Ждет критики!

Nga yawne lu oer 23

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Аватар

Пэйринг и персонажи:
Ралтау/Эйприл, Митчелл/Эйприл
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 98 страниц, 15 частей
Статус:
в процессе
Метки: Hurt/Comfort Ангст Беременность Драма Измена Любовь/Ненависть Насилие ОЖП ОМП Первый раз Повествование от первого лица Преканон Романтика Слоуберн Смерть второстепенных персонажей Счастливый финал Фантастика Фэнтези Элементы фемслэша Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
На маленькой планете Пандора разворачивается большая война. Война людей и аборигенов, война чувств и разума, война любви и ненависти.

Посвящение:
Посвящаю себе в будущем, которая всё-таки закончит эту работу :D

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Хочу представить вам пересмотренную и во многом переработанную мной работу "Oel ngati kameie". Постаралась исключить различные логические и другие ошибки, коих очень много, но основная линия сюжета изменена не будет. Полностью изменены некоторые сцены, поэтому есть что почитать новенького. Надеюсь, вам понравится. Старую версию оставляю для сравнения.
Рисунок к главе "Неприятные новости":
https://yadi.sk/i/m5fXPTYNCQe9Ug

"Тау Менари" атакует!

25 февраля 2019, 12:27

(Ралтау)

      Моя ночь была наполовину бессонна. Предстоящее событие слишком волновало мою голову. Но, несмотря на это, утром я был бодр, и ничто меня не колебало. Сегодня утром моя сестра Ксайлити со своим отрядом вернулась с разведки. Усталость сбивала её с ног. Обычно жёлтые в хорошем настроении Ксайлити глаза потускнели и стали цвета солнца на закате. На этот раз ни одного нового шрама — сестра стала отличным воином! Мать с отцом начали волноваться за неё, но моя стойкая сестра была намерена во что бы то ни стало воплотить план в жизнь. Сборы не были долгими. Мы и так достаточно продолжительное время готовились к этому событию, пока Ксайлити была в пути.       Ранний рассвет пробивался через прохладный густой туман. Я вёл своё войско на па’ли, а Хукато — на икранах. На моем теле оружие и то занимало больше места, чем броня. Я не боялся смерти. Мне уже ничего не было дорого так, как Сириса.       Путь занял у нас целый день. Но ни народ, ни животные не выбивались из сил. Нападение пришлось на ночь. Наездники рассредоточились по лесу, стараясь быть незаметными, и ждали сигнала. Наши небесные войска градом обрушились на инопланетные строения татьют. Из засады наши пешие войска посылали дожди из горящих стрел и частые выстрелы из катапульт. Нам не нужно было преодолевать огромные стены, за которыми трусливо прятались небесные люди. Мы выбрали их тактику и атаковали издалека. Неподготовленные войны их стороны не могли даже спокойно выбежать из здания и добраться до своих дьявольских машин. Очень многие были перебиты. Лишь одному кунсипу удалось сбежать, но мы не стали его преследовать — пусть сообщают своим вождям, что их ждёт конец! Все источники света погасли, когда мы стали сбивать их военные башни. Наши звери прорвали защитную стену и стали крушить машины. Некоторые из них прорывались в укрытия людей и уничтожали их там. Мы призывали на помощь змееволков и тонаторов, а также мой икран участвовал в сражении отдельно от меня. Мы были беспощадны, и даже Эйва не способна так злиться на чужеземный народ. Ксайлити разведала всё правильно, и по пути мы смогли обсудить план наших действий. Всё прошло так, как мы и планировали. Заранее отряд моей сестры испортил приборы, которые помогали людям видеть нас. Они рассредоточивались по лесу, изображая движения зверей, и им, вероятно, удалось обмануть людей и их глупые механизмы. Но даже теперь нам самим не верилось в такую большую победу. Конечно, и в наших рядах не обошлось без потерь, и мы вечно будем чтить память о храбрых воинах нашего клана, но эти смерти были ненапрасными. Мы скрылись в лесу, когда закончились наши боеприпасы. Мы надеялись, что соседние с нами кланы получили нашу просьбу о помощи и уже мчались в сторону базы татьют. Но нашему войску уже нечего было делать здесь. Я отослал нескольких на’ви из отряда Хукато донести о положении дел соседским войскам, и наши звери помчали нас к Дереву Дома.       Возвращаться домой я решил на икране — всё-таки наш клан, «Тау Менари», славился покорением именно этих животных. Охотились и воевали мы преимущественно на них, однако в этом бою я решил остаться на земле. Всё-таки это был мой первый опыт военного похода в качестве вождя, и если бы я оставил свой народ без его главы, то мне бы этого никто не простил. Хоть я и не боюсь смерти, меня уговорили Кьюни и Ксайлити. Сестра хотела быть со мной в этот раз в одних рядах. Наверное, хотела, в случае чего, спасти меня своей грудью от смерти.       В воздухе я чувствовал себя свободнее, чем на земле. Тени от листвы деревьев больше не давили на меня, и даже дышать было легче. Над землёй начинал загораться рассвет, и ночные краски стали превращаться в дневные. Мы всё также летели наравне с Хукато, когда впереди начали появляться парящие скалы и… кунсип?       — Хукато, нам нужно догнать его. Ламин, — позвал я ещё одного хорошего наездника на икране, — ты полетишь с нами. Остальные летите до Дерева Дома, не попадайтесь на глаза небесным людям и передайте тсахик, что мы скоро вернёмся.       — Ралтау, не стоит! Мы сами… — не дал я закончить Хукато и совершил манёвр, оторвавшись от основного отряда немного вперёд и примкнув к парящей скале, чтобы кунсип не заметил того, что я его преследую.       Вскоре Хукато и Ламин нагнали меня, и мы втроём кружили среди скал, продираясь через завесу тумана и облаков, стараясь не попасться татьют на глаза и в то же время не упустить из виду кунсип и нагнать его. Внезапно Хукато крикнул:       — Это тот самый кунсип, который улетел с базы татьют! Видите ту стрелу? Это я выпустил в него, когда он улетал, — мы были на достаточном расстоянии, чтобы пристально разглядеть инопланетный механизм.       — Что они здесь делают? Почему не летят на свою базу? Они что-то тащат с собой. Коробку? Они что-то задумали. Давайте проследим за их действиями, и в случае угрозы — убьём, — предложил я своим воинам, и никто мне не возразил. Эта демоническая машина, похоже, не у одного меня вызвала интерес.       Некоторое время металлическая махина плутала среди парящих скал, а затем, видимо, найдя надёжное укрытие, — небесные люди, по-видимому, решили спрятать коробку под дерево с раскидистой кроной, которое хорошо скрывало её с одной стороны, а с другой маскировать убежище помогал водопад, спускающийся со скалы, расположенной выше этой — как я и предполагал, поместили свой дом так, чтобы скрыть его от чужих глаз. Мы же в это время приказали икранам прицепиться когтями к соседней скале и продолжили наблюдать за происходящим.       Когда коробка опустилась на землю, из кунсипа вылез сноходец и отцепил её от махины. Тогда та снова ненадолго поднялась ввысь, а затем начала стремительно снижаться.       — Ма вождь, что будем делать? Отправимся за ними или осмотрим коробку? — поинтересовался Ламин.       — Вы вдвоём летите за кунсипом. Я останусь здесь и попытаюсь всё осмотреть. В случае чего, один из вас вернётся ко мне и всё расскажет, — отдал я распоряжение своим воинам, и они пустились в полёт. Сам я подлетел на икране к дереву, что располагалось на той скале, куда установили коробку, спрыгнул на него, а с него на землю.       Такие же коробки стоят в небольших людских лагерях, которые только начинают зарождаться в глуши наших лесов. Неужели небесные люди теперь хотят основаться и среди Парящих скал? Как в этом убедиться?       Я осторожно подкрался к коробке так, чтобы меня было невозможно заметить. Я уже знал, что татьют могут увидеть меня через прозрачную стенку, которую они называют «окнами». Но мне самому нужно было теперь заглянуть через неё, чтобы увидеть, есть ли кто внутри. Я прислушался и осторожно прижался ухом к холодному металлу. Не было слышно ни единого звука. Тогда либо находящиеся внутри спят, либо их там нет. Я осмелел и заглянул в окно. Никого не было видно, и ни один металлический кокон для вхождения в тело сноходца не работал. Коробка была абсолютно пуста, но тогда зачем она здесь? Сюда прибудут новые люди?       Долго думать мне не пришлось — кунсип загудел неподалёку и намеревался приземлиться на парящей скале. Я взобрался на дерево и спрятался, собираясь проследить за происходящим. Из утихшей летающей машины вышел небесный человек, больше никого в ней не было. Вероятно, кунсип спускался вниз, в самую чащу леса, чтобы высадить сноходца. Теперь этот человек направился к коробке, зашел внутрь и лёг в кокон для сна. У него тоже есть сноходец? Тогда кто же второй ходящий во сне и где его человеческое тело? В голове возникло много новых вопросов, и снова мне не удалось продолжить нить рассуждений — в небе показался икран Ламина.       Я вылез из укрытия. Человек, что уснул, теперь не мог нас видеть, и я пошёл навстречу приземляющемуся Ламину.       — Два сноходца спустились в лес, — подтвердил воин мои домыслы. — Но мы не стали их убивать. Решили, что ты сам должен всё увидеть.       Должен признаться, Ламин заинтриговал меня не на шутку. Я подозвал своего икрана, и мы вместе с Ламином пикировали вниз. У самой земли мы спешились с икранов и осторожно прошмыгнули по деревьям к месту событий. Мы очутились перед небольшой опушкой леса, на которой стояли два унилтаронью. Я, Хукато и Ламин спрятались на одном дереве, привычно скрываясь в его листве. Хукато взглядом указал мне на чужаков, мол, смотри внимательно. Это были мужчина и женщина. Тот самый мужчина, который только что начал ходить во сне. Его спутница помогла ему подняться с земли. Я вытянулся вперёд на своей ветви, и она немного хрустнула под моим весом. Женщина повела ухом и резко повернула голову в сторону исходящего шума. Я застыл. Весь застыл. Не мог ничем пошевельнуть, даже моргнуть было страшно. Я боялся, что то, что я вижу — видение, и что как только я моргну — оно исчезнет. Но не исчезло.       Я увидел в этой женщине до боли знакомые черты. Она была безумно похожа на мою погибшую невесту Сирису. Такие же глаза с прищуром, гладкие скулы, пухлые изящные губы, верхняя чуть полнее нижней, длинная шея, тонкая талия… Единственное, что отличало их — пятипалость и волосатые брови представшей передо мной женщины. И этот факт подтверждал то, что Сириса мертва, и это вовсе не она стоит на опушке леса прямо сейчас, хотя на секунду я было поверил, что смерть моей невесты была чем-то нереальным. Я нервно сглотнул. Что теперь мне с этим делать?       Ходящая во сне отвернулась, видимо, не различив наши фигуры среди листвы, и продолжила говорить со своим спутником, и я наконец-то почувствовал, что моё оцепенение прошло. Я не смогу её убить. Но кто она такая и почему так сильно похожа на Сирису? Какая-то демоническая уловка небесных людей? Не уверен, что такое возможно.       Мы позволили чужакам удалиться. Они не намеревались возвращаться к коробке. Из малоразличимых и малознакомых иностранных слов я понял, что ходящие во сне собираются проделать какой-то путь. Нужно узнать, куда и зачем они направляются.       Когда унилтаронью удалились на достаточное расстояние, Хукато повернулся ко мне:       — Теперь ты понимаешь, почему мы не стали их убивать. Ты должен сам решить, как поступить с ними. Но, в любом случае, пока они находятся в этом лесу, они могут представлять угрозу нашему клану. Решать нужно как можно скорее.       — Спасибо, что уважаете мою память о Сирисе, мои братья. Сейчас я полностью растерян, но абсолютно уверен лишь в одном — мы должны проследить за ними и дальше, чтобы лучше узнать о том, кто они такие и для чего они здесь, куда направляются и что ищут, какую угрозу представляют или чем помогут нам в том случае, если мы решим пленить их. В любом случае — вы оба понимаете, что я не смогу просто избавиться от них. Мне кажется, они здесь не просто так…       — Согласен. Как только выясним о них больше — решим, что с ними делать, — поддержал Ламин.       — К сожалению, Ламин, тебе придётся вернуться в Дерево Дома, чтобы донести весть о том, что произошло и что мы с Хукато задержимся на неопределённое время. Отцу снова придётся побыть вождём. К тому же, втроём мы будем слишком заметны.       — Как скажешь, мой вождь, — Ламин поклонился мне, свистнул своего икрана и улетел.       А мы с Хукато спустились с дерева и продолжили преследование странной пары ходящих во сне.
Примечания:
Унилтаронью (на'вийское "uniltiranyu") - ходящий во сне.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык: