Навсегда 39

ellen_sebastian автор
Tapatush бета
Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
DC Comics, Чудо-женщина, Аквамен (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Диана Принс/Мера, Мера, Диана Принс
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU PWP Songfic Драма Запретные отношения Киберпанк Отклонения от канона Постапокалиптика Потеря памяти

Награды от читателей:
 
Описание:

>— Ты навсегда моя и со мной, что бы не случилось. Ты по-прежнему у меня вот здесь, — Диана притянула ладонь Меры к своему виску, после чего не спеша направила её тонкие пальцы к своей груди, — и вот здесь. Навсегда.

Посвящение:
Tapatush (направляет, вдохновляет, поддерживает).

Всем заинтересованным читателям.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
№8 в топе «Фемслэш по жанру Постапокалиптика» 02.02.19
№6 в топе «Фемслэш по жанру Постапокалиптика» 04.02.19

№37 в топе «Фемслэш по жанру Songfic» 05.02.19
№5 в топе «Фемслэш по жанру Постапокалиптика» 05.02.19
28 января 2019, 23:01
Примечания:
Lana Del Rey — This is what makes us Girls при прочтении обязательна!
      Багровые небеса свинцовыми тучами нависали над каждым крупным городом, давя своей бесконечной беспросветностью и пасмурным безмолвием. Продолжительные кислотные ливни и ядовитые туманы, полностью поглотившие собой верхние этажи стеклянных небоскрёбов, превратили когда-то процветающие людные мегаполисы в глухой лабораторный социум. Здесь не осталось ни единой живой души без стёртой, заново переделанной — будь это на общий выгодный лад или собственный выбор — памяти и вживлённых в тело кибернетических модификаций для попытки продолжить никчёмное существование в новой среде обитания. Здесь больше нет места подлинным чувствам и истинным эмоциям. На смену человеческой эпохе пришла эра искусственных интеллектов, созданных в виртуальном киберпространстве.       В последний раз они виделись целых десять лет назад, восемь из которых Мера потратила на неустанные поиски бывшей возлюбленной. Тот день, когда они вынужденно расстались, до сих пор продолжал всплывать в её памяти, заставляя по новой прочувствовать и пережить не самые приятные мгновения. Страшно было представить, что их резко оборвавшаяся история навсегда осталась в таком мирном далёком прошлом. А в настоящем Диану ей больше не удастся найти.       «Так выглядит предательство во всей его красе, тебе так не кажется?»       Ей не кажется. Мера уверена в этом. Она ненароком причинила боль самому дорогому ей человеку по собственной же дурости и неопытности. Можно было часами перечислять десятки ничего не значащих причин для очередного оправдания невольно настигшим душевным терзаниям, но это мало что могло изменить.       Там, в когда-то укромном от чужих глаз прибрежном местечке, расположенном у залива Мэн, Мера назначала Диане тайные встречи, чтобы провести свободное для обеих время в уютном уединении вместе.       «Вместе». Как много это слово значило для тебя тогда…»       И сейчас значит. Всегда будет значить. Её сердце по сей день принадлежит только ей одной — родной и никем незаменимой, её тело и душа по-прежнему остаются накрепко связанными с её. И даже спустя столько лет безнадёжных попыток найти любимую женщину ей так и не удалось; Мера всё так же скиталась по неизвестным ей городским трущобам, с годами превратившиеся в одинаковые, еле отличимые друг от друга, технологические «мусорные выбросы».       Эти нескончаемые незнакомые улицы, провонявшие бензином и органическими растворителями, кишащие зомбированными людьми, ничем не интересующимися и напрочь отдалившимися друг от друга и от настоящей реальности, нагоняли тоску и чувство обречённости навсегда остаться одиноким и покинутым. Наверное, Мера заслужила остаться одинокой и забытой всеми в отместку за причинённую Диане боль.       «Потому что Диана не заслуживала быть брошенной тобой ради замужества с Артуром. Ради получения унаследованного трона в качестве приданного. Теперь почувствуй то же самое, что и она, когда ты поставила её перед фактом».       Мера хорошо помнила, с какой стойкостью и выдержанностью Принс приняла эту новость, не выдав ни единой эмоции на лице. Всё произошло быстро и непродуманно: так люди любимым не заявляют о надобности разойтись. Она выпалила ей о должной необходимости расстаться и пойти разными дорогами как о чём-то привычном и беспритязательном. Диана лишь ухмыльнулась её наивности и глупой надежде заполучить всё и сразу: красивого мужчину в мужья, наследство и власть.       — Жалеть не будешь?       — У меня нет другого выбора, Диана, пойми меня.       — Выбор есть всегда, дорогая. Вот только мы сами решаем, когда нам выгодно его иметь, а когда — нет.       Диана собиралась уйти и оставить Меру «в покое», как она этого и хотела, но девушка успела схватить её за запястье и с неприкрытой досадой в голосе произнести:       — Я не хотела делать тебе больно, поверь мне. Я бы ни за что…       — Ну что ты, глупышка, всё же хорошо. Ты навсегда моя и со мной, что бы не случилось. Ты по-прежнему у меня вот здесь, — Диана притянула ладонь Меры к своему виску, после чего не спеша направила её тонкие пальцы к своей груди, — и вот здесь. Навсегда.       Принс была также молода и временами безрассудна, опиралась на одни лишь чувства и эмоции. Мера помнила и это: на какие безумства та была готова пойти ради неё единственной, не боясь пожертвовать самым дорогим. Но Диана никогда не была настолько легкомысленна и ведома, каковой тогда являлась Мера. В этом и заключалась её личная трагедия.       Того прибрежного парка, где когда-то юные девушки проводили беззаботное время вместе, делились тайнами, целовались без устали, были бесконечно счастливы и так неожиданно расстались, больше не существовало. Как и большинства девственно-нетронутых, неописуемой красоты природных ландшафтов, исчезнувших с лица земли, на месте которых образовались глубокие впадины и расщелины, дополна забитые прогнившим мусором и производственными отходами.       Берлин, Токио, Нью-Йорк… Разные названия, всё тот же мрачный дух обречённости. Из года в год ничего не менялось, кроме новых высокотехнологичных построек на фоне разорённых тускло освещаемых переулков, изобилующих собравшимися скопом бездомными и поодиночке бродившими отшельниками. Мера пыталась найти среди неясных призрачных силуэтов до боли родной и знакомый ей, но как назло та будто скрывалась от неё или вовсе покинула эту планету.       — Что ты здесь потеряла?       Беспристрастный голос прозвучал совсем близко, где-то сзади, напротив мигающего неоновыми огнями ночного клуба. На перекрёстке показались три примечательные женские фигуры, появившиеся словно из ниоткуда.       — Не может такого быть, чтобы вы меня не узнали. Я — Мера, единственная наследница трона Атлантиды. А вот кто вы такие? — неохотно обернувшись, девушка уверенно представилась. Сейчас она ничего не боялась и была готова к внезапному наступлению.       — Меня знают как Старфаер. И я и так в курсе, кто ты такая. Мера. Я спрашиваю, что ты здесь потеряла?       — Сама разберусь, не стоит беспокоиться.       — А я и не беспокоюсь за тебя, дорогуша. Таким, как ты, тут нечего ошиваться. Поэтому подобру-поздорову возвращайся обратно, откуда пришла.       — Постойте-ка, девочки, по-моему, я знаю, зачем она здесь. Ты ведь ищешь кого-то?       Охотница оказалась куда более приветливой и разговорчивой, чем её нелюдимые соратницы Старфаер и Гепарда. Та привела Меру во временное убежище — заброшенный мотель, где обосновались бездомные затворники, противники корпораций, борцы против установленного тоталитарного режима и торговцы наркотиками.       — Ты ведь разыскиваешь никого иного, как Чудо-Женщину? Знатно ты припозднилась, конечно… Теперь она многого не вспомнит. Ненужные воспоминания сейчас удаляют из памяти как злокачественную опухоль и, если необходимо, замещают новой информацией. Каждая из нашего объединения, каждая воительница одобрила её весьма опрометчивый выбор, ты ведь сама прекрасно знаешь, как поступила с ней. И наверное ты бы сама также пришла к этому, будь на её месте.       Охотница едва слышно постучалась в номер Дианы, пока её компаньонки с неодобрением и неким презрением осматривали новое заявившееся к ним лицо. Но Мера была не в том настроении, чтобы обращать внимание на какую-то ничего не значащую мелочь. Как и прежде все её мысли были сосредоточены на одном человеке, годами терзающем душу затянувшимся отсутствием, разрывающем её сердце на тысячу неровных осколков. Там, за дверью, всего в какой-то паре шагов находится её женщина. Только её. На секунду представив выточенный, ни с кем не сравнимый образ Дианы, внутри что-то до боли начинало сжиматься, не отпуская. Не видеть её столько лет, не обнимать и не засыпать на её груди стало невыносимой смертельной пыткой, но сейчас всё можно было обрести вновь. И Мера никак не могла поверить своему внезапно настигшему безмерному счастью. Десять лет без Дианы. Долгих десять лет…       «Но тебя она вычеркнула из памяти, не забывай об этом. А значит ты ей больше не нужна…»       «Вычеркнула! Стёрла! Забыла! Выкинула, как старое запылившееся тряпьё!»       «Потому что заслужила».       Её новые союзницы оставили их наедине.       Как только дверь за ними заперлась, Мера со всей нежностью заключила Диану в объятия, крепко прижимаясь телом к её. Пару мгновений спустя, неожиданно для неё, Принс отстранилась и убрала с себя её ладони. Вдумчиво всматриваясь в лицо теперь уже незнакомки, Диана с настороженностью и неприкрытой холодностью обвела её отрешённым взглядом и отступила ещё на несколько шагов назад. Только сейчас Мера осознала, насколько опоздала. Перед ней стояла другая женщина, будто чужая, молчаливая и скрытная. Угрюмая и отчуждённая. Тот ясный свет в её вечно улыбающихся глазах померк, они больше не смотрели на неё с прежней любовью и греющей теплотой, заставляющее её сердце тихонько замирать. Точно так же, как когда-то там, на берегу Атлантического океана. Её чувственные губы были сжаты и тесно сомкнуты.       — Диана, это же я… Твоя Мера, — дрожащий голос вот-вот готов был сорваться, пока девушка осторожно не приблизилась к Диане, аккуратно дотронувшись до её тонких запястий.       Диана не сопротивлялась и сосредоточенно наблюдала за дальнейшими действиями теперь уже неизвестной ей девушки. Мера чувствовала, как еле сдерживаемые подступающие горячие слёзы медленно одна за другой начинали скатываться по её лицу на ладони любимой, чью нежную кожу рук она робко принялась зацеловывать своими сухими губами, перебираясь всё выше.       — Пожалуйста, не прогоняй меня… Слышишь?       Диана в один миг отпрянула и, негодующе исказившись в лице, с резкостью в действиях схватила Меру и впечатала в обшарпанную стену, всё сильнее сдавливая своим предплечьем её грудную клетку. Девушка пыталась выбраться из цепкого стального захвата, но применять свою силу она не собиралась, не сейчас. Не с ней.       — Послушай меня… — попытка заговорить и остановить нападавшую с каждой секундой становилась всё сложнее, казалось, воздух вот-вот перестанет проникать в лёгкие.       — Диана, остановись…       «Глупая, глупая Мера. Очевидно же, её союзницы специально приволокли тебя сюда, в логово уже-не-Дианы-из-Темискиры, не из благих намерений. О чём ты только думала, слепо доверяясь своим чувствам? В этом новом «идеальном» мире больше нет места сентиментальности».       — Есть.       Мера с силой высвободилась из тисков и взяла ситуацию в собственные руки, прильнув губами к слегка приоткрытому рту недоверчивой, яростно настроенной женщины. Вопреки здравому смыслу, Мера с настойчивостью толкала почти обездвиженную из-за неожиданного хулиганского напора бывшую любовницу по комнате, подчиняясь своим инстинктам самосохранения. Только так, как ей казалось, она была способна привести Диану в чувство и усмирить. В ней сохранились лишь воинские качества, чувство долга и необходимая обязанность защищать беспомощных и невинных.       «Но та возвышенная и чистая любовь к тебе в её обязательства не входит. Та безумная страсть между вами обеими давно исчерпала себя. В тебе она больше не нуждается! Как же ты этого не поймёшь?!»       — Плевать!       Мера толкнула Диану на помятую постель и нависла сверху, придавливая коленями её широкие бёдра:       — Что ты себе позволяешь? Отпусти! — тяжело дыша, Диана пыталась высвободиться, но та в ответ лишь схватила женщину за запястья и направила их к изголовью кровати над её головой.       — Ты же сильная, как и я. Так сбрось меня и смени позицию, если так хочется.       Мера ощущала, как напряжённая атмосфера между ними постепенно сменялась на нечто будоражащее и приятное. Диана больше не сопротивлялась.       — Почему же ты так поступила? Почему ты не сдержала обещание навсегда сохранить меня в своей памяти и сердце? — Мера перешла на рваный полушёпот, продолжая выискивать ответ на свой вопрос в угольно-чёрных глазах любимой.       Диана молчала, обдавая горячим дыханием лицо Меры.       — Почему, ответь мне! Не молчи!       Она прекрасно понимала, что стучалась в навсегда закрытые двери дома, в котором больше никто не живёт и никогда не вернётся. Но принимать эту гадкую мысль никак не хотелось.       — Знай, я всегда любила и буду любить только тебя одну. И… Да я сглупила тогда! Да, я та ещё дура! Но замуж я так и не вышла. Не смогла. Не смогла предать то, что между нами было. Мне многое пришлось пережить после неожиданного для всех них отказа, но поверь, я нисколько не сожалела о своём окончательном решении. Просто если бы я знала тогда, как поздно я спохватилась. Восемь лет я искала тебя, чтобы обрести вновь, и вот, снова тебя потерять… И как мне с этим жить после? Ответь мне, как? Если даже ты не сумела и таким изощрённым способом «избавилась» от меня…       — Я понятия не имею, кто ты, незнакомка. Но будь я тем прежним человеком, возможно я согласилась бы на последнюю ночь. И после разойтись кто куда. Тебе здесь опасно останавливаться, так что будь осмотрительна.       Заученные фразы, безучастный взгляд. Мера не скрывала собственных горьких слёз и изрядно бурлящих эмоций, которые в нынешнее время обесценились и не имели никакого смысла. Она, будто находясь в забытьи, целовала губы Дианы, теперь уже «чужой» Дианы, но остановиться совершенно не хватало сил. Её прерывистое дыхание сквозь требовательные поцелуи сводило с ума и возбуждало. Её единственное желанное тело, которое хотелось без устали ласкать и покрывать бесчисленными поцелуями, томя любимую неспешными интимными прикосновениями, даже сейчас готово было принять безмерную нежность и тепло.       Напоследок. Навсегда.       Диана уверенно отвечала на каждый жадный поцелуй, моментами беря ситуацию теперь уже под свой контроль. Когда Мера не спеша принялась снимать с неё лишнее, всё ещё находясь сверху своей любовницы, Диана убрала её руки в сторону и окончательно освободилась от мешающей им одежды. Сама же она с любопытством осматривала полуголое тело девушки, будто видела её совершенно нагой в первый раз в своей жизни, пока Мера, продолжая следить за её заинтересованным взглядом, не осталась в одних джинсах, сбросив их вещи на пол.       Мера поставила перед собой главную цель — довести Диану до неземного блаженства в последний раз как никогда раньше. Пока одна рука её неторопливо ласкала напряжённую грудь и слегка зажимала, покручивая между большим и указательным пальцами возбуждённый сосок, другой она нежно, но настойчиво поглаживала клитор, перед этим хорошенько смочив пальцы слюной. Диана шумно выдыхала, закатывала глаза и медленно двигалась в такт давно забытым ею движениям, притягивая Меру к себе ещё ближе. Девушка покрывала загорелые груди поцелуями, языком ловко проводя по ореолу затвердевших сосков, с жадностью посасывая их и вызывая такими смелыми действиями лёгкую дрожь в теле своей любимой. Казалось, будто всего этого катастрофически мало, слишком мало, хотелось ещё больше головокружительных, сносящих крышу ощущений.       Будто прочитав мысли, Мера перешла к более интенсивным поглаживаниям. Поначалу лаская и растягивая изнутри сначала одним, потом двумя пальцами, девушка теперь уже полностью тремя пальцами вошла в мокрое, разгорячённое влагалище женщины. Приподнявшись на локти, Диана принялась резкими толчками насаживаться на её руку, полностью без остатка отдаваясь Мере, как она этого и желала. Перейдя на невнятные стоны, Диана быстро задвигалась и прижимала слегка влажное от пота тело девушки к себе. За дверью номера послышались чьи-то быстрые шаги и женские голоса.       — Тебе нравится? Я же вижу, как тебе нравится. Смотри мне в глаза, Диана.       Звуки до неприличия заскрипевшей кровати точно доносились до коридора, но девушек сейчас мало что заботило и волновало. Запрокинув голову назад, Диана жалобно простонала, на несколько секунд уйдя в царство райского удовольствия и всепоглощающего марева неземного счастья и эйфории. Она судорожно дотрагивалась руками до изголовья кровати и изгибалась в поддерживающих её руках Меры, пока довольно не заулыбалась и не приоткрыла веки, чтобы увидеть ещё раз незнакомку, так с отдачей поработавшую над доведением её до незабываемого оргазма.       — Мне нужно немного времени, чтобы прийти в себя. А ты ложись на спину, теперь моя очередь.       — Нет, не стоит. Эту ночь заслужила моя Диана, но точно не я.       — Нет, так не пойдёт…       — Тише, моя милая, всё хорошо. Лучше иди ко мне и обними меня.       Мера накрыла их обеих лёгким одеялом и вскоре в последний раз запечатлела в своей памяти мирно посапывающую, красивую и не сравнимую ни с кем Диану, уснувшую на её груди. К утру женщина никого не обнаружит в своей постели и нисколько этому не опечалится. Через какое-то время она даже и не вспомнит ту таинственную незнакомку, так неожиданно заявившуюся к ней поздним вечером. Но Мера будет помнить её всегда.       Покидая номер, она еле слышно произнесёт, слегка наклонившись к лицу спящей Дианы:       — Ты навсегда моя и со мной, чтобы не случилось. Ты по-прежнему у меня вот здесь, в моём сердце, и вот здесь, в моей памяти. Навсегда.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.