Ждет критики!

Nga yawne lu oer 25

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Аватар

Пэйринг и персонажи:
Ралтау/Эйприл, Митчелл/Эйприл
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 98 страниц, 15 частей
Статус:
в процессе
Метки: Hurt/Comfort Ангст Беременность Драма Измена Любовь/Ненависть Насилие ОЖП ОМП Первый раз Повествование от первого лица Преканон Романтика Слоуберн Смерть второстепенных персонажей Счастливый финал Фантастика Фэнтези Элементы фемслэша Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
На маленькой планете Пандора разворачивается большая война. Война людей и аборигенов, война чувств и разума, война любви и ненависти.

Посвящение:
Посвящаю себе в будущем, которая всё-таки закончит эту работу :D

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Хочу представить вам пересмотренную и во многом переработанную мной работу "Oel ngati kameie". Постаралась исключить различные логические и другие ошибки, коих очень много, но основная линия сюжета изменена не будет. Полностью изменены некоторые сцены, поэтому есть что почитать новенького. Надеюсь, вам понравится. Старую версию оставляю для сравнения.
Рисунок к главе "Неприятные новости":
https://yadi.sk/i/m5fXPTYNCQe9Ug

Знакомство с Эйприл

21 февраля 2019, 18:48

(Эйприл)

      Распахиваю глаза от резкого стука в дверь. Настало время подъёма.       Наша так называемая казарма — это нагромождённая трехъярусными койками деревянная коробка, куда солнечный свет попадает только через щели между досками и стекло в двери. Ребята из моего отряда уже заняли тела своих аватаров, и теперь кто слезал с коек, кто уже разминал затёкшую шею или переодевался в форму для тренировок. Я лениво взглянула на них. Утренняя суета всегда завораживала меня. Остывшее за ночь помещение, лёгкий полумрак, ненавязчивые разговоры. На свету играют в воздухе пылинки, и только внезапно раскрывшаяся дверь нарушает их спокойный ритм.       — Шевелитесь, завтрак стынет, — привычно отзывается скрипу двери голос командира Хейчера.       Подскакиваю. Прохладная вода на лице. Нежное утреннее солнце на коже. Нехитрый завтрак в нашей беседке. Как говорят здесь, нужно кормить не только человеческое тело, но и аватара. Но ко мне это не относится.       — Как спалось, Эйп? — послышался за спиной голос Митчелла. Он с тарелкой каши в руках присел рядом со мной за стол.       — Вроде, неплохо, — промямлила я, прокручивая в голове воспоминания о своём последнем сне. Как обычно, мне привиделся часто повторяющийся кошмар, произошедший со мной в моей прошлой жизни. Хотя мне и нынешнюю свою жизнь сложно назвать прекрасной.       — Судя по твоему виду, тебя снова преследуют плохие сны, — Митч научился довольно неплохо читать меня, однако в такие моменты это лишь досаждало мне.       — Не доставай меня с самого утра, — я нахмурилась и отправила в рот последнюю ложку каши, которую соскребла с тарелки.       После завтрака Хэйчер выстроил нас перед собой, провёл разминку и инструктаж к новому заданию. Аватар Хэйчера выглядел гораздо моложе, чем он сам. Мужчина около пятидесяти лет, достаточно высокий и крупный ввиду хорошей физической подготовки, кареглазый с вечно угрюмым взглядом, лёгкой проседью в вечной щетине и завязанных в хвост темных волосах — он сохранил большую часть черт и в своём аватаре. Он часто вызывал у меня отвращение, впрочем, как и многие люди в целом. Ближе всего в «Адских Вратах» мне был Митчелл, с которым меня привычно поставили в пару на новое задание.       Аватары были хорошо обучены для схваток с дикой природой Пандоры. За несколько лет войны люди смогли учесть кучу нюансов, однако, привыкшие действовать человеческими методами, они явно не доставали до уровня на’ви. Они прекрасно преодолевали препятствия, которые могла создать для них дикая и девственная природа Пандоры, с её крутыми скалами, непроходимыми и заросшими лесами, дикими голодными или же просто агрессивными животными. Пандора научила на’ви доверять своему телу и своим инстинктам. Люди же давно потеряли свою связь с природой. Они во всём полагались на оружие и технологии, оглашая рёвом «демонических машин» неприступную глушь. Мне это было чуждо, я действовала гораздо тише и эффективнее, а также с минимальным использованием человеческих технологий, что у меня уже успел отчасти перенять Митчелл и что помогало нам попадать в самые труднодоступные места и оставаться невредимыми, и поэтому нас закидывали обычно в одни из самых опасных регионов. Работой аватаров являлись замены репульсоров, установки радаров для отслеживания перемещений на’ви и других предназначенных для безопасности людей приборов в совершенно разных военных точках «RDA», разная физическая помощь от переноса тяжёлых боеприпасов до спасения людей из чрезвычайных ситуаций, а также аватары выполняли военные задания. Люди старались по максимуму использовать выгоду данной программы: окружающая среда не так враждебно влияет на «ходящих во сне», как говорят на’ви, они большие, сильные, выносливые, и их тела полностью приспособлены для свободного обитания в среде Пандоры, дышащие ядом и другие опасные растения принимают их за аборигенов, как и некоторые представители фауны, потому аватары редко подвергаются нападениям с той или иной стороны. Наш отряд ещё ни разу не отправляли на боевые задания. Однако именно сегодня, во время очередного полевого задания, я узнала от Митчелла, что в скором времени нас начнут использовать и для этого.       — Что? Я ни за что на это не пойду! — громко возмутилась я, и Митчелл поспешил заткнуть меня. Мы стояли посреди глуши, восстанавливали очередной поломанный репульсор, и мой крик мог легко привлечь хищников.       Небосвод почти полностью был скрыт от глаз кронами столетних деревьев, поэтому джунгли в этой местности казались практически сумеречными. Слабый биолюминисцентный свет растений озарял лес. Земля под ногами отзывалась тусклым сверканием от наших шагов. Вскоре мы закончили устранять поломку и включили репульсор. Первые его импульсы ударили по нам, и начало тошнить. Животных они отпугивают в разы сильнее, однако аватары и на’ви имели к нему гораздо большую устойчивость.       Мы вернулись на базу людей, раскинутую среди непролазной чащи. С этой точки чаще всего совершались боевые задания по охране бульдозеров и другой добывающей технике или даже нападения на деревни близлежащих кланов на’ви. Здесь было не так много техники или оружия, чаще всего военных доставляли сюда сразу с боеприпасами. Когда мы с Митчеллом стали забираться в вертолёт, меня озарила одна идея, которую я вынашивала вот уже на протяжении долгого времени.       Сражаться с на’ви мне никак не хотелось. Я их люблю гораздо больше, чем людей. Ведь именно они подарили мне самые лучшие моменты в моей жизни и научили жить, как они. Чувствовать природу и могущество Эйвы. Нет, подарили новую жизнь.       Однажды я уже предавала свою расу — людей. Впервые меня внедрили в клан «Иан Танхи», клан «Синей Звезды», как раз затем, чтобы я выведала как можно больше той информации, которая помогла бы «RDA» в добыче ресурсов, а позже и в войне. Когда моя подруга Летарита, которую я называла на земной манер Ритой, помогла мне в обучении навыкам охоты, знанию языка и молитвам, прошла со мной путь «Икнимайя», после чего меня приняли в клан, я поняла, что не могу остаться на стороне людей. «Татьют», как нас прозвали на’ви, пришли на чужую землю, нарушили равновесие жизни и пытаются насильно добывать ценные для себя ресурсы. Анобтаниум ещё не до конца изучен, но есть подозрения, что именно благодаря нему парят скалы в небесах Пандоры (что уже более-менее доказано), и, что самое важное, — на’ви его могут использовать в качестве проводника, когда связываются с Эйвой. Кроме того, я чувствовала себя своей именно среди на’ви, которые по своей сути добрее, чем люди, бережнее к природе, чувствительнее ко всему происходящему. Они по-настоящему духовно развитые и понимают законы природы. Их религия имеет смысл. Я сама слышала голоса на’ви, ушедших на тот свет, их песни, смех. Энергия Эйва окутывает всю Пандору, и это действительно можно почувствовать. Но если бы не Летарита, которая пробудила во мне такие высокие чувства, я бы никогда не смогла узнать, каков их мир на самом деле, и осталась бы такой же, как большинство окружающих меня людей. Рита была смелой, сильной и настолько чуткой к природе, что я не могла не заразиться этим от неё. Я научилась, как на’ви это называют, «видеть», то есть научилась понимать и чувствовать их мир как они, и я «увидела» достаточно для того, чтобы перейти на сторону аборигенов Пандоры. Для меня стало ясно, как день, что никакие капиталистические цели не смогут затмить богатство мира на’ви, и что во что бы то ни стало я должна помочь им спасти их мир, не дать превратить Пандору во вторую Землю.       Клан «Иан Танхи» успешно боролся против людей. По большей части это была моя заслуга: я знала слабые места в обороне людей и использовала всю выведанную информацию против них самих для того, чтобы помочь своему новому народу избавиться от инопланетных захватчиков. Это злило людей. Они подловили меня, схватили и посадили в тюрьму. Обычно я ускользала из цепких лап «RDA», но в тот раз была схвачена, как глупая мышь. Уж слишком в тот момент была неосторожна — люди узнали о моих слабостях и смогли манипулировать мной. И все бы не было так печально, если бы не следующее. Я уже была лишена человеческого тела, моя душа была заключена теперь только в аватаре. Если бы люди этого не поняли, я была бы мертва. Что лучше, как по мне. Ибо ко мне на помощь бросились почти все жители клана, который принял меня. Первой была Летарита. Она пыталась разбить пуленепробиваемую стеклянную стену, за которой меня и держали взаперти, как в тюрьме, но девушка погибла прямо на моих глазах от рук простого солдата. После он просто пришел ко мне, чтобы поглумиться над моими страданиями и кинул к моим ногам окровавленное ожерелье, сорванное с шеи моей павшей подруги — круглые плоские бусины черного цвета на прочной коричневой нити. Теперь его ношу я. И этот момент стал самым страшным кошмаром в моих снах. Но «RDA» не остановились на отражении атак этого клана, а просто истребили его жителей, сожгли его деревню и Дерево дома дотла, так как понимали, что на’ви никогда и ни за что не согласятся покинуть свой дом. Так они поступили не только с «Иан Танхи», но и с другими кланами, которые мешали осуществлению их планов. С тех пор я ненавижу людей всей своей душой и желаю сбежать и отомстить им за всю боль, что они принесли мне и жителям Пандоры.       Я провела несколько длинных и тяжелых лет в тюрьме, где меня «перевоспитывали» и лечили мою душу. Я сошла с ума после всех смертей, произошедших на моих глазах. Мне долго не верилось в то, что той жизни, которой я жила, больше просто не существует. «Иан Танхи» был всем для меня, но в один миг его просто не стало, и я не могла с этим смириться. Я сидела на одних лекарствах, пытаясь избавиться от этих удушающих воспоминаний, ведь всё произошедшее с «Иан Танхи» было полностью моей виной. Они полюбили меня. По-настоящему. И за это поплатились своими жизнями. Теперь никто из на’ви уже никогда не сможет доверять людям.       Пока я находилась в тюрьме, я не могла поговорить ни с кем, кроме врачей, однако они старались мне пудрить мозги, пританцовывая под дудку начальства. И теперь эти сволочи надеятся, что я снова начну работать на них, расскажу им всё, что знаю о на’ви. После всего того, что они сделали. Как бы не так! Наверняка всё ещё считают меня душевнобольной. Им проще думать так. И я делаю всё для того, чтобы удержать эту иллюзию в их головах. Однако каждую секунду я думаю о побеге.       Даже Митчеллу я никогда особо не доверяла. Когда этот человек впервые появился в моей одиночной камере, я была удивлена. Он «пришел с желанием спасти меня от сумасшествия и одиночества». Это были первые слова, чётко врезавшиеся в моем мозгу. И именно с этого момента я начала снова ощущать время. Мы с Митчем были знакомы с моего появления на Пандоре, но состояли в разных по деятельности отделах «RDA», поэтому встречаться нам приходилось нечасто. И именно поэтому я долго не могла начать доверять ему. Как он сказал, он прибыл на Пандору обычным военным, однако добился многих успехов, и для него еще в самом начале прибытия стали создавать аватара, чтобы тот смог сражаться в его теле, и ещё именно поэтому он пришел ко мне — тело аватара стало для меня родным, и я знала о нём, кажется, уже больше, чем о человеческом. Однако мне всё время казалось, что его заслали для того, чтобы выведать у меня нужные сведения или окончательно свести с ума, но он лишь смеялся надо мной и уверял в том, что его визиты ко мне это его личная инициатива, в чём я убедилась в дальнейшем. Этот человек каким-то образом смог добиться моего доверия и, в какой-то степени, выздоровления, и я могу даже считать нас друзьями. Он всегда восхищался мной, что меня, опять же, глубоко смущало и приводило в недоумение, однако он был, наверное, единственным солдатом, по-настоящему заинтересованным в быту, обычаях и просто жизни на’ви. Наверное, именно это его и привлекало по началу в возможном общении со мной. И, конечно же, Митчелл знает о моём стремлении вернуться к жизни среди на’ви. Как-то раз он признался мне, что не может до конца быть согласным с тем беспределом, что устроили люди на чужой планете. «Будь я смелее, тоже удрал бы», — услышала я от него тогда, и меня это сильно зацепило. И, когда я этого не просила, пообещал, что поможет мне сбежать при первой возможности. Вот о чём я подумала, запрыгивая в «Самсон».       — Что ж, Митчелл, пришло время нам действовать, — гул вертолёта позволял нам остаться неуслышанными для пилота. Друг вопросительно посмотрел на меня. — Я не смогу принять в этом участие, ты же знаешь. Мы не сможем. И не должны, — я многозначительно посмотрела на Митча. Кажется, он понял меня.       — И что же ты собираешься сделать?       — Сбежать.
Примечания:
С возвращением меня :D
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык: