У нас всегда будет Париж 16

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Однажды в сказке

Пэйринг и персонажи:
Эмма Свон, Киллиан Джонс
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Ангст, POV, AU
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Оглядываясь теперь назад, я думаю, что забытый на столике в кафетерии билет на рейс до Парижа был всего лишь наживкой, которую я, не моргнув, заглотил.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Метки:
Примечания автора:
Цитата в заглавии, которая зародила эту беспощадно банальную историю, прямиком из замечательного фильма "Касабланка".
12 января 2019, 03:09
Оглядываясь теперь назад, я думаю, что забытый на столике в кафетерии билет на рейс до Парижа был всего лишь наживкой, которую я, не моргнув, заглотил.

Жалею ли я?
Нет…
Да…
Отчасти.

Мы сидели рядом, но я не замечал ее до тех пор, пока она не выпорхнула прочь, оставив позади ажурный шлейф аромата духов: нотка мяты в букете летних трав.
Билет на рейс “Бостон-Париж” сиротливо лежал возле смятой салфетки и оплаченного чека за кофе и круассан.

— Мисс Свон? — негромко позвал я, подойдя к ней.
Сидя на коленях прямо на полу переполненного в ожидании скорого вылета зала, она рылась в необъятного размера сумке.
— Да, это я.
— Думаю, это ваше, — я протянул ей потерянный билет.

Два одиноких пассажира, один рейс и общее желание что-то изменить.

Наше знакомство с первой минуты смахивало на сценарий банальной мелодрамы, где герои, забыв об обыденности, отдаются на волю случая, чувств и ведут себя так, как описывают исключительно на страницах бульварного чтива.

Мы не задавали лишних вопросов, не оглядывались назад. Было только здесь и сейчас. Были мы, теплая осень в Париже и наполненные желанием, страстью и недомолвками ночи в отеле. Не было прошлого, лишь настоящее. Без сожалений, без игры, без церемоний.

— Завтра я улетаю обратно в Америку, — произнес я, выводя узоры на ее спине кончиками пальцев. Ее волосы щекотали мне шею, губы едва касались моей груди. В номере витал запах выдохшегося за ночь вина, секса и мяты, тонкой вуалью струящейся по коже моей любовницы.

— Жаль, — прошептала она.

— Когда вернешься, мы же увидимся в Бостоне?

— Возможно. Я напишу, — расплывчато пообещала она и, поцеловав меня в губы — глубоко, нежно, будто в последний раз, — выбралась из постели.

Чувствовал ли я тогда, что больше не увижу ее? Возможно...
Но всегда легко искать подсказки и видеть знаки, когда поздно что-либо менять и ответ на вопрос уже дан. Когда знаешь, чем завершится история, в которой нет и никогда не могло быть до тошноты счастливого финала, как в чертовых фильмах.

Винил ли я ее?
Нет…
Да…
Отчасти.

Она не соврала и написала.
Конверт без марки, кто-то лично привез и бросил его в почтовый ящик. После я не спрашивал, но полагаю, это был ее брат.

Белый лист обычной бумаги внутри. Призрачное дуновение мяты, будто запечатанное вместе с письмом. Ровные строчки написанного от руки аккуратного текста звучали ее голосом. Отчего-то казалось, что будь письмо напечатано, то бездушные черные буквы, все эти обращенные ко мне слова, не имели бы смысла, не вещали бы горькую правду.
Не причиняли бы настоящей боли.

Привет, Киллиан, и прости…
Я за многое должна перед тобой извиниться.

Например за то, что ушла тогда из отеля, не простившись. Что трусливо сбежала, испугавшись еще раз посмотреть в глаза (потому что не выдержала бы, сорвалась, испортив все окончательно).

За то, что скрывала правду (да и ты не настаивал, ведь было и так хорошо, согласен? Верю, что ты ответишь “да” несмотря ни на что).

За то, что, наверное, использовала тебя (грубое слово, согласна, но хочу быть честной с тобой, да и с собой тоже). Прости…

Прости, что не предвидела нечто большего, что упустила грань, что позволила этому случиться. Прости, что влюбилась в тебя и дала повод сказать те дурацкие слова, которые тебе точно не стоило произносить. Прости, что не остановила (ты же все равно в них не веришь, правда? Ты не похож на тех, кто придает им значение. Ведь так? Пожалуйста, скажи “да”).

Прости, Киллиан, это сбой, ошибка в моем, как оказалось, неидельном плане. Мой серьезный просчет, погрешность, которую я допустила, иначе ушла бы гораздо раньше.

Прости за то, что дала тебе ложное обещание на новую встречу, зная, что она невозможна.

Прости (тут уж не моя вина, постарайся понять), что умерла, так и не набравшись храбрости сказать все это лично.

Зато у нас всегда будет Париж…

Эмма



Я сложил письмо и сунул обратно в конверт, только тогда нащупав внутри что-то еще.
Черно-белые фото из уличной будки, в которую она с трудом меня затащила, выпали мне на колени.
Четыре маленьких напоминания, с которых мне улыбалась ты…

Прощу ли я ее?
Нет
Да.
Отчасти

Приглашение на похороны пришло ровно через день.






Примечания:
Импульсы все еще бьют в голову, просят оживить редкие идеи, заплывающие в голову, но легкость слова меня покинула, поэтому за возможную критику и честные отзывы буду лишь благодарна.