Когда герой становится врагом 392

Noble Kelpie автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Сумерки. Сага, Майер Стефани «Сумерки», Гарри Поттер (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Эдвард Каллен/Гарри Поттер, Тедди Люпин
Рейтинг:
R
Размер:
планируется Миди, написано 36 страниц, 7 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Вымышленные существа ООС Повседневность Романтика Соулмейты Учебные заведения

Награды от читателей:
 
Описание:
Все в заявке (возможны некоторые отклонения от заявки и огромные изменения по ходу написания)

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Это моя первая работа. Буду рада объективной критике и отзывам.
Пейринг для меня нов, поэтому, если будут какие-либо замечания или предложения, не молчите. Удачную идею постараюсь "вплести" в сюжет, а ошибку - исправить.
НУ ЧТО Ж, пожелайте мне удачи)

Работа написана по заявке:

1.5

13 апреля 2019, 19:38
В лицо пахнуло прохладным вечерним воздухом, и Поттер открыл глаза. Они очутились у изгороди сквера, что находился прямо напротив дома Блеков. Пушистая зелень деревьев скрывала их от посторонних глаз. Гарри чуть отошел от подруги. - Спасибо, - торопливо проговорил он, оглядываясь в поисках ненужных свидетелей, и, убедившись в их отсутствии, стал выбираться из зарослей. Он старался делать это максимально быстро, ведь с каждой секундой игнорировать сверлящий спину взгляд становилось все трудней и, пожалуй, даже опасней. Оставалось только надеяться на успех затеи, заключавшейся в том, чтобы скрыться за стенами дома прежде, чем разразится гроза, и уверенно встретить ее внутри уже морально подготовленным. Но подобный маневр был быстро пресечен рукой, что железной хваткой сомкнулась на его плече и потянула назад в сосредоточение раздражения и недовольства. - Рада вам угодить, - пропели сзади, - Но, Гарри, не потрудишься ли ты объяснить мне, что это сейчас было? Какие «записи из кабинета Сириуса»? Во что опять ты уже успел ввязаться? – уже серьезно продолжила девушка. В ее голосе слышалось волнение. - Гермиона… - умоляюще протянул парень, - Давай сначала зайдем и … - договорить ему не дали. - Нет! Давай сначала ты объяснишь мне, что происходит! – бескомпромиссно заявила гриффиндорка, поворачивая друга к себе лицом. - Гермиона… - уже с видимым недовольством и нервозностью повторил Поттер, оглядываясь по сторонам, - Здесь не самое подходящее место для подобных разговоров, - юноша сбросил удерживающую его на месте руку. – Ничего серьезного не случилось. Правда. Пустяки. Объясню, как только зайдем внутрь, - бросил парень, уже разворачиваясь, чтобы вернуться к тому, на чем его прервали. - Но!.. – не смогла продолжить она, ведь болезненное шипение, которое принадлежало оседающему на землю Гарри, заставил волшебницу срочно пересмотреть ее приоритеты. Гермиона быстро подскочила к другу, который уже сидел, держась за кровоточащую ступню. – Почему ты босиком?! Что с ногой?! - Наступил на что-то, - болезненно выдохнул парень, убирая руку и позволяя подруге посмотреть, насколько там все плохо, - Ну что? - Ну… Это ничего, по сравнению с тем, когда мой отец наступил на ржавый гвоздь три года назад, убираясь в саду. Нам тогда пришлось полдня провести с ним в больнице, пока он сдавал различные анализы на столбняк и… тому подобное, - ободряюще улыбнулась Девушка, поднимая глаза на Гарри. – Какая-то щепка… Не волнуйся. - Мне ли волноваться. Меня же василиск тогда укусил, и ничего. Думаешь, то, что не смогло сделать ужасно ядовитое, почти легендарное магическое животное, сможет сделать какая-то щепка?! Я так не думаю! Да и к тому же, герой я или кто?! – самоуверенно заявил Гарри, с вызовом поднимая бровь. Они смотрели друг другу в глаза секунд пять, а потом рассмеялись. - Может, тебя и не убил василиск, но тот же столбняк вполне может, так что не зазнавайся, - щелкнула его по лбу Гермиона, когда они отсмеялись, и она принялась за поиски необходимого зелья в своей сумочке. - Эй, не пугай меня! – шутливо сказал парень. - Я не пугаю, а предостерегаю. Серьезно, Гарри, на будущее: не стоит недооценивать подобные мелочи, - пробурчала девушка, все еще копаясь в расшитой бисером сумке, - Да где же оно? – рука Гермионы была засунута в нее уже по локоть, и Гарри удивленно вытаращил глаза. Гриффиндорка, которая с победным «Нашла!» наконец достала конечность и перевела свой взор на друга, наткнулась на вопросительный взгляд. – Ты чего? - Твоя сумочка… - А что с ней?- и тотчас же на ее лице отобразилось понимание. – А! Это? Я же говорила. Ты разве не помнишь?..- повторное понимание. - Ох, прости, это я забыла. – Гермиона неловко улыбнулась, извиняясь. – Это заклинание Незримого Расширения. Я наложила его месяцев шесть назад, когда мы только еще отправлялись за крестражами. - Нарушаешь?* - Ну… Может немного и есть… - смущенно сказала девушка. - Но знаешь, за то, что мы сделали… Я бы не сказала, что она только для «частного пользования»! Разве мы не достаточно сделали для магического общества?! Да я только и создала ее, чтобы помочь нам в спасении этого «магического общества»! – неожиданно пылко продолжила она. – Да и к тому же, разве она сильно отличается от тех же зачарованных чемоданов? - Я понял, извини. Я тебя ни в чем не обвиняю, просто неудачно пошутил… - Знаю… Так, все! Не отвлекай меня! «Укрепляющий раствор» или «Рябиновый отвар»? – резко перевела тему Грейнджер. - «Рябиновый отвар»! – выбор был очевиден, ведь первое зелье он ненавидел еще с того самого момента, когда Снейп в наказание за неудачу на уроке заставил его писать эссе на тему правильного приготовления этого «раствора». - Не дергайся, - велела подруга, начиная доставать щепку, предварительно использовав Lumos. Гарри зашипел сквозь стиснутые зубы: онемевшая от холода нога, казалось, вновь обрела прежнюю чувствительность. Наконец процедура была завершена, и Гермиона решила показать другу плоды своих трудов. - Ты уверена, что ЭТО можно назвать «щепкой»? – с сомнением спросил Поттер, выпив раннее протянутое девушкой зелье и пережив неприятный процесс заживления. – Больше подойдет «щепа» или даже «бревно». Почему оно не насквозь продырявило мне ногу? - Повезло, - пожала плечами гриффиндорка, - И не впервой, заметь, - с намеком сказала она, ехидно улыбаясь. Поттер легонько толкнул ее в плечо в ответ, и она медленно встала, похихикивая. – а вот моему папе тогда так, как тебе, не повезло. Хватайся, - девушка подала парню руку, и тот быстро поднялся, почти не опираясь на нее. - Поможешь с обувью? - Куда же я денусь? – девушка вновь полезла в сумку и куда быстрее, чем в прошлый раз, достала оттуда пару приличных кроссовок. Гарри удивленно принял их и быстро натянул, нагнувшись. Хотя без носков было и не совсем удобно, но всяко лучше, чем босиком. - Я думал, что ты что-то трансфигурируешь… - протянул он, разгибаясь. - Зачем же? Эта сумочка мне, буквально, на все случаи жизни. - По-видимому, ты права… Ну что, пойдем? – спросил Гарри, вновь оглядываясь по сторонам. - Пошли, - согласилась гриффиндорка. – И все же… Почему ты был босым? *** В доме было почти все так же: темно, пыльно и недружелюбно. Разве что он стал выглядеть еще обветшалей. Гарри замер в прихожей. Воспоминания об этом месте накрыли с головой. Гермиона не мешала, прекрасно понимая его чувства. Девушка осталась чуть позади друга и с помощью своей палочки, тихонько бормоча заклинания, стала проверять состояние дома, пытаясь хоть как-то его восстановить, почистить. Все это, конечно, было почти бесполезным по многим причинам, начиная с того, что времени на то, чтобы сделать сейчас хоть что-то путное попусту не было, и заканчивая тем, что одной ей тут точно не справиться. И все же девушка старалась максимально погрузиться в работу, чтобы не смущать своего и без того смущенного и взволнованного друга. Гарри мимолетно отметил действия подруги, мысленно поблагодарив за понятливость, и сделал пару неуверенных шагов вперед . Он коснулся ладонью истертых временем обоев и прикрыл глаза, чувствуя легкую прохладу стен. Парень и подумать не мог, что будет так тяжело вернуться сюда. Смерть крестного стояла перед глазами, а Гарри все еще не мог простить себя за это. Грудь словно бы сжало в тисках. Было особенно тяжело от понимания того, что за эти полгода «стертых» воспоминаний были и другие смерти, принять и осознать которые ему еще только предстоит. Хотелось бы верить, что жертв нет, но настолько подавленная Гермиона, да и собственная интуиция не давали даже слабой надежде зародиться: все было слишком очевидно. Сириус, Дамблдор, Седрик… А скольких не стало за эти полгода?! Скольких еще унесла война?! Слезы... Слезы считаются проявлением слабости… Они недостойны мужчины… Только вот в данный момент Гарри было все равно на это. Он с радостью бы разрыдался, даже если здесь помимо Гермионы была бы вся школа, даже если бы его потом осудили или обсмеяли (хотя он и был уверен, что они так бы не поступили). Он был готов стерпеть все, лишь бы избавиться от этого давящего чувства. Готов на все, чтобы сейчас по его щекам пробежали дорожки соленой влаги… но они не бежали. Слез не было. Не было и облегчения. Вероятно, это было моральное истощение или еще что-то, но на причину Гарри было абсолютно все равно, ведь какой бы она ни была, ему все равно не удастся избавиться от пустоты внутри. Проскользнула малодушная мысль отказаться от восстановления памяти, но была быстро отринута. Он должен все вспомнить… Должен. Но как же это чертовски трудно… Уже сейчас, когда он ничего не помнит и не знает, трудно. А что же будет потом? Когда он узнает, скольких не стало, скольких унесла война. Когда поймет, со сколькими больше он не встретится, и не заговорит, и не получит улыбку в ответ на свою… Сколько их и кто они, те, чьих смертей он не помнит?! Мысль о том, что это может быть кто-то из тех, кого он считает живыми и с которыми, возможно, планировал вскоре встретиться, поразила его. И заставила все внутри похолодеть. Он больше не был расстроен, теперь он боялся. Боялся так сильно, что казалось, еще мгновение и ноги подогнутся. В попытке успокоиться, он прислонился к стене и постарался дышать так глубоко и размеренно, как только мог. Глаза метались по сумеречному коридору, пытаясь уцепиться хоть за что-то, что могло отвлечь от мрачных и ужасных мыслей. Вдруг его слухом завладело шуршание, донесшееся со стороны ближайшего портрета. Оно было совсем тихим, но Гарри все равно его услышал. Казалось бы, в шуме с волшебной картины нет ничего необычного, но только если эта картина не из дома Блеков и, пожалуй, если Гарри не нужно было так срочно обратить свое внимание хоть на что-то. Он уже давно уяснил, что все портреты в прихожей находятся под Оглушающим заклятием, и если их не потревожить каким-либо шумом, то те преспокойно будут молчать. А если учесть, что с момента их с Гермионой прихода в дом самым громким звуком был хлопок закрывшейся двери, то подобный шорох был очень странным явлением. Маневр удался. Разум отложил приход истерики и стал быстро искать причины подобной странности. Дыхание быстро восстановилось и Гарри пришел в себя. Юный волшебник чуть отстранился от стены и внимательно пригляделся к подозрительному холсту. Пожилая дама, одетая в какое-то старинного вида платье, стояла абсолютно неподвижно, и любой магл, увидев подобную картину, не нашел бы в ней ничего необычного и даже счел бы ее довольно скучной. Поттер некоторое время пристально вглядывался в каждую деталь, но так и не обнаружив хоть что-то, что могло стать причиной издаваемого шуршанья, решил, что источником звука был не сам портрет. Это было еще более странным. Вновь прислонившись к обоям, он аккуратно заглянул в темную щель между рамой и стеной, не подходя однако слишком близко. Общий сумрак прихожей да и тень, создаваемая рамой и частично отклеившимися обоями, не позволяла разглядеть то, что скрывалось в темноте. Гарри оглянулся на Гермиону и, поняв, что та все еще старательно изображает кипучую деятельность и не обращает на его странное поведение никакого внимания, приблизился к так заинтересовавшей его картине. Возможно, это было несколько глупо с его стороны, особенно теперь, когда у него не было даже палочки, но все же хотелось довести «расследование» до конца самому. Да, первоначально это был лишь повод отвлечься, но теперь это его действительно его заинтересовало. Между тем шорох смолк. Гарри медленно протянул руку, чтобы отодвинуть портрет. В голове бились две мысли: о том, что в такой маленькой щелке не может прятаться нечто действительно опасное, и о том, что в любом случае Гермиона его выручит, если он ошибается. В момент, когда рука была на раме и уже даже несколько ее подвинула, появилась третья мысль: в стене могла быть дыра, и вот в таком случае рассчитывать на маленькую пикси или паука, решившего сплести свою паутину в темном, укромном местечке, не приходилось. Но было слишком поздно: шорох возобновился, видимо, существо было не очень довольно решением Гарри потревожить его дом, и прежде, чем мальчишка успел отдернуть руку, что-то выстрелило ему в лицо. * Заклинание Незримого расширения («Capacious extremis!») — самые передовые чары, но они строго контролируются из-за их возможного злоупотребления. Теоретически, сотни волшебников могут поселиться в туалетной кабинке, если они достаточно умелы в этом заклинании — возможность для нарушения Международного статута о секретности очевидна. Поэтому Министерство магии установило строгое правило, что такое объёмо-совершенствование не для частного использования, а только для производства предметов (таких, как школьные чемоданы и семейные палатки), которые в частном порядке одобрены для изготовления соответствующим органом Министерства. И мистер Уизли, и Гермиона Грейнджер, действовали незаконно, когда улучшали, соответственно, внутреннее пространство Форда «Англия» и маленькую сумочку. https://harrypotter.fandom.com/ru/wiki/Заклинание_незримого_расширения (ссылка на статью)
Примечания:
Я знаю, что эта задержка намного дольше предыдущей, и жутко за это извиняюсь.
Когда писала о продолжении к субботе, я и сама в это верила. За мое "свободное время" была написана практически вся глава, НО! "свободное время" закончилось намного раньше положенного срока, поэтому в другой положенный срок вы так и не увидели главу.
Думаю, все прекрасно понимают, что наши желания часто идут вразрез с действительностью, поэтому надеюсь на понимание.
(И к тому же, сегодня тоже суббота.)))
Извиняюсь.
Клёвый фанф. Хочу проду. А Грейнджер бесит. Как можно быть такой настырной и назойливой. И Гарри какой-то немного наивный