Sweater Weather 131

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
One Direction, Zayn Malik, Liam Payne (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Зейн Малик/Лиам Пейн
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Флафф, AU, Songfic, ER (Established Relationship)
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от Saint Meow
Описание:
Наступает день рождения Зейна, и Лиам, казалось бы, забывает про это важное событие, но все не так просто, как кажется на первый взгляд.

Посвящение:
Дорогому Зейну в его день рождения. Спасибо, что ты одним своим существованием спасаешь меня изо дня в день. Ты - моя душа, моя любовь и моя жизнь. Ты - причина моей улыбки и моего счастья. А твои потрясающие песни навсегда запечатаны в моем сердце.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Все истории из этой серии связаны между собой. В каждой работе есть отсылки к предыдущим.
История написана по песне the Neighborhood - Sweater Weather.
(!) Работа в популярном:
17.01.19 - №50 в топе «Слэш по жанру ER (Established Relationship)», №23 в топе «Слэш по жанру Songfic»
18.01.19 - №38 в топе «Слэш по жанру ER (Established Relationship)», №13 в топе «Слэш по жанру Songfic»
21.01.19 - №29 в топе «Слэш по жанру ER (Established Relationship)»
№13 в топе «Слэш по жанру Songfic»
____
Предыдущая история - you're that protection that keeps me alive - https://ficbook.net/readfic/7769354
12 января 2019, 03:05
Солнечные лучи, необычайно яркие для середины британской зимы и приятно теплые, совершенно беспрепятственно проникают сквозь оконное стекло, освещая целиком всю спальню и на самую малость ее согревая.
Зейн открывает глаза, просыпаясь до будильника, что очень для него непривычно и в какой-то степени даже странно, если принять за факт то, что временами его бывает очень трудно разбудить.
Его душа переполняется небывалым счастьем, а он сам готов почти взлететь, окрыленный своим прекрасным настроением, осознавая, какой именно сегодня день. Он откидывает одеяло и тянется за телефоном, моментально открывая входящие сообщения.
Луи: С Днем Рождения, принцесса! Подарок отдам позже.
Зейн улыбается и качает головой, понимая, что Луи, наверное, никогда не изменится. Он кратко его благодарит, зная, что они еще обязательно сегодня поговорят, закрывает чат и замечает ночное сообщение от Лиама.
LM: Прости, что утомил своим скучным разговором. Но вообще-то я еще минут пять с тобой говорил. Понял, что ты уснул, только когда услышал твое милое сопение.
Зейн вспоминает их вчерашний полуночный разговор, но не может воспроизвести в памяти, чем он закончился. Ему становится немного стыдно за это, но виноват совершенно не он, а эта утомительная уборка, которой он целый день занимался со своей мамой.
– И получается, что из-за того, что мы смотрим на окружающие нас предметы, то есть воздействуем на них, они изменяются. А это значит, что у каждого складывается абсолютно свое видение мира. Понимаешь? – спрашивает Лиам, взбудораженный новой темой из области квантовой механики, которая его очень заинтересовала и про которую он за целый день начитался статей. Ему не терпелось скорей обсудить ее с Зейном, и он терпеливо ждал, когда тот закончит все свои дела.
Но Зейн очень устал, и поэтому он совершенно не мог преодолеть себя и попытаться воспротивиться сну, который тяжелым грузом уже наседал на его веки.
– Да, понимаю, – сонно отвечает Зейн, еще больше закутываясь в теплое одеяло.
– Поэтому нельзя судить вкусы других людей и их образ жизни. Ведь мы все равно никогда не сможем их до конца понять, – Лиам зевает, утомившись сам, но все равно продолжает говорить. – А дальше – самое интересное. Есть такая научная гипотеза о квантовом бессмертии, которая объясняет существование параллельных вселенных.
– Так-так, не томи, – Зейну становится действительно интересно, и у него даже получается ненадолго отогнать сон. Он протирает глаза, жалея, что под рукой нет спичек, и устраивается поудобнее.
– Прозвучит безумно, знаю, сам до сих пор не могу отойти. В общем, когда человек подвергается смертельной опасности, вселенная, в которой он существует, разделяется еще на две: в первой вселенной он умирает, а вот во второй он остается жив. И когда человек думает, что ему очень сильно повезло и его пронесло от гибели, возможно, он не прав. Как он узнает, что есть другая вселенная, в которой он умер? – Лиам замолкает, ожидая ответа от Зейна, который не удержался и все-таки уплыл в царство Морфея, оставив Лиама далеко позади. – Малыш, ты тут? – Лиам озадачен, но вскоре он понимает, что Зейн уснул. – Спи сладко, милый, – с этими словами он сбрасывает вызов, вскоре засыпая сам.

***


– Так, проговорим еще раз, – Лиам садится на кресло, смотря во все глаза на Луи и сильно надеясь, что тот ничего не испортит в такой важный для него день.
– Серьезно? – Луи откидывается на кровать Лиама и смотрит в потолок, сложив руки на груди. – В какой раз по счету? А то я сбился.
Лиам кидает в него подушку, которая приземляется на его голову, от чего его старательно уложенные волосы сбиваются в неопрятную кучу. Луи поднимается, прижимая ее к себе, и обреченно вздыхает, понимая, что ему от него никуда не деться.
– Похоже, что я шучу? – спрашивает Лиам. – Я очень старательно готовил этот план, и я не позволю тебе его запороть.
– Кто? Я? Запороть? – Луи начинает заливисто смеяться, но вскоре прекращает, понимая, что Лиам и так на взводе. – Расслабься, со мной можешь ничего не бояться, – он вздыхает и начинает пошагово проговаривать план под кодовым названием «Желтая канарейка» очень внимательно слушающему Лиаму.

***


18. Красивое и знаковое для Зейна число. Ему исполнилось 18 лет, а это значит, что он теперь совершеннолетний. Никто теперь не может запретить ему делать то, что ему захочется. В разумных пределах, конечно же. И вскоре, через несколько месяцев они с Лиамом смогут не скрывать от всех свою любовь. Все будут знать, что они – вместе, что они – любят друг друга, что они – принадлежат друг другу до конца этой жизни.
Зейн смотрит на себя в зеркало, ища в своем отражении признаки своего нового возраста. Но сейчас это просто число, которое не в силах кардинально его поменять. Но однажды придет время, когда цифры его возраста будут полностью отражать его как внутреннее и так и внешнее его состояния.
Он проверяет телефон в сотый раз за день, но от Лиама по-прежнему ничего нет. Неужели он забыл? Зейн отшвыривает в сторону бесполезный предмет и падает лицом на кровать, мечтая провести здесь целый день вдали от этого бренного мира, который постоянно от него что-то требует.
Не успевает он насладиться своим одиночеством, как слышит стук в дверь, вслед за которым в дверях появляется его мама.
– Дорогой, через пять минут нужно будет спуститься и встретить всех своих гостей, – ласково просит мама и сразу же уходит, торопясь обратно к плите.
Зейн раздраженно вздыхает и поднимается с постели, выходя из комнаты навстречу своей участи. Практически все дни его рождения проводились в кругу семьи и всех родственников, которых у него было очень много. И не только дни рождения, а все семейные праздники. Когда он был маленьким мальчиком, и мир казался куда дружелюбнее и радостнее и все происходящее вокруг воспринималось через призму его детской наивности, он очень любил эти шумные семейные сборища. Да и сейчас он их любит и ценит не меньше, но он очень мечтал и невероятно сильно хотел провести этот день только с одним человеком, которого сейчас даже нет рядом и который до сих пор не позвонил.
Зейн ковыряется в своей тарелке, размазывая еду по краям и сортируя кусочки запеченных овощей по размеру и цветам, и даже не пытается вслушаться в семейный разговор, не прекращающийся ни на минуту за этим столом. Он уже раза три отходил в свою комнату, проверяя судорожно телефон, но до сих пор, спустя практически целые сутки, от Лиама не пришло даже крохотного сообщения. Зейн не пытается написать ему первым или даже позвонить, ведь он не какой-то там парень, у которого совсем нет гордости и силы воли. Поэтому он отключает телефон и забрасывает его в дальний ящик тумбы, испытывая жгучую обиду, но намерившись серьезно и долго игнорировать Лиама.
Спустя какое-то время, за которым Зейн перестал давно следить, кто-то начинает настойчиво звонить в дверь. Зейн поднимает голову и резко встает из-за стола, чуть ли не опрокидывая стул. За столом сразу воцаряется тишина.
– Прошу прощения, это похоже ко мне, – объясняет Зейн и направляется торопливо к двери, боясь, что не успеет. Его сердце бешено колотится, разве что руки не начинают дрожать, он почти спотыкается о коврик около двери и распахивает дверь, надеясь увидеть там человека, которого он ждал сегодня целый день и, наверное, всю свою жизнь.
– Луи? – спрашивает ошарашенно Зейн, не понимая, зачем он сюда пришел, ведь они договаривались отметить день рождения завтра.
– И тебе привет, – Луи вытягивает Зейна наружу, закрывая за ним дверь. – Мне срочно нужна твоя помощь. Без промедления.
– Постой, что случилось? – Зейн обеспокоенно смотрит на друга, надеясь, что ничего серьезного с ним не произошло.
– Позже все узнаешь, – отмахивается от него Луи, как от назойливой мухи. – Приведи себя в порядок, я буду ждать в машине, - командует он и собирается уже уходить, но Зейн останавливает его, дергая за руку.
– Я не могу. У меня целый дом родни, которая собралась сегодня специально для меня, – с сожалением говорит он, понимая, что не может их подвести, но в глубине души он очень надеется, что Луи украдет его оттуда, даже не спрашивая.
– Зейн, послушай меня. Это очень серьезно. Мне нужна твоя помощь, – требовательно просит Луи, не разрывая зрительного контакта, словно собираясь загипнотизировать его.
– Я сейчас, – Зейн кивает и идет обратно в дом, оставляя друга ждать.

***


– Куда мы едем? – спрашивает Зейн, пытаясь унять растущее с каждой минутой беспокойство и смотря все это время в окно в надежде узнать маршрут их поездки.
Луи молчит, полностью сосредоточившись на дороге. Его лицо не выдает совершенно никаких эмоций, а выдает только предельную концентрацию, немного даже пугающую Зейна.
– Лу? Так и будешь молчать? – Зейн пребывает в совершенно непонятном состоянии, будто маленький котенок, которого привезли в новый дом и который не может осознать, куда он попал. – А то я всерьез подумаю, что ты меня похищаешь, – пытается он отшутиться.
– Придет время, и ты все узнаешь. Просто потерпи, – просит Луи, так ни разу на него и не посмотрев.
Зейн хмурится, откидывается на сидении и ждет окончания поездки, призывая на помощь все свое терпение.

Через каких-то невыносимо долгих пятнадцать минут, Луи останавливает машину около какого-то полузаброшенного парка, которое Зейн моментально узнает. Именно в этом парке Зейн и Лиам провели ту самую ночь вместе. Зейн улыбается, вспоминая то незабываемое время и те незабываемые признания, которые они тогда сделали друг другу. Он машинально прикасается к своему браслету, бросая взгляд на надпись, которая отпечаталась навсегда в его памяти и на его сердце. Он поднимает взгляд на Луи, ожидая от него, наконец, внятного объяснения.
– Мне нужно будет кое-что тебе показать, – произносит наконец Луи и достает из кармана куртки повязку.
– Что это? – Зейн не может удержаться и тянет руку к вещице в руках друга, но Луи сразу же отводит руку, не давая прикоснуться.
– Не это, дурачок, – Луи улыбается, но затем снова строит строгую гримасу. – Прости, но я должен завязать тебе глаза.
Зейн смотрит на Луи в явном непонимании, думая, что это какой-то очередной нелепый розыгрыш друга.
– Шутишь что ли опять? – Зейн до сих пор не способен до конца понять, что они тут делают и что это за дикие фокусы.
– Не в этот раз, – Луи наклоняется к Зейну. – Просто доверься мне.
Зейн с минуту смотрит на Луи, но затем сдается и поворачивается спиной к другу.
– Умничка, – хвалит его Луи и хлопает по плечам, завязав аккуратно повязку на его глазах.

Зейн спотыкается о каждый камень, цепляется за каждую ветку всех кустов и деревьев, мимо которых они проходят, но все равно продолжает идти, ведомый Луи, в пугающую неизвестность. Луи резко останавливается, и Зейн врезается в него, недовольно ругаясь про себя на друга, но понимает, что наступила странная тишина, прерываемая лишь шумом качающихся от зимнего ветра деревьев.
– Луи? – Зейн собирается уже сорвать повязку и отвесить подзатыльник другу за такие несмешные шутки, как вдруг в нос мгновенно ударяют пряные нотки парфюма Лиама, который Зейн так любит, а затем он ощущает на себе руки, нежно сжимающие его талию. Повязка спадает с его глаз, и перед ним возникает Лиам, любимый и только его.
– С днем рождения, любимый, – улыбается Лиам, а в глазах светятся искорки - смесь любви и нежности.
На глазах Зейна моментально проступают слезы, и он тянется к половине своей души, к половине всего своего существа, без которой он не мыслит своего существования. Лиам тянется навстречу, испытывая сумасшедшее притяжение, словно Зейн - магнит с огромной полярной силой.
Их губы встречаются в поцелуе, выражающим вместо тысячи слов все их эмоции, ощущения и чувства к друг другу.
Они кое-как отрываются друг от друга, и Зейн видит за спиной Лиама установленную палатку, разведенный костер и стоящий рядом складной столик, на котором накрыт ужин с бутылкой шампанского.

После душевного разговора, обсуждая все подряд, как если бы они не виделись месяц, и вкусного ужина, приготовленного целиком и полностью Лиамом, они прогуливаются по ночному парку, хрустя листьями и сухими веточками под ногами, держась за руки и не отпуская друг друга ни на шаг.
– Ночь обещала быть теплой, – говорит Лиам после того, как они остановились на небольшой возвышенности, чтобы полюбоваться на звездное небо. – Но здесь для тебя все равно холодно, – с этими словами он берет ладони Зейна и прячет в рукавах своего свитера. – Я тебя согрею, – обещает Лиам, чмокая Зейна в нос.
Зейн придвигается чуть ближе к нему, устраивая голову на его плече и ощущая, как ему сразу же становится теплее.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.