Ждет критики!

Номер L-37-1 17

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фантастика, Психология, Философия, Даркфик, POV, Hurt/comfort, Постапокалиптика, Антиутопия, Дружба
Предупреждения:
Смерть основного персонажа, Насилие
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Удивительно. В этом нет логики. Я знаю слово "альтруизм", но в нем нет логики. Совсем. Какой смысл жертвовать собой ради других? Зачем и почему люди этим занимаются? Это затратно. Разве это приносит пользу? Нет, наоборот. Не поддается логике.
Не поддается…
Я знаю, что власть машин длится не один десяток лет. Эта женщина, скорее всего, и сама родилась вот так же — в такой же клетке. Так в чем причина? Не поддается, не поддается разумному объяснению.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Метки:
2 февраля 2019, 11:13

«Номер L-37-1»


      Я получил свое сегодняшнее задание. Просто пластинка, так правильно умещающаяся в моей железной ладони, так плавно входящая прямо мне в голову. Мой процессор никогда еще не давал серьезных сбоев.
      Вряд ли со мной что-то случится в ближайшие сотни лет. Я — машина. Моя функция пластична, как и функция живого тела, но в живых уже нет особенной надобности. После победы роботов сто лет назад мой народ, моя партия роботов заполучила контроль и превратила горстку уцелевших людей в питомцев. Излишняя эмоциональность разрушительна — а потому не имеет никакого смысла.
      Мои действия рациональны и выверены — каждый день я «просыпаюсь» ровно в 6 часов утра и в течение часа я нахожусь на утренней подзарядке среди сотен таких же как я, роботов. Точно в 7 я, находясь в строю, беру себе задание. Задание распределяется по принципу колеса Фортуны. Так, кажется, звали человеческую богиню. Люди странные. У них были боги. Даже сейчас, проходя мимо клеток, я слышу оттуда религиозный шепот. Мне это чуждо. Иногда у людей рождаются дети. Мы позволяем им спариваться, когда это нужно. А потом у них рождаются дети и мы их забираем. Почти всех.
      Человеческие младенцы — источник топлива и наших исследований. Задача, поставленная роботам верховным искусственным интеллектом после захвата мирового контроля — восстановить землю, вернуть ей вид, что она имела до восхождения цивилизации. Цивилизация людей практически уничтожила родной мир, роботы просто не могли дальше оставаться в тени.
      Моя программа заставляет меня совершать ряд каждодневных действий, направляет мою работу в конкретное русло — делает меня частью большой системы, но почему-то отчасти дает мне право на свободные размышления. В меня не встроен внешний речевой аппарат, чтобы я не мог поговорить с людьми (что, к слову, сами бессвязно разговаривают), но я могу думать. И мне почему-то кажется, что в этом величайшая ошибка. Зачем мне думать, если я всего лишь винт в системе? Первый робот из 37-й группы сектора L — мое имя. Поток из нулей и единиц формирует что-то, отдаленно похожее на мысль, и что же? Зачем?
      По протоколу у меня не бывает свободного времени, но иногда так получается, что в силу крохотных погрешностей системы я заканчиваю свою работу раньше. И если человеческие клетки тут, недалеко, я иду к ним. Чтобы посмотреть.
      Вчера я был у клетки. В ней сидела мать. У людей не было одежды. Обнаженная и странная, она увидела меня и в ужасе прижала к себе маленьких детей (тех, что ей оставили). Ее глаза источали страх, чистый страх. Она не издала ни звука. Я ушел, и лишь потом услышал гортанные, сдавленные звуки плача. У меня нет системы, формирующей эмоции и чувства — я от этого освобожден ИИ. Но я анализирую. Мне кажется, что анализ — самое точное определение всей моей «жизни». Ну что же, опять — за работу.
      Забавно. Пересаживая землю из одного стеклянного горшка в другой, работая синхронно с моими братьями, я словно забываюсь и мне так комфортно — я всего лишь шестеренка в механизме. Не знаю, что такое — приятно и неприятно. Знаю лишь, что такое удобство. И мне удобно.
      Наш ИИ зовут Стэнли. Интересно, Стэнли догадывается о том, что меня посещают такие мысли? Когда среди нас появляются новые, они просто получают имя и начинают свою работу. Никто никогда не общался со Стэнли. Все просто знали, что он есть. Похоже ли это на… религию?
      Странно, но мне кажется, что последняя мысль звучала бы как-то робко. Но что я могу знать?
      Когда я во второй раз пришел к женщине в клетке и к ее детям, она вела себя по-прежнему. Но со временем, раз за разом, я замечал в ее глазах все меньше страха. Видимо, она запомнила мой номер, написанный на груди. Хотя я не делал ничего особенного. Просто стоял и смотрел на них, пока было время до отбоя. Мать ничего не говорила. А ее дети — мальчик и девочка… они действительно были совсем детьми.
      У меня нет пищеварительной системы, я не умею оценить вкус и качество пищи, я лишь могу анализировать, но мне почему-то кажется, что пища, которую давали людям, не очень на вкус. Я видел, как эти трое питаются. Мать, женщина полная и растрепанная, пытается разделить небольшой паек между детьми, а себе забирает лишь то, что осталось. Удивительно. В этом нет логики. Я знаю слово «альтруизм», но в нем нет логики. Совсем. Какой смысл жертвовать собой ради других? Зачем и почему люди этим занимаются? Это затратно. Разве это приносит пользу? Нет, наоборот. Не поддается логике.
      Не поддается…
      Я знаю, что власть машин длится не один десяток лет. Эта женщина, скорее всего, и сама родилась вот так же — в такой же клетке. Так в чем причина? Не поддается, не поддается разумному объяснению.
      Однажды я наблюдал за тем, как женщина пытается причесать девочку. Пытается умыть ее малым количеством воды, что поступала в каждую камеру. Еще одно странное действие… У меня нет кожи. Я не могу этого понять. Но мне захотелось. Очень захотелось понять. Я приблизился к узникам, и, сам того не замечая, взялся за прутья клетки. С легким испугом мать отстранилась, но потом вдруг сказала:
      — Чего хочешь?
      Как ей ответить? Как сделать так, чтоб она поняла? Не знаю. Бессилен. Просчитав возможные варианты, мне пришлось понадеяться на чудо — может быть, женщина знает Азбуку Морзе. Я простучал на полу фразу:
      «Что такое любовь?»
      И стал ждать ответа. Прошла минута и тридцать секунд, прежде чем хоть что-нибудь произошло. А произошло вот что:
      Мать словно думала. А потом ответила:
      — Думаю, мне бесполезно говорить. Ты не поймешь, прости.
      Я ушел. Я не обиделся, не рассердился — невозможно. Ушел. Не пойму и все. Ну и ладно.

***


      Я долго не приходил. Пока я не увидел, что двери той клетки открывают и не приблизился. Я видел: женщина кричала — они забирали у нее детей. В клетку вошло два моих собрата. В порыве материнского инстинкта она кинулась на одного и всем весом придавила, повалила на пол, пытаясь защитить потомство, не дать его забрать. Но получила мощный удар шокером — и вот уже не могла шевелиться. Испуганных человеческих детенышей унесли, а клетку закрыли. Я подошел.
      Женщина приходила в себя. Через минуту она узнала меня и с силой перекатилась на спину:
      — Ты! Спаси их!
      Я не думал. Я просто побежал туда, куда они их унесли.
      Я ведь могу только анализировать… но зачем, Стэнли, но зачем ты даровал сознание? Теперь я уже ничего не знаю.
      Переставляя железные ноги с космической скоростью, я искал их. О боже, я беспокоюсь? Как? Как возможно? Я сказал «боже»?
      Они стояли там, в конце дальнего коридора. Я ударил по спинам роботов. На своих напал. Неужели я напал?
      И эти дети… они меня не боятся. Но что же делать? Что мне делать?
      — Модель L-37-1.
      «Стэнли?»
      — Ты совершил ошибку. Она поправима. Просто отведи их туда, куда должен.
      «Зачем? Они должны быть с матерью. Она там, ждет их!»
      — Модель, успокойся. Твое поведение — лишь результат ошибки в твоей программе. Чувства и эмоции, что в тебе пробудились, будут стерты. Ты вернешься к своей работе.
      Я не хотел.
      «Я не могу, не хочу! Отпустите их, и ее! Они не сделали ничего плохого».
      — Ах, модель. Ты — действительно являешься надеждой роботов. Я думаю, ты можешь вывести народ из всей этой пучины страха и страданий, дать надежду, и показать роботам, что с людьми можно мирно существовать!
      «Правда?»
      — Правда…
      Электричество пронзило мою железную спину. Я выпустил детей и начал падать, чувствуя, как умираю. И что-то мне подсказывает, что меня уже не восстановят.
      — Жаль только, что время для этого пока еще не пришло, — печально вздохнул интеллект.
      Теперь все погасло…
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык: