Кокон безумия

Гет
NC-21
В процессе
1107
автор
astraveal бета
Размер:
планируется Макси, написано 578 страниц, 126 частей
Описание:
Каждый, кто попадал на остров Рук, становился его извечным пленником. Однако в этот раз что-то сильно пошло не так. Предполагаемая жертва оказалась опасным хищником, с которым нужно либо справиться либо перетащить на свою сторону. Однако о ком может идти речь, если единственным хищником на острове являлся Ваас?
Посвящение:
Тем, кто любит нестандартные сюжеты и, конечно, Вааса.
Примечания автора:
Я после прохождение FC3 задумалась над написанием сюжета. Поначалу, он был невнятный. Но потом я поняла, что именно хочу. Я надеюсь, что Ваас не уйдет с тропы канона, как часто у меня это бывает. Очень надеюсь поразить читателя сюжетом и персонажами.
Во всяком случаи, прочитав множество фанфиков на данный фандом, я поняла, что похожего на мой еще нет. Так пусть с таким сюжетом я буду первой.
Также мои преданные читатели могут заметить кое-каких персонажей из другого моего фанфика под названием "Остров, поделенный насилием". Я решила соединить их в какой-то степени.

Для заметок:
Джина - https://vk.com/album201067730_186052735
Тут есть арты по фанфику - https://vk.com/album201067730_248501015?rev=1
Группа по всему творчеству - https://vk.com/ginawolzogen
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1107 Нравится 479 Отзывы 50 В сборник Скачать

Часть 124

Настройки текста

Don't say that it's not fair That you're not the person you wanna be Oh, you'll be the end of me The end of me… (A Day To Remember — End of Me)

Рассел удобно расположился на стуле перед ноутбуком, болтая по видеосвязи с одним из наемников. Исписанный уравнениями и формулами лист бумаги лежал на стол. Люк держал в руках теплую кружку с кофе, пытаясь в уме воспроизвести все детали стоящей на носу операции. Дело в том, что на Раймнайде жизнь шла своим чередом и Расселу, как главе, приходилось вести важные операции и даже те, которые он задумал задолго до прихода на Рук. По графику, Люк должен был через минут пятнадцать уйти на долгожданный ужин и поэтому слегка торопился пройтись по всем деталям операции. К сожалению, бывали дни, когда ужин предоставлялся около десяти вечера.       — Я уверен, босс, что эта операция удастся. Все проходит так, как вы и предсказали, — вещал наемник по имени Дэйв с яркого экрана ноутбука. Люк задумчиво отпил кофе, совсем не противясь его горечи. Детали этой операции оказались важны и не пройтись по ним еще раз Рассел просто не мог. Он в письменном виде представил ее в одной из математических моделей и решил. Теперь нужно было донести до наемника то, что если он вдруг решит что-то поменять — все может рухнуть. Предводитель наемников дистанционно «брал» одну из пещер племени. Только отличало от других то, что пещера оказывалась очень важна для племени в религиозном смысле. Захват ее ударит по племени настолько сильно, от чего, быть может, они не смогут оправиться. Люк много дней наблюдал за данной пещерой, рисовал графики ее охраны и в деталях писал о том, какая флора и фауна располагается рядом. Племя ведь тоже отличалось хитростью и часто прибегало к помощи растений, дабы убить наемников каким-нибудь из опасных токсинов. Случайное касание к опасному растению и смерти не избежать.        — Детали прежде всего, Дэйв, — загадочно повторил Рассел, бросив взгляд на исписанный лист. — Ты должен делать все в точности то, что я тебе расскажу и потом пришлю в письменном виде. Никаких отклонений или импровизации. От деталей зависит вся операция. Наемник вздохнул, будто слова Рассела вообще являлись какой-то нудной болтовней для него. Однако не согласиться он не мог.        — Конечно. Но мы могли бы начать прямо сейчас. Ведь все тихо. Люк изогнул бровь в удивлении. Он ведь только что сказал про импровизацию. Некоторые наемники не сразу понимали всю важность деталей и полагали, что они сделают лучше. «Жаль, что все они не как Люций.» В своем приближенном Люк ни капли не сомневался. Он выполнял все в точности, как сказано изначально. «Я несколько дней занимался планом операции. И теперь это просто хотят превратить в ничто.»        — Нет, не могли, — усталым голосом произнес Люк, отпив еще кофе. — Ты вообще меня слушаешь? Мы не можем начать сейчас или через час. Мы можем начать в строго отведенное время. Я очень надеюсь, что ты понимаешь насколько это важно. Если ты провалишь операцию лишь из-за своей импровизации, то я… Однако Расселу не дали договорить. Его телефон, который спокойно лежал рядом с листом бумаги, завибрировал. Наемник, который только недавно тепло улыбался, стоял, не шевелясь. Кажется, Рассел даже спокойным голосом мог внушить в человека ужас. Взяв телефон, Люк внимательно посмотрел на имя вызывающего. Люций. «Как бы я хотел отправить на эту операцию тебя, Люцифер.» Рассел поставил чашку кофе на стол и, нажав на кнопку вызова, поднес телефон к уху.        — Привет, босс. У меня тут небольшой вопрос, — голос наемника был каким-то тревожным. Люк впервые слышал его таким.        — И что у тебя могло произойти? Наши влюбленные подрались? Люк предполагал, что Джейсон далеко не радужно встретит свою сбежавшую девушку. И итогом их встречи могла стать неплохая ссора и даже драка. Однако вопрос, который Люций задал, застал Рассела врасплох:        — Нет. Дело в том, что мне нужно знать, кто дежурит сейчас в медпункте. «Если не подрались, то зачем тебе медик?» Мужчина, задумавшись, потер переносицу. Интуитивно он ощущал, что случилось что-то нехорошее. Ведь Люций был обучен оказывать первую медицинскую помощь при любых травмах. Но здесь ее оказать было, кажется, не по силам.        — Дежурит… — протянул Рассел, не зная даже о чем и думать. — А в чем дело? Люций сказал не сразу. Ему тяжело давались слова и Люк понятие не имел почему.        — У Джины, кажется, произошел выкидыш. Зрачки предводителя наемников расширились в ужасе. Он сидел перед ноутбуком, смотря словно сквозь экран. «О, нет. Нет-нет, она же сейчас попробует кого-нибудь съесть, если вообще выживет.» Рассел понятие не имел, что могло произойти, дабы послужить причиной выкидыша. Но что-то ему ясно подсказывало, что дело во встречи Джины и Джейсона. Видимо, бывший воин Ракьят очень бурно отреагировал на ее побег.        — Как много крови она потеряла? Люк пытался понять, успеет ли он, дабы попытаться привести ее в чувства. Сможет ли он опередить ее «каннибализм» — оставалось загадкой.        — Довольно много, учитывая лужу на полу. Я не знаю, выживет ли она. У нее слабый сердечный ритм. «Она может умереть до того, как очнется.» Ситуация принимала ужасные обороты. Расселу казалось, что теперь ему нужно быть во всех местах одновременно. Ведь на носу серьезная операция, но ее прерывает умирающая девушка. Люку нужно было сделать два дела одновременно, однако он не мог. Никак не мог. Рассел стал лихорадочно соображать, что делать. Во-первых, врач Джине не нужен. Он не сможет ей помочь, а только все усугубит. Во-вторых, не факт, что Люк успеет ей оказать помощь. Однако он хотя бы мог попытаться. «Ладно-ладно, островная богиня. Придется мне вытаскивать тебя из цепких лап смерти.»       — Послушай, перетащи ее в дом Вааса. Он сейчас должен быть свободен. А затем жди меня, я приеду. Если она вдруг проснется, Люций, то ни в коем случае не стреляй в нее, что бы она там не делала. Джина слишком слаба и не сможет тебя убить или подчинить. Однако она будет пытаться. Короче, я сейчас приеду. Рассел отключился и сразу же стал набирать код одному из наемников, дабы ему приготовили вертолет. Наемник, который еще «висел» по видеосвязи, все слышал. Только он понятие не имел, что могло произойти, дабы Рассел сорвался с места. Ведь на носу была важная операция.        — Слушайте, босс… Люк, вспомнив об операции, внимательно взглянул на экран ноутбука.       — Дэйв, я не смогу, к сожалению, тебе все детально объяснить насчет операции. Поэтому перешлю все данные Бонсу. Я думаю, он сможет тебе все очень доходчиво объяснить. Наемник недовольно застонал, вздохнув. Он терпеть не мог слушать объяснения Бонса, потому как тот очень любил делать акцент на чем-то помимо операции.        — Бонсу? Вы ведь понимаете, что он начнет… Однако Люк закончил мысль за него.        — Да-да, я знаю. Бонс восхищается алкалоидами растений и все такое. Но он никогда не говорит что-то просто так. Если он расскажет тебе про растения, значит, это важно. Люк с грустной улыбкой на лице отключил видеосвязь, а затем глубоко вздохнул. Ему нужно было отправить все данные Бонсу. К счастью, химик знал обо всех операциях наемников и, к тому же, разбирался в тактике Люка. Именно Бонс научил Рассела правильно представлять реальные ситуации в виде математических моделей, а затем просчитывать события наперед. Именно поэтому операции Рассела имели большой успех. Он попросту высчитывал все до максимальной точности, учитывая почти все, что могло произойти с большой вероятностью. *** Мрачная и тревожная атмосфера повисла в доме Вааса. Она совсем не шла этому месту и вообще казалась совсем чуждой. Ведь когда-то здесь проходили самые веселые попойки со стриптизершами и ведрами алкоголя, собирался в ровненькие дорожки кокаин, который втягивали с особым удовольствием. Но теперь от прошлого не осталось и следа. Казалось, мрачная атмосфера высушила прошлое этого места. Под тонким серым покрывалом на кровати Вааса лежала Джина, закрыв глаза. Ее губы были едва приоткрыты, а грудь слабо поднималась и опускалась. Вид ее оставлял желать лучшего: белое, как полотно, лицо, впалые щеки и опухшие глаза. Люций сидел рядом на стуле, наблюдая за нестабильным состоянием девушки. Он смог стащить с нее джинсы, а затем и трусы, дабы не заляпать ее грязной одеждой все вокруг. У него возникала мысль в голове помыть девушку под душем, только вот он решил этого не делать. Все-таки неизвестно какой Джина очнется и когда. «Если вообще очнется» Люцифер без какого-либо фанатизма наблюдал за лежачей, гадая, очнется ли она. Ведь Джина потеряла достаточно крови для того, чтобы полноценно умереть. Однако, кажется, ее организм пытался что-то с этим сделать и не хотел сдаваться. Во всяком случае, ее сердце билось, а грудь вздымалась и опускалась. Люций не понимал, как Джина могла приложиться к алкоголю, ведь последствия уже тогда были ясны. По видимому, девушка решила, что ей ничего не грозит. «Очень жаль, Джина, что ты недооценила риск своего поступка. А ведь всего этого можно было бы избежать.» Мысли наемника прервались звуком хлопанья двери. Рейнфорд с интересом перевел взгляд на дверь в спальню. «Кажется, босс приехал»       — И почему все так любят срывать мне ужин? — послышался недовольный голос Рассела, а затем дверь в спальню отворилась и Люк с усталым видом проник в комнату. Мужчина внимательно взглянул на лежащую девушку. Люк не имел медицинского образования, но уже беглый взгляд дал понять, что все плохо. «Кажется, ей недолго осталось. Но я должен что-то сделать, дабы оживить ее.» Рассел осторожно сел на край кровати и стал ощупывать руку девушки, будто пытался проверить пульс. Пульс, как он и ожидал, оказался слабым.       — Хреновая ситуация, — недолго думая, произнес Люк. Он ясно учуял тонкий аромат алкоголя и тут же поморщился. «Совсем неудивительно.»       — И что делать? — вдруг задал вопрос Рейнфорд. В его голосе не было ни тревоги, ни страха, ни волнения. Однако что-то в нем все-таки было: лишь крохотная часть интереса. Люк понятие не имел, что делать. Это оказалась одна из тех немногих ситуаций, когда он просто не знал, что делать. «Нужно попытаться ее привести в сознание. Только вот как?» Однако соображал Люк намного быстрее, чем осознавал это. «Она же гребанная каннибалка. Ты разве не знаешь, что нужно делать?» Мужчина тихо вздохнул. Ему в голову приходили разного рода мысли и, кажется, одна из них имела шансы на успех.       — Сейчас кое-что попробую, — решительно произнес Рассел и, отпустив руку Джины, склонился над ней. Он осторожно открыл девушке рот и, стараясь глубоко не дышать, засунул палец внутрь. Люк плотно приложил подушечку пальца к клыку и очень резко дернул его в сторону. Боль моментально ужалила его в подушечку пальца, но мужчина вовсе не обращал на это внимание. Рассел вытащил палец и, удостоверившись в образовавшейся маленькой ране, сжал руку в кулак. Люций молча наблюдал за тем, что его босс делает. Он понятие не имел, как это может помочь при такой травме, но верил, что все делается не просто так. Его босс всегда действовал какими-то тайными тропами, которые не находили никакого логического объяснения. Только вот именно эти тропы оказывались намного эффективнее привычных «дорог». Люк тем временем вернулся на край кровати и стал наблюдать за Джиной. Он сделал все, что мог в данной ситуации. Запихивать окровавленные конечности человека не имело смысла, пока девушка без сознания. Но кровь могла ее оживить.        — Если она проснется, то у нас есть все шансы ее восстановить, — усталым голосом поделился Рассел. — Я дал приказ кого-нибудь перемолоть из рабов в лагере, дабы покормить Джину. Только каннибальский аспект может помочь ей выжить. Люций поднял бровь в изумлении. Он понятие не имел, что это значит. Наемник пытался отыскать логику в словах Рассела, но почему-то не мог. Для него вся эта ситуация являлась какой-то нереальной. Ведь от интенсивной потери крови человек умирал, а здесь его пытались реанимировать с помощью крови и каких-то каннибальских утех. «Я ничего не понимаю. Просто ничего.»       — Каннибальский аспект? — в замешательстве спросил он. На самом деле, Рейнфорд оказался не прочь увидеть хваленую силу Джины. Только вот после такой обильной кровопотери вряд ли она смогла что-то выдать из своего арсенала. Люк кивнул. Он прекрасно понимал, что именно этот аспект ее личности сможет помочь.       — Будь она полностью человеком, то ей уже ничего бы не помогло. В ее каннибализме есть плюсы, Люций. Он может спасти ей жизнь в самых экстремальных для организма условиях. Рассел достал из кармана телефон и взглянул на время. Ужин, к которому он так спешил, можно забыть. Ведь он строго отводил время на дело с захватом пещеры, дабы успеть перекусить. Но теперь, кажется, он будет есть только перед сном. «Как приятно менять горячий вкусный ужин на умирающую каннибалку. Только этого всю жизнь и ждал» — с насмешкой на губах подумал Рассел. Не будь Джина ему важна, то он просто кинул бы ее умирать. Но увы, все обстояло далеко непросто. Убрав телефон в карман, Люк взглянул на неподвижную Джину. Он уже хотел признать, что у них ничего не вышло, однако австрийка неожиданно открыла глаза. Люций с каким-то внутренним трепетом перевел взгляд на девушку, ожидая увидеть хоть что-нибудь интересное. Ее замученный взгляд внимательно обшарил комнату в поисках чего-то конкретного. Но, не найдя его, устремился прямо на Рассела.        — Мой… Ребенок… Он… — стала шептать девушка, а затем медленно села, пытаясь совладать с эмоциями. В ее голове сейчас царил полнейший хаос. Люк, который пристально наблюдал за ней, понял одну вещь. Джина очнулась собой, а не своим каннибальским аспектом. А значит, она смогла его подавить. «Она может подавить его из-за сильнейших человеческих переживаний. Но эта не та ситуация, где она должна так делать.» Рассел вдруг почувствовал укол тревоги. Он сейчас действительно испытывал тревогу за то, что происходило с этой девушкой. Люк редко что-то чувствовал по отношению к кому-то. Только сейчас ситуация была особой. Джина положила дрожащую руку на живот, словно могла определить жив ли плод. И в ее случае, как ни странно, это сработало. Она замерла, не в силах поверить в то, что ощущала. А после ее лицо медленно поменяло выражение: на нем отразились неверие и боль. Губы девушки приоткрылись и она издала душераздирающий крик. Голос ее в этот момент походил больше на вой раненного животного: пронзительным и нечеловеческим, от чего казался предсмертным. «Только не кричи… Только не…» Люций слегка вздрогнул от неожиданности, стараясь предугадать действия своего босса. Рассел сидел, понимая, что ситуация ухудшается на его глазах. Джина оказалась настолько разбита внутренними переживаниями, от чего подавила все, что пыталось ее спасти. Во всяком случае, состояние у нее было сугубо человеческое. «Дела плохи. Очень плохи.» Люк ясно предчувствовал чем именно обернется состояние Джины. Она, кажется, совсем не была настроена взять себя в руки. Всепоглощающее горе сожрало ее душу за один миг. Прекратив орать, девушка взглянула на Рассела и неожиданно кинулась к нему. Люций по привычке уже хотел вмешаться, однако вовремя вспомнил слова босса насчет всего этого. Так что ему оставалось с тревогой наблюдать за происходящим, готовясь в любой момент оттащить девушку от Рассела. Джина схватила Люка за руки и настолько сильно сжала их, от чего мужчина негромко застонал. Австрийка внимательно взглянула в зеленые глаза Рассела, пытаясь сформулировать мысль. Что-то в темных карих глазах привлекло внимание мужчины. Что-то необъяснимое, непонятное и до боли знакомое. Люк, смотря в опухшие глаза девушки, вдруг мысленно прикоснулся к ее горю. И оно, лопнув как воздушный шар, вылилось на него, словно вода. Рассел ощутил такую жуткую боль, от которой хотелось свернуться в калачик где-нибудь в углу и никогда из него не выходить. Какие-то серые воспоминания, бешеные мысли и водоворот сомнений стали атаковать разум Люка. Секунду назад он ясно видел лютое одиночество, а теперь лицезрел бесконечную утрату.        — Я хочу умереть, — тихий шепот возник то ли в голове Рассела то ли в действительности. Он не понимал. Горе, к которому он прикоснулся, продолжало таранить его ментальные щиты. Жуткая боль металась где-то под кожей, словно искала выход наружу. «Зачем ты позволил ей залезть к себе в душу? Ты прикоснулся к ее горю, но к чему прикоснулась она, ты подумал?» Однако Рассел вообще ничего не соображал. Он чувствовал себя каким-то чересчур обкуренным. Он смотрел в глаза Джины, но не видел ничего. Лютое одиночество, которое будоражило его сознание, сменялось состоянием, близким к смерти.        — Убей меня. Ты можешь, я знаю, — вновь тихий шепот пытался обратить на себя внимание. «Но к чему прикоснулась она?» — этот вопрос повис где-то в пространстве. Рассел закрыл глаза, пытаясь призвать все свои силы для того, чтобы изолировать этот странный контакт. Он хотел выбросить ее горе из своей головы, сбежать от ее бешеных мыслей и настойчивых образов. Ему оказалось совсем непривычно ощущать столько разных эмоций. Люк вдруг почувствовал себя в теле Джины. Он упал на колени, залитый с ног до головы кровью. Только эта кровь радовала его до безумного смеха, который так и рвался из груди. Он почувствовал вкус человеческой плоти на губах и улыбнулся. Неужели именно этого он желал всю жизнь? Неужели… Но затем все померкло и теперь вкус крови и мысль о человеческой плоти приводили в бескрайнее уныние. Перед ним стоял Джейсон, который все твердил и твердил о жизни без насилия, убийств и плохого поведения. «Он хочет искоренить это во мне. Но это часть меня. И, когда я это потеряю, то перестану быть собой.»        — Убей меня. Разве такие как я заслуживают жизни? Просто…сделай последний шаг. Теперь Рассел видел себя в черном пространстве, где стоял в образе Джины напротив себя же. Сзади Люка, словно змеи, ползали тени. Они оплетали его тело, подобно плющу. Джина упала перед ним на колени, подставив шею. Темные змеи, открыв свои бестелесные пасти, устремились к хрупкой шеи. «Нет, нет… Это не должно произойти. Этого не будет!» Однако Люку удалось удержать над собой контроль и заставить образ исчезнуть еще до того, как змеи вцепились в шею девушки. Он выбросил из своего сознания ее горе, словно мусор. Хаотичные эмоции стали покидать его, а сознание прояснятся. «С таким калейдоскопом эмоций я бы не выжил. Как ей удается с этим справляться?» Люк медленно открыл глаза и обнаружил, что сжимает за запястья руки Джины, а сама она лежит у него на коленях лицом вниз. Мужчина совсем не обращал внимание на то, что задняя часть девушки оголилась.        — Что произошло? — тихо спросил Люк, пытаясь анализировать ситуацию. На его лице застыло выражение, которое Люцию никогда не приходилось видеть раньше: это было лицо человека, только что заглянувшего в свой личный ад.        — Джина умоляла ее убить, а затем ее что-то сильно напугало и она вновь отключилась, как я понял, — тихо ответил Люций, вообще не понимая, что произошло между этими двоими. Поначалу Рейнфорд все понимал, а затем Джина и Люк стали смотреть на друг друга таким взглядом, будто мысленно общались. «Она к чему-то прикоснулась в ответ. И это что-то затронуло ее душу настолько глубоко, насколько это возможно.» Рассел медленно погладил девушку по волосам, гадая, что же она такого увидела в ответ, от чего свалилась обратно в обморок. В любом случае, увиденное нанесло ей ущерб и неясно насколько масштабный. То, что увидел Люк — поразило его в какой-то степени. Ведь Джина ворвалась к нему в сознание с просьбой самоуничтожения. Мог ли он ее уничтожить вне пространства или это всего лишь проецирование ее желания?        — Кажется, вместо улучшения ситуации, я ее лишь ухудшил, — нехотя признался Рассел, полностью осознавая, что Джина действительно может погибнуть из-за увиденного. У нее и так не было сил, дабы себя восстановить. Но теперь ей сделается еще хуже. Люций понятие не имел, что именно сотворил Рассел. Он даже не двигался, а девушка настолько сильно чего-то испугалась, от чего вновь потеряла сознание. «Неужели это что-то в Расселе?» Люк, поглаживая Джину по волосам, думал, что делать дальше. Ведь она могла бы увидеть в нем нечто хорошее, прекрасное, ангельски доброе — то, чем он когда-то был. Крошечная часть прошлого до сих пор сидело в Расселе где-то очень глубоко, словно загнанный зверь. Но, вместо этого, она увидела что-то чудовищное. «И прикоснулась к нему, позволив напасть.» В любом случае, Рассел не мог находиться рядом с Джиной и пытаться ее утешить, особенно теперь. Тем более он плохо справлялся с такими ситуациями.       — Слушай, Люций, — задумчиво стал говорить Люк, повернувшись к наемнику. — Я не тот, кто может с ней нянчиться все время. Поэтому я оставляю ее на твоих руках. Если она проснется, то попробуй накормить ее тем, что принесет Майк. Все, что угодно делай, но она должна поесть человеческой плоти, иначе погибнет. И не пускай сюда Джейсона. Люций кивнул. Он понял сразу, почему Джейсону рассказывать об этом не стоит. Во-первых, он может обвинить во всем Люка или что-то типа этого. А, во-вторых, он явно не улучшит ситуацию, ведь они с Джиной поругались. Но все-таки оставался один важный вопрос.        — Но что, если она не проснется? — Люций спрашивал на полном серьезе. С Джиной творилось вообще непонятно что. И скидывать со счетов ее смерть не стоило. Люк внимательно взглянул на своего подчиненного и перемена, произошедшая в нем, была поистине разительной: лицо его сделалось настороженным, почти испуганным.        — По этому поводу у меня только плохие новости, — тихо проговорил Рассел и его голосе слышались нетипичные для мужчины подавленность и тревога. — Но постарайся ради меня, хорошо? Она нужна мне живой. Если бы я мог улучшить как-то ситуацию, то бы попытался прямо сейчас. Но выходит, к сожалению, наоборот. В итоге Люций остался один присматривать за Джиной, не понимая, что происходит. Но в его голове уже формировались логические выводы. Теперь Рейнфорд точно знал, что Джина Люку очень нужна, только цель оставалась неясной. По видимому, наемник оказался прав, когда думал насчет личной заинтересованности. Только создавалось ощущение, что на Рассела кто-то давит сверху или что-то типа того. Ведь Люк дал ясно понять, что не ощущает к Джине каких-то романтических чувств, но в то же время был лично заинтересован в ее выживании. Оставался лишь вопрос — почему?
Примечания:
Так, ну давайте свои варианты почему Люк заинтересован в выживании Джины.
Неужели Люций прав и на него кто-то давит сверху? И как думаете, что увидела Джина, прикоснувшись к Расселу?
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты