Перевод

Cosmic Love 113

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Шерлок (BBC)

Автор оригинала:
plaguedbynargles
Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/1915806

Пэйринг и персонажи:
Шерлок Холмс/Джеймс Мориарти, Чарльз Огастес Магнуссен, Молли Хупер, Себастьян Моран, Джон Хэмиш Ватсон, Майкрофт Холмс, Мэри Элизабет Морстен
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 192 страницы, 37 частей
Статус:
в процессе
Асексуальные персонажи Ангст AU Соулмейты Дружба

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В мире семи миллиардов душ, только счастливчикам выпадает шанс встретить своего биологического соулмейта. Одно мимолётное касание, и вот они запечатлены навсегда, обретая психологическую связь, которая может вылиться во что угодно – общие эмоции, чтение мыслей. Шерлоку Холмсу никогда не приходило в голову заняться поисками своей пары, и это последнее, о чём бы он подумал, поднимаясь на крышу Святого Варфоломея, где ему предстояло встретиться лицом к лицу со своим главным противником

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Если вы читаете эту работу не с сайта, а качаете на устройство, настоятельно рекомендую форматы epub и pdf, так как только в них сохраняется оригинальное форматирование текста. Иначе трудно читать.

Asteroid 1

22 февраля 2019, 17:09
      Руки Джима были так знакомы Шерлоку и в то же время веяли неизвестностью.       Детективу такой парадокс казался странным. И, несмотря на то, что мысль о сильных руках злодея-консультанта вызывала трепет, реакция детектив никогда не была чисто белой или чёрной.       Он вновь обнаружил себя, тянущимся к Джиму, чьи губы были буквально в миллиметрах от задней части его шеи, сообщая о своём присутствии периодическими дуновениями тепла и легкими касаниями. Шерлок склонился назад в надежде, что Джим, наконец, сделает то, о чём детектив так давно мечтал. С тех пор как он заново для себя открыл дивную красоту поцелуев, прошло уже несколько ночей подобных сновидений. Они дарили ему приятное головокружение и оставляли в его жилах приятное гудение. Для Шерлока это было сродни кайфу.       Детектив нетерпеливо схватил руку Джима, и благодаря касанию меткой все последующие события начали происходить как в тумане.       Он очутился на полу, Джим прижал его к твердой поверхности. Лопатки Шерлока больно впились в дерево, но этобыло компенсировано тем, насколько фантастическая игра их, похоже, ожидала в эту ночь. В комнату могли войти в любой момент, и такая угроза только раззадоривала Шерлока.       Они целовались. Губы Мориарти то нападали на Шерлока, то оставляли засосы на его шее. Глаза преступника были такими же красивыми и тёмными, какими он их помнил, его волосы спутались. Шерлок пытался выгнуть бёдра кверху, ему нужно было больше ...       Язык Джима, влажный и горячий,переместился на шею детектива. Шерлок не мог дышать. Он не мог думать. Мориарти положил руку на его член, и Шерлок оказался на небесах.       Шерлок рывком сел на кровати, его голова тут же дала о себе знать мерзкой болью, и безрадостная реальность вступила в свои права. Он был один в своей спальне. Судя по просачивающемуся через жалюзи свету, было раннее утро. Детективу было удушающе жарко, хотя он знал, что точно не был болен.       Понемногу приходя в себя ото сна, Холмс стал подниматься с постели, когда понял, что его спальное одеяние было пропитано не только потом.       Детектив раздражённо откинулся на подушки. Пошло всё к черту. Джон заметит, если он станет так часто стирать. Он не просил о том, чтобы ему снились сны о Джиме Мориарти. Просто так получалось.       Шерлок был не глупец, он понимал, что подобное случается не с ним одним. Их связь позволяла им разделять сны друг друга, и они оба хоть и минимально, но наслаждались этой способностью. Молча, он и Джим, казалось, оба признавали их «тайное увлечение», но ни один из них не хотел давать знать об этом другому, и Шерлока, честно говоря, такой порядок вещей устраивал. Он был слишком смущён, чтобы глубокого проанализировать их подсознательные желания.       Та встреча с Мориарти «во плоти» была слишком откровенной, но чем больше снов приходилось на ночи Холмса, тем крепче он разочаровывался, когда его кожа больше не ощущала на себе рук консультанта. Поначалу такая близость с кем-то виделась Шерлоку нестерпимо ужасной, но теперь он даже скучал по тем эмоциям. Он хотел снова коснуться своего противника. Он хотел ощутить его дыхание на своей коже. Боже, эти мысли пугали его, но ему это было нужно как сигарета. Джим заставил Шерлока почувствовать себя живым, а его метка приятно покалывала в присутствии злодея-консультанта, пульс поднимался, и, чёрт побери, ему нужно было перестать чувствовать себя подобным образом!       Очевидно, это стало превращаться в идею-фикс. Возможно, что-то похожее он испытывал по отношению к Ирен Адлер, глупое увлечение, запретный плод.       Детективу было бы проще справиться со сложившейся ситуацией, если бы Мориарти и правда играл в то утро, но Шерлок видел изнутри все эмоции, круговоротом мечущиеся в голове злодея – он был растерян и не знал, что делать. И это только сильнее запутывало Холмса, потому что был ли вообще Мориарти психопатом?       Глубоко внутри Шерлок, казалось, уже знал ответ на свой вопрос. И как бы ему не хотелось отмахнуться от такой правды, он всё же её знал. Нужно было только найти подтверждение.       Потому что, если Джим Мориарти не симулировал свои эмоции, а Шерлок не был «скомпрометирован» или что-то такое, в чём все, казалось, были уверены, то, что означал тот факт, что он и Мориарти оба наслаждались регулярными эротическими снами? Новая мысль была ужасающей. Более пугающей, чем если бы Джим оказался психопатом. По какой-то причине такой исход казался… проще. Это означало бы, что Шерлок может отбросить всё, что он когда-либо чувствовал к преступнику, как тривиальный продукт их не сложившейся игры. Но если он не подвергался манипуляциям, если это всё было законно, куда они зашли? У него не могло быть тайного романа с его заклятым врагом! Не тогда, когда Майкрофт хотел усыпить Мориарти как животное.       Боже, детектив надеялся, что Мориарти не слушал его рассуждения. Не то чтобы это было важно, что Джим о нём думал.       К счастью, Джона в квартире не оказалось, когда Шерлок, наконец, вышел из своей спальни. Вероятно, его друг был с той женщиной, которую он так отчаянно хотел скрыть от детектива. Шерлоку было всё равно – Джон мог делать всё, что ему вздумается. Хотя, детектив признавал свою досаду от того, что друг не доверился поведать ему о своих новых отношениях. Может быть, его поведение было вполне логичным, учитывая, сколько отношений доктора Холмс уже испортил.       После душа Шерлок решил провести небольшое исследование и разрешить мучающий его вопрос раз и навсегда.       «Симптомы психопатии»       Он нажал первую ссылку и начал изучать текст.       «Много лести ... быстрый темп отношений ... требование обязательств».       Шерлок не думал, что лесть была характерна для Джима, если только он не получал её сам. Похоже, он вообще уклонялся от отношений, так что это не подходило. Детектив предположил, что за последние несколько месяцев их отношения как противников развивались крайне быстро. Но опять же, до этого момента всё шло чрезвычайно медленно.       «Поверхностное очарование и средний или выше среднего интеллект».       Подходит, подумал Шерлок.       «Отсутствие заблуждений».       Спорно.       «Отсутствие тревоги».       Шерлок сделал паузу. Скорее не подходит. Мориарти часто испытывал страх. Возможно, чаще, чем большинство людей. Он определённо боялся связи больше, чем Шерлок. Детектив чувствовал каждый его кошмар, видел каждое тщательно скрываемое воспоминание. Странно было, наконец, признать это, но даже в этом случае у Джима всё ещё есть другие симптомы. Шерлок продолжил читать.       «Нет чувства ответственности».       Не то.       «Неискренность».       Вероятно, по отношению к большинству людей. Но с другой стороны, Шерлок тоже был таким, как и многие обычные люди.       «Импульсивность».       Нет ... Шерлок считал себя немного более импульсивным из-за недавних событий, но в целом он не видел импульсивности в Джиме.       «Отсутствие глубоких и продолжительных эмоций».       Спорно, но маловероятно. Страх определённо был эмоцией, и он явно проник глубоко в сущность преступника.       «Тотальная эгоцентричность».       Возможно.       «Невозможность видеть себя со стороны».       Очевидно, не подходит, иначе он не был бы так хорош в создании маскировки.       «Тривиальная и безличная половая жизнь».       Скорее всего.       Шерлок не хотел думать, почему он так сильно надеялся, что этот конкретный симптом будет неприменим к Джиму. Трудно было судить, действительно ли Джим был «Мистер Секс». Видит бог, Шерлок делал той ночью вещи, которые он никогда бы не сделал по собственному желанию. На самом деле, он, скорее всего, не сделал бы ничего из того, что произошло, трезвым.       Наверное.       «Неспособность планировать жизнь вне разрушительных целей».       Определенно.       « Отсутствие подлинных попыток самоубийства».       Шерлок застыл.       Теперь, когда он подумал об этом ... Джим выражал желание умереть больше одного раза. На самом деле, он, казалось, думал об этом так же часто, как и Шерлок. То, как он говорил об этом, напомнило детективу о вечном цикле летаргии, мир вокруг него был серым, когда Лестрейд пытался пролить свет сквозь дым и убедить Шерлока восстать из руин.       Был ли у Джима кто-то, кто убеждал его? Почему он все ещё здесь? Если бы у Шерлока не было Лестрейда, ему не понадобилась бы испорченная репутация, чтобы убедить его спрыгнуть с крыши больницы.       Так что ... этот пункт не подходил. И теперь у Шерлока не было ничего, кроме неубедительных данных и величайшего замешательства. У Джима почти столько же симптомов, сколько у него самого. В итоге он потратил полчаса на просмотр похожих списков неясных симптомов, прежде чем наткнулся на что-то новое.       «Антисоциальное расстройство личности».       Возможно, совпадение в диагностике? Шерлок продолжил читать.       «... собственное название для психопатии и социопатии, которые по большей части больше не диагностируются ...       Больше не диагностируются.       Ой.       Шерлок быстро прочитал симптомы, которые были по большей части схожи, хотя больший акцент был сделан на отсутствии эмпатии. Всё оставалось таким же расплывчатым и неясным.       Мориарти ... Мориарти всё ещё оставался загадкой. Шерлок смутно осознал молчаливую настороженность по ту сторону связи, но воспринял её как нежелание участвовать во всём этом.       Джим Мориарти мог быть психопатом, сбредившим, да кем угодно– для Шерлока это было неважно. Это не умаляло его блестящий ум, очарование и красоту. Он никогда бы не отвернулся от детектива, и даже когда Шерлок громко объявил себя социопатом, что, по-видимому, было ложным заявлением. Даже когда их игра начала проливать кровь, они оба оставались в ней на сто процентов.       О, боже. Он рационализировал противника, но в этом был смысл. Джим Мориарти был интересным. В отличие от большинства «нормальных» людей, Шерлока меньше всего заботили ярлыки, которые они навешивали на всё, что попадётся на глаза.       Остановись.       Слово парализовало детектива гораздо больше, чем следовало бы, застало врасплох тем, что преступник обратился к нему напрямую. Шерлок сжал меченую руку в кулак. Они не общались напрямую друг с другом уже, казалось, вечность.       Слушай своих друзей. Они знают, о чём говорят, сказал Джим. Он решил поважничать, покрасоваться перед детективом? Это было так очевидно, что Шерлок немного завис, не веря, что Джим сам не понимает, что его шоу было слишком неправдоподобным.       Ты так не думаешь, самодовольно подумал детектив, я знаю, что ты делаешь.       Отдохни, преступник огрызнулся слишком быстро. Его отчаяние просачивалось сквозь маску, словно густая чёрная смола. Почему бы тебе не пойти и не сделать что-нибудь полезное? У Джона есть пистолет. Это было бы очень быстро.       Смотри, Шерлок предупредил, что тебе тоже будет больно. Почему ты так хочешь, чтобы я сделал тебе больно?       Я твой злодей, помнишь? Я всё ещё твой должник.       Ты ко мне тянешься.       Ярость пронзила связь, и Шерлок не мог не ухмыльнуться. Ему хотелось узнать её истоки. У него, конечно, было несколько идей, хотя он желал знать точную природу того, что разъедало Джима…       Джим Мориарти был ... напуган? Молли боялась заводить разговоры, а Джон боялся за эту загадочную женщину. Джим Мориарти, главный преступник, пребывал в ужасе. Несмотря на страх, которым он орошал Лондон и весь мир, несмотря на ужас, который он вызывал у любого, с кем контактировал, злодей-консультант тоже боялся. По неведомой причине это осознание позволило собственному страху Шерлока рассеяться. Он всё ещё не имел ни малейшего представления о том, как ко всему этому стоит относиться, как воспринимать то, что произошло между ним и консультантом, но он определенно почувствовал себя тем героем, которым Джим любил его изображать. И он понял, что не позволит Майкрофту усыпить Мориарти.       Прекрати совать нос не в своё дело.       Ты пожал мне руку, сказал Шерлок, заметив, что Джон только что вошел в квартиру. Ты подписался на это, когда встретил меня на крыше.       Джим не ответил, но по ту сторону связи неярко засветилась эмоция горести и несчастья. Шерлок не намеревался «озвучивать» для Джима свою следующую мысль, но она, тем не менее, неожиданно громко прозвучала: «Я знаю, тебе нравятся наши сны».

***

      «Я знаю, тебе нравятся наши сны». Когда эта мысль прозвучала в голове злодея-консультанта, он находился в небольшой уютной квартирке на самом севере Лондона. Сама квартира была тёплая, но теперь Джим почувствовал, как лёд образовывается в каждом кровеносном сосуде его тела.       Не правда. Это не так. Но знаешь же, что да…       Преступник резко вздохнул, из состава воздуха словно убрали кислород. Шерлок загнал его в угол и прекрасно это понимал. Что он мог ответить на подобное обвинение? Шерлок видел всё, что Джим думал.       Единственная светлая сторона этой связи заключалась в том, что она шла в оба напрвления.       Ты только болтаешь.       Казалось, к облегчению преступника, Шерлок замолчал.       И вообще, почему он преподнёс что-то подобное Джиму? Шерлок не из тех, кто станет преследовать другого человека, чтобы поглумиться над ним. С другой стороны, он ранее утверждал, что ненавидит Джима.       Но злодей-консультант в это не верил, иначе детектив бы не принимал участие в тех снах. Проблема Шерлока состояла в том, что, сколько бы он ни обвинял Джима в том, что он романтически привлечён к нему, то же самое можно было сказать и про детектива. Шерлок тоже что-то чувствовал, иначе они не вели бы этот разговор. И он не стал бы гуглить, был ли Джим на самом деле психопатом или нет.       Что-то имело место быть, и преступник был полон решимости уничтожить это, прежде чем оно переросло в нечто большее. Этого никогда не могло случиться. Лучший финал, самый их счастливый конец был разрушен в тот момент, когда они стали соулмейтами. Джиму больше всего хотелось ничего не чувствовать. Он хотел ненавидеть Шерлока. По крайней мере, раньше у него был план. Теперь он не мог даже притворяться, что хочет их смерти. Она была бы впустую.       Был ряд других причин, почему Шерлок должен остаться в живых, о которых Джим предпочёл бы не думать. То были невозможные причины – идеи, которые никогда не увидят свет за пределами снов, потому что было страшно представить, что он мог чувствовать что-то кроме соперничества, когда дело касалось Шерлока Холмса.