Перевод

Cosmic Love 111

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Шерлок (BBC)

Автор оригинала:
plaguedbynargles
Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/1915806

Пэйринг и персонажи:
Шерлок Холмс/Джеймс Мориарти, Чарльз Огастес Магнуссен, Молли Хупер, Себастьян Моран, Джон Хэмиш Ватсон, Майкрофт Холмс, Мэри Элизабет Морстен
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 192 страницы, 37 частей
Статус:
в процессе
Асексуальные персонажи Ангст AU Соулмейты Дружба

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В мире семи миллиардов душ, только счастливчикам выпадает шанс встретить своего биологического соулмейта. Одно мимолётное касание, и вот они запечатлены навсегда, обретая психологическую связь, которая может вылиться во что угодно – общие эмоции, чтение мыслей. Шерлоку Холмсу никогда не приходило в голову заняться поисками своей пары, и это последнее, о чём бы он подумал, поднимаясь на крышу Святого Варфоломея, где ему предстояло встретиться лицом к лицу со своим главным противником

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Если вы читаете эту работу не с сайта, а качаете на устройство, настоятельно рекомендую форматы epub и pdf, так как только в них сохраняется оригинальное форматирование текста. Иначе трудно читать.

Earth

15 февраля 2019, 23:24
      Шерлок проснулся с неприятным привкусом во рту, совершенно незнакомым и неузнаваемым. Поначалу ему было удивительно комфортно, но тепло кровати начинало надоедать. Детектив сделал глубокий вдох и развернулся, надеясь найти место, ещё не нагретое телом. А если быть точнее, попытался развернуться – чьё-то тело помешало ему завершить начатое. Моментально освободившись от оков сна, Шерлок раскрыл глаза, в то время как его пульс от размеренно сонного рванул вверх к бешеному, питаемому адреналином.       Итак, кто-то был с ним в кровати. Мужчина. Они были раздеты, о ужас. Детектив обратился к возможностям своего мозга, стараясь вспомнить, где он находился до приезда домой. Он пошёл в бар…чтобы встретиться с Мориарти, чтобы, наконец, завершить игру...       Ему не хватило силы духа посмотреть вбок.       Боже мой.       Неужели он ощущал тепло тела Джима Мориарти? Шерлок во второй раз раскрыл глаза, приготовившись взглянуть на напарника и увидеть там Мориарти чуть ли не одетого в Вествуд, с зализанными волосами, хищным блеском в глазах. Но то, что он увидел, представляло собой совсем иное зрелище: тёмные волосы торчали во все стороны, кожа была обнажена и лицо, хмурящееся даже во сне, было повёрнуто в сторону двери. Даже с такого необычного угла обзора в глаза бросались идеально подровненные брови.       Шерлок сдержал рвотный рефлекс, вызванный нервами.       Почему, почему, почему, почему Джим Мориарти лежал голым в его постели?       Детектив вновь принялся штудировать свой мозг, стараясь найти в памяти осколки вчерашнего вечера. Что же они наделали? Он написал Джону записку…нет, только хотел написать. Он встретился с Джимом, на нём были очки, они заказали по скотчу.       По ту сторону связи сонный покой стал понемногу таять, и в панике Шерлок постарался привести свои мысли в порядок. Они пили скотч, но не в таком количестве, чтобы у детектива отшибло память! Он был уверен, что не напивался, к тому же, голова не болела. Так почему же он проснулся в одной постели с Мориарти?       Вдруг одно воспоминание всплыло в голове Шерлока. Запах дорогого парфюма, мягкость губ.       Боги…       Воспоминания о прошлой ночи одно за другим накидывались на Холмса, обдавая его волной возбуждения. Он вспомнил их поцелуи, их касания, сплетение рук, расстёгивание пуговиц. Но сильнее всего его волновало непонятное жужжание в голове и в венах, доставляющее ему приятное тепло, никуда не желающее исчезать.       Шерлок вспомнил, как горели глаза Мориарти, как волосы злодея-консультанта переплетались между пальцев детектива, вспомнил, с каким звуком закрылась за ними дверь, как он оставлял следы укусов на теле консультанта, вспомнил и все поцелуи.       И потом, было кое-что ещё.       Привкус во рту Холмса резко усилился десятикратно.       Боже мой       Шерлок едва сдержался, чтобы не опустошить желудок. Он никогда не чувствовал себя настолько раскрытым перед кем-то. Мориарти, теперь знавший каждый дюйм его тела, мог использовать что угодно против детектива. Дело было даже не в том, что он станет это делать, уж через чур нелогичным оказался бы подобный поступок, а в том, что такого рода интимность и близость, казалось, нарушала некую сложившуюся базу в жизни Шерлока – теперь её «центр тяжести» сдвинулся, а нормы больше не существовало.       Их одежда была разбросана по комнате, вещи Мориарти были все чёрного цвета.       В этот раз детектив не смог сдержать рвотный позыв и, не заботясь о каком-либо прикрытии, рванул в ванную комнату. Он едва успел добежать до унитаза, когда его вырвало.

***

Джим проснулся в падении, опутанный простынями. Сознание вернулось к нему в одну секунду, тем самым одарив такой же сильной головной болью, как если бы Джим со всей силы впечатался ею в прикроватную тумбу, не подставь он вовремя руку. Его волновали одновременно несколько вопросов, например, какого чёрта он делал обнажённым в незнакомой спальне? И почему ему слышались звуки рвоты из-за двери напротив?       Кровь тут же ускорила свой темп. Что могло произойти? Он же никогда не занимался ничем подобным. Обстановка вокруг кричала об алкоголе, а он всегда был очень осторожен, чтобы поддаться опьянению. Где он находился?       Он приехал в бар, чтобы умереть вместе с Шерлоком и потом –       О.       Внезапный неразборчивый гул и бормотание по ту сторону связи немного разъяснили ситуацию.       Но в то же время, многое оставалось в тумане. Он выпил всего один бокал скотча, и прекрасно знал, когда ему хватит. Почему он вдруг отклонился от заранее продуманного плана? Он поцеловал Шерлока, они поехали к нему домой и …       По венам Джима начал распространяться лёд. Нет, нет, нет… Этого просто не могло быть.       Злодей-консультант резко выпрямился, стряхивая с себя одеяло. Шерлок по ту сторону стены уже, казалось, опустошил весь желудок, отчего Мориарти тоже начинал чувствовать слабость.       Что за игру теперь вёл Шерлок?       Питаясь страхом, в центре грудной клетки Джима начала зарождаться чистая ярость. Босой, в одних штанах и расстёгнутой рубашке, Мориарти направился уверенным шагом в сторону, как предполагалось, ванной комнаты детектива.       Шерлок выглядел тощим и бледным как сиденье унитаза, на которое он опирался. Он наспех обернул полотенце вокруг нижней части тела. Его кудри были взъерошенной шевелюрой из волос и пота, а его грудь поднималась и опускалась в глубоких вздохах, он явно пытался отдышаться после приступа рвоты.       - Не хочешь рассказать мне, - голос Джима подрагивал от ненависти, - что ты задумал в этот раз?       Детектив медленно поднял голову, что только подействовало на нервы злодею-консультанту: - Я здесь не при чём.       - Как бы не так! – Джим с удивительной прыткостью дёрнул Шерлока за руку, возвращая в вертикальное положение, и прижал к стене. – Думаешь, я теперь твой педик, Шерлок Холмс? Думаешь, что сможешь трахать меня и унижать?       - О, дай угадаю, - голос Шерлока стал твёрдым, полотенце угрожающе поползло вниз по бёдрам, - так значит, в напитках ничего не было? Просто так вышло, что мне неотлагательно приспичило привезти тебя к себе? По велению сердца?       - Что тут за шум? - шаги прогремели из спальни Джона, и вся кровь отлила от его лица, когда он появился в дверях ванной комнаты, - Мориарти…       Джим вновь вжал детектива в стену.       - Мы должны были умереть, ты, чёртова скотина! Таков был уговор! - он отшатнулся назад, почти готовый рыдать. – В этом был весь смысл. А ты всё испортил!       - Почему он в нашей квартире?       - Мне стало плевать на нашу игру в тот момент, когда ты решил пожать мне руку! - Шерлок закричал в ответ, полотенце полностью упало. Джон отвёл глаза.       - Так, Шерлок, ты бы мог просто…       - Не смей, - огрызнулся Джим, - переводить стрелки на меня! Если бы мне было известно о твоей заурядности, я бы с тобой никогда не связался! Ты был не похож на них всех, Шерлок, - к своему ужасу, голос Джима вновь сорвался, и ему пришлось приложить кулак к губам, чтобы вернуть душевное равновесие.       - Что здесь происходит? – попытался вновь Джон.       Шерлок вновь одернул на себя полотенце:       - Я думал, ты представляешь особый класс преступности, - прорычал он в ответ.       - Да кто-нибудь вообще видит меня? Эй! – голос Джона, наконец, смог ворваться в тираду двоих консультантов, после чего две пары одинаково устрашающих глаз метнулись в его сторону.       - А теперь послушай меня, - Джим вновь повернулся к Шерлоку, его голос стал привычно тихим и не сулящим ничего хорошего, - если ты расскажешь хотя бы одной живой душе о том, что произошло, - его слова были едва различимым шёпотом, - я закопаю заживо каждого, кем ты дорожишь. Это тебе ясно?       - Отойди от него, Мориарти, - приказал Джон, - у меня есть оружие в соседней комнате, и я не поколеблюсь его использовать.       - Забавно, - дыхание Джима стало поверхностным и быстрым, голова начала кружиться, - потому что у меня есть под рукой лезвие, - он схватил его с ближайшей полочки и приставил к шее детектива, в то время как Шерлок успел схватить его за запястье, - и твой маленький ангелочек.       - Даже не верится, что я тебе отсосал.       - ЗАТКНИСЬ!       - Уходи, - голос Шерлока был ровным и холодным, - и не возвращайся. Игра закончена.       - ОНА ДОЛЖНА БЫЛА ЗАКОНЧИТЬСЯ ТОЛЬКО С НАШЕЙ СМЕРТЬЮ! –Джим попытался освободить свою руку, прицеливая лезвие к шее Шерлока. – Посмотри, что ты натворил. Только посмотри… - казалось, что криминальный консультант сейчас разрыдается, он явно не справлялся со своим голосом и эмоциями, но его глаза были полностью сухими.       - Мориарти, отпусти его.       - Я его держу, Джон, - успокоил друга Шерлок, несмотря на своё положение, - он ничего не сможет сделать.       - Если ты не будешь двигаться! –Джим повернулся к Джону с дикими глазами: - Уйди из дверей, Ватсон!       Джон оставался на месте.       - Я СКАЗАЛ, УХОДИ! – лицо консультанта исказилось страшной гримасой, и, встретившись на короткое мгновение взглядом с Шерлоком, Джон послушался.       Джим отпустил детектива и откинул лезвие, после чего удалился обратно в спальню. Шерлок последовал за ним, глаза его были наполнены отвращением и враждой.       - Ты воспользовался мной, - отрезал он, – своим дорогим девственником. Доволен? Я предоставил тебе хороший секс? Теперь у тебя достаточно средств, чтобы повторно меня уничтожить?       - Оставь меня в покое, - Джим поднял свой ботинок и, секунду задержав на нём взгляд, кинулся им в сторону Шерлока, продолжая поиски второго.       - А знаешь, теперь я начал понимать, о чём говорилось в тех статьях о связи с психопатами, - продолжил детектив, - я ведь никогда толком ничего не чувствовал с твоей стороны, не так ли? Это всё было фарсом, чтобы я предстал перед тобой уязвимым.       - Просто отвали, Шерлок, - Джим чувствовал себя невероятно паршиво. Воспоминания, казалось, окутывали его с новой силой, не давая малейшего шанса укрыться. Мерзкие слова эхом раскатывались в голове консультанта.       - Не стоит давить на жалость, - жестоко прорычал детектив, читая его мысли. – Это дешёвый ход для такой игры, которая, как я думал до текущего момента, была выше подобных гадостей.       Джим трясущимися руками пытался застегнуть рубашку.       - Но недостатком в этом споре как раз является то, с чем ты сам когда-то согласился, - продолжил детектив, - Ты это я, помнишь? А я высоко-функциональный социопат.       Я не ты.       Соглашусь. Между социопатами и психопатами есть существенные различия. Кому-то даже может показаться, что тебя стоило бы запереть.       Отвали от меня.       Джим направился к выходу, не забыв по пути протаранить плечом Джона.       - Прекрати притворяться, будто это доставляет тебе боль, - Шерлок направился было следом за преступным консультантом, несмотря на руку Джона, предостерегающе лёгшую на его плечо, но Мориарти резко развернулся.       - ОСТАВЬ МЕНЯ В ПОКОЕ, ЯСНО? ИЛИ ТЫ ЗАБЫЛ, ЧТО БУДЕТ, ЕСЛИ ТЫ ЭТОГО НЕ СДЕЛАЕШЬ? – горло Джима начинало болеть, и он не был уверен, только ли от крика. Эта мысль заставила его дрогнуть всем телом. Он не сводил глаз с детектива, пока медленно продвигался назад в направлении двери, по пути захватив свои очки с письменного стола.       - Что? Ты сожжёшь меня?       По правде говоря, Джим не знал, что бы сделал, но он точно знал, что в тот момент хотел оказаться в полном одиночестве как можно дальше от детектива. Ему даже не удалось найти колкий ответ для детектива, так, он безмолвно вылетел за дверь.       Контроль, контроль, контроль…

***

      После ухода Джима в квартире стало жутко тихо.       - Шерлок? – первым заговорил Джон, поворачиваясь к другу. – Что это было?       Шерлок смотрел в пол с приоткрытым ртом, но был абсолютно неспособен вымолвить хоть слово.       - Стычка, - наконец, смог он произнести.       - Стычка? Шерлок, - голос Джона уже начинал терять привычную мягкость, - только что в нашей квартире находился полуголый Мориарти, - он потряс головой, - нет, Шерлок, сядь.       Детектив закатил глаза: - Я не собираюсь…       - Ты в порядке? – прервал друга Ватсон, осматривая тело Шерлока на предмет возможных укусов и синяков.       Нет, в порядке он точно не был, подумал Шерлок. Но ответил он иначе: - У меня всё под контролем, - и направился из гостиной, но Джон ухватил его за руку и заставил приземлиться на диван, напоминая о предыдущей ночи.       - Ну, нет, - провозгласил доктор, - сейчас ты расскажешь мне всё, что здесь произошло, понятно, Шерлок? Вы ведь не?..       - Естественно, да, - отрезал Шерлок, на что лицо доктора искривилось.       - Тебе нужно в больницу, - тихо произнёс он, - он ведь не предохранялся?       - Нет.       - Почему ты не позвал на помощь? – выдохнул Джон. – Господи, Шерлок, я думал, ты ушёл спать раньше обычного…       - Не позвал на помощь? – прервал друга Шерлок, осознавая вдруг, что они обсуждают совершенно две разные ситуации. – Это не было изнасилованием.       Джон поднял брови: - Тогда что это было?       - Мы выпивали в баре и, видимо, поддались ...чему-то.       Челюсть доктора отвисла: - Вы выпивали? Да какого чёрта? Ты что, не знаешь…       - Да, - вновь закатил глаза детектив, - я в курсе обо всех опасностях. Я выпил пол бокала скотча, не понимаю, почему…       Он подумал о смятых записках в мусорке, нужно было избавиться от них.       - Нет, Шерлок! - голос Джона резко повысился. – Я имею в виду, неужели ты не знаешь, как опасно употреблять алкоголь в первые недели после образования связи?       Детектив моргнул. Видимо, ему стоило это знать, и более того, кажется, его теперь неизбежно ожидала лекция.       - Боже мой, Шерлок! – Джон просто не верил в происходящее. – Нельзя смешивать новообразованную связь и алкоголь! Никогда! Он позволяет той самой части твоего мозга иметь приоритет над всеми твоими внутренними ограничениями. Вот поэтому я и ненавижу все эти дурацкие брошюры, которые раздают в больницах, никто никогда их не читает!       Шерлок нахмурился: - Но наша связь уже длится несколько недель!       - Шерлок, ждать советуют минимум месяц, - Джон закрыл ладонью лицо, - и это среднестатистические данные. Что-то мне подсказывает, что Мориарти знал об этом.       - Что-то мне подсказывает, - пробурчал детектив, - что не знал.       - И как же ты можешь быть уверен?       - Потому что могу находиться в его голове! – Шерлок был разочарован. – Я знаю, о чём мы с ним думали, когда шли в тот бар.       - И о чём же?       Детектив потряс головой: - Сейчас это уже неважно.       - Важно, Шерлок! Он силой тебя заставил!..       - Я этого хотел!       Лицо Джона упало.       - Я этого хотел, - продолжил Шерлок, с ненавистью к самому себе, - именно я сделал первый шаг и поцеловал его, и предложил приехать сюда. Именно я начал первым раздевать его… Это всё я.       - Ты его защищаешь, - голос Джона теперь был лишь шёпотом. – Ты и правда его… Чья была идея не предохраняться?       Шерлок отвел взгляд: - Моя.       - Господи, Шерлок, - выругался Джон, - мы проверим тебя на всё, кто знает, что ты мог подхватить.       - Ты ведёшь себя так, словно во всём этом только моя вина, но сам недавно заявлял, что у обоих ограничения были отключены на биологическом уровне.       - Нет, я не считаю тебя виноватым, но сейчас мне стоит позвонить Майкрофту. Так больше продолжаться не может. Нужно сделать что-то с этим монстром.       - Я могу сам о себе позаботиться! – Шерлоку надоело терпеть такое отношение к себе. Да, ситуация складывалась отвратительная, и чувствовал он себя противно, но это не значило, что сразу же нужно вызывать Большого Брата. И вообще-то это Джон оставил его в одиночестве вчера вечером. – И если ты не заметил, ему это всё тоже не нравится.       - Мориарти психопат, Шерлок, он актёр. И теперь, когда он подобрался к тебе настолько близко, ему ничего не будет стоить играть тобой, как вздумается.       - Мне нужно в душ, - Шерлок поднялся и покинул доктора. Что бы там Ватсон не говорил, но невозможно было сыграть те эмоции, которые детектив видел и чувствовал в злодее-консультанте тем утром. Его паника была более чем реальной.       Детектив не мог с точностью знать, что думал Джон о его чувствах, но был уверен, что доктор ошибается. Также, ему было почти жаль криминального консультанта, хотя Шерлок до конца так и не смог сформировать своё отношение к сложившейся ситуации, всё, чего он желал, это смыть с себя запах Джима.

***

Себастьяну хотелось авокадо.       Не то чтобы он обычно их покупал, но после недели попыток выяснить, как, чёрт возьми, он собирается впасть повторно в милость Мориарти на диете, состоящей в основном израмена, он был готов к настоящей еде. К чему-то, что не содержало бы трёхдневную норму натрия в одной порции. Авокадо напоминали Себастьяну о той части его жизни, в которой ещё вовсю играли краски, по сравнению с нынешней его реальностью, постоянно находящейся в тени и состоящей из чёрного, белого и полутонов серого. А ещё в ней было много красного. Слишком много красного.       Вечером Себастьян прибыл в Tesco (крупная сеть продуктовых магазинов прим. пер.), поздновато для вылазки за продуктами, но, тем не менее, снайпер не ожидал, что в паре метров от залитого светом здания магазина ему накинут на голову мешок.       Его оттащили в ближайший закоулок и избили так, что он перестал различать, где находится земля и небо, после чего его связали по рукам и ногам и бросили на заднее сиденье автомобиля.       Ситуация кричала одно имя – Мориарти. И Себастьян понимал, что должен быть счастлив, что босс сам его нашёл, таким образом, он сможет попытаться вернуть его расположение, и продолжить работать на старшего Холмса. Главным было пережить возможные последующие избиения, ведь Мориарти в тот момент был крайне зол на него и мысль о том, что сейчас его везут в неизвестном направлении кучка головорезов, невольно воспламеняла в памяти слухи и истории о Мориарти и его мести.       Автомобиль ехал около двух часов, после чего снайпера выпихнули на влажную траву. Вдалеке можно было слышать звуки автомагистрали, но ветер в деревьях шумел сильнее проезжающих машин. Воздух был слегка влажным. Неподалёку слышалось, как несколько пар рук что-то копают лопатами.       Наконец, мешок с головы был снят, и перед глазами Себастьяна предстал ангел.       Крупный каменный ангел, который принято использовать для украшения надгробий, возвышался над ним, неравномерно освещаемый несколькими портативными светильниками, расставленными полукругом рядом со снайпером. Перед ним несколько мужчин рыли яму.       Чёрт.       - Ты веришь в высшие силы, Себастьян Моран? - холодная, очень знакомая ирландская медленная речь прозвучала справа от снайпера, и он мгновенно повернулся в сторону от могилы, где над ним стоял никто иной как Джим Мориарти.       Он почти инстинктивно ответил, что он действительно родился и вырос христианином, но его умная сторона решила, что лучшим ответом было молчание.       - О, прекрасно, - голос Мориарти приобрёл характерный его национальности лилт (произношение слов нараспев, играючи, характерно для Ирландцев – прим.пер.),- ты учишься. Хотя это заняло немало времени.       Себастьян посмотрел на ботинки Мориарти – они были завязаны с усердием.       - Посмотри на меня, - песня исчезла из голоса преступника, и носок ботинка, стоящего вероятно сотни долларов лучшей итальянской кожи, приподнял его подбородок.       - Да, босс.       - Я… - продолжил Мориарти, но был прерван звуком лопаты, очевидно, наткнувшейся на дерево в земле. Пристальный взгляд злодея-консультанта перешёл со снайпера на копателей. – Открывайте. А затем отойдите.       На кладбище стало очень тихо.       - Не зависимо от того, во что веруешь ты, Моран, - Мориарти сделал несколько шагов в сторону, - у меня есть свои собственные призраки, расставленные по периметру этого небольшого уголка Ада. Если ты вздумаешь каким либо образом улизнуть отсюда, они сиюминутно пристрелят тебя и захоронят поверх какого-нибудь захоронения так, что тебя больше никогда не найдут. Это тебе ясно?       Себастьян кивнул: - Абсолютно ясно, сэр.       - Сэр? – Мориарти заулыбался. – Только посмотри, Моран. Может быть, мне стоит стрелять в своих подчинённых чаще!       Снайпер хранил молчание, не давая малейшей агрессии вырваться наружу.       - В любом случае, - хлопнул ладошами Джим, - вернёмся к работе. Я собираюсь, в пользу своей щедрости, предложить тебе, Моран, вернуть своё место. Хочешь знать, почему?       - Да, босс.       - Ох, сладкий мой, - глаза Джима пылали чисто чёрным в темноте той ночи, - ты же в курсе, что я знаю о твоей сделке с человеком-ледышкой?       Себастьян в панике сглотнул: - Ни капли не удивлён, босс.       - Прелестно! – провозгласил Мориарти. – В таком случае, мне не придётся читать тебе лекцию по «вере» и «верности»! Ты экономишь моё время. Но для порядка, хочу выделить для тебя следующее, - преступник ненадолго прервал свою речь, - я хочу, чтобы ты снова работал на меня, Себастьян. Но проблема в том, что я не люблю делиться. Такие особые вещи, как хороший снайпер, например, должны быть только моими. Но Майкрофт Холмс никак не отстанет от тебя. Уж не знаю, зачем он сохранил тебе жизнь, но, говорят, поймёшь, только когда потеряешь. Ты мне нужен назад, на мою сторону. Как тебе такое?       Пока что всё казалось простым: - Э-м, это очень круто, босс.       - Но вот в чём загвоздка, - глаза Мориарти прожигали дыру в черепе Морана, - Холмсу нужна информация. И ты будешь говорить ему ровно то, что я тебе прикажу. Самое время убрать Большого Брата с моей дороги.       Себастьян коротко кивнул.       - И я полагаю, тебе это кажется прекрасным вариантом, - проворковал Мориарти, - но опять же. Проблема в том, Себастьян, что люди клянутся в своей верности, а на деле оказываются предателями. Ты должен быть знаком с подобной дилеммой.       - Мне жаль, босс.       - А мне жаль, что я не в состоянии принять твоё прощение, Себастьян, - преступник выпустил театральный вздох. – В моей деятельности мольба о прощении ничего не значит. Поэтому мне нужно удостовериться в твоей верности, - он отвернулся от снайпера, - путём небольшого представления.       Себастьян услышал неподалёку сдавленные крики, после стало слышно, как связанные ноги упираются в кладбищенскую траву. Через несколько мгновений рядом с Мораном на земле лежала миниатюрная женская фигура – женщина, в шоке вдруг осознал Себастьян. На её голову был надет мешок, который позже убрал один из людей Мориарти, и перед снайпером предстала миловидная блондинка с короткой стрижкой и усталыми серыми глазами.       - Мэри, Мэри, - протянул Мориарти, - неужели ты и правда думала, что сможешь от меня скрыться?       Блондинка с вызовом поглядела на криминального консультанта: - Я просто хотела новую жизнь.       - А я, - голос Мориарти опасно повысился, - просто хотел безоговорочно полагаться на свою правую руку. Но, как оказывается, не все наши желания сбываются, не так ли?       Себастьян начал понимать, что от него хочет потребовать босс.       - Ты бы никогда не дал мне уйти! – прокричала Мэри.       - Тебе следовало знать, на что подписываешься, - как ни в чём не бывало ответил преступник. – Но не переживай, больше ты мне не нужна, поэтому ты сможешь исполнить своё желание, - он отвёл глаза и посмотрел на ангела, - Мэри Морстан.       Себастьяну пришлось приложить усилия, чтобы прочесть надпись, выгравированную у основания статуи: «Мэри Морстан. Покойся с миром. 1926 – 2006».       Так это была чужая могила, была ли Мэри вообще Мэри? Снайпер сомневался.       - Ладно, Моран, - лицо Мориарти превратилось в безэмоциональную маску, - думаю, ты уже понял, что должен сделать. Похорони её. В гробу должно хватить места.       Сердце Себастьяна чуть ли не остановилось, кто-то разрезал верёвки на его лодыжках.       - Мне её убить?..       - Нет, - лицо преступника не изменилось.       Так, так...всё будет хорошо. Я обращусь за помощью к Майкрофту Холмсу, как только закончу, и мы её вытащим. Она работала на Мориарти, она умная, от неё будет толк       Было не трудно справиться с брыкающимся телом блондинки. Часть Себастьяна хотела нашептать ей на ушко, что он за ней придёт, но он решил не рисковать лишний раз. Руки Себастьяна покрывали волдыри к тому моменту, как они закончили заполнять яму землёй. Небо на востоке начинало светлеть – недалеко и до рассвета.       - Оставьте нас, - приказал Мориарти. Послышалось шуршание штанов, вскоре наступила тяжёлая едкая тишина. – Ты запомнил их лица?       Мысленно в голове Себастьяна зажглась красная тревожная лампочка: - Думаю, да, босс, - на самом деле, он мог вспомнить только пару тройку лиц копателей.       Злодей-консультант вздохнул, его голос прозвучал на удивление устало: - Я дам тебе имена и фото. Твоя работа на ближайший месяц – убрать их всех, тихо и незаметно. Скоро я с тобой свяжусь.       Себастьян развернулся было к боссу, но тот уже был не в поле зрения.