Ждет критики!

Nga yawne lu oer 24

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Аватар

Пэйринг и персонажи:
Ралтау/Эйприл, Митчелл/Эйприл
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 98 страниц, 15 частей
Статус:
в процессе
Метки: Hurt/Comfort Ангст Беременность Драма Измена Любовь/Ненависть Насилие ОЖП ОМП Первый раз Повествование от первого лица Преканон Романтика Слоуберн Смерть второстепенных персонажей Счастливый финал Фантастика Фэнтези Элементы фемслэша Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
На маленькой планете Пандора разворачивается большая война. Война людей и аборигенов, война чувств и разума, война любви и ненависти.

Посвящение:
Посвящаю себе в будущем, которая всё-таки закончит эту работу :D

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Хочу представить вам пересмотренную и во многом переработанную мной работу "Oel ngati kameie". Постаралась исключить различные логические и другие ошибки, коих очень много, но основная линия сюжета изменена не будет. Полностью изменены некоторые сцены, поэтому есть что почитать новенького. Надеюсь, вам понравится. Старую версию оставляю для сравнения.
Рисунок к главе "Неприятные новости":
https://yadi.sk/i/m5fXPTYNCQe9Ug

Её зовут Эприл!

10 марта 2019, 15:34

(Ралтау)

      Наблюдать за этими двоими оказалось довольно интересно. Для меня всё более загадочной становилась фигура женщины-сноходца. За эти сутки я понял, что она знает культуру нашего народа. Это подтверждало то, что она знала ритуал охоты — применила кинжал для полного и быстрого умерщвления жертвы и произнесла над ним молитву. Её речь на нашем языке была чистой, как будто она говорила на родном. Также эта женщина знала, что для отпугивания хищников можно намазаться соком определённого растения. У нас с Хукато сложилось мнение о том, что она когда-то общалась с каким-то кланом.       Но кое-что и пугало нас с моим другом в этих двоих — их путь пролегал в сторону нашего клана. Неужели они знают о нас и идут именно к нам? Вдруг наш клан находится в смертельной опасности? Тем не менее, пока что мы держим ситуацию под контролем и нам удаётся быть незамеченными для глаз сноходцев.       Ночевать нам с Хукато пришлось прямо на дереве. В утренних сумерках нам удалось поживиться тем мясом, что приготовили накануне сноходцы. Надеюсь, это не будет подозрительным. Мы отрезали совсем немного, потому что в пути нам удалось перекусить плодами фруктового дерева.       С наступлением полудня мы пронаблюдали за тем, как путники приняли утреннюю пищу, собрали вещи и отправились в дальнейший путь. Мы, конечно же, отправились за ними.       И чем дольше мы следовали за унилтаронью, тем реже становился лес и тем больше мы удалялись от целей — деревья, по которым мы передвигались, находились на всё менее близком, чем это было раньше, расстоянии от пролегающего маршрута чужаков. Иногда мы с Хукато отставали от них, и тогда давали им удалиться на безопасное расстояние, спускались с деревьев, сокращали это расстояние пешком и снова взбирались на деревья.       В какой-то момент путники достигли обширной поляны, обрамлённой скалами, на которой располагалось образующееся из небольшого водопада озеро, которое, в свою очередь, перетекало в ручей. Они остановились и начали о чём-то говорить. Как мы ни пытались с Хукато прислушаться к их речи, мы ничего не могли разобрать — слишком далеко находились. Делать было нечего — мы продолжили наблюдать за чужеземцами.       У водопоя паслась небольшая стая тапиров, и, видимо, чтобы не распугать их, ходящие во сне осторожно подобрались к озеру, присели на его берегу, сняли свои мешки и достали оттуда еду. Мы в свою очередь с Хукато достали свёртки, сделанные из мяса, добытого путниками, и собранных нами фруктов, и тоже принялись за трапезу. В конце концов, с начала пути прошло уже немало времени, да и наше утро началось гораздо раньше, чем у чужаков. После принятия пищи ходящие во сне стали снимать с себя одежду, а затем вошли в воду озера. Я им тайно завидовал — сейчас стояло пекло, и даже при нахождении в тени было душно.       Ходящие во сне весело плескались в воде, смеялись, брызгались, и мне в один момент стало ревностно от того, что девушка, похожая на Сирису, может быть счастлива с кем-то другим. Мне было больно на это смотреть, и я отвернулся, чтобы не видеть эту мучительную картину. И пока я пытался сосредоточиться на чём-то другом, смех унилтаронью вдруг прекратился, и Хукато одёрнул меня, заставив вновь обратить взор на чужаков. Что-то пошло не так. Женщина начала тонуть, а её спутник начал вытаскивать её из воды на берег. Я инстинктивно подался вперёд, пытаясь понять, что произошло. Хукато оттолкнул меня назад, потому что я мог быть замечен сноходцем. Но тот уже, казалось, не обращал внимания ни на что, кроме как на свою подругу. Быстро обмотал ей стопу каким-то предметом одежды и стал рыться в своём мешке. Затем, по-видимому, отыскав то, что ему было нужно, сорвал большой лист растения, набрал в него воды из озера и, проделав какие-то манипуляции над этим листом с водой тем, что было у него в руке, стал поить этим свою спутницу.       Я заволновался. Мне не хотелось, чтобы с этой девушкой случилось что-то плохое. Но показываться было нельзя. Не сейчас. Нужно было выжидать.       Теперь сноходец пытался водрузить свои и вещи девушки себе на плечи, а когда у него наконец это получилось, он подхватил девушку на руки и куда-то понёс. Мы с Хукато, естественно, последовали за ним. Унилтаронью покинул поляну с озером и устремился в глубь леса. Вещи скатывались с его плеч, но он не обращал на это внимания. Вскоре он наткнулся на небольшую пещеру с узким проходом, куда не смог бы пробраться, по крайней мере, крупный зверь. Мужчина временно оставил свою подругу около пещеры, занёс вещи, а затем и её саму в эту пещеру. Через небольшое количество времени сноходец выбежал из пещеры, впопыхах сорвал с дерева тонкую нить лианы и пару игл с находящегося неподалёку кактуса, а затем снова вернулся в убежище. Мы с Хукато перебрались на дерево, что как раз нависало над этой пещерой и стали прислушиваться. Но слушать было нечего — пещера заглушала все звуки, которые могли из неё доноситься, поэтому нам снова оставалось только ждать.       За этот день мужчина несколько раз выходил из пещеры, чтобы набрать в озере воды и по другим делам, а потом снова возвращался назад и сидел там. Надеюсь, он сможет хорошо позаботится о своей спутнице, но мне хотелось убедиться во всём, увидев своими глазами. Волнение за ходящую во сне, которую я невольно у себя в голове называл своей невестой, не давало мне покоя, и лишь нежелание быть замеченным заставляло меня сидеть сложа руки. Однажды Хукато оставил меня и сходил нам за перекусом — он принёс несколько съедобных луковичных растений и орехи. В следующий раз за провизией ходил я и заприметил в окрестностях несколько трав, которыми лечился наш народ в случае каких-либо болезней.       На ночь унилтаронью решил обезопасить пещеру, загородив вход в неё камнями, и не забыл про траву, которой девушка обмазывала его и себя прошлой ночью. Сообразительный. Я устроился на ветви дерева, будучи в сидячем положении, и попытался отдаться сну. Но уснуть всё никак не получалось — на водопой пришли хищники, которые разогнали всех мирных животных, и я никак не мог игнорировать это — озеро было совсем близко к пещере, и я страшился за жизнь ходящей во сне. На её спутника мне почему-то было плевать. Я лишь изредка проваливался в сон, потому наутро чувствовал себя смертельно уставшим.       На заре хищники разбрелись по лесу, и к тому моменту, как ходящий во сне вышел из пещеры, все они были уже далеко отсюда. Он вновь отправился за водой. У озера на этот раз не было ни одного животного — думаю, после появления здесь хищников, они нескоро решатся снова пастись здесь. Но после этого похода сноходец скрылся в пещере ненадолго. Вышел наружу со своим оружием, прикрыв вход в убежище теми же камнями, что использовал ночью. Не волнуйся, я присмотрю за женщиной.       — Ма Ралтау, я думаю, мне стоит проследить за ним, — тихо произнёс Хукато.       — На твоё усмотрение — мне всё равно, что случится с этим демоном, — холодно ответил я, рассчитывая на то, что Хукато останется со мной. Но он уже перепрыгивал на соседнее дерево. Я лишь попросил его вдогонку: — Свистни, когда он будет возвращаться.       Сам я, как и хотел, решил спуститься в пещеру и посмотреть, что же произошло с девушкой. Я осторожно отодвинул камни, которые мешали мне войти внутрь убежища, постоянно прислушиваясь, — ходящая во сне продолжала тяжело сопеть. И это сопение не было похоже на то, что она покинула унилтиранток. Когда я смог подобраться к ней поближе, то мог рассмотреть, как медленно поднимается и опускается её грудь. Это был настоящий сон. Она ни разу не покидала это тело, и её тела не было в той коробке, что она со своим напарником оставили на парящей скале — она и есть унилтиранток. Она живёт в этом теле.       Этим умозаключением я сам себя поверг в шок, но отвлекаться надолго не было времени. Я не знал, насколько скоро может вернуться напарник этой девушки, а потому принялся осторожно разматывать её ступню. Нога была ранена — рваная рана, похожая на чей-то укус, была неумело и неаккуратно, но всё-таки зашита. Кровь больше не шла, а это самое главное. Укутать ногу снова труда не составило. Однако не потревожить девушку у меня не получилось. Когда я прикоснулся к её шее, чтобы почувствовать биение сердца, а затем — ко лбу, чтобы проверить его температуру, девушка приоткрыла глаза. Я сразу понял, что она находилась в бреду — лепетала что-то невнятное и вращала глазами, не замечая меня. Всё это означало лишь то, что в тело этой женщины попал яд, и сейчас оно боролось с ним.       Я быстро выскочил из пещеры и направился туда, где недавно видел подходящие лекарственные травы. Дорога была не слишком далёкой, но опоздать было страшно. Сорвав охапку, я уже мчался назад. То, что женщина жила в унилтирантоке, делало её сейчас крайне уязвимой. Она могла умереть. От этих мыслей ноги несли меня ещё быстрее. Оказавшись вновь рядом с копией Сирисы, я выдавил сок из трав ей на губы, и часть она почти сразу же проглотила. Наверняка хотела пить. Но дать воды я ей не мог — тогда моё присутствие было бы замечено. Надеюсь, тот мужчина догадается напоить её. Но зато теперь я точно был уверен в том, что девушка не умрёт.       Теперь, когда у меня оставалось время, чтобы просто побыть рядом с этой девушкой, я присел рядом и стал вглядываться в её лицо. О, как невыносимо сильно она походила на Сирису. И эта схожесть вызывала у меня смешанные чувства: с одной стороны, я боялся, что всё это может оказаться простой демонической уловкой, и мне было так страшно в неё попасться, а с другой — я находил всё больше доказательств тому, что эта женщина отреклась от людей, может быть, даже сбежала от них. И хотя я понимал, что она точно не может быть моей погибшей невестой, мне было отрадно, что я могу насладиться воочию её красотой. Даже в этот короткий миг. Я погладил девушку по голове, признаюсь, не удержался. И она вдруг повернулась ко мне и посмотрела мне прямо в глаза.       — Митчелл, это ты? — спросила она.       — Как тебя зовут? — я должен был узнать это.       — Ты что, забыл, дурак? Я Эйприл, — девушка попыталась рассмеяться, а я еле разобрал её тягучие и, к тому же, иностранные слова, но всё-таки узнал, как её зовут. Кажется, я уже где-то слышал это имя.       В следующий миг я услышал свист, похожий на животный, доносящийся из леса. Я тут же выбежал из пещеры и прикрыл вход в неё примерно также, как это было сделано тем сноходцем. Как она сказала? Митшел. Затем я ловко залез на дерево, с которого и спустился, и в миг, когда я полностью скрылся в его листве, тот самый Митшел показался из леса. Когда он забрался в пещеру, ко мне на дерево залез Хукато.       — Вот простак, он не смог никого убить. Только фрукты собрал, — посмеялся Хукато.       — Я, в свою очередь, тоже кое-что узнал, — сказал я, и Хукато пристально посмотрел на меня.       — Только не говори, что ты спускался к этой женщине. Брат, я правда уважаю твою память о Сирисе, но…       — Она сейчас ничего не смогла бы мне сделать, да и к тому же, я был осторожен. Её зовут Эприл. И она не совсем сноходец. Она…       — …прошла через глаз Эйвы и осталась жить в этом теле? — закончил за меня мысль Хукато.       — Да, так и есть. Какое-то животное, обитающее в том озере, — я кивнул в его сторону головой, — укусило и отравило ядом Эприл. Я лишь хотел помочь ей, — я всё ещё держал в руках охапку трав, которую сорвал для чужеземки, и показал её Хукато.       — Кажется, твой отец принял поспешное решение, оставив тебя вождём, — улыбнулся друг. — Ты совсем не бережёшь себя. Однако эта Эприл становится всё только загадочнее в моих глазах.       — В моих тоже, — я кивнул, сам себе подтверждая свои слова. На следующий день Эприл должна будет прийти в себя. Что ж, жду этого с нетерпением.
Примечания:
Унилтиранток (на'вийское "unilt'irantokx") - аватар (только тело).
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык: