Перевод

Candy Cigarettes 54

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Вольтрон: Легендарный защитник

Автор оригинала:
sonderesque
Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/16654888

Пэйринг и персонажи:
Лэнс/Кит
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 19 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU ER Hurt/Comfort Драма Киберпанк Счастливый финал Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
«Каждая наша миссия может стать последней».
Или:
Неприятная истина разлучила Акиру и Леандро, но в конце вновь свела их вместе.
**AU: Voltron: Defenders of Tomorrow**

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
8 февраля 2019, 23:25
Примечания:
• Карамельные сигареты действительно существуют! Сейчас их уже не производят, но если очень постараться, то можно найти эти старенькие ретро-конфеты у зарубежных продавцов. Чтобы иметь более ясное представление о том, как эти карамельные сигареты вообще работают, предлагаю прочесть эту статью:
http://fb.ru/article/343289/detskie-sigaretyi-obyichnaya-sladkaya-konfeta-ili-popyitki-proizvoditeley-navyazat-vrednyie-privyichki-s-detstva

• Фанфик по нашумевшей в одно время ау Voltron: Defenders of Tomorrow (в руфэндоме ее обозвали чуть проще - Gaytron, если вам интересно). **Кит здесь - Акира. Лэнс - Леандро.** (Пидж - Петра). У этой ау длинная и интересная предыстория. Если коротко, то англофэндом создал концепт Клэнса в кибер-панк ау - Леакиру. Был ли это своеобразный протест против канона, революция или стремление подбодрить сошипперов перед восьмым сезоном - история умалчивает. Но концепт, на мой, взгляд, невероятно интересный, а конкретно данный фанфик ещё и невероятно хорошо написан!
В принципе, можно читать и не вдаваясь во все эти подробности. Единственное, что изменилось - имена персонажей. А так, по факту, это просто шикарная аушка.

• В оригинале работы к Петре (Пидж) применяется местоимение "они".

Приятного чтения!
Пожалуйста, поддержите лайком оригинал работы.
Профиль автора на АО3:
https://archiveofourown.org/users/sonderesque/profile
Профиль автора на Тамблере:
https://apanthropinizing.tumblr.com/
Было слишком тихо. Акира полагал, что не город был чересчур тихим. Наоборот – слишком громким, оживленным, многолюдным. Улицы были переполнены машинами, велосипедами и пешеходами, которые проскальзывали между ними, в попытках обойти плотный траффик. Звонки торговцев, громкий смех и музыка из караоке всегда разлетались по ближайшим улицам. Когда проживаешь большую часть жизни здесь – гул города отходит на второй план. Для Акиры это был просто белый шум, особенно по сравнению со всем, над чем ему нужно было сосредоточиться. Нет. Город не был тихим. Тишина стояла в их квартире. Тихим был Леандро.   Акира, не торопясь, вышел из их импровизированного кабинета, заправив карандаш за резинку защитных очков, тем самым расположив его за ухом. Парень выглянул из-за угла и заметил Леандро, находящегося на балконе. Акира машинально раскрыл рот, чтобы позвать его, но остановился на полпути, когда почувствовал боль. Он думал, она больше никогда не появится, ведь он полностью восстановился. Несмотря на это, Акира заставил себя двигаться в сторону кухни и сварить чашку кофе, как и намеревался изначально. Неосознанно, Акира провел ладонью по месту на руке, которое ранил робот-часовой во время прошлой миссии. Бинты скрывали это, но Акира все еще помнил, как выглядело ранение – ожог шириной около трех пальцев на предплечье. Это не опасное для жизни повреждение, кроме того, являющееся еще и довольно низкой ценой за то, чтобы обеспечить безопасную отправку продуктов и сняряжения для команды. Просто вероятность возможной неудачи, присущая их работе. По крайней мере, по мнению Акиры. Леандро, вопреки всему, не мог прекратить винить в этом себя. Неважно, как много раз Акира объяснял, что это его собственная вина – он закатал рукава куртки, оголив тем самым предплечья, а для роботов не составило труда применить грубую силу – он все равно мог рассмотреть разочарование и грусть в глазах Леандро. Когда они вернулись домой той ночью, Леандро не мог даже взглянуть на Акиру, перевязывая его рану. Акира ненавидел, когда в этих прекрасных глазах шоколадного и светло-голубого цвета застывали слезы. Но почему-то тягостное молчание и чувство вины Леандро казались еще хуже, чем слезы. Было удушающе больно – вот так ходить на цыпочках вокруг друг друга. Пару часов они притворялись, что все хорошо, радовались тому, что смогли остаться в живых уже в сотый раз. Но, в конце концов, Леандро стал говорить все меньше и меньше. Он не произнес ничего кроме «Доброго утра» во время завтрака, а вечером прошептал лишь «Спокойной ночи», подоткнув одеяло Акиры, полагая, что тот крепко спит (несмотря на то, что Акира никогда не засыпал, не услышав его голос.) Чтобы не сойти с ума без Леандро, который больше с ним не разговаривал, Акира посвятил всего себя разработке новых чертежей для магазина и наметки планов сопротивления. Каждый час был посвящен тому, чтобы что-нибудь улучшить. Было бы легче, если бы Леандро винил во всем Акиру. По крайней мере, тогда бы он знал, что нужно сделать, чтобы все вновь стало хорошо. Но, нет, это не то, что ему действительно нужно. Все, чего хотел Акира – чтобы Леандро простил себя. Громкий писк чайника вывел Акиру из задумчивости. Леандро на балконе даже не вздрогнул. Медленно передвигая ноги, Акира достал из кухонного шкафа две чашки. Полки находились достаточно высоко, поэтому ему всегда приходилось залезать на стойку, чтобы достать посуду. Леандро говорил, что повесил их так, чтобы дразнить его. Но что-то Акире подсказывало, Леандро просто хотел, чтобы на него полагались. Потребность заплакать внезапно возросла. Акира вздохнул и опустил очки на глаза. Это была жалкая попытка защиты, которая даже не скрыла бы темные круги и покрасневшие глаза. Но этого было достаточно для того, чтобы вновь сдержать свои эмоции. Акира по инерции стал заваривать чай для Леандро. Тот всегда был невероятно придирчив к тому, как много молока и сахара ему нужно, и Акира знал, что лучше не вмешиваться. – Эй, Лео. Вот твой чай. Не дай ему остыть. – Сказал Акира, проходя мимо дивана в гостиной, чтобы открыть дверь балкона. Он поставил кружку на маленький столик около раздвижных дверей. – Если ты голоден, у нас осталось немного еды в холодильнике. Он подождал пару мгновений, позволив себе секундную надежду на то, что Леандро обернется и притянет его в объятия. Но все, что Акира получил в ответ – легкий кивок головы. Ни больше, ни меньше. Плечи Акиры поникли, он отступил назад, прежде чем головная боль усилилась. Дверь захлопнулось мгновением позже.  

***

  Леандро обернулся и посмотрел на оставленную чашку чая. Он шагнул очень медленно, сомневаясь. Он находился на балконе много часов. Было холодно, ноги почти совсем онемели, но прохлада очистила голову, помогла временно забыться. Многим людям нужно побыть в тишине и одиночестве, чтобы сосредоточиться, но для Леандро это был точный способ отвлечься. Хотя, просто находиться снаружи было недостаточно. Хаотичные мысли вновь поглотят его, как только он вернется в квартиру, чтобы поспать несколько часов, прежде чем вновь подвергнуть себя этой пытке. Леандро не мог говорить с Акирой, не чувствуя боли. В то время как Акира разрывался между беспокойством и желанием позволить Леандро то пространство, которое он воздвигал между ними. Мягко говоря, это опустошало. Разрушающая рутина не позволяла поговорить о проблеме. Акира работал над чертежами и в гараже, постоянно оставляя Леандро наедине с самим собой. Он брался за любые одиночные миссии, которые Петра готовы были предложить ему от имени сопротивления. Он носился по городу бессчетное количество раз на дню, отказываясь позволить себе пару свободных минут, когда страх вновь мог вернуться в его сердце. Сегодня Петра, в конце концов, разозлились и сказали, что Леандро обязан вернуться домой, отдохнуть и выяснить, что за чертовщина происходит. Потому что было предельно ясно – все просто рухнет, если что-то подобное произойдет снова. Они отказывались отпускать его, пока все, что висит над ним тяжким грузом, не разрешится. Это не были добрые или мягкие слова, которые он так хотел услышать. Но Леандро по-своему ценил это предупреждение. Но когда это стало по-настоящему важно, нужные слова не шли в голову – и Леандро молчал. Пар от чашки чая согревал склонившегося Леандро. Это было нежное тепло, в сравнении с вечерним воздухом. Леандро поднес край чашки ко рту и слегка подул на нее. Он действительно хотел сказать что-нибудь, хоть что-нибудь, чтобы сократить эту трещину, образовавшуюся между ним и Акирой. В конце концов, это его вина. Акира всегда пытался начать разговор. Но эта проблема не могла быть решена усилиями только одного человека. Леандро чувствовал, что их отношения на волоске от разрыва. Они оба чувствовали это. Они могут преодолеть возникшее напряжение, прежде чем оно станет необратимым, только вдвоем. Но как, черт возьми, он может сказать Акире, что не ожог заставил его построить эту стену (хотя, он и чувствовал вину за это)? А то, что он жутко напуган осознанием что мог увидеть, как Акира умирает перед ним. Возможно ли вообще вынести это? Сделав глоток, он шикнул из-за слишком горячего напитка,который немного обжег язык и губы. Леандро, слишком нетерпеливый и взбудораженный, поставил чашку обратно, не дожидаясь, когда чай остынет. Он сделал шаг назад и встал на свое прежнее место. «О, приветик, я просто хочу, чтобы ты знал, что я не в состоянии смириться с мыслью, что однажды могу увидеть, как тебя убивают прямо передо мной во время опасной миссии, несмотря на то, что я был рядом. Я, черт возьми, не смог спасти тебя, и поэтому сейчас ты истекаешь кровью на моих глазах, и я не знаю, что делать… Но, знаешь, хорошо. У нас все хорошо.» Он крепко схватился за перила балкона. Это не так, черт побери, работает. И Леандро не мог заставить себя быть честным. Было трудно осознать это, но еще тяжелее просто принять. Тупая боль пульсировала в голове, заставляя сердце сбиваться со спокойного размеренного ритма. Кровь внутри словно замерзла, останавливая весь кровоток, в то время как нервная энергия пульсировала под кожей. Леандро хотелось бежать, бежать, пока он не выбьется из сил. Автоматически, он разжал пальцы, отпуская холодный металл перил, и полез в потайной карман за подкладкой своей куртки, нащупывая потрепанную картонную упаковку. Лео открыл крышку, чтобы вытащить сигарету, но вспомнил, что их больше не осталось. Он выкурил последнюю прямо перед той миссией с Акирой. – Вот именно сейчас… – Громко вздохнул он. Леандро поник и скрестил руки на перилах, укладывая на них голову. Неясно он вспомнил, как Акира смеялся над его протестом о, так называемой, «зависимости». – Ого, не знал, что ты куришь. Очевидно, Акира лгал. Он уже видел Леандро с пачкой много раз и все равно не прекращал говорить ему это. Несмотря на то, что Леандро не выглядел как человек, который стал бы объясняться бессчетное количество раз. – Это карамельные сигареты. – Машинально ответил Леандро. Акира задумчиво постукивал тонкими пальцами по подбородку, дразня парня: – Они очень редкие. Их больше не производят. У тебя довольно дорогостоящая зависимость... – В последний раз говорю, черт возьми, это не зависимость! – Беззлобно взвыл Леандро. Раздраженный парень встретился своими гетерохромными глазами с довольными глазами Акиры; дерзкая усмешка столкнулась с тонкими надутыми губами и складкой между бровей. Уголок рта Акиры поднялся еще выше, пока он не разразился ребячлевым смехом, который сгладил обычно серьезное и решительное выражение лица. Леандро покачал головой в шутливом разочаровании, но не смог разозлиться, видя перед собой это сияющее лицо. Он научился брать от жизни каждый кусочек радости, который находил, и хранить его близко к сердцу. Что бы ни произошло, Акира всегда будет в его сердце. – Ну, тогда привычка, – поправил себя Акира, уступая протестующему Леандро, – но это не имеет значения. Ты всегда ищещь их. Время от времени я подлавливаю тебя, когда ты теребишь свой секретный карман, который, к слову, совсем не секретный, если ты делашь это столь очевидно. – Немного жутко, что ты следишь за мной. – Подметил Леандро. – Правительство тоже. – Пожал плечами Акира, чуть склонив голову. – Видишь ли, разница между правительством и мной в том, что я твой парень, и я у тебя один. – Конечно, у меня только один парень, но что насчет моих сладких папочек? – Я бы уточнил, что за бред ты имеешь в виду, но я знаю, ты сейчас просто пытаешься перевести тему разговора. – Акира бросил на него знающий взгляд. – Что же меня выдало? – Легко усмехнулся Леандро, прежде чем погрузился в меланхоличную ностальгию. – Это даже не мои любимые… Это просто те, которые мой брат приносил домой все время. Говорил, что таким образом набирался смелости. После того, как его поймали, я забрал всё, что он оставил. Это было что-то, в чем я нуждался тогда. Акира нежно обернул руки вокруг талии Леандро и положил голову ему на грудь: – Ты потрясающе справляешься и без него, Лео. Я знаю, однажды, ты осознаешь, что всегда был смелым, и храбрость была в твоем сердце – бесконечное ее количество. Он промолчал и просто нежно поцеловал беловолосую макушку Акиры, но если бы он мог, то ответил бы что-нибудь вроде-   – Может быть, однажды, – вслух сказал Леандро, вырываясь из воспоминаний, – однажды я стану таким человеком. В этот раз он поступит правильно. Леандро протянул руки к туманному синему небу. Его ресницы дрожали. Он не мог найти в себе силы, чтобы открыть глаза больше, чем наполовину. Леандро направился к раздвижной двери, открыв ее достаточно, чтобы проскользнуть внутрь. Он ударился бедром об угол стола и поморщился от внезапной боли. Потирая рукой больное место, он не заметил, как пустая пачка выпала из кармана куртки на холодный бетонный пол балкона. Он использовал остатки энергии, чтобы слабо прикрыть дверь и вслепую упасть на диван. Тягучие мысли не покидали его, пока он не заснул. Леандро необходимо поговорить с Акирой как можно скорее.  

***

Все, кто жили в этом захудалом мегаполисе, принимали, что не будут просыпаться от чего-то иного, кроме как звуков ревущих грузовиков, совершающих обход города. Но иногда Леандро будил Акиру, осыпая его лицо поцелуями, в награду за то, что в редкие дни ему удавалось убедить Акиру поспать в постели. «Этот раз не столь удачлив» – сонно подумал Акира, когда услышал какофонию продолжительных гудков, не позволяющих сну вновь овладеть его телом. Медленно, он ровно сел в своем кожаном кресле, наклоняя голову в разные стороны, чтобы размять затекшую шею. Акира поблагодарил себя из прошлого, который убедился, что чертежи отодвинуты в сторону. Был высокий риск случайно напускать слюней на страницы, заснув на них. Проверив голографические часы на запястье, он застонал, не прекращая ругать себя за то, что лег так поздно и теперь проспал до часу дня. Безучастно поморгав, Акира нахмурился. Ради всего святого, он не мог вспомнить… почему вообще лег так поздно? Беспорядочно покачав головой, Акира взялся за подлокотники и поднялся на ноги. Он вышел из кабинета в той же одежде, что и вчера. Возможно, он вспомнит причину, когда приготовит себе завтрак, чтобы утолить голод в урчащем животе. Акира рассеяно открыл и закрыл двери холодильника и шкафчика в пределах досягаемости, прежде чем открыл кладовую. – Эй, Лео, что ты хочешь на-, – Акира остановился на середине предложения и выглянул в пустую гостиную напротив кухни. О, действительно. Леандро не пожелал ему спокойной ночи. Акира прикусил губу, смущенно пригнув голову. Нет, он не предъявлял Леандро никаких требований, конечно, нет. Хотя они и жили вместе, иногда они были на миссиях или выполняли задания, занимающие большую часть дня. Так что они просто завели привычку, которую хранили в сердце, – дорожить каждым взаимодействием. «Доброй ночи» означало, что день закончился. Что они всегда будут возвращаться домой друг к другу. (Акира не хотел думать о доме без Леандро.) Понятие «завтрак» было отложено на другой раз. Акира не чувствовал себя комфортно, не зная, где Леандро, в конце концов, в безопасности ли. Он поставил чайник кипятиться и на скорую руку съел кусок булочки, просто чтобы удовлетворить голод. В сравнении с шумом, доносящимся с кухни, остальная квартира казалась пугающе тихой. Акира направился к дивану в гостиной. Возможно, Леандро оставил записку, что не будет сегодня дома, когда уходил, пока Акира спал. Он подвинул подушки и поискал с другой стороны дивана. Но там было пусто. В этой части квартиры было холодно, что Акира не заметил, потому что носил свою мотоциклетную куртку на подкладке. Он тихо вздохнул, не привыкший к холоду в обычно теплом помещении. Леандро не закрыл стеклянную дверь балкона до конца. Акира протянул руку и попытался закрыть ее, стоя на коленях на диване. Его взгляд переместился на одинокую чашку на столе. Оперевшись руками о спинку дивана, парень грациозно перепрыгнул на другую сторону и открыл дверь. Он вышел на балкон, чтобы забрать все еще полную чашку чая. Тот факт, что Леандро даже не попробовал чай, больно жалил. Но когда Акира развернулся, чтобы войти обратно в дом, он запнулся о что-то в стороне. Недоуменно нахмурившись, парень наклонился и нашел что-то красное, лежащее на полу, слишком красочное для серого бетонного балкона. Это была забытая и лежащая на полу драгоценная пачка сигарет Леандро. Акира поднял ее и направился в комнату, оставив чашку в раковине. Было почти неприятно видеть что-то столь дорогое Леандро просто брошенным в стороне. Даже зная, после осмотра, что в потрепанной упаковке не было ни одной сигареты. Акира не был человеком, который дорожил вещами очень сильно, если это не было чем-то, что быстро заканчивалось. Только если это не что-то, что ему очень нужно найти… Акира уже был готов немедленно звонить Петре, прежде чем идея полностью сформировалась в его мыслях. – Да, абонент, ты на линии, – ответили ему с дразнящими нотками в интонации. Акира закатил глаза, маленькая улыбка заиграла на его губах: – И тебе доброе утро, Петра. – Ну, видишь ли, уже день. – Я только что проснулся, так что еще утро. – Опроверг Акира. – Мы абсолютно уверены, это работает не так. – Пробормотали Петра, что с трудом можно было разобрать по телефону, но тут же двинулись дальше. – В любом случае, что случилось? Лео уже говорил с тобой? Этот вопрос застиг Акиру врасплох, расшатав все мысли, которые только недавно улеглись. – Что? Эм, нет. Он не говорил. Хотя, я как раз хотел спросить о нем у тебя. Он не дома и не оставил никакой записки, как делает обычно. Я удивлюсь, если он не выполняет твои поручения сейчас. Они задумчиво пробормотали: – Вчера мы сказали ему идти домой и не возвращаться, пока он не решит проблему с тобой. – Не знал, что ты даешь такие милые советы. – Только по вторникам. – Мягко ответили Петра. – Но, серьезно, мы не видели его с тех пор. Есть предположения, куда он мог пойти? – У Лео закончились любимые сигареты. Я думаю, он пошел за новой пачкой? Это может надолго растянуться, но… – Акира неясно замолчал. – Это те, что были у его брата? – М-м, да. – Ну, не думаем, что это займет много времени. Ты же его знаешь. – Сказали Петра. Акира не мог понять, пытались ли они просто подбодрить его, или был скрытый смысл, который они пытались передать. Но это его немного успокоило. – Если и есть кто-то, кто знает, куда он мог пойти, мы уверены – это ты. Мы отправили тебе адреса нескольких магазинов, где сигареты все еще продаются. – Хорошо, спасибо. Я схожу в ближайший. – Эй, Акира? – Да? – Присматривайте друг за другом. В городе опасно даже днем, и, да… Вы не сможете находиться в сердцах друг друга, если чье-то не будет биться. – Сказали они резко, почти бессердечно, но Акира понимал, они таким образом выражают беспокойство. – Ну черт, Петра, – Сухо ответил Акира. Затем он продолжил более серьезным тоном, – я найду его. Не переживай.  

***

Когда Леандро проснулся тем утром, перестрелка явно не входила в его планы на день. Все, что он хотел – пополнить запасы карамельных сигарет, купив их в ближайшем магазине и, возможно, мимоходом забежать в любимую пекарню Акиры и принести ему круассаны в качестве извинения. Он даже хотел искренне поговорить о чувствах и всякой такой ерунде. Леандро мысленно запланировал придумать романтическую речь по пути домой или, возможно, записать ее, чтобы не забыть. Опять же: Чертов обстрел не был частью его плана. Роботы – это одно. Но когда караульные просто шатаются по переулку, по которому случилось идти Леандро, и как бонус еще и узнают его, повстанца, – ну, это рецепт катастрофы. И парень очень хотел бы знать, как это исправить. Он решил спрятаться за парочкой ящиков до тех пор, пока шквал выстрелов не остановится. А потом уже выскочить. Он был в меньшинстве – один против двух солдат, которые изначально заметили его, и еще трех дополнительных, которые присоединились, чтобы преследовать его по переулкам. Благодаря своим обширным знаниям о планировке города, в паре с навыками свободного бега и паркура, Леандро честно оказался далеко впереди. Но без запасного плана и лишь с единственным оружием – двумя револьверами за поясом, только наполовину заряженными, он не сможет надолго задержать патрульных, если дело дойдет до настоящего боя. Леандро завернул за угол и перепрыгнул мусорный контейнер. Дыхание сбилось и превратилось в прерывистые вдохи. Он даже мог почувствовать привкус крови во рту. Лео слышал, как быстро нагоняли его тяжелые шаги часовых, но не мог остановиться ни на секунду, чтобы подумать. Он мог рискнуть и забраться по лестнице на крышу, что потенциально лишило бы его укрытия, или выбежать на оживленную улицу, где была вероятность встретить еще часовых. Сердце стучало словно метроном, напоминая, что такой роскоши, как времени на обдумывание решения, у него нет. – Эй! Он здесь! Выстрел лазера попал прямо туда, где Лео стоял секунду назад. Это могло бы легко вывести его из строя, что привело бы к жуткому аресту, но он спрыгнул и приземлился на дорогу из гравия за несколько секунд до. Он следил за тем, чтобы не бежать по прямой, зная, что так станет мишенью для выстрела с меньшей вероятностью. Несмотря на адреналин, бурлящий в венах, Леандро знал, что совсем скоро выбьется из сил. Леандро нужно вернуться домой. Он не собирался попадаться здесь. Выхватив пистолет из кобуры, Леандро мрачно сжал челюсть и, рискуя получить удар хлыстом, быстро обернулся через плечо и вслепую выстрелил в неопределенном направлении, где видел часовых. Судя по крику боли, раздавшемуся за спиной, он удачно попал в одного. Хотя ему и хотелось бы почувствовать облегчение, в суровой реальности их все еще оставалось четыре. Пока еще он не был в безопасности. Переулок заканчивался, превращаясь в оживленную улицу всего в нескольких метрах впереди. Собрав все последние силы, Леандро побежал быстрее. Еще немного, и ему предоставится чуть больше шансов. Несколько ящиков загромождали выход, но они находились на достаточно удобном расстоянии, чтобы была возможность перескочить их. Леандро засунул пистолет обратно в кобуру, разгоняясь и перепрыгивая с одной коробки на другую. Последняя часть его отчаянного плана зависела от единственной вещи. Леандро пальцем коснулся телефона в кармане куртки. Пять кликов на специальную кнопку. И Акира узнает его местоположение. Он обернулся назад и увидел, что пистолеты вновь нацелены на него, немного шатаясь из-за того, что солдаты пытались бежать в ногу с ним. Пять кликов – это все, что ему нужно. Часовой выстрелил, дважды промазав. Один выстрел попал Лео в плечо, было больно, и он вздрогнул, потеряв равновесие, совсем забыв, что стоит на неустойчивой поверхности. Один. Два. Три. Четыре. Пя- Ящик пошатнулся. Боль прострелила лодыжку, и Лео тяжело рухнул на землю. – Нетнетнетнетнет, – шептал он, вставая так быстро, как мог, стараясь игнорировать черные точки, заполонившие взгляд, и агонию, обжигающую поврежденную ногу при каждом шаге. Леандро с ужасом почувствовал, что потерял один из пистолетов. Часовые были так чертовски близко. Нажал ли он кнопку в пятый раз? Он не мог сказать. Шипя и хромая, Леандро заставил себя бежать, в конце концов выбираясь из переулка. Он старался максимально слиться с наполненной людьми улицей, оттесняя их в сторону, и не обращая внимания на замечания. Повернув голову, он заметил, что часовые приказывают людям расступиться и освободить путь. Его укрытие начало рассеиваться в разные стороны. Как бы он ни хотел признавать факт того, что это станет его концом, он все равно не мог винить людей в том, что те не хотели быть застреленными. Но они были залогом его безопасности. Когда между ним и часовыми оставалось несколько метров, Леандро повернулся, чтобы встретиться со своей судьбой. Парень направил оставшийся пистолет прямо на патрульных; будь он проклят, если сдастся без боя. – Прости меня, Акира. – Извинился Леандро. Голос сломался на его имени. Толпа, стоящая вокруг, дрожала. Дороги, одинокий мотоцикл ревет где-то рядом. Пистолет направлен прямо на Леандро. – Сдавайся! Или мы будем вынуждены убить тебя прямо здесь! – Крикнул один из часовых. Пальцы уперлись в спусковой крючок.  Шепот. «Полагаю, я покину тебя первым.»  

***

  В ту же минуту, когда Акира закончил разговор с Петрой, он был уже не дома. Чтобы промчаться по городу с целью проверить места, которые указали Петра, ему потребовалось не более пяти минут. Он начал с тех магазинов, что находились ближе всего к их квартире. Леандро не любил пользоваться общественным транспортом, поэтому Акира знал, что тот не будет очень уж далеко. Но из-за десяти адресов в списке и неопределенного количества времени, что Леандро не был дома, страх начинал расти. Особенно когда ни в одном из отмеченных мест парня не оказалось. Многие мирные жители полагали, что днем гораздо безопаснее, чем ночью. «Криминальные действия» повстанцев планировались ночью, по крайней мере, согласно данным пропаганды. Но для парней именно ночь означала безопасность. Роботы патрулировали город в течение ночи, и их было по-настоящему легко перестрелять. Единственная причина, по которой Акира был ранен на миссии – в аптеке, которую они пытались ограбить, нужного оказалось гораздо больше, чем они ожидали. Часовые патрулировали город весь день, но они не были роботами. Провода и номера были ерудной, как бы Петра ни хотели это оспорить. У ребят не было возможности взламывать людей или выводить их из строя, как роботов, поэтому это был большой недостаток при сражениях. Они не были убийцами. Но жажда террора пульсировала в венах этих патрульных. И Акира понимал, почему этот яд мог заставить их совершать убийства. Сможет ли он сам сдержаться, если будет держать на руках мертвое тело Леандро? Акира зарычали прибавил скорость на мотоцикле. Он сощурил фиолетовые глаза и посмотрел на голографическую карту, наложенную поверх стекла шлема. Парень старался оттолкнуть эти мысли. Сердцебиение ускорилось, все мышцы напряглись, руки крепко вцепились в руль, и Акира знал, даже не смотря, что костяшки побелели. Нет, ему нужно выдохнуть. Эти пессимистичные мысли ни к чему не приведут. Акира думал, что доверял Леандро. Но все, чем он занимался с тех пор как проснулся – сомневался в нем. Леандро был сильным, умным и смелым. Он умел ориентироваться в сложных ситуациях и знал, как не наделать глупостей. Его нежные руки больше подходили для того, чтобы помогать людям, а не держать пистолеты. Он делал это только из-за необходимости, из-за жажды правосудия. Его глаза замечали самые мелкие детали, мягкие цвета которых отказывались признавать тьму, таившуюся в каждом человеке. Его острый язык, который служил защитой, так подходил его гибкому характеру. Он не был птенцом, который только выпал из гнезда, он не был хрупким, каким его представлял Акира. Они оба не были хрупкими. Все, что Акире нужно сделать – оказаться рядом тогда, когда Леандро потянется к нему. Акира просто должен подождать, пока Лео не будет готов сократить дистанцию и поговорить с ним. Сердцебиение медленно успокаивалось, заставляя Акиру чувствовать себя невероятно глупо из-за отчаяния, из-за того, что так мало верил. Возможно, просто нужно вернуться домой. Леандро знает, как связаться с ним. И Акира безо всяких сомнений был уверен в том, что будет рядом, когда это случится- Обозначенная на карте линия – улица, по которой он ехал, внезапно загорелась красным. Адрес тоже вспыхнул кроваво-алым в углу стекла шлема. Акира задохнулся. Он почувствовал, как кислород покидает легкие, когда увидел сигнал бедствия от Леандро. Парень остановился в потоке дорожного движения, ясно осознавая, что нет ни шанса быстро пробиться сквозь него. – Проклятье! – Прошипел он. Лиловые глаза метались между машин, пытаясь определить самый быстрый путь к Леандро. Акира хотел закричать, чтобы каждый водитель подвинулся и освободил дорогу. Он с трудом дышал из-за жуткой тревоги. Парень больше не мог стоять без дела на одном месте, не мог больше смотреть на мигающие цифры голографической карты. Это не что-то, что можно воспринять легкомысленно – каждая секунда имеет огромное значение. Формально, этот сигнал означал, что они нуждаются в помощи. Негласно, все понимали, что на кону стоит жизнь. Акира развернул мотоцикл, быстро что-то обдумывая. Он не мог терпеливо дожидаться, когда движение станет свободнее. Тротуары были забиты людьми. Его руки дернулись в сторону ближайшего переулка. Акира игнорировал злые крики людей, находившихся у него на пути. Красная линия была скорректирована, программа обещала, что он доберется до Леандро за восемь минут. Слишком долго. Он разогнался еще быстрее. Акира просто надеялся, что успеет.

***

  – Я выстрелю в тебя. – Сказал Леандро настолько спокойно, насколько мог, отказываясь показывать сожаление, давящее на плечи, или то, как дрожат его руки. Быть убитым здесь, ничего не совершив, находиться без Акиры рядом – все это наполняло его страхом, но Лео старался не показывать слабость. Он не хотел показывать, как отчаянно не хотел умирать. Тот, на кого был направлен пистолет, был самоуверенным и раздражающим, как будто эта ситуация совсем не стоила его беспокойства и времени. Должно быть, он был уверен в трех других солдатах на своей стороне, которые держали Леандро под прицелом: – Ты будешь продырявлен прежде, чем это случится. Леандро знал, что силой здесь обладали не пистолеты, а слова: – Ну, а что ты скажешь своему начальнику, когда расскажешь, как убил одного из высокопоставленных лиц сил повстанцев, у которого можно было бы выпытать информацию? – Пришла ему на ум одна лишь мысль. Леандро поднял брови, слегка насмешливо улыбнувшись, таким образом скрыв, как дрожали губы. – Он посчитает, что твоя жизнь ничто, по сравнению с важностью знаний, которые вы могли бы получить, как считаешь? – Лео сделал вид, что задумался. Он почувствовал маленький всплеск облегчения, когда увидел, что патрульные обменялись вопросительными взглядами. – Ты просто тянешь время! – Возразили солдаты, пытаясь удержать контроль над ситуацией. – Всего-лишь говорю правду. – Сказал Леандро. – Все повстанцы – грязные лжецы. – Прошипел патрульный, поднимая свой собственный пистолет и наводя его на парня. – И нам было бы лучше без них. Покорность и принятие захлестнули Леандро. Ах. Что ж, это конец для него. Парень предположил, что, должно быть, сигнал не дошел. Лео закрыл глаза и опустил пистолет – негласный символ того, что он сдается. Может быть, в другом мире, в другой вселенной, конец не будет таким трагичным... Рев мотоцикла, сопровождаемый мучительными криками, пронзил воздух вместо ожидаемых лазерных выстрелов. Глаза Лео широко раскрылись. – Акира!

***

  Он сделал это. Тот факт, что его появление не было таким осторожным, как он надеялся, не имел значения. Ну, вроде как. Акира слегка сбавил скорость, чтобы было легче подхватить Леандро и скрыться настолько быстро, насколько возможно. Но разбросанные по всей дороге ящики просто не оставляли времени на то, чтобы должным образом остановиться. Было бы ложью сказать, что Акира спрыгнул с мотоцикла и, в свою очередь, даже не посмотрел, как тот врезался в одного ближайшего часового (играло на руку, что мотоцикл был сделан из материалов, которые не повреждались при ударе) по одной-единственной причине. Он почти не испытал чувства жалости, когда патрульного отбросило в сторону, а после он грубо врезался в импровизированную палатку с овощами. Акира был здесь не для того, чтобы сочувствовать врагу. Его взгляд был сосредоточен на чем-то совершенно другом. Драгоценный пистолет Леандро лежал забытым на грязной земле переулка, почти также, как и пачка сигарет с утра. Акира быстро схватил его, отряхнул штаны от пыли и повернул глушитель, а потом бросился вперед из переулка, преодолевая оставшиеся шаги. Он тихо поблагодарил вселенную за то, что та подарила ему оружие, чтобы он мог защитить любимого. Как и пистолет, Акира найдет дорогу обратно к Леандро. Он бросил быстрый взгляд на место, где собрались солдаты, и почувствовал всплеск утешения, когда увидел стоящего там Леандро, хотя немного удивился, почему его глаза были закрыты, и... Патрульный набросился на него. Не думая ни секунды, Акира воспользовался моментом и толкнул его так, чтобы тот потерял равновесие, и потом выстрелил электрическим током. Солдат вскрикнул, прежде чем упал на землю. Двое других переключили внимание с Леандро на него, стреляя лазерами. Парень скользнул к ним, размахивая рукой с оружием, успешно оглушив еще одного. Акира изогнулся и сильно ударил другого часового в грудь, тоже выводя из равновесия. Он продвигался вперед, пользуясь произведенным эффектом неожиданности и вырубая солдат электрошокером. – Акира! Он повернул голову на звук своего имени. Леандро ступил несколько шагов вперед, поднимая пистолет в его направлении. Фиолетовые глаза распахнулись, чувства измены и хаоса разрывали его на части. Что- Что происходит?! – Леандро…? Акира слышал и раньше, как Леандро шептал его имя, словно тайну, когда они лежали, запутавшись друг в друге, в два ночи; он слышал свое имя, произнесенное между хриплыми смешками; он слышал его во время легких прикосновений и мягкого смеха; насыщенным счастьем и торжеством; на выдохе наслаждения; задушенным печалью… Он думал, что слышал свое имя в любой возможной форме. Или думал, что в любой. Впервые Леандро прокричал его с таким отчаянием и страхом. – Сзади тебя! – Выкрикнул он, выстрелив, как только произнес второе слово. Лазер прошел в нескольких сантиметрах от руки Акиры и поразил часового, которого парень переехал ранее. Акира повернул голову, чтобы увидеть, как направленный в его сторону пистолет выпадает из рук и ударяется о тротуар. Крик боли присоединился к испуганным крикам людей вокруг. Они начали толкать друг друга, пытаясь убежать из этого места, оставляя Акиру неловко стоять над рухнувшими телами. Крик, в конце концов, прервался, когда солдат потерял сознание. Леандро споткнулся, выпрямился и побежал, уворачиваясь от бегущих рядом с ним людей. – Черт… Акира, – начал Леандро, протягивая руку, чтобы схватить его за рукав, пересекая дистанцию между ними. Он вернул пистолет обратно в кобуру. Когда Лео подошел ближе, Акира заметил, что другая его рука слабо дрожала. – Прости ме- Он потряс головой, отстраняясь от Леандро: – Заткнись. Сначала мы должны выбраться отсюда. – Мрачно сказал Акира. Он поднял упавший мотоцикл и сел на него, активно игнорируя часовых на земле. Парень передал Леандро шлем. Тот взял его, не смотря Акире в глаза. Маленький вздох вырвался с его губ. Акира уже приготовился вновь мириться с пыткой тишиной. Байк тронулся, как только Леандро сел позади и обхватил смуглыми руками талию Акиры. Его грудь грела ему спину. Он скучал по этому комфорту; это ощущалось, как будто тепло окончательно вернулось в его тело. – Эй. Нам нужно поговорить. – Нежно сказал Леандро, едва слышно из-за рева мотора. Прошла секунда, но ничего не изменилось. Лишь урчание двигателя было единственным звуком между ними. Тогда Акира просто кивнул, отталкиваясь от земли и отъезжая, не сказав больше ни слова. Невидимая нежная улыбка украсила его губы.  

***

Сумерки разлились по небу, превращаясь в слабый желтый далеко у горизонта. Гордо возвышались небоскребы и старые здания, а в их окнах начинал загораться свет. Шоссе извивались и тянулись через весь город, полный людей, которые жили собственными жизнями. Дороги пеересекались только для того, чтобы потом вновь разъединиться. Высоко над улицей, на балконе, две темные фигуры стояли, наблюдая за столь печальной сценой. Они находились меньше чем в футе друг от друга, но дистанция ощущалась словно несколько миль – тяжелая из-за чувств, которые остались невысказанными. – Не знал, что ты куришь. – Сказал Акира небрежно, взглянув на Леандро, который был больше сосредоточен на новой пачке в своих руках, нежели на последних лучах заката. – Это карамельные сигареты. – Ответил он отвлеченно, без какого-либо скрытого за словами смысла. – Плюс, я и не собираюсь. Ты можешь взять, если хочешь. – Леандро протянул пачку, откинув крышку. Акира подумывал отклонить предложение, но лишь посмотрев на дрожащую руку, а потом – в извиняющиеся, почти полные скорби глаза… У него не было выбора, решил он, протягивая руку и изящно вытаскивая сигарету. После этого Леандро сразу же убрал коробку. Акира поднес сигарету к губам, действуя так, словно она была настоящая. Он немного усмехнулся: – На вкус отвратительно. – Ты преувеличиваешь. – Забавляясь, произнес Леандро и закатил глаза. – Может быть. А может и нет. – Наклонился Акира. Он достал сигарету изо рта и выдохнул, рассматривая белый «дым», уносящийся в небо. Вокруг них установилась тишина. Тихое волнение превратило секунды в минуты, минуты в часы, и вскоре стало трудно сказать, сколько времени прошло на самом деле. Оно словно разрезало кожу Леандро: шрамы, кровотечение и напряжение заставляли каждую долю секунды открывать рот и пытаться сказать что-то… Что угодно. – Я думал, что умру сегодня. Акира вновь посмотрел на Леандро, в этот раз не в силах отвести взгляд. Леандро зажмурился и крепко ухватился за перила, словно один порыв ветра мог развеять его на части, перенося осколки над далекими землями и местами, которые невозможно будет найти. Слова скопились на кончике обожженного языка, и с выдохом, который заставил голову заболеть, они скатились, не в состоянии больше сдерживаться. – Я собирался убить их… Я думаю. Или, может быть, себя. В конце концов, я не мог быть пойманным. Если честно, я вообще не уверен, что собирался сделать, но все, что я знаю – если бы ты не появился, те заряды лазеров в моих пистолетах оказались бы в их телах. – Сказал Леандро, нервно кусая губы. Его глаза были широко открыты, но он не мог заставить себя посмотреть в глаза Акире, в которых не плескалось ничего, кроме любви и понимания. – А может, не только в их. Разве это не глупо? Все потому что я, черт возьми, не мог заставить себя прекратить быть трусом и сказать тебе правду. Мне нужны все эти карамельки и прочие вещи, чтобы, черт побери, наконец вырасти. – Леандро… – Начал Акира, но затих. Он утешительно протянул руку, но медленно опустил ее, когда заметил, что Лео слегка отклоняется. С тихим хрустом Акира откусил кусочек конфеты, прежде чем Лео продолжил, как будто ничего не произносил до этого. – И, знаешь, это действительно помогает. Я был готов к тому, чтобы, в конце концов, помириться и поговорить с тобой, хотя раньше избегал этого. Все должно было быть идеально. У меня даже были круассаны и все такое! – Леандро звонко рассмеялся. Все слова в его монологе были произнесены с сарказмом. – Но, видишь… Если я буду ждать, что что-то произойдет, если я позволю времени просто протечь мимо нас – рано или поздно у меня больше не будет такого шанса. – Слова могут быть самым тяжелым весом, который приходится переносить. И они срываются с губ словно камни. Ты ничего не должен говорить, если не хочешь. – Сказал Акира, чувствуя, как сердце разрывается при одном взгляде на Леандро, который отчаянно борется. – Я должен сделать это. Для нас. Для себя. – Несмотря на постоянный страх что-то испортить, он знал, это было необходимо произнести. – Каждая миссия может стать последней, – Сказал Леандро правду, которую никто не хотел признавать, – Я чертовски боюсь увидеть, как ты умираешь передо мной, Акира. Всё. Это и есть причина, по которой я отстранился и вел себя, как маленькая сучка, тем самым заставляя тебя сильно переживать. Потому что я напуганный кусок дерьма, который не может вынести и мысли о том, что кто-то, кого я люблю так чертовски сильно, может быть убит из-за меня. Из-за того, что я не могу сделать достаточно, чтобы защитить тебя. И, честно, я не смогу ужиться с самим собой, зная, что ты умер по моей вине. Это пугает меня так сильно, знаешь, это сводит меня с ума… Он даже не заметил, как Акира придвинулся ближе, пока не почувствовал, как нежные руки развернули его; пока не почувствовал мягкие губы, которые прижались к его. Успокаивающее тепло наполнило сердце, и Лео почувствовал, словно оно излечилось, словно починило все, что было сломано. Внезапно он почувствовал себя стеклянным: он знал, что каждый, кто посмотрит сковзь него, увидит людей, которых он любит, тех, кого он всегда стремился защитить. Лео был доволен тем, что похож на стекло, потому что это означало, что Акира отнесется к нему с необходимой заботой. Акира отстранился и мягко, словно прикосновение перышка, поцеловал его в лоб: – Леандро, дыши. Ты снова накручиваешь себя. – Ох, черт. Прости меня. – Выдохнул он. – Все хорошо. Я просто… Я не знаю. Мое сердце разбивается, когда ты винишь во всем себя, а я не могу сказать ничего, что не показалось бы лицемерным. Но, честно, мне не наплевать. – Сказал Акира. Он не отстранился и не убрал рук с плеч Леандро. – Ты не одинок, Леандро. Я знаю. У всех нас есть страхи. У всех нас есть люди, о которых мы заботимся. Нам тяжелее, потому что мы всегда в гуще сражений. – Понимание сияло в его глазах, почти заставляяя Леандро трепетать, но вот только это состояние преследовало его с самого начала. – Я позволил ранить тебя. В следующий раз все может быть еще хуже! – Возразил Леандро. Он попытался отстраниться от Акиры и тепла, которое, как он чувствовал, даже не заслуживал. Акира, несмотря на то, что был намного ниже, обхватил его и притянул ближе к себе – к комфорту, в котором тот нуждался. Это действие было не таким, как поцелуй, но все еще удивительно-нежным. Акира прижался к Леандро, устроив голову на его груди, а руками обнял за спину, успокаивающе растирая круги по его позвоночнику. Леандро слегка задрожал, прежде чем положил руки на спину Акиры и зарылся свободной рукой в белые пряди волос. – Это потому что я вел себя, как идиот. И, я знаю, ты все еще будешь упрямиться и выворачивать это наизнанку, но послушай. Сегодня ты спас мою жизнь. Ты спас ее в тот момент, когда появился в моем мире со своей улыбкой, ослепительной добротой, хлестким юмором и своими глупыми мягкими волосами, что заставляли мое сердце сбиваться с ритма. – Сказал Акира немного приглушенно. Леандро почувствовал, что он слегка отодвинулся, и посмотрел на него, только чтобы увидеть, как он улыбается ему. – Я не знаю, говорил ли тебе это кто-то еще, но ты заслуживаешь знать… Это не твоя вина. Ты не можешь и не должен нести ответственность за чужие ошибки. Ты делаешь все возможное, Лео. Я знаю, как сильно ты стараешься. Эмоции захлестнули Леандро с головой, подобно цунами, которое обрушивается безо всякого предупреждения. Его лодку качало, и Лео почти мог почувствовать, как падает прямо в воду, позволяя ей поглотить себя. Но он знал, что он в безопасности, потому что это Акира зовет его в воду и просит остаться и посмотреть на лучи света, которые пробиваются сквозь темно-синний. – Я… Я… На этот раз сдержать все то, что трепетало внутри, не смог Акира: – Мы всегда проходили через это вместе. Ты прикрываешь мою спину, а я твою. Всегда и каждый раз я знаю, что буду в порядке – просто потому что ты со мной. Если уж на то пошло, я жутко переживаю, когда ты не рядом. Ты никогда не будешь причиной, из-за которой я умру. Окей, ну, я солгал. Возможно, из-за тебя у меня случится один сердечный приступ или два, но это только потому что я люблю тебя чертовски сильно, и иногда это ошеломляет меня… Но дело не в этом. – В сравнении с горьким смехом Леандро, который вырвался ранее, смех Акиры был чистым и напоминал солнечный свет, который был уже далеко за горизонтом. Акира отстранился, почувствовав боль от потери контакта. Но чтобы по-настоящему донести свою точку зрения, ему нужно было, чтобы Леандро видел его, стоящим в одиночестве. Сильным и смелым. Для них. Чувство любви поглотило Акиру, когда он увидел, что руки Лео остались поднятыми. Удивление было написано на лице Леандро, когда Акира отошел на шаг назад. Он медленно опустил руки, почти надеясь, что Акира вернется обратно в объятия. Хотя было очевидно, что он собирался сказать что-то важное. Поэтому Лео не протестовал, просто дожидаясь, когда Акира начнет говорить, внимательно смотря на него. Акира улыбнулся и склонил голову, встречаясь с уверенным взглядом Леандро. – Пожалуйста. Доверяй мне. Верь в меня и верь в нас. Мы разберемся с этой ситуацией и станем чертовыми чемпионами. Знаешь, однажды мы сможем править миром. Леандро молчал, его гетерохромные глаза были темными и задумчивыми. Акира мог почувствовать, как громко билось в его груди сердце, и задавался вопросом, не зашел ли слишком далеко. Возможно, это было не то, что Леандро хотел услышать. И, возможно, это было экстравагантной симуляцией, которую неизвестные силы вселенной… – И ты еще говорил, что это я король романтичных речей. – Мягко сказал Лео с дразнящими нотками в голосе. Его глаза излучали только привязанность и любовь, и Акира почувствовал, как кислород возвращается обратно в легкие. – Это не было романтично. – Нахмурился Акира, но на губах появилась робкая улыбка, и вспыхнул нежный румянец, который Леандро не заметил бы, если бы не искал признаки смущения так чутко. – На самом деле, очень, – Губы Леандро изогнулись в изумлении, – но спасибо. Правда. – Пожалуйста… Не отталкивай меня больше, Леандро. – Акира протянул руку и нежно потянул парня за волосы, игриво подчеркивая слова действиями. Он положил руки на его щеки. – Говори со мной. Я могу казаться нечувствительным придурком иногда, но я всегда буду здесь для тебя. Ты можешь рассказывать мне все, что тебя волнует, и я никогда, никогда не осужу тебя. Леандро дотронулся до его руки, потянувшись за прикосновением: – Прости меня. Я просто забываю иногда, что это нормально – открываться людям. И я так сильно испугался… – Он замолчал, глядя на город, который был важным фоном их жизни. Легкая грусть вновь затронула его. – Я тоже. Иногда я задаюсь вопросом, уйдешь ли ты от меня однажды, когда осознаешь, что ты лучше. – Сказал Акира, положив руку на перила. Он опустил ее, но в движении ухватил Леандро за руку. Акира отвернулся, оказываясь лицом скорее к городским огням, чем к Лео. Леандро потянул его за руку, заставляя Акиру посмотреть на себя: – Но я бы так не поступил! – Возразил он. – У всех свои страхи. – Тихо сказал Акира. – Так устроен мир. – Он перегнулся через перила. Порыв ветра скользнул по волосам, и хотя Акира задрожал от внезапного холода, ему все еще было тепло. Пальцы рук Леандро были переплетены с его. Лео придвинулся ближе, сталкиваясь с парнем плечами, когда они заняли изначальные позиции. Они оба смотрели на город. Их дом. – У нас все хорошо, да? – Спросил Леандро с сомнением. Акира кивнул: – Конечно. Слышал ли он, как Леандро прошептал «хорошо» сразу после, или это было просто воображение – Акира не мог понять. Это было чем-то таким незначительным. Он чувствовал, как Леандро отодвинулся, и удивился, когда белая палочка оказалась перед его взглядом. – Карамельную сигаретку? – Спросил он. – Ты не можешь ненавидеть их так сильно. – Возможно, я преувеличивал. – Тихо рассмеялся Акира. – Хорошо, спасибо. Он открыл рот, и Леандро вложил сигарету между его губ. Гляда на Леандро, Акира доверительно улыбнулся, перехватывая его взгляд на себе. Им не нужно было говорить, чтобы наполнить чем-то тишину. Эта тишина была идеальной. В конце концов, они нашли дорогу обратно друг к другу.   У них все будет в порядке.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.