплохой.

      Она снова стала гостем в квартире Тани. Они проводили вместе время так, будто и не было двух лет полного молчания, а на день рождения Веселовой Карина приехала с ночевкой и приличной выпивкой, ради покупки которой девушка вопреки обыкновению не стала откладывать всю зарплату на карту. Они отлично провели время, устроили танцы под незамысловатую музыку, начали играть в Крокодила, будучи уже почти не в себе от алкоголя, а после Таня вдруг потянулась к ней. Карина испытала острое ощущение дежавю, но мозг соображал плохо.

      Они проснулись на утро с квадратными от боли головами, вместе в постели и голые. Не стоило и гадать о том, что между ними было ночью, все ведь очевидно. Таня несколько смущенно предложила Громовой стать ее девушкой, и та согласилась, особо не думая о том, что это может быть плохой идеей, и совсем забыв о том, что с нее взяли обещание не встречаться с девушками. Последнее так и вовсе не имело никакого значения.

      — Переезжай ко мне.

      Это предложение должно было все решить. Карина даже могла вообразить их совместную жизнь. Как бы они проводили свои будни или совместные выходные, и это представлялось чем-то вполне милым. А потому она согласилась. Хотелось действительно быстрее съехать от Найденовых. Карине было двадцать два года, никто не мог помешать ей жить с тем, с кем она сама хочет.

      Но планы были нарушены в скором времени. Дело были зимой, Громова прикидывала, какие вещи ей с собой забрать, чтобы больше не возвращаться в квартиру Найденовых, когда Таня позвонила и сказала, что возникли непредвиденные обстоятельства и у нее гостит какая-то далекая родственница, с переездом придется повременить. Карину это удивило, но спорить она не стала. Некая родственница в гостях не должна была знать об их отношениях, а потому Громова пока не могла ходить в гости к Тане. Они виделись урывками то в универе, то еще где-то. Веселова постоянно спешила домой, а Карина решила просто потерпеть.

      Наступил февраль, когда Громова начала подозревать, что что-то не так. Она решила, что имеет право посмотреть на эту таинственную родственницу. Всего-то делов заявиться тогда, когда Таня на занятиях, позвонить в дверь и сказать, что просто ошиблась этажом. Зато так Карина сама лично сможет увидеть человека, из-за которого ее переезд так затянулся.

      Так она и сделала. И какого же было ее удивление, когда за порогом обнаружилась Полина. Она казалась ужасно потрепанной жизнью, вся исхудавшая и с темными кругами под глазами. На руках она держала маленького ребенка. Ему явно было не больше года. Карина так и застыла на месте, не в силах хоть что-то сказать, а Полина пригласила ее войти.

      — Ты к Тане пришла? А ее нет дома. Если хочешь, можешь подождать.

      Громова вошла внутрь машинально. Она все смотрела на ребенка, силясь понять, что же происходит.

      — А… это…

      Было сложно адекватно сложить слова и задать уже интересующий вопрос. Полина посмотрела на ребенка и улыбнулась.

      — Это Володя, мой сын.

      Карина хотела спросить не о нем, но все же кивнула.

      — Он милый. А ты почему здесь?

      Полина ей все и рассказала. Она вышла замуж за парня, которого не любила, только ради того, чтобы угодить родителям. А после они переехали в Екатеринбург. Жизнь не заладилась сразу. Полине было просто мерзко в постели с мужем, она любыми отмазками старалась свести интимную составляющую их жизни к минимуму. Потом она забеременела и родила сына, но легче не стало. Муж срывался на ней и стал бить, а потом завел любовницу. В итоге Полина не выдержала, собрала вещи, взяла сына и умчалась обратно в Иркутск.

      Однако родители ее не приняли. Они настоятельно требовали, чтобы она не дурила и вернулась к мужу, который обеспечивает ее и сына. Полина не хотела этого делать, а потому пошла к единственному человеку, который мог ее принять — к Тане.

      — Она сказала, чтобы я оставалась с ней, — сообщила девушка. — Что все так же любит меня и хочет, чтобы теперь мы были втроем.

      Карина слушала это все и ощущала себя самой немыслимой дурой в мире. Она в самом деле дождалась Веселову. Всегда спокойный и уравновешенный характер помог не устроить скандал на месте, а вот пойманная с поличным на откровенной лжи Таня быстро подняла голос. Кажется, она опасалась того, что Карина рассказала об их совместных планах Полине, и спешила убедить ее в том, что это ложь, а Громова смотрела на нее и понимала, что именно в этот миг ее любовь к этой девушке просто подыхает с концами. Это было мерзкое тягучее ощущение, не вызывавшее никаких эмоций, ни отрицательных, ни тем более положительных.

      — О чем ты, Таня?

      Полина начала понимать, что к чему, а Карина поднялась с места.

      — Было приятно познакомиться с Володей, он и правда милый.

      Она гордо прошла мимо впавшей в ступор Веселовой. Ей просто хотелось уйти прочь и больше никогда не возвращаться, а еще хотелось выколоть себе глаза и в которой раз назвать полной идиоткой. Надо же было снова наступить на те же самые грабли. Нет, ее задевало не то, что Таня снова сошлась с Полиной. Вся причина была во лжи, а этого Карина никогда бы не простила.

      Уже во дворе недалеко от подъезда Таня ее догнала. Тот разговор не отложился в памяти Карины, но именно он поставил во всем жирную точку. Она шла, отстраненно ощущая морозный ветер, обжигающий кожу лица, куталась в шарф и понимала, что если кто и был виноват в произошедшем, то только она сама. Надо было думать головой, вот и все. Больно почти не было, словно все ощущения и эмоции сами собой притупились. Она даже не плакала, скорее ощущала, что все произошло ровно так, как и должно было. Не больше и не меньше.

      Весной Карине исполнилось двадцать три года. В тот день она ясно осознала, что надо все менять. Надо перестать просто существовать и начать именно жить. Впереди была сессия, а потом еще год учебы. Лена Проскурина, сокурсница и староста их группы, первой узнала об ее затее и начала активно отговаривать.

      — Ты с ума сошла?! Это добавит тебе лишний учебный год!

      — И пускай.

      Была у Карины особая черта — она всегда упорно доводила до конца задуманное. Так что никакие уговоры на нее не повлияли. И вот сессия сдана на отлично, ответ уже пришел. Теперь остался последний шаг. Тетя, которая была полностью на ее стороне, уже высказала свою полную поддержку.

      Взгляд зацепился за Ладу. Она не была плохой, вовсе нет, просто она привыкла к тому, что Карина в ее семье стоит на ранг ниже всех остальных. Да и Степа был в целом хорошим мальчиком. Просто Карине не было места в их мире, вот и все.

      Девушка разблокировала телефон и зашла в нужную историю сообщений. На нее с фотографии смотрели Женя Карлинский и Кирилл Шуфрич. Если подумать, Кирилл такой юный, ему всего семнадцать лет, но он решился и уехал не только из родного города, но и из страны, совсем один навстречу неизвестности. Это смелый поступок, заслуживающий восхищения. И вот он счастливый, нашел своего человека.

      Немного подумав, девушка набрала сообщение.

      Карина Громова
      Я должна тебе признаться кое в чем

      Ответ пришел спустя пару минут.

      Кирилл Шуфрич
      Что такое?

      Карина Громова
      Я совсем скоро переезжаю в другой город. Меняю свою жизнь

      Кирилл Шуфрич
      Ого, неожиданно

      Кирилл Шуфрич
      А как же учеба?

      Карина Громова
      Я уже перевелась в другой универ. Даже разницу не нужно будет сдавать. Скорее всего это добавит мне еще один учебный год, но плевать. Я все решила

      Кирилл Шуфрич
      Если ты сама приняла такое решение, это просто круто. А куда ты переезжаешь? В какой город?

      Девушка невольно выдохнула. Она приняла свое решение еще весной и уверенно шла к нему несколько месяцев, а теперь ей было смешно с подобного совпадения.

      Карина Громова
      В Москву

      Кирилл Шуфрич
      Погоди, ты это серьезно?

      Его удивление можно было понять. Карина и сама сперва просто ошалела, узнав о том, что друг по переписке оказался в том самом городе, в который она сама намылилась. Конечно, Москва — город огромный, но все же.

      Карина Громова
      Более чем. Я уже нашла съемную комнату в коммуналке и договорилась о заселении. На месте подыщу вариант получше, а потом заселюсь в общежитие

      Кирилл Шуфрич
      Это же круто! Мы увидимся

      Да, теперь это казалось более чем реальным, хотя перспектива встретиться в реале с человеком, которого она знает только по переписке, немного пугала.

      Карина Громова
      Если ты захочешь, то конечно

      Кирилл Шуфрич
      Уже хочу. Когда ты приедешь?

      На сей раз девушка покосилась на свою сумку, лежавшую рядом с подушкой. В ней, в потайном кармашке, лежали паспорт и билет на поезд.

      Карина Громова
      Через 4 дня

      Кирилл Шуфрич
      Отлично. Буду ждать

      Карина искренне улыбнулась, но потом вспомнила о том, что это, скорее всего, означает и встречу с Карлинским, перед которым ей до сих пор было стыдно. Но встретиться все же придется.

      Она положила телефон рядом на кровать и впала в раздумья. Необходимая одежда уже собрана, сумка с ней была спрятана под кроватью. Банковская карта с деньгами, ее накоплениями за несколько лет, тоже при ней. Все самое необходимое и ничего лишнего. Впрочем, лишнего при ней и не было вовсе. Прощаться с семьей (если Найденовых и можно так назвать) она не будет, просто напишет записку для матери. Лучше так, чем опять слушать ругань и проклятия, снова и снова слышать о том, что она ненормальная и вообще позор семьи и проклятье на голову несчастной матери.

      Ранним утром Карина возьмет свои сумки, оставит на кровати уже написанное для мамы письмо и приложит деньги в размере своей стипендии, то, что было так нужно матери. Пусть получит эти деньги и купит чертов ранец.

      Девушка не считала себя неблагодарной тварью. Она успела отплатить Найденовым за то, что те позволили ей жить в их квартире, она им ничего не должна. Самое время просто уйти. С ее уходом станет лучше и просторнее. Она в последний раз слушает болтовню Лады, в последний раз сидит вот так на этой кровати. Совсем скоро жизнь радикально поменяется, как она того и хотела.

      Телефон вновь завибрировал. Карина чуть размяла плечи и невольно подумала о том, что ее последний (скорее всего последний) разговор с мамой будет о деньгах. Неприятно. Но тут уже ничего не поделаешь. Разблокировав телефон, она прочитала сообщение.

      Джей Смит
      Ты уже завела лесби-знакомства в столице?

      Девушка хмыкнула и набрала ответ.

      Карина Громова
      Нет, я еще не добралась до этой столицы.

      Джей Смит
      Как доберешься, сделай это первым делом

      Джей Смит
      Я слышал, что в столице к этому относятся нормально

      Карина Громова
      Надеюсь на это

      Она выдохнула. Что ж, уже совсем скоро все изменится, и это точно к лучшему. Давно пора было поменять свою жизнь и выкинуть из головы ненужные мысли и страхи, а заодно и ненужных людей из жизни. Все перемены к лучшему. В это правда хотелось верить.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.