Future May Be Better 13

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Bangtan Boys (BTS)

Пэйринг и персонажи:
Мин Юнги/Пак Чимин, Чон Хосок
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Романтика, Юмор, AU, Учебные заведения
Предупреждения:
OOC, Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Чимин старается прилежно учиться и строить свою жизнь как можно лучше. Юнги же забивает на учёбу и внимание уделяет лишь музыке.

— Ты говоришь мне бросить пить и курить, хотя сам упиваешься энергетиками и кофе.

— Мне можно, у меня завал в учёбе. А тебе бы меньше прогуливать пары...

Посвящение:
Тем, кто не может определиться с тем, чем заняться по жизни т.т

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Я как всегда не уверена в жанрах, которые выбрала :/
А ещё мне захотелось написать что-то лёгкое и забавное (да, знаю, я не умею в такое).

А это небольшой бонусик:
Чимин: https://pp.userapi.com/c851020/v851020102/8d349/2Fu0_vtYwaI.jpg
Юнги: https://pp.userapi.com/c846221/v846221563/1798c7/DduEgXvW7bA.jpg
12 января 2019, 03:10
Нельзя точно сказать, с чего именно началось их общение, столь разных на первый взгляд людей. Иногда Чимину казалось, что лучше бы он и не поддавался своему детскому интересу и переполняющей его заботе об окружающих, потому что от Юнги получал лишь дефицит нервов и подозрение на биполярное расстройство. В общем целом, жить стало в раз сто сложнее, чем было до этого, потому что к завалам в учёбе прибавилась огромная такая проблема в виде Мина.

Чимину всегда казалось, что человек должен с самого начала строить свою жизнь, чтобы потом было проще и лучше. Родители говорили, что нужно скорее найти то, что нравится, и развиваться в этом направлении. Так он обеспечит себе светлое будущее. И парень был с этим согласен, хоть уже на втором курсе мысли о напрасно потраченном времени пробирались в голову, а эта чёртова экономика — огромная беспросветная дыра, которая растёт в геометрической прогрессии. Короче говоря, учиться стало сложно, как и придерживаться статуса примерного студента, коим Чимин всегда являлся. Неудобно было перед преподавателями, которые порой делали поблажки и ставили автоматы, когда Пак в очередной раз не сдавал курсовую или заваливал зачёт... Ладно, происходило это не так часто, но пару раз было.

Тем не менее, несмотря на все эти свои замашки с перспективной работой и необходимостью в зубрёжке, Чимина привлёк человек, являющийся ему полной противоположностью по всем критериям. Ну, почти по всем — общего у них было достаточно.

Мин Юнги учился — но это громко сказано, если честно, — на третьем курсе и прослыл в универе знатным раздолбаем. Некоторые даже создали примету, связанную с ним: если Юнги приходит — происходит пиздец. Ну или проверочная какая-нибудь. Мин был нелюдим и груб, остр на язык и беспристрастен к тому, чем занимался — если занимался — во время учёбы. Он продолжал говорить о том, что эта экономика и тема бизнеса ему неинтересна совершенно никак, выплёвывал подобные высказывания преподавателям в лицо и даже не сожалел. У него были друзья, Юнги не казался разочарованным в жизни или что-то вроде того, но Чимин однозначно не мог понять, что это за человек такой и почему он продолжает так халатно относиться к учёбе. Поступил ведь, отобрал у кого-то место, а теперь упускает шанс устроиться.

Общение началось внезапно и странно по меркам Пака. Как-то младший застал Юнги у круглосуточного магазина поздно ночью, когда возвращался с тренировки и решил в коем-то веке приготовить что-то поесть. Всё же времени на еду не оставалось, как и сил, но питаться одним рамёном или кимпабом на крайняк хотелось не особо. Кстати, в университетском кафетерии Чимин тоже ничего не ел, по большей части из-за того, что приходил и собирался немного повторить материал, а в итоге проводил за этим делом всё время, отведённое на перерыв. Но свернёмся к знакомству.

Юнги тогда стоял, оперевшись о здание комбини*, а свет от знаменитой вывески 7 eleven** освещал его силуэт. Фонари рядом не горели почему-то, но это было лишь в тот день. Мин неторопливо докуривал сигарету, смотря куда-то вперёд, словно пытаясь разглядеть что-то в кромешной темноте, но в целом выглядел он задумчивым и не от мира сего. Чимин сначала испугался и с минуту таращился на него, пока тот не посмотрел в ответ, приподняв вопросительно одну бровь. Если что, это не подействовало.

— Интересно? — спросил хрипло Юнги, туша носком кеда окурок, а после пряча в карманы узких джинс руки.

— Да.

— Я тебе что, НЛО? — казалось, что его даже рассмешил ответ.

— А какой нормальный человек будет так плевать а учёбу? — сказал Чимин быстрее, чем успел подумать, а потом в испуге прикрыл рот ладошками, смотря во все глаза на всё ещё безэмоциональное выражение лица собеседника. — То есть... Мне просто было интересно, почему ты так много прогуливаешь...

— Тебя это разве касается?

— А нет?

— А нет, — хмыкнул Мин, проверяя время и следом оглядывая Чимина, словно оценивая. — Зовут тебя как, святоша ты наш?

— Пак Чимин, я со второго курса.

— А, ты тот, о ком мне постоянно преподы заливают? Не надоело быть таким паинькой?

— Я просто думаю о своём будущем. В отличие от некоторых, — гордо вздёрнув нос, сказал Пак.

— Смотри, чтобы это будущее тебе потом средний палец не показало и не послало куда подальше.

— Не покажет. Усердный труд всегда вознаграждается.

— Такое ощущение, что тебе лет 10. Ты забываешь о том, в каком мире живёшь, и что ему не особо важно, к кому поворачиваться задом. Короче, зай, если ты думаешь, что заразишь меня своим рвением считать бумажки и составлять бизнес планы на старости лет, то ошибаешься.

— Зачем тогда поступал? — постарался проигнорировать большую часть сказанного Чимин, потому что родители учили его быть вежливым. Именно...

— Пошёл на уступки.

— Это глупо, разве нет? Мог бы тогда занимать тем, что тебе ближе.

— По-моему, глупый тут ты, раз до сих пор хочешь нарваться лицом на мой кулак.

— Почему это?

— Потому что продолжаешь задавать идиотские вопросы и лезть не в своё дело, Пак Чимин.

— Мне просто интересно, между прочим... — парень надул губы, смотря куда-то под ноги и хмуро косясь на Юнги, что от такого жеста издал смешок. Из под тёмной чёлки его взгляд казался ещё острее, всё же было в нём нечто привлекательное.

— Что именно? Моя жизнь или я? Если первое, то я могу послать тебя раньше, чем это сделает твоё "многообещающее" будущее, а если я, то могу оставить номерок, потому что тут холодно жесть, — и для пущей убедительности повёл плечами, ведь одет был совершенно не по-осеннему — в тонкой футболке и бомбере, да ещё и коленями светил в рваных джинсах.

— Оставь, — недоверчиво, но с интересом выдал Чимин, тут же протягивая телефон и слыша смех со стороны старшего. Тем не менее, тот номер вбил. — И одеваться теплее нужно, а не выпендриваться.

— Я подумаю над этим, мам, — отсалютовал Юнги, удаляясь в сторону, предположительно, дома.

Чимин сам от себя не ожидал, что собственноручно направится в логово серого волка. Мин его пугал основательно так, своим видом, поведением, вредными привычками и отношением к миру, но Пак всегда был немного того и часто шёл наперекор свои внутренним ощущениям и чувству самосохранения, поэтому в тот же вечер знакомства написал старшему. Им вело непонятное любопытство, да и в целом Юнги оказался куда безобиднее и даже интересным собеседником, который больше Чимина не посылал, разве что в шутку — и неважно, что эти шутки при нём всегда. Увлекался музыкой, предпочитал спать до обеда как минимум, а в свободное время, которое было при отсутствии вдохновения, тусовался в своей компании, зачастую на стрёмных, как их обрёк Пак, вечеринках. Ведь что классного может быть в распитии алкоголя, употреблении наркотиков и беспорядочном сексе, ведущем за собой всякие болячки. "Если я туда хожу, это не значит, что занимаюсь всем тобой перечисленным", — отвечал Юнги, хотя иногда и позволял себе немного большего.

К слову о Мине. Он, конечно, не особо жаловал людей, особенно новых, но и против общения ничего не имел, если его кто-то заинтересовал. Просто у остальных такое впечатление сложилось, что он мизантроп эдакий, на деле же это не так. Ну подумаешь, выскажет своё фе, когда кто-то подсядет в кафетерии. Он же всего-лишь невыспавшийся, потому что удосужился поднять свой величественный зад и притащиться в университет. Кстати, Хосок, его лучший друг, завёл отдельный календарик и начал отмечать посещаемые Юнги дни, каждый раз наигранно театрально хватаясь за сердце, словно у него приступ. За такие приколы Мин просто по рёбрам давал. Сильно.

В общем, Чимин проблем особых не доставлял, даже иногда неплохие идеи давал. И, что странно, вдохновение к Юнги приходить стало чаще, как и он сам в универ, но последнее случалось всё же реже. Как-то Пак даже в приступе смеха начал отсылать Мину свои старые стихотворения, написанные ещё в школе, как он сказал, под чем-то, потому что не помнит их рождения, — но этим чем-то скорее являлась гора сладкого, потому что Юнги не мог представить у этого парня переизбыток в крови чего-то, кроме как сахара, — а старший даже вычерпнул что-то годное и сотворил из этого адекватную лирику, которую потом показал Чимину и заявил о изъятии авторских прав. Младший тогда надулся, но всё же продолжал поражаться тому, как из ничего Юнги может сделать шедевр. И даже стал более лояльно относиться к прогулам, потому что музыка Мину явно идёт куда больше.

Когда Юнги появлялся в университете, в кафетерии за одним столом сидело уже трое: Хосок, Чимин и сам Мин. Остальные студенты испытывали культурный шок, когда видели того, общающегося с самым умным учеником. Эти двое часто выдавали что-то странное, спорили или смеялись — больше всего в такие моменты смеялся Хосок, чем и привлекал внимание, — что было не менее странно для всех, даже преподавателей. Юнги частенько отбирал у Чимина конспекты или книги, так как тот имел свойство выпадать из реальности больше положенного, и даже вечно сонного Мина ещё больше клонило в сон при виде того, как тот срастается с куском бумаги. Пак канючил, но отрывался и даже ел.

— Ты говоришь мне бросить пить и курить, хотя сам упиваешься энергетиками и кофе.

— Мне можно, у меня завал в учёбе. А тебе бы меньше прогуливать пары...

— Мне тоже можно, у меня нестабильный характер. А вот тебе бы бросить это всё дело.

— С чего это вдруг? — искренне удивился Чимин, отрываясь от рассматривания противоположного здания. У них даже вошло в привычку стоять у того самого 7 eleven, пока Юнги курит, а Пак просто стоит рядом.

— Я же вижу, что ты сомневаешься. Ещё не поздно выбрать то, что тебе ближе.

— И это ты-то мне говоришь? — фыркает парень. — Глупо бросать на полпути. И я всё же хочу нормально жизни, а не так, чтобы шататься в поисках денег.

— Тебя заботят только финансы? Честно говоря, порой мне хочется потушить эти окурки не об асфальт, а о тебя. Вроде, умный, а вот понятия так себе.

— Почему ты тогда ничего не бросишь? Тебя такими темпами просто выкинут из университета.

— Но ведь до сих пор не выкинули, — пожал плечами Юнги. — Я делаю то, что хотят от меня родители. Окончу обучение и пойду своим ходом, мне это не мешает написанию музыки.

— Не понимаю я тебя, — покачал головой Чимин, складывая руки на груди. — Должна же быть стабильность.

— Стабильность там, где ты её видишь. Совсем не обязательно для этого иметь диплом о ненужном тебе образовании.

— Тогда чем, по-твоему, я должен заняться?

— Танцами? — перевёл взгляд на младшего Мин, наклоняя голову в бок. — Мне откуда знать? Я же не ты.

Разговор оставил после себя кучу непонятных мыслей. Чимин не задумывался о том, что может что-то изменить в нынешней ситуации, поменять род деятельности и заняться чем-то другим. У него на первом месте была перспектива, а она ему уже нравилась. Просто в какой-то момент учиться стал через силу, без особого рвения, потому, что надо. А тут Юнги рядом, которого совершенно не заботит то, что о нём скажут и как отреагируют на то, что ему нравится. Он делал и довольствовался тем, что у него есть, частенько акцентируя внимание Чимина на его образе жизни. Может, Мин и не самый правильный человек, но ему комфортно, и в какой-то момент Пак начинает чувствовать себя загнанным котёнком. Общество Юнги его меняет странным образом.

С Мином уютно находиться рядом, его квартира небольшая, но именно такая, какой её представлял Чимин, — в ней всё кричит о том, что тут живёт Юнги. А ещё Паку нравится, что в его доме есть свободный выход к крыше, куда пару раз оба выходят. Кажется, что темы для разговоров у них никогда не закончатся, они могут говорить обо всём, как и просто молчать, не чувствуя дискомфорта. Чимин никогда бы не подумал, что Юнги именно такой. Что он может просто лечь на колени, крутя в руках зажигалку, пока Пак читает очередной материал или же его тексты песен. Что он может спокойно говорить о том, что чувствует, или же просто шутить, порой немного... особенно, кхм. Что он может настолько чувственно и правильно выглядеть, играя на фортепиано или сидя за созданием очередного бита. Чимин не думал и о том, что ему так полюбится запах никотина и ментола, который сопровождает Юнги.

Когда Пак случайно напевает какую-то песню, копошась у старшего на кухне, тот тихо уходит в комнату, к вечеру уже предъявляя новенький текст песни, которую Чимин просто обязан исполнить и записать.

— И ты с таким голосом торчишь на этом бизнесе? Только попробуй не исполнить эту песню, я тебе этот лист в жопу запихну, — яростно припечатал несчастный листочек к груди парня.

— Ну хён, — жалобно скулит Чимин.

— Я тебе и глаза выколю, если будешь так смотреть на меня.

Паку ничего не остаётся, как послушаться и записать песню. Юнги довольно улыбается и остаётся удовлетворённым проделанной работой, уже думая о том, чтобы записать что-то совместное.

Рядом с ним не только уютно, но и мир кажется иным. Более красочным, ярким, новым. У Чимина стираются привычные границы, и он начинает смотреть шире, дальше, глубже. Больше времени проводит с Юнги, который становится таким родным и нужным. Кажется, что это слишком правильно, что именно в нём он и нуждался всю жизнь, наконец находя своё место и собираясь с мыслями, с недавнего времени начавшими устраивать бунт. Просто с Мином действительно комфортно и тепло, несмотря на то, что его объятия — с тактильностью Пака старший смирился — довольно холодные.

Круглосуточный магазинчик становится привычным местом для проведения времени. Зачастую встречаются случайно, ночью, хотя случайностью назвать это сложно по той причине, что Юнги, как и Чимин, специально идёт именно туда. Фонарь изредка перестаёт работать, словно попадая под какую-то аномалию. А один из дней парни разговаривают именно на эту тему, потому что действительно странно, когда другие фонарные столбы работают, а этот нет. Но от этого хуже не становится, даже наоборот, атмосфера приобретает некую интимность и романтику. И удивительно, что оба об этом на секунду задумываются.

— Я говорил с Хосоком, — начинает Чимин. — Он сказал, что хочет после университета быть хореографом и открыть студию.

— Хочешь вместе с ним? — подхватывает Юнги. Ему не составляет труда догадаться о том, о чём думает младший.

— Он предложил мне заняться этим вместе с ним, а я подумал, что это неплохая идея. Неправильно, наверное, это всё...

— По-моему, как раз таки для тебя это самый правильный вариант, как и для Хосока. Мы все оказались там, где не должны были, а ты пока единственный, кто не признался в этом.

— Вот жил я себе спокойно, учился, а потом появляешься ты и рушишь все мои планы. Какого чёрта, Мин Юнги?

— Я направляю тебя на пусть истинный, дорогой мой. Так что мог бы и спасибо сказать, а не истерить тут, как девчонка.

— Я не истерю, я негодую.

— Называй как хочешь, — закатывает глаза Юнги, вновь выкидывая окурок. — И всё же признай, что я — лучшее, что с тобой случалось, — самодовольно ухмыляется парень, чувствуя своё превосходство. Чимин хотел изменить Мина, а в итоге вышло наоборот.

— Я с этим и не спорил, — выходит как-то тихо.

— Звучит так, словно хочешь признаться мне в любви.

— Могу и признаться.

— Признавайся.

Чимин смотрит в глаза, в которых стоит уверенность и ни капли насмешки, а тело само двигается вперёд, неловко соприкасаясь губами. Этого хватает для того, чтобы дать зелёный сигнал, после чего Юнги притягивает ближе за затылок, не позволяя отстраниться, и берёт ситуацию в свои руки. Чимин млеет, растворяется в новых ощущениях и однозначно отправляется намного дальше Гонконга, о котором говорил Мин в одном из своих текстов, потому что мало того, что поцелуй с действительно всем сердцем любимым человеком, так ещё и способным вытворять удивительные вещи. И это касается всего, не только поцелуя.

Хватает какого-то мгновения, чтобы передать чувства и всё несказанное. Юнги слегка отстраняется, всё ещё находясь близко, а Чимина ведёт от горьковатого привкуса на языке, от самого Мина, который появился в его жизни. Для него это то самое чудо, отправная точка, с которой он сможет дальше двигаться в своё удовольствие, для себя. И никакая это не проблема.

— Дальше будет только лучше, да? — с улыбкой спрашивает Чимин.

— Быстро учишься.

— Есть у кого, — успевает сказать перед тем, как утонуть в ещё одном поцелуе.
Примечания:
* Комбини — круглосуточный магазин в шаговой доступности.
** 7 eleven — сеть круглосуточных магазинов.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.