Сладость 16

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Черепашки-ниндзя

Пэйринг и персонажи:
Алопекс/Донателло
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Флафф, Повседневность, PWP, ER (Established Relationship)
Предупреждения:
Ксенофилия
Размер:
Драббл, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Уникальная и необычная работа» от Lord_FireFox
Описание:
Думаю, по жанрам всё предельно ясно.
Подробности в фф, читайте

Посвящение:
Тем, кто ещё в моей секте :D Просили же Алятелло, получайте.
Обязана предупредить, что сия работа 18+ и бла-бла-бла. Да кого это волнует, собственно? :D Джейн разрешает

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Метки:
Примечания автора:
Небольшая зарисовка из сексуальной жизни наших героев^^
Попыталась сделать сладко и невинно, надеюсь, оцените!
https://pp.userapi.com/c850036/v850036906/1166de/bvSXshj0Dho.jpg - Донателло :3
https://69.media.tumblr.com/c16c92ed3e0f33fb88a5eaa51cf1234a/tumblr_n1kswqpcUo1s80dzeo1_1280.png - Алопекс :3
Мой первый PWP *Испарился*
2 февраля 2019, 22:10
      Работа шла своим ходом, наполнив лабораторию различными звуками. Юный гений как обычно засиделся допоздна, каждый раз переводя взгляд на свежий чертёж. Повседневность, как смысл жизни, и ничего более не происходило. Разве что ночной патруль да тренировки с сенсеем добавляли красок и разнообразия, но когда в «Большом яблоке» наблюдалось затишье, черепашье семейство засиживалось дома. Микеланджело рубился в приставку и как чёрная дыра опустошал коробки с пиццей, донимая Рафаэля глупыми шутками. Один раз ему всё же удалось завлечь темперамента, дабы тот составил ему компанию. Взял недовольного брата на слабо, мол, кто выиграет партию, тот заставит проигравшего мыть посуду весь оставшийся месяц. Лидер клана лишь издали наблюдал за спором неугомонных подростков, осознав, что после победы над Шредером всё кардинально изменилось.       Синие концы повязки плавно развевались на ветру, стоило Леонардо покинуть логово и искать приключения на свой панцирь. Пусть и спокойный, рассудительный парень, но зелёная тоска выводила из себя, если учесть, что полюбившийся сериал был закрыт. Капитан Райн одержал победу над космическими монстрами, правда, концовка не особо впечатлила мастера катан. Лео ожидал большего, но получил чересчур фальшивую развязку. Единственное, что скрашивало его одиночество — это душевные чаепития с дочерью Хамато Йоши и её трепетные поцелуи, дарящие тепло и надежду на светлое будущее. Они согревали благородное сердце лидера, и в эти минуты он окончательно понимал, что любит эту девушку. Любит горячо и искренне, прям как школьник, поджидающий свою Джульетту под балконом с ночной серенадой.       Донателло устало хрустнул шеей и стянул с лица маску сварщика, довольствуясь проделанной работой. Умник давно планировал сделать апгрейд железноголовому другу, и теперь робот блестел, как новенький. Показав создателю палец вверх, машина издала механический смех, что ещё больше позабавило мутанта. Донни широко улыбнулся и подошёл к деревянному столу, взяв в трёхпалую ладонь отвёртку: «Давай, дружище. Осталось подтянуть шурупы, и всё готово». Окутанный радостью, изобретатель сел на колени перед своим детищем и принялся копаться в механизме, сосредоточенно высунув кончик языка во время процесса.       — Донни? — в чистилище гения незаметно проникли, отчего тот моментально вздрогнул, не успев понять, когда и при каких обстоятельствах скрипнула железная дверь. Неужели, настолько увлёкся любимым делом, что не услышал «вторжения»? Вот так отдавайся работе, благо, враги не нагрянули.       — А? — недолго думая, гений повернулся в сторону неопознанного объекта, столкнувшись с совершенно невинной и достаточно милой картиной. На пороге стояла белоснежная воительница, держа в когтистых руках плоскую тарелку с чем-то вкусненьким. Судя по запаху и визуальному восприятию, на посуде покоился кусок вишнёвого пирога, — Ой, привет, милая. Я тут з-з-заработался немного, извини. Ещё чуть-чуть, и пойдём обедать.       — Обедать? — песец округлила золотистые глаза и прошла внутрь комнаты, поставив лакомство на рабочий стол трудяги, — На самом деле уже ужин, а так как ты всё время отказывался от обычной пищи, я решила приготовить тебе сладкое. Пока ты возился с железякой, я проторчала весь день на кухне.       — Ужин?! — Донателло будто осенило, он и не мог подумать, что прошло столько времени, — Лисичка, но почему же ты раньше не сказала? Ты ведь прекрасно знаешь, как я растрачиваю время.       — Да уж, этого у тебя не отнять.       Парочка перекинулась лёгкой улыбкой, и Донни отложил очередную затею с экспериментом. Негоже сутками работать, порой нужно расслабляться и переключаться на более приятные вещи. Сейчас Алопекс выглядела по-особенному: взъерошенный мех от усталости, лёгкая розовая туника, чей подол едва прикрывал нижнюю часть лисицы. Округлые бёдра и ягодицы могли свести с ума любого мужчину, как и упругая грудь, спрятанная под ненужными тряпками. Воительница заискивающе увела взгляд, после чего намекнула на тарелку с пирогом. Знала бы она, как потрясающе выглядит в такие моменты.       Обладатель фиолетовой повязки восхищённо похлопал глазами и таки осмелился подойти к любимой, каждый раз сокращая расстояние между молодыми мутантами. Его щёки загорелись, точно огни Нью-Йорка, а рука неуверенно потянулась к еде.       — Чего ждёшь, заколебайка? Ешь давай. Или решил мне голодовку объявить?       — Вовсе нет, — возмущённо произнёс мастер нинджицу, — П-п-просто з-з-засмотрелся, прости.       — Вот как, — песец еле сдерживалась, дабы не засмеяться в неподходящий момент. Мутант казался ей таким беззащитным и чертовски привлекательным, прям как глупый ребёнок, — На самом деле меня не устраивает подобный расклад, знаешь ли. Ты вечно занят, возишься с непонятной белибердой, а на меня совершенно нет времени. Я так и обидеться могу.       — Л-л-лисичка, я… — щёки умника вновь порозовели от сократившегося расстояния, — Согласен, я виноват перед тобой. Только не обижайся, прошу! Обещаю, очень скоро я закончу, и мы сходим куда-нибудь!       — Глупый ты.       Песец выставила руку вперёд и аккуратно провела пальчиком по пластрону гения, задевая подушечкой многочисленные трещины, что были получены во время сражений. Подобное действо вогнало черепаху в ступор, отчего сердце забилось, как бешеное. Донателло неловко сглотнул и убрал руку от тарелки, проводя ладонью по девичьей спине, очерчивая изгибы. Алопекс вздрогнула, но до последнего старалась сохранять спокойствие, понимая, что сейчас в голову лезут не самые подобающие мысли.       — Донни… — пальцы ниндзя настигли поясницы, вот-вот готовые дотронуться до оголённых пышностей. Внизу приятно тянуло и поднывало от возбуждения, — Ч-ч-что ты делаешь?       — Аля… Прости меня.       Не успела лисица и слово вставить, как мужские руки подхватили её под ягодицы, аккуратно усадив на крышку рабочего стола. Воительница охнула и рефлекторно потянулась к поясу любимого, притянув того к себе, как можно плотней. Прерывистый вздох, и губы парочки сладостно касаются друг друга, создавая необъяснимый водоворот чувств. В моменты близости девушка всегда начинала с долгих поцелуев, порой кусая чувствительную плоть до крови, жадно впиваясь, будто это последний глоток воды в пустыне. Гений тихо простонал и углубил поцелуй, вкушая неземную сладость, что принадлежала лишь ему. Возбуждение не давало покоя, и здравые мысли улетучивались с очередным звуком причмокивания, что постепенно начинали наполнять скромную обитель.       Бывшая футклановка обвила задними лапами бёдра избранника, чувствуя, как разгорячённые тела жаждут друг друга, и омут страсти засасывает обоих с новой силой.       Осмелившись, Донателло проник шаловливым языком в рот мутанши, и кончики чувствительных зон встретились, сплетаясь в страстном танце двух истерзанных душ. Алопекс постанывала, прикрыв золотистые очи, пока руки сами собой развязывали ненужную фиолетовую повязку гения, пока та плавно не сползла с его лица. Трёхпалые ладони ёрзали по пушистому телу куноити, трепетно поглаживая груди и упругие пушистые ягодицы, иногда сжимая их, отчего слышались громкие вздохи и поскуливания. Аля совершенно позабыла об обиде на умника и о том серьёзном разговоре, что ждал впереди. Она хотела выразить недовольство, наконец-таки перевоспитать частичку своего сердца и отучить его от дурацкой привычки засиживаться допоздна. Если подумать, секс у них был не таким уж и частым гостем. Эти поцелуи, ласки, крышесносящие толчки: всё доводилось выплеснуть только ночью, если учесть, что мутант частенько ночевал в лаборатории.       Этот факт огорчал воительницу, и она действительно ревновала его к изобретениям. Ревновала к чёртовым роботам и многочисленным колбам с цветными жидкостями, этому микроскопу, что забирал себе оставшееся внимание мастера Бо. Она мечтала, чтобы эти руки касались лишь её тела, а губы исследовали каждый миллиметр, настигнув самые чувствительные точки. Неохотно отстранившись от губ девушки, Донателло переключился на её пушистую шею, трепетно целуя избранницу в густой мех. До кожи было не добраться сквозь неминуемые «тернии», но горячее дыхание насквозь пробивало тело лисицы. Действия изобретателя сводили с ума, и тот спускался всё ниже, дотронувшись горячим языком до выступающих ключиц.       «Д-Д-Донни…» — она не могла молчать, каждый раз шепча его имя. Песец словно читала мантру сенсея, повторяя одно и то же слово, как заклинание. Гений и сам был на пределе, его сбившееся дыхание говорило о многом, и сладкая кульминация уже близко. Стоило песцу немного расслабиться под натиском страсти, как вдруг послышался звук ткани, касающейся шкурки зверька. Она поняла, что мутант перешёл к активным действиям, поднимая подол туники всё выше и выше. Окончательно стянув элемент одежды, щербатый трудоголик смущённо посмотрел на любимую, с жадностью и в то же время внутренней неуверенностью поглядывая на сладкую часть тела. Груди ужасно манили к себе и требовали ласки, чему свидетельствовали твёрдые розовые соски, «с жалостью смотрящие» на своего мучителя.       Волна желания захлестнула разум черепашки, как самый качественный алкогольный напиток, лишающий каких-либо оправданий к последующим действиям. Инстинкты одержали победу, и ниндзя расставил руки на деревянной столешнице, тем самым преграждая путь жертве. Да, Алопекс обожала его в такие моменты: властный, нетерпеливый, жаждет получить своё любой ценой. Только она могла видеть эту черту Донателло. При всех тихоня и скромняга, но стоило лишь ему увидеть возлюбленную в неглиже, так в хорошем мальчике моментально что-то переключалось, пробудив настоящего зверя. Такая власть добавляла остринки в их отношения, доводя девушку до криков наслаждения.       Щербатик слегка толкнул возлюбленную вперёд, дав ей возможность коснуться лопатками стола. И теперь она в его власти, что-что, а бежать некуда.       — Не смотри, — песец издала жалобный скулёж, зажмурившись от смущения перед парнем, — Она не т-т-такая привлекательная, — стеснение сковывало тело, но в душе она понимала, что это всё тот же Донни. Её защита и опора. Её неземная любовь и бесконечная сила, придающая уверенности. Он был её кислородом. Её бьющимся сердцем.       — Аля… — Ди сладостно прошептал имя лисицы, припадая губами к одному напряжённому соску. Несмотря на пушистые места, на теле песца присутствовали чувствительные точки, оставшиеся «без охраны» густого меха.       — Мммм! Д-Д-Донни…! — куноити томно простонала и выгнулась, нарочно подставляя грудь возлюбленному. Смущение постепенно улетучилось, сменяясь желанием получить тепло и заботу со стороны партнёра.       Мутант жадно вылизывал затвердевшие бусинки, обводя кончиком языка ореолы и сладко потягивая плоть. Руки перешли на округлости, массируя упругую часть, всё больше стимулируя эрогенную зону. Стоны участились. Задние лапы нервно сжимали торс возлюбленного, пока пушистый хвост обвивал одну из стройных ног гения. Напряжение нарастало, и сейчас всё окончательно пошло к чёрту. Плевать на то, что дверь не заперта, и братья в любой момент могут войти, застав голубков в очень неприличной позе. Плевать на кусок некогда горячего пирога. Они растворились друг в друге, забыв обо всём на свете. Благо, Дон успел отключить Железную Голову, иначе бы этот негодник с любопытством наблюдал за создателем, сканируя каждое его действие. Мозг сообразил перекрыть доступ к питанию.       Пушистая особа трепетала в руках учёного, будто она была сырой глиной, из которой он лепил причудливые фигуры, тщательно разминая и согревая в ладонях. Легонько куснув зубками розовый бугорок, ниндзя вновь добился громкого стона, медленно спускаясь всё ниже. На этот раз под «обстрел» попал плоский животик лисицы, принимающий на себя бесконечные поцелуи. Воительница по-детски хихикнула, ёрзая по столу:       — Ах… Д-Дон! Д-д-дурачок, щекотно! — скользкий язычок прошёлся по восхолмию Венеры, и алый взгляд устремился в сторону песца, наблюдая за её реакцией.       — Т-т-ты не против?       — Ахххх… — девушка сильно задрожала, вцепившись когтями в дерево, — Прошу, сделай это! Агх! — тихий вскрик вырвался из «клетки», как только мутант задел языком чувствительные складочки.       Наёмница попыталась взять себя в лапы, поудобней раздвинув ноги перед любимым. Этот жест определённо дал согласие на ласку, и умник блаженно прикрыл глаза, положив ладони на внутреннюю часть бёдер лисицы. Влажный язык прошёлся по половым губам, задев самую чувствительную «кнопочку». Песец буквально забыла, как дышать, рвано хватая ртом воздух и наполняя лабораторию женскими стонами. Щёки умника напоминали окрас варёного рака, он и сам тихонько мычал, начиная проникать языком внутрь.       «Дони-и-и-и-и!!!» — Алопекс выкрикнула его имя, сладко протянув последнюю букву. Её острые когти безжалостно царапали стол, оставляя глубокие следы. Девушка извивалась под ласками, точно змея, пронзённая ядом. Из-за ёрзанья она нечаянно задела предметы, покоящиеся на гладкой поверхности. Микроскоп, как и тарелка с пирогом, дружно полетели на пол. Даже штатив с пробирками и то опрокинулся, тотчас разбившись при контакте с твёрдым покрытием. Странно, но умнику было всё равно. Будь это Майки, постоянно отвлекающий брата от работы, тот бы ему точно задал, одни бы пятки сверкали. Но сейчас он забыл о своих изобретениях, доставляя удовольствие столь прекрасной особе. Это было непередаваемое чувство, которое согревало изнутри. Язык проникал всё глубже, делая вращательные движения. Голос осип от наслаждения, и из груди вырывались тяжёлые вздохи вперемешку со скулежом.       Она на пределе. Ещё секунда, и куноити превратится в фурию, безжалостно набросившись на красноглазого паренька. Донни это понимал, теперь она точно готова к финишу. Гений оторвался от «трапезы» и потянул бывшую футклановку на себя, наблюдая, как её грудь часто вздымается в предвкушении основного блюда. Приподнявшись на округлые ягодицы, полярная лиса облизала пересохшие губы и дотронулась рукой до нижней части пластрона. Учёный невинно проскулил, боясь помешать планам девушки. Она бережно водила коготками по чувствительной зоне, вызывая табун мурашек на зеленоватой коже мутанта. Гений соблазнительно закусил губу и поддался вперёд, затем Алька вытащила его стоящий колом орган, что пульсировал в её ладони. «Какой же он большой» — пронеслось в голове воительницы, и та начала легонько водить по нему рукой, обхватив член с двух сторон.       Теперь её очередь быть ведущим игры. Куноити ускорила темп, одновременно проводя языком по разгорячённой головке, стараясь не травмировать нежную плоть острыми когтями. Было нелегко, но страх сделать возлюбленному больно стоял выше остальных. Донателло вцепился пальцами в край стола, положив одну ладонь на голову лисицы, при этом одобряюще почёсывая любимую за ушком. Длинный язык скользил по стволу органа, не оставляя без внимания ни единого местечка. Стоны ниндзя последовательно вырывались из пластрона, из-за чего щербатику даже пришлось приоткрыть рот, дабы успевать вдыхать необходимый кислород. Член изнывал от жажды проникнуть внутрь, как и лоно воительницы, сочащееся естественной смазкой.       — Прошу-у-у, хозяин! — мордочка Пекс дотянулась до лица партнёра, и их носы встретились, — Пожалуйста…       — Д-д-да, — на выдохе прошептал мастер нинджицу, опалив губы песца горячим дыханием, — Я х-х-хочу тебя, Пекси… — после этих слов красноглазый прижал к себе пассию, плавно проникнув внутрь.       Крик наслаждения отразился от стен лаборатории. И сейчас лисица была рада, что в помещении присутствует звукоизоляция, иначе бы братья засыпали под звуки сварочной машины. Дверь закрыта, но, к их несчастью, не на замок. Не дай Боже Майки взбредёт в голову заглянуть к братишке, демонстрируя очередной комикс или же диск с крышесносящей игрой. Он обожал появляться не вовремя, и его присутствие сейчас, ух, как некстати. Алопекс рефлекторно сжалась и уткнулась носом в шею любимого, сомкнув руки на карапаксе. Приглушённые стоны наполнили скромную лабораторию. Донни вошёл во вкус и принялся делать движения бёдрами, совершая нежные, а после более грубые и глубокие толчки. Песец теряла голову и не стеснялась вскрикивать при каждом движении, чувствуя, как орган скользит по её влажным стенкам. Темп нарастал, заставляя стол шататься.       — Дони-и-и-и, да-а-а-а!!! А-а-а-ххх! — она полностью отдалась своему мальчику, во время ускорения чаще постанывая и произнося его имя. Казалось, столешница вот-вот развалится на части под весом крупным мутантов.       — Алечка-а-а-а! Мммм!       Голова кружилась от переизбытка страсти, когти с агрессией царапали панцирь, ломаясь об него при вдалбливании в деревянную поверхность. Они стонали в унисон, крадя дыхание друг друга и, впиваясь в губы, без сожаления прокусывая тонкую оболочку. Звук трения и финальный рывок, разносящийся криком по комнате. Обессиленные тела прилегли на столешницу, пытаясь выровнять сбившееся дыхание. Сладкая истома разлилась по организму.       Повисла тишина, лишь рваные вздохи пары нарушали её присутствие. Придя в себя, лисица приподнялась на локтях и посмотрела в глаза улыбающемуся гению, отчего концы её губ приподнялись от подобного зрелища.       — Дурак, — хихикнула воительница, — А как же пирог? Зря я простояла возле плиты столько времени.       — Тебя так это расстроило, милая? — гений изменился в лице, надеясь, что она не задумала вновь обижаться. Кто её знает, Пекс всегда найдёт повод надуться.       — Ты не перестаёшь меня поражать. То же мне, мозг команды.       — Эй! — Донателло сделал обиженную моську и приблизился к ироничной гримасе возлюбленной, и та тотчас залилась румянцем, жалея о содеянном, — Я получил свою дозу сладкого на сегодня. Надеюсь, и ты тоже.       — Донни!!! — лисица подскочила, как ошпаренная, на ходу схватив валяющуюся тунику, — И всё-таки ты дурак! М-м-мой дурак…       — Люблю тебя, — нежный шёпот, и лёгкий поцелуй перекрыл доступ к словесному потоку, пока руки притянули к себе разгорячённое тело воительницы.

Конец!

Примечания:
Только не бейте! *Спряталась*
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.