Поезд. 10

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Видеоблогеры, Mozee Montana (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Mozee Montana/Лиза Неред, Михаил Совергон/Света Дейдример, Руслан Тушенцов/Данил Кашин, Mozee Montana, Даня Кашин, Света Дейдример, Руслан Тушенцов, Дарья Зарыковская, Лиза Неред
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 13 страниц, 1 часть
Статус:
заморожен
Метки: Дружба Нецензурная лексика Пародия Повествование от первого лица Психология Романтика Стёб Флафф Элементы гета Элементы слэша Элементы фемслэша Юмор

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Едет как-то эта компашка поездом, да классические истории травит.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
ну типа бля ну много монологов и диалогов.

ту-ту поезд ебли отправляется с первой главы

9 февраля 2019, 01:33
Примечания:
Госпаде, мне одновременно стыдно и жутко нравится! Возможно, тут много лишних запятых, но я акцентировал не на этом. •тут я написал огромную тираду но потом стёрла потому что я неуверенная•
Беты у меня НЕТ, поэтому ваши попытки донести до меня, что Не ХвАтАеТ бЕтЫ тщетны, а ваши комментарии о грамотности для меня настолько заезжены, что я смотрю на них, закатывая глаза, потому, что я заебалась. (Простите за то, что говорю о себе в разных предложениях в разных родах, я не знаю что со мной происходит)
— Нахуя мы взяли купе, когда вообще могли взять люкс там, или самолётом полететь? — Совергон протискивался в коридорчике поезда, высматривая номер своего места, — так же быстрее! — Некоторые против, я вот летать боюсь, — Данил шёл вслед за другом, таща за собой чемодан. — Миш, не ворчи, я после последнего полёта вообще авиафоб! — донёсся голос Светы где-то ближе к выходу, — а тут весело будет, по четверо в купе. — Кстати, кто с кем сидит? — Лиза была так же заинтересована в положении своего места, — кто вообще билеты брал? — Какая разница, расположение у всех рядом, не ссы, — подала голос Даша. — Чур я с девками, — бодро крикнул Алишер. — Не, ты их всех перетрахаешь там, — хмыкнул Руслан. — Чур я не хочу с Алишером, — загоготала Алина, оборачиваясь на друга. — Чёт поезд в Новосибирск пустой какой-то, — Света посмотрела в открытую шторку, — или это только наш вагон? — Руслан, ты ж там это, из Сибири? Открой нам тайну, хули так народа мало? — Миша возмутился настолько, что его голос на секунду сорвался. — Во-первых — Красноярск, во-вторых, думаешь, много людей хочет в ХОЛОД? — выделил последнее слово Тушенцов. — Я как бы из Новосибирска, забыли совсем? — прорезалась Даша. — А я от Москвы дальше, — опять этот крейзи мега спорщик. — Ну все мы понимаем, что круче Татарстан, — перебил всех Кашин, — Казань тащит. — Башкортостан не забывай, Уфа — столица реперов, — напомнил Моргенштерн. — Ладно короче, все расселись? — спросила Лиза, которая стояла посреди распахнутого купе и говорила максимально громко, чтобы те, кто сел дальше тоже слышали. Послышался созвучный хоровой ответ «Да». Ребята ехали в Новосибирск просто потому что Даша решила, что давненько они не были на её родине, поэтому потащила всех незанятых друзей с собой «Развеяться». Никто был не против даже от двухдневной поездки на поезде, которая предвещала быть весёлой, потому что вопреки всем запретам о распитии спиртных напитков Моззи взяла бутылку виски в рюкзаке, Света бутылку вина, замаскированную под воду, а Алишер по привычке водяру. В одном купе сели Даня, Руслан, Алина и Лиза, в следующем Миша, Света с Дашей и Алишер. Девушки сразу переоделись в «Домашнюю», если её так модно было назвать, одежду — Дейдример с Зарыковской надели короткие топы, хотя им много кто говорил, чтобы они так не делали, ибо парни возбуждаются, но предупреждения проходили мимо ушей, потому что, ну а чё? Эрекция — дело естественное. Мозя и Лиза в свою очередь, как всегда, оделись в бесформенные футболки, собственно, женственность — не их конёк. В вагоне кроме этих восьмерых ехали ещё двое парней, прямо около выхода, так что никто не жаловался. Когда бельё было постелено, Миша зашёл к соседям под предлогом поиграть в карты, пока там девки хихикают с Алишером. Моззи отказалась и залезла на верхнюю полку, уткнувшись в телефон. Руслан, Даня, Лиза и Миша расселись и раздали карты, в первый раз решили играть на леща, а потом — как пойдёт. Карта. Валет. Миша перевёл. Отбивается Даня. Бито. Руслан. Лиза подкидывает. Руся взял. Туз. Шестёрка. Дама пик. Козыри... Миша вышел. Даня вышел. Руслан... Проиграла Неред. Сверху свесилась Алина, чтобы поржать над подругой. Совергону стало стыдно, что он будет бить девушку, но зная, какая она боевая, размял руки и легко хлопнул русую по щеке. — Дай я отыграюсь! — улыбчиво вспылила проигравшая, — я тебе надаю лещей! — Давайте на что-нибудь по-интереснее! — завопил Руслан, а то мы как в «Дай леща». — Можно я с вами? — голова Мкртчян показалась с верху. — Да, давайте теперь Моззи, я пошёл к своим, — Цыркунов встал, ударившись о полку, — блять. — Сам пришёл, дал мне пощёчину и ушёл? — Лиза развела руками, в которых находилась колода, — как-то не по-русски. — Так он цыган, — залился Кашин, — пришёл, обманул, ушёл, позолотил ручку. — От татарина слышу, — усмехнулся шатен, отодвигая дверь, за которой оказалась Света, зависшая в телефоне. Закрыв за собой дверь, в Михаиле проснулся альфач. — Чего стоим, ни к нам, ни от нас? — облокотился парень, спрашивая блондинку, — вы же там с Алишером о чём-то болтали. — С ним сейчас Даша «Болтает» — выделила последнее слово Дейдример, — я сначала просекла их фишку, поэтому вышла, а потом просто на смс отвлеклась. — Они там заперлись что ли? — Ага. Помнишь Руслан шутил про то что он всех перетрахает? Так вот это похоже не шутка. — Тебя он тоже собирается? — лицо парня немного потускнело, ожидая от подруги положительного ответа, или откровений про «Тайную любовь», о которой обычно рассказывают девушки своим зафрендзониным парням. — Нет, конечно. Морщинка на лбу Миши разъехалась, а сам он подумал, что вот и его шанс. Нет, иметь Свету в поезде, как Алишер, он не собирался, хотя ему того очень сильно хотелось, он просто хотел сделать хотя бы первый шаг на этом длинном пути. — Свет, — Цыркунов окликнул подругу, чтобы та оторвалась от телефона и посмотрела на него. Не говоря ни слова Совергон впивается ей в губы, нажимая. Блондинка без угрызений совести поддалась, телефон от внезапности выпал из её рук, и она смогла взять шею парня в свои объятия. Цыркунов тоже не собирался медлить и обхватил подругу за талию, доминируя.

***

Все собрались в первом купе, ребята закончили играть, и слово за слово завязалась тема по-типу игры «Я никогда не» или «Правда или действие». Просто они спрашивали правду у друг друга прямо в лоб, безо всяких ложных или шутливых ответов. На нижней полке сидела Даша в объятиях Алишера, а возле них облокотилась об стол Алина. Напротив сидели Лиза и Миша со Светой, а на верхних полках лежали, оперевшись на локти, Даня и Руся. Пошла тема о суицыде. — Рус, а ты когда-нибудь пробовал покончить жизнь самоубийством? — задала вопрос Даша, перебирая ниточки на порванных джинсах Моргенштерна, — ты же у нас такой весь тёмный, депрессивный сатанист, — ухмыльнулась она. — Да, однажды я попросил друга купить мороженое, — все залились смехом. Тушенцов часто шутил на счёт своих болезней, а ещё больше — на тему мёртвого отца, хотя там уже редко, кто смеялся. — А если на полном серьёзе? — Мозя заинтересовалась. — Я как-то решил, что мне похуй на жизнь, поэтому вколол себе почти смертельную дозу... но меня откачали, сказали, что я еблан, а потом вроде не пытался уже. — А я как-то резала вены, — подала голос Дейдример, — сначала думала, что всё так просто, а потом, когда я увидела кровь, то так запаниковала, что аж расплакалась, — она задрала рукав, показывая еле заметный шрам. — Я тоже как-то селфхармом занималась, — опять Алина вступила в разговор, — не так, чтобы прямо от этого умереть можно было, но я типа сиги о себя тушила. Кстати, вот это тату на руке, — Мкртчян показала тыльную сторону ладони, — я его засобачила на шрам от ожогов. — Больно было? — Алишер насторожился. — Тебе ли не знать, ты же об язык сиги тушил, — вступилась Даша. — Ну язык-то мокрый, он сразу, как огнетушитель работает, а кожа-то не влажная, она будет прожигать до последнего. — Ну так-то больно. — А я вам рассказывала, как меня ножом пырнули? — радостно завопила Лиза, — нет? — Чего? Мы с тобой столько дружим а ты нам про это не рассказывала? — удивился Миша. — Так вот откуда этот шрам на животе, — Данил прозрел. — Дань? — спросила Света, — а откуда ты знаешь про шрам на животе? Все смущенно засмеялись, а Руслан громко загудел. — Да так... — Лиза же у нас святая, никогда не оголяется, даже плечи не показывает, — мечтательно подметила Зарыковская. — Даша блин, — шикнула Неред. — Ладно, всё с вами понятно, голубки, давай рассказывай, как тебя пырнули. — Больше не хочу, — русоволосая надула губки и свела брови к переносице, Даня затих. — Ути какие мы обидчивые, — ласково заговорил Алишер, на что сразу получил неодобрительный взгляд Дарьи, — а ты ревнивая, — более твёрдо добавил парень, после чего чмокнул девушку в макушку. — Алин, а что у тебя там на заднице набито? — усмехнулся Кашин. — Чего? Ты откуда знаешь? — запаниковала армянка. Послышался групповой вопрос. — Собака, откуда узнал? — шатенка подтянулась на руках на верхнюю полку, угрожая кулаком, маленьким женским татуированным кулачком, на что рыжий смеётся. — Дань, реально, откуда узнал? — засмеялась Света, — если б ты сам видел, она бы не была такая злая, — блондинка словила злой взгляд армянки. — Одна пьяная птичка нашептала, — не переставая биться в припадке проговорил Данил. — Кто? Я эту птичку кастрирую! — Алина не переставала угрожать другу кулаком. — Милена Чижова Невменько, записала? — Данил от смеха весь покраснел. — Ооо, да Алина у нас девочкам любит татуировки показывать? — подхватил Руслан, — а нам покажешь? — он поиграл бровями, все заржали. — И как это она узнала? Вроде по турам не ездит, в раздевалки не заглядывает? — снова Данил-раздражитель. — Колись, ты с ней спала? — Даша спросила напрямую. — Мозь, не ссы, мне даже Ксюша Хоффман говорила, что видела, как вы сосались, а потом в туалет пошли, — захихикала Неред. Мкртчян покраснела, как школьница, которую спалили за курением за школой. Она всегда дорожила своей репутацией, поэтому осознание, что пьяную её видели с девочкой, томило её, она боялась, что все узнают. — Хотя мы тебя и с Букером видели, милочка, — Зарыковская подмигнула Дейдример, которая тут же улыбнулась. — Да ладно, мы, вон, Алину в краску вогнали, она сейчас заплачет, нахуя мы её обсуждаем? — подметил Совергон. — Да не, всё нормально, всё-рвано меня когда-нибудь бы спалили, — протянула Моззи. Все тайком уже выпили и были не в самом трезвом состоянии, поэтому вели себя чуть лучше животных. Монтана уже сама ржала над собой и над своей нетрадиционной ориентацией, когда градус в её организме повысился. Тема сменилась, но через некоторое время Руслан напомнил. — А я не верю, что ты лесбуха, — протянул шатен. — Да блять, ты крейзи мега заебал! — крикнул Алишер, потому что обсуждение других людей при них самих ему не нравилось. — Мне что, доказывать нужно? — в глазах армянки сверкнула искра азарта, — иди нахуй, эпилептик опошлённый. Сейчас Мозя лежала в ногах у Дарьи, которая лежала в объятьях Алишера. Руслан сидел на выкаченном чемодане в дверях. — Да, я такой, а ты давай, покажи нам шоу, — Тушенцов захлопал в ладоши, его действие подхватил Кашин, а затем Цыркунов на пару со Светой и Лизой. Алина сидела около полминуты, потупив взгляд в пол. На самом деле она думала: целовать Дашу или Свету будет неприлично, всё-таки они уже в отношениях, если поцелует парней — то ничего не докажет. Целью оказалась Лиза. Ничего не подозревающая русовласка задорно улыбалась. Она тоже достаточно выпила, поэтому было видно, что она немного возбуждена. Алина встала, и под бурные аплодисменты и свист шестерых друзей резко вцепилась в Неред, держа её голову в своих руках. Лиза сначала поставила руки меж друг друга, хотела оттолкнуть подругу, но затем положила ладони на её талию, обнимая. Монтана села к ней на колени. Руслан переглянулся с Дашей, затем с Алишером, Света и Миша, сидящие рядом с целующимися, тоже изумились. — Ещё потрахайтесь тут, тогда точно поверю, — залился Руслан, хватая из рюкзака Алишера открытую бутылку водки и делая глоток прямо из горла. — Ты просто завидуешь, потому, что у тебя тёлки нет, — отпрянув от губ подруги возразила Алина, — или вы с Кашиным что-то скрываете, — так же разразилась громким смехом армянка, обтирая уголки губ. Лиза явно не ожидала такого поворота событий, но и против пососаться с подругой не была. — Чёт мы засиделись, уже свет давно выключили, а мы тут доказываем, — встала Света, взглянув на часы: 2:47 — я пойду, пожалуй, спать, всем спокойной ночи, — она потянула за собой Мишу, тот тоже всем пожелал спокойной ночи и ушёл. — Мы тоже пойдём, — Даша утащила за собой Алишера. — Окей, спокойной, мы тут тоже скоро, — сказал Даня, спрыгивая с полки, — я пойду умоюсь, да тоже завалюсь, — он взял полотенце из-под сетки и ушёл. — Скоро, кстати, какая-то большая остановка на 15 минут, выйдем на перекур? — предложила Алина, рыская в рюкзаке в поисках сигарет. — Мне дашь? — Лиза игриво посмотрела на подругу, — я свои забыла, — улыбнулась русоволосая. — Дам, конечно, — облизнулась Мозя. — Да, я с вами, — Руслан задвинул чемодан под койку, — а кто где спит, я забыл? — Я наверху, — заявила Неред. — Я тоже, — подхватил Данил, говоря уже из коридора. — Значит мы по низам, — вынес Руслан, обращаясь к Моззи, после чего повалился на койку. Пришла проводница и, робко постучавшись, сообщила, что через две минуты остановка, а так же предложила чай. Вместе с первым купе и Алишер вышел покурить. Лиза взяла Мкртчян под руку, морща от холода нос, она взяла сигарету в зубы и нагнулась к шатенке, чтобы прикурить. — Ты не обижаешься? Я это...пьяная немного... — промямлила Монтана, упёршись в русую макушку. — Ты реально? Я, как бы, тоже уже пол бутылки вина всосала. — Пойдём виски пить? — Пойдём, — на этих словах Лиза вытащила сигарету и, немного потупив, бросила на рельсы. Алина повторила действия подруги. Неред потащила шатенку в вагон, ловя на себе сонный взгляд проводницы. Зайдя в своё купе Мкртчян порылась в рюкзаке и ловко достала нераскрытую бутылку виски(набухалась она с водки Алишера). — Пойдём отсюда? — оглянулась русоволосая, смотря на лежащих друзей. — Куда? В толчок? — Чё вы вдвоём в толчке собираетесь делать? — заржал Кашин, слыша шёпот подруг. — Спи, пидор, небось мы уйдём, а вы тут с Русей пососётесь, — шикнула армянка, выходя за дверь под ручку с подругой. — Давай просто в пустое купе пойдём, мы никому не мешаем, залезем на полку, — ухмыльнулась русая, и они пошли через два купе дальше, оглядываясь по сторонам. Дверь они заперли, и Алина запрыгнула на нижнюю койку, а вслед за ней и Неред, которая сразу достала из-за пазухи бутылку и протянула её шатенке, а та, в свою очередь, одним моментом раскрутила крышку и сделала пару глотков, после чего сразу поморщилась и передала эстафету. Лиза так же глотнула, поморщилась, и обе засмеялись, глядя друг другу в глаза. На минуту они просто затупили и смотрели, ничего не говоря. Идиллию нарушал только шум поезда и покачивания на рельсах. На второй минуте молчания Моззи из-под полуоткрытых век и густых ресниц увидела, как её подруга покраснела и отвела взгляд, улыбаясь, она снова взяла бутылку и отпила глоток, хмуря нос от крепкого алкоголя. Мкртчян рвано улыбнулась и потянулась к лицу Лизы.

POV Алина

Что я делаю? Почему Алкоголь толкает меня на такие поступки? Ёбаный Руслан со своими пидорскими шутками... Хотя, если бы не он, то ничего бы не было... Всё зашло уже слишком далеко, нельзя тормозить. Виски сыграло на руку, так даже легче, можно отговариваться на следующий день, что это вСё Из-За АлКоГоЛя, Я бЫ в ТрЕзВоМ уМе ТаКоГо Не ВыТвОрИлА. Все, кто так говорят, скорее всего лгут. Ладно, просто нужно насладиться моментом, насладиться ею. Как давно я не делала ничего с девушками? Да, блять, Лиза верно напомнила, что последний раз Милена, эта лживая, прошлая грешница, доставила мне удовольствие. Не такая она и святоша, русый апостол, Даша, может, хуйни и не скажет, но тут она точно пиздит — сама же подвергалась. Ох, я точно помню, как слышала, что происходит в её кабинете, и, что там был явно не кто-то из парней. Жалко, я об этом промолчала, когда они шутили сегодня про меня, я бы поставила эту сучку на место и напомнила бы обеим, кем они были пару лет назад, не иначе, как любовницами... что-то меня не туда понесло... Эти её блядские тонкие губы...возбуждают...а глаза блестят при холодном свете...они будто переливаются...будто ядро Земли раскалывается на миллиарды осколков...все они бурлят...будто хотят забрать твою ёбаную душу с собой...карие глаза с зелёным оттенком...что может быть круче, чем её глаза...наверное, только она сама... Блять, во мне проснулся чёртов Пушкин, это виски и это окружение...не знала, что путешествие на поезде может быть таким...будоражащим...

End POV Алина

Алина медленно приближается в лицу Лизы, на что та немного смущается и отворачивается. С каждой секундой ситуация становится смешнее для обеих, они всё шире улыбаются, и, как только Мкртчян максимально близко приблизилась к лицу подруги, обе разразились звонким смехом. Их лбы соприкоснулись и снова возобновился визуальный контакт. Лиза уже сама не сдержалась и тихонько потянулась к губам Алины, робко докасаясь до чужого тела. В отличии от своей спутницы, русоволосая была очень робка в неуверенных отношениях. Армянка протянула татуированную руку к бедру подруги, поглаживая лёгкую ткань домашних штанов. Лиза приподнялась на коленях, опираясь руками по обе стороны подруги. Алина прогнулась под напором Неред и опрокинулась на кровать, разрывая поцелуй и глотая воздух, вновь улыбаясь. Русоволосая подобралась к шатенке, как к добыче. — Разгоним кровь? — прошептала она в лицо пассии. — Дай ещё выпить, чтобы по-полной, — с усмешкой произнесла Монтана, хватая бутылку алкоголя и выпивая за раз несколько глотков. — И мне тоже дай, — Неред вырвала виски из её рук, повторяя действие. В помещении повис лёгкий запах алкоголя и жара, исходящего от тел обеих. Мкртчян снова рассмеялась, и теперь сама подалась вперед, снова припадая к губам Неред. Лиза села на бёдра спутницы, снимая с неё футболку, а затем и бюстгальтер, оголяя бледную грудь шатенки, которая так и пылала. Когда последний раз она запиралась с Миленой в туалете, было только спонтанное обоюдное удовлетворение потребностей, никаких ласок, никаких прелюдий, никаких поцелуев, ничего, чего так хотелось Монтане, но что могла дать Неред. Лиза несмело поцеловала Моззи под скулы, переходя на татуированную шею, а затем и на ключицы. Алина закусила губу и положила руки на талию подруги, потихоньку поднимая ткань футболки, в попытках снять с неё этот ненужный элемент. Русоволосая построила дорожку розоватых поцелуев от рёбер до низа живота, она просунула руки под её бёдра, стягивая резинку шорт. Когда одежда оказалась на полу, девушка продвинулась дальше, поглаживая промежность подруги, от чего та испустила хриплый стон и прогнулась в спине. Лиза ввела палец, затем второй, и начала двигаться в шатенке, набирая темп. Она потянулась к губам девушки за рваным влажным поцелуем, который тут же получила от возбуждённой пассии... Разгорячённая Алина почувствовала меж своих ног голову Лизы, она жадно вцепилась в девушку, заставляя шатенку изгибаться и стонать от удовольствия так, что Даша в соседнем купе смущённо хихикнула в объятиях Алишера. Мозя забилась в волнах оргазма, схватив в порыве Неред за волосы, от чего та ойкнула. Лиза поцеловала Мкртчян в живот, затем в грудь и вскоре добралась до пылающих губ. — Ну как тебе, Милена лучше? — произнесла Неред, улыбаясь девушке в губы. — Забудь о Милене, мне только ты нужна, — на этих словах Алина резко сменила позу действия, и теперь уже Лиза пассивно лежала под ней, затуманенно улыбаясь. — Я тебя люблю, — прошептала русоволосая, запрокидывая голову и в очередной раз смеясь. Поезд начал стремительно останавливаться, Моззи насторожилась... — Блять, Лиз, — немного напуганно произнесла она, — там народу, — поезд уже остановился. — Это вроде маленькая остановка, — удивилась Неред, приподнимаясь на локтях. — Маленькая, да удаленькая, — Мкртчян снова чмокнула подругу. — Прям как ты. Поезд остановился. Не смотря на столь позднее время остановки (4:00) на станции стояло довольно много людей. Положение, в котором девушки застыли, было очень откровенным — вагон находился практически на уровне глаз, а свет, исходящий из купе, окончательно раскрыл все карты. На перроне, прямо напротив их окна, стоял парень, рассеяно бегая глазами по окружению. Бегал-то он рассеянно до тех пор, пока не наткнулся глазами на Алину, полностью обнажённую, лежащую на Лизе. Глаза у юноши сразу округлились, сонливость, как рукой сняло, он подался вперёд, дабы поближе разглядеть находку. — Вот пидрила, — прошептала Моззи, видя, как парень подходит к их окну, — пошёл нахуй, — громко сказала она, показав средний палец, на что зевака ухмыльнулся и отошёл назад. — Зай, не сердись, — протянула Лиза, увлекая пассию в поцелуй, — пидрил в мире много, а ты у меня одна, чтобы тратить на них свои нервы. На этих словах поезд тронулся, и зевака остался позади, а девушки опять расхохотались, утопая в поцелуях друг друга. — Какая ты пьяная романтичная, — протянула Мозя, ложась рядом и закидывая на девушку ногу. Лиза взяла снятую с себя футболку, которая больше походила на небольшую наволочку, и накрыла себя вместе со своей Алиной. Так они и заснули в объятиях друг друга. Тем временем в купе, где остались только парни, происходило тоже кое-что... Данил тихо спустился со своей койки, разминая шею. — Ты чё не спишь? — подал нетрезвый голос Руслан. — К тебе тот же вопрос, вроде оба пьяные, должны были уже заснуть, — почесал затылок Кашин. — У пьяного много мыслей, — усмехнулся шатен, поворачиваясь к другу лицом. — Каких, к примеру? — рыжий присел на койку Алины. — Да так...над словами Алины задумался...кстати, где они там с Лизой? — Не знаю, пойду посмотрю, — сказал Данил, после чего вышел из купе. Кашин вышел за двери и, покачиваясь, направился сначала в сторону проводницы. Открыв следующее купе он никого не обнаружил, поэтому пошёл в противоположном направлении. Заглянув к ребятам он обнаружил там только спящих Алишера и Дашу и целующихся Свету с Мишей, после чего тихо извинился и закрыл купе. Следующее помещение было, на первых взгляд, заперто, но ни тут-то было. Алина, видимо, не до конца закрыла защёлку, и дверь под тяжёлой рукой Данила распахнулась. — Воу, воу, воу, — сказал рыжий, увидев своих подруг в столь откровенной ситуации, — у меня аж встал, — прошептал он. Данил вернулся к себе в купе, где увидел мастурбирующего под одеялом Руслана. — Ух, блять, там Алина с Лизой, — он постучал ладонью о кулак, выделяя действия свистом, — у меня аж встал, — повторился он. — А я вот скрашиваю досуг, — напряжённо произнёс Тушенцов. — Ну-ка дай-ка, — Данил присел к другу на полку, залезая под наволочку. — Чувак, чё ты делаешь? — ахуел шатен, подтягиваясь на руках к стене, — я хоть и пьяный, но не настолько. — Да ладно тебе, не ссы, всё останется между нами, — рыжий ехидно улыбается, подсаживаясь ближе. — Чувак, чувак, не над... — не успевает договорить шатен, как его перебивает Кашин, жёстко целуя, от чего Руслан сразу пытается уклониться, но у него это плохо получается. Он отодвигает друга, упёршись в стену ему было не сбежать от рук рыжего. — Данил, блять, ты ебанутый, уйди нахуй! — Тушенцов ещё сильнее стал отталкивать парня. — Рус, блять, чё, как тёлка ломаешься? — Даня нащупал под одеялом член друга, — давай, не ссы, я не спидозный, — он вновь поцеловал шатена. — Ты совсем ёбнулся, — он пытался убрать его руку от себя. — Чувак, я в дерьмо, я ничего завтра не вспомню, а сейчас я хочу тебя, — рыжий взял обе руки парня в свои, крепко сжимая. — Я сейчас закричу, — глаза его были большими, казалось он сейчас реально заорёт. — Представь, какой стыд будет, если ты кого-то позовёшь, — усмехнулся юноша, не отпуская его рук. Кашин перевернул Тушенцова на живот, тот продолжал рыпаться, но уже сильнее. — Щас нахуй ударю и отымею, пока ты в отключке, — послышался голос из-за спины шатена, на что его сердцебиение участилось. — Ладно, ладно, не бей, еблан, — со страхом в голосе произнёс он, — я готов...добровольно... — вот на этом моменте стало понятно, что Руслан тоже под, нармальным таким, градусом. — С Онешко, значит, всякую пидорскую хуйню вытворял, — Кашин расстегнул ремень на своих джинсах, — а со мной по-мужски поебаться не хочешь? — он рассмеялся. — Хочу, — промычал парень, но уже более ласково, без страха. — Вот и красава, — Данил снял свои штаны вместе с боксерами и скинул с друга одеяло. Он наклонился к уху Руслана и демонстративно выдохнул, облизываясь. — А у тебя задница что надо, прям, как у Лизы. — Не ври, я знаю, что Лиза доска, — усмехнулся шатен. — Сейчас ты ответишь за то, что сказал, — на этих словах Даня резко вошёл в Русю, заставляя его громко простонать в подушку. — Ммм, ай! Больно! — выдавил из себя юноша. — Сейчас станет хорошо, — Данил стал плавно двигаться в друге, — пиздец ты узкий, — он зажмурился. — Только внутрь не кончай! — Чё, боишься забеременеть? — Просто...страшно...и больно! Можешь аккуратнее, я не баба! — А ты считаешь, что бабам не больно? — Ой, давай уже без разговоров! Данил набрал темп, и Руслан со всей силы вжался в подушку, тяжело дыша. — Переворачивайся, — скомандовал Кашин парню, вытаскивая свой прибор. — Да ты извращенец, — вздохнул Тушенцов, — тебе не просто сперматаксикоз утолить, а еблю в разных позах подавай, — он перевернулся, и рыжий взял друга под ноги и вновь вошёл в него с новой силой. Данил прижался к Тушенцову животом, вдалбливаясь в него всем телом, от чего у Руса выступили слёзы на уголках глаз. — Я сейчас... — рыжий делает последние два толчка, после чего изливается Руслану на оголённый живот. — Ты с бабами так же? — недовольно буркнул он, — сам кончил, а я что? Давай, заканчивай начатое, — Тушенцов взял друга за копну рыжих волос, натянул на себя и стал наяривать. Данил пытался что-то сказать, но у него это сомнительно получалось с чужим хуём во рту. Руслан ещё крепче взял партнёра за волосы и буквально насадил его по корень на член, от чего у того начал проявляться блевотный рефлекс, но шатен вовремя дёрнул его обратно и теперь у рыжего был вид обкончанной шалавы, что Руслану больно нравилось, поэтому он непроизвольно улыбнулся. — У тебя есть салфетки? — безразлично спрашивает Данил, вставая с кушетки, но Руслан не отвечал, — хэй, педик, говорю, салфетки есть? — раздался звонкий хохот парня, — чего ржёшь? — он обернулся. — Ты так ржачно смотришься, голым стоишь посреди комнаты, — залился Тушенцов, — ты бы видел! — Ты тоже не в самом лучшем... — Стоп. Ты что? — Что? — Ты сглотнул? — Что сглотнул? — Не придуряйся! Ты сглотнул! Кашин замялся. Было видно, что он покраснел, отворачиваясь в поисках джинс. Рус улыбнулся, видя, как двухметровая глыба мнётся, как ребёнок, при вопросах, которые застают его врасплох. — Где мой ремень? — Данил немного потерялся в пространстве, он обернулся на друга. Перед ним открылась весьма смешная картина: Руслан лежит на койке полностью голый с хуём на перевес, опирает голову об руку, а на шее затянут то самый его ремень. — Возьми, — ухмыляется шатен, будто зазывая парня снять с него этот ошейник. — Сам же был против этой «Пидорской хуйни» — язвительно пародировал голос шатена рыжий, медленно приближаясь к нему, — понятно всё с тобой, — он резко притянул Тушенцова за ремень к себе так, что он с грохотом упал на пол. — Блять, — прокряхтел Руслан, смотри снизу на Даню. Он взял конец длинного кожаного изделия и потянул вверх, но сам, не со всего веса, наступил кареглазому на грудь, улыбаясь. — Что за сада-мазо? — хрипло проговорил Рус, улыбаясь во все 32 неплотностоящих белых, при холодном свете, зуба. — Оденься, — Даня схватил его рядом лежащие спортивки и кинул ему в лицо, отпуская ремень, — я уже спать хочу, — он потёр глаза рукой, — пойду умоюсь, да завалюсь. Данил, покачиваясь, вышел за пределы купе и направился в сторону сартира. Руслан, так же лёжа, натянул на себя эти спортивки, но уже не нашёл сил, чтобы подняться и лечь к себе на кровать. Так он и заснул с ремнём на шее под пятый час утра. Затем и Даня, который пришёл и наплевал на всех и вся так, что завалился на кровать Монтаны.
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.