Nga yawne lu oer

Гет
NC-17
В процессе
40
«Горячие работы» 25
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 174 страницы, 20 частей
Описание:
На маленькой планете Пандора разворачивается большая война. Война людей и аборигенов, война чувств и разума, война любви и ненависти.
Посвящение:
Посвящаю себе в будущем, которая всё-таки закончит эту работу :D
Примечания автора:
Хочу представить вам пересмотренную и во многом переработанную мной работу "Oel ngati kameie". Постаралась исключить различные логические и другие ошибки, коих очень много, но основная линия сюжета изменена не будет. Полностью изменены некоторые сцены, поэтому есть что почитать новенького. Надеюсь, вам понравится. Старую версию оставляю для сравнения.
Рисунок к главе "Неприятные новости":
https://yadi.sk/i/m5fXPTYNCQe9Ug
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
40 Нравится 25 Отзывы 24 В сборник Скачать

Я снова являюсь частью народа

Настройки текста

(Эйприл)

      Наутро нас с Митчем разбудили рано, с самым восходом солнца. Конечно, было непривычно и тяжело вставать в такое время, но мы обязательно втянемся в этот режим. Мы умылись у ручья, где те же дети, которых мы видели вчера, вместе со взрослыми пасли тапиров, но сегодня на нас уже не обращали такого пристального внимания. Рана на надплечье моего напарника уже неплохо подзатянулась, как и моя на стопе. Конечно, медицина у аборигенов находится на уровне травок и корешков, но иногда она удивляет меня. Ходить было почти не больно.       После быстрого перекуса фруктами, нас разыскали Ралтау и ещё одна девушка, которая представилась Тиренай. Её имя было очень созвучно на’вийскому «tirea», что значит «душа». И только сейчас я подумала и об имени вождя. Оно состояло из двух слов, предположительно, «ral» и «taw», что могло переводиться как «смысл неба». Точно имя вождя клана «Небесные Глаза». Сегодня Ралтау был без большей части брони и своих украшений, но зато с лётной маской.       Несмотря на то, что на вид Тиренай выглядела очень молодо, и именно она вчера помогала Ксайлити заплетать меня, её представили нам как одну из лучших охотниц в клане. Мы простились с Митчем, а затем Ралтау подал мне тренировочный лук с парой стрел и обратился ко мне с разговором.       — Значит, ты стала полноправным членом клана «Иан Танхи»? — в ответ на что я кинула. — И ты прошла через все испытания?       — Да, я стала наездником па’ли, затем обучилась языку и охоте, потом я прошла путь Икнимайя, и только после Унилтарона меня приняли в клан.       — И какое же животное ты видела во время Унилтарона? — с интересом спросил вождь.       — У людей это не считается животным, скорее, растением, но во сне я была атокириной, — вмиг в голове пронеслись воспоминания о том смертельно опасном ритуале и о том, как тяжело потом было отходить от отравления ядом арахноида, местного скорпиона.       — Не встречал никого с таких духовным животным, — искренне признался собеседник. — И где же сейчас твой икран?       — Тереза… — задумалась я. Действительно, где же мне её найти? — Я не знаю даже, жива ли она.       — Нам нужно сходить к Дереву Дома «Иан Танхи». Она, может быть, ещё ждёт тебя там. Я заметил там вчера гнёзда икранов, по-видимому, тех, что остались живы после нападения небесных людей, — только после этой фразы Ралтау решился посмотреть мне в глаза. Я заметила, что он избегает зрительного контакта со мной.       Странно, что я не пришла сама к этой мысли ещё тогда, когда мы с Митчем появились там в первый раз. Наверное, была слишком поглощена своими чувствами и эмоциями. И только сейчас, проходя вновь по близлежащему лесу, я отметила его красоту. Повсюду росли диковинные цветы, пальмы, перистые папоротники и бамбук. В лес проникало много света, и впервые за долгое время я почувствовала себя в безопасности в нём. И вот перед нами открылась ивовая роща с почти белыми при дневном свете деревьями. Мы шли тем же путём, коим вчера я и мой напарник пришли сюда. Во второй раз я отнеслась к виду разрушенной деревни гораздо спокойнее, но ком-таки встал в горле. И именно сейчас Ралтау нужно было поговорить со мной.       — Я видел, как ты плакала вчера на этом месте.       — Мне впервые довелось увидеть Дерево Дома в таком состоянии. И это было очень больно, — я старалась подавить у себя вновь подступающие к глазам слёзы. — И я бы хотела похоронить жителей моего клана. Вы поможете мне? — спросила я у вождя с глазами на мокром месте.       — Да, в своё время, — твёрдо ответил мужчина. Я тяжело выдохнула и огляделась.       И действительно, было так, как сказал Ралтау: в кроне упавшего и наполовину обгоревшего Древа клана были устроены гнездовья банши. Возможно, вчера я их напугала своими криками, и они разлетелись, либо спрятались. Но теперь они летали вокруг и ничего не боялись. И тогда я использовала клич, с помощью которого обычно призывала Терезу. Раз, два, три. Ничего не произошло. Но потом я увидела, как с неба на нас с Ралтау спускается рыжий дракон. На секунду я решила, что это летел торук, но это был икран. Это была Тереза!       Рыжая драконица приземлилась совсем близко, сбив меня с ног. Головой она начала тереться об меня, не давая мне подняться. Тогда я вытащила свёрток из фруктов, который приготовила себе за завтраком на случай, если больше мне не придётся поесть до вечера. Но ради такого случая мне не было жалко его скормить кому-то ещё. Например, своему икрану, которого я не видела несколько лет!       Тереза всё ещё носила обрывки седла, которое мы с Летаритой когда-то вместе делали для моего животного. Я сняла его со спины икрана. Сделаю что-нибудь новое.       — Давай, покажи мне, как ты летаешь! — воскликнул Ралтау, попутно позвав своего дракона.       Когда оба дракона были осёдланы, мы быстро взмыли в небо. О, как давно я не чувствовала полёта, как давно я не чувствовала такой свободы! Сердце трепетало в груди, как будто пыталось вырваться из неё. Чем дальше мы становились от земли, тем меньше всё становилось под нами, и от этого немного кружилась голова. Поначалу высота была ощутимой, а потом я привыкла к ней, и всё стало будто бы как прежде. Будто бы я и вовсе не покидала спины своего дракона и на день. Вновь освоившись на спине икрана, я стала выделывать всякие виражи, которым когда-то училась у своей инопланетной подруги. Ралтау всюду следовал за мной, и мы так развеселились с ним, кружа будто бы над всем миром.       — Отлично летаешь! — восхищённо крикнул Ралтау, в очередной раз нагоняя меня после проделанного мной трюка. — А сможешь в полёте попасть в цель из лука? — я чувствовала, что меня хотят проверить.       Мы спустились пониже к лесу и тогда, пролетая мимо дерева, я выстрелила из лука в его ствол. Затем, пролетев круг и оказавшись примерно в том же самом месте, я снова сделала выстрел по стволу. Вторая стрела оказалась совсем рядом с первой. Думаю, это был хороший результат, учитывая, что я давно не пользовалась этим оружием и что этот лук был непривычным для меня. Тот, что мне было позволено вырезать из Дерева Дома «Иан Танхи», был немного иной формы. Но главное, — Ралтау понравилась моя стрельба. Для достоверности пришлось несколько раз повторить опыт.       — Думаю, на охоту тебя можно брать смело, — вот какой комплимент мне отвесил вождь. Что же, я была польщена. Неужели дальнейшая «проверка квалификации» откладывается до охоты?       Мы пролетели круг над лесом, а потом под нами открылось небольшое пространство между кронами деревьев, и Ралтау, подняв лётную маску и встав на спине своего животного, крикнул мне:       — За мной! — и спрыгнул вниз. Что же, пришлось последовать за ним, предварительно дав Терезе команду держаться рядом с икраном вождя.       Чтобы не разбиться и чтобы был больше шанс ухватиться хоть за что-то, я расставила ноги и руки пошире. Чем ближе я становилась к земле и чем быстрее я к ней приближалась, тем сильнее замирало сердце в груди. Погрузившись под кроны деревьев, мне удалось схватиться за лиану, после чего я пролетела на ней над землёй, описав полукруг и достигнув положения, с которого я спрыгнула прямо на огромные стреловидные листья, которые и смягчили мне дальнейшее падение. У меня получилось провернуть всё достаточно ловко, за что я очень переживала, ведь мне не хотелось портить впечатление о себе в глазах вождя. Зато потом, когда я уже почти спустилась на землю, прямо подо мной возник Ралтау, и я приземлилась бы прямо на него, свалив нас обоих с ног, если бы воин не словил меня в свои руки.       Мне показалось, что прилившая в тотчас кровь к моим щекам и ушам могла пробиться через синий пигмент кожи. Я держалась за его мускулистые плечи, трогала кончиками пальцев приятную кожу и чувствовала необычный запах, исходящий от этого на’ви, который ни с чем нельзя было сравнить. Ралтау осторожно опустил меня на землю, и я нехотя отняла руки от него. Я ближе рассмотрела лицо молодого вождя, и при свете солнца оно казалось таким же солнечным, будто бы солнцем были его глаза.       Через секунду до меня дошло, что я слишком много себе позволяю. Во-первых, я едва знаю этого на’ви. Во-вторых, у меня как бы есть парень, которого в деревне и вовсе знают, как моего мужа, с которым нас связала Эйва, и я просто не могла допускать себе мыслей о ком-то ещё. Но я же не допускаю? Я просто восхищаюсь его красотой, перед которой действительно было так трудно устоять и не заглядеться. Я тихо извинилась перед мужчиной, прикрыв от смущения рот ладонями, от чего, по-видимому, вождь ничего не услышал.       — Вот какие хитрые пути ты избираешь для того, чтобы спасти себе жизнь, — отшутился Ралтау. Но в его взгляде я как обычно прочитала смешанные эмоции: какие-то приятные, тёплые чувства и страх. Чего же он боится? Или это от недоверия чужакам?       — Да, я очень хитрая, так что будьте осторожны, — поддержала я шутливую манеру беседы. Затем поинтересовалась: — И что мы теперь будем делать?       — Так как я уже видел, что ты умеешь правильно охотиться и вполне обучена жить и «видеть» как на’ви, я предлагаю тебе пройтись со мной по лесу. Я покажу тебе наши близлежащие деревни, да и ты сможешь более полно ознакомиться с Деревом Дома и его жителями, а вечером мы проведём ритуал, после которого ты снова сможешь стать частью народа.       — Частью народа? — я готова была заплакать от счастья. — Так быстро?       — У меня нет оснований не доверять тебе. Раз Летарита доверяла тебе, то и я могу. К тому же, слава о тебе дошла не только до нашего клана, но ещё и дальше. Испытания, которым я тебя подверг сегодня, были нужны для того, чтобы я сам лично мог убедиться в том, кто ты такая и действительно ли ты способна на то, что я слышал о тебе. К тому же, тебе это было нужно для того, чтобы вспомнить все свои навыки. И ещё. Ты была права, когда сказала, что «Иан Танхи» ни перед чем бы не остановился. Все на’ви готовы яростно защищать то, что им дорого. Правда, это не значит, что нужно было действовать так опрометчиво. Но ничего уже не поделать. Думаю, завтра утром мы соберём охотников, которые могли бы нам помочь похоронить членов клана «Иан Танхи».       — А почему вы не сделали этого раньше?       — Наш народ боялся ходить туда, — признался вождь. — Нам не хотелось, чтобы наш клан тоже был обнаружен, потому как мы и так находимся в опасной близости к «Иан Танхи». Сейчас, благодаря тебе, я увидел, что там больше нет опасности.       — Большое спасибо, Ралтау, я не знаю, как благодарить вас, — я склонила голову, преисполненная благодарности, но мою улыбку стёрло с лица напоминание вождя:       — Не радуйся так сильно. Твоему напарнику я не доверяю совсем. Я вижу в нём лишь демона в фальшивом теле, но никак не часть своего народа. Даже камень видит больше него! — было видно, что вождь с большой неприязнью относится к людям. Уверена, у него на это есть множество причин.       Впервые после приземления в этом лесу я огляделась. Лес был таким же приветливым (или он мне казался таким, когда рядом был вождь «Тау Менари»?) и ничуть не отличался разнообразием флоры от находящегося рядом с Деревом Дома лесом. Мы с Ралтау выбрались на тропу, протоптанную местными на’ви, она была отмечена расставленными вдоль неё фонарями-ловушками. Пройдя несколько метров, мы наткнулись на арку-тотем, такую же, которая висела над входом в Дерево Дома «Тау Менари». Через неё мы вошли во фруктовый сад. Под деревьями стояли корзины и небольшие лестницы, предусмотрительно оставленные здесь для тех, кто в следующий раз придёт пожинать плоды. Ралтау внимательно осматривал круглые кроны низеньких деревьев, по-видимому, выискивая фрукт. Найдя один, он сорвал его с дерева и предложил мне, а сам отказался от угощения. Зная этикет на’ви, это было широким жестом, если быть точной, то таким образом молодые на’ви ухаживали за возлюбленными или близкими. Меня это, конечно же, смутило, но я с радостью приняла его. Сине-зелёный фрукт, оказавшийся внутри оранжевым и напоминавший по вкусу одновременно персик и клубнику, был очень сочным и вкусным. Сама я не успела тем же жестом отблагодарить Ралтау, потому как он к моменту моего озарения уже вышел из сада.       Мы с Ралтау пошли дальше, приметив почти у самого Дерева Дома новую арку. Она вела в огород. С два десятка ухоженных грядок орошались системой сбора воды, как дождевой, так и ручейковой. И хотя носить воду из ручья, протекающего через поляну около Дерева, было не очень тяжело и долго, эта система помогала сэкономить на этом труде. Сейчас в грядках копались несколько на’ви, которые поприветствовали нас с вождём и продолжили заниматься своими делами. В руках у них были незамысловатые инструменты, напоминающие древние земные. Здесь также стояли корзины и несколько других необходимых для хозяйственных нужд инструментов.       По другую сторону тропы не было арки, но, когда Ралтау раздвинул завесу из пальмовых листьев, нашему виду открылась поляна с множеством цветов, над которыми кружили насекомые и рядом с которыми паслись па’ли. Там как раз и проходило в данный момент обучение Митчелла верховой езде. Мы понаблюдали за ним и Тиренай лишь издалека. Конечно, моему напарнику никогда не случалось ездить верхом, а тем более на инопланетной лошади, с которой, к тому же, нужно было уметь настроить «связь». Несколько раз на наших глазах лютоконь сбрасывал Митча со своей спины. Ралтау не стал ничего говорить, хотя вид у него был недовольный, а вот сама Тиренай уже прятала лицо в руках, по-видимому, устав возиться с этим растяпой. Я только позабавилась от увиденной картины, и мы с вождём вернулись-таки в Древо клана.       Теперь мне удалось внимательнее осмотреть его изнутри. Поодаль от основного очага стояло ещё два маленьких, которые были оборудованы специальными наземными стойками для копчения мяса. Рядом находились инструменты для очага, посуда для приготовления пищи, а также различные приспособления для рыбалки. Ещё один небольшой очаг предназначался для ковки ювелирных изделий. Также рядом находился тент, где сушили рыбу и собранную траву. В другой части первого яруса стоял огромный ткацкий станок. На нём двое на’ви ткали сверху, а третий находился внизу. Судя по всему, искусство ткача очень ценилось в этом клане. Как и резьба по дереву — мне припомнился необыкновенной красоты церемониальный лук, который принадлежал Ралтау.       Всё Дерево было усеяно мхом и различными растениями, в том числе цветами и грибами. Земля внутри была покрыта травой, небольшими папоротниками и другими кустарниками. Пузырчатый полип красиво светился в темноте.       Мы стали подниматься выше по ярусам, больше ни на чём особо не заостряя своё внимание. Чем выше мы поднимались по спирали, тем больше она начинала походить на раскручивающиеся ветки, по которым, чтобы добраться на самый верх, приходилось перепрыгивать. Вскоре мы с Ралтау вышли на ветвь Дерева, откуда всё было видно как на ладони. Мох под ступнями был мягким и чувствовался как ковёр. Ралтау сел, свесив ноги в пропасть. Я последовала его примеру. Вскоре к нам спустились Тереза и икран Ралтау. Они весело прокурлыкали нам, сообщив о своём присутствии, и скрылись в кроне Дерева.       Вид был потрясающим, но смотреть себе под ноги мне было немного страшно. Захватывало дух. Это не то же самое, что на спине у своего дракона. С ним гораздо надёжнее, знаешь, что он никогда не даст тебе упасть.       Я смущалась, ведь мне приходилось сидеть сейчас в компании самого вождя, которого я знаю всего второй день и с которым я не представляла, о чём говорить. Конечно, он дал мне понять, что с ним можно пошутить и отдаться простым радостям жизни, но, всё-таки, кто я такая, чтобы могла себя так вести с ним? Устраивать душевные разговоры я с Ралтау тем более не собиралась, но…       — Вы были очень близки с Летаритой, ведь так? — в очередной раз мы с вождём встретились взглядами, и сердце в груди, кажется, пропустило удар.       — Да, она была моим учителем. И хотя я не была у неё единственной ученицей, мы крепко подружились. Для меня Рита многое значит, потому что именно она смогла изменить меня, вернуть мне веру в лучшее и помочь снова полюбить жизнь. Просто… — я на секунду задумалась, не зная, стоит ли уходить в подробности своей личной жизни, — жизнь на Земле я разлюбила.       Ралтау понимающе кивнул. Я думала, что мы долго ещё не заговорим, но вождь вновь первым нарушил молчание.       — Хотя мы редко виделись с Летаритой, она тоже мне была дорога. Когда я узнал, что она решила повести своё войско на самую большую базу небесных людей, я был первым из тех, кто пытался её отговорить. Летарита уже тогда чувствовала, что война с людьми будет долгой и тяжёлой. Она чувствовала, что люди коварны и что они могут отнять самое близкое сердцу, как на своём примере, так и на моём. Поэтому она хотела избавиться от людей как можно скорее, но не рассчитала сил своего клана, — я заострила внимание на упоминании вождём «своего личного примера». Жаль, что на’ви не употребляют алкоголь просто так, а лишь по определённым праздникам. Думаю, этого мне иногда не хватает. Возможно, тогда бы у нас с Ралтау вышел бы по-настоящему душевный разговор.       Мы ещё долго вспоминали о Летарите, о том, какой она была. Правда, я так и не узнала, как Летарита и Ралтау познакомились, да ещё и сдружились, ведь разные кланы редко контактируют между собой, и уж тем более дружат. Конечно, мы не зацикливались только на этой теме, но и говорили о многом другом. За этим разговором время пронеслось очень быстро, и мы с Ралтау опомнились только тогда, когда на Пандору уже начали опускаться сумерки.       — Что же, нам пора спуститься к народу, чтобы провести обряд принятия тебя в клан, — объявил вождь.       — Спасибо вам за душевный разговор. Мне стало гораздо легче после него отпустить Летариту, — я вежливо поклонилась своему собеседнику, на что он улыбнулся и повёл меня вниз за собой.       Внизу меня увлекла за собой Ксайлити, в компании с которой снова была Тиренай. Они макали пальцы в белой краске и оставляли на мне узоры, таким образом готовя меня к предстоящему обряду. Попутно я спрашивала у Тиренай об успехах Митча.       — Крайне паршиво, — ровным тоном ответила она.       Её абсолютно равнодушная реакция слегка задела меня, ведь речь шла не абы о ком, а о моём парне. Но, тем не менее, её прямолинейность нравилась мне, и в целом они с Ксайлити были очень мне интересны. Я бы хотела подружиться с ними.       Пусть это и странно, ведь кто-то на моём месте мог просто побояться заводить с кем-то тёплые отношения, однако я не переставала верить в лучшее. Наверное, я очень наивна.       К принятию меня в клан народ отнёсся благосклонно. Отец Ралтау, Синтсау, опиравшись на свою дочь и супругу, коснулся первым моего плеча единственной рукой. За ним последовали Ралтау, тсахик Мурей, Ксай и другие жители клана, опуская руки на плечи друг друга и формируя таким образом круг. Я заметила, как в толпе стоял ничего не понимающий Митч и как Тиренай подтолкнула его, мол, тоже положи руки на плечи другому на’ви. Уже лицом к лицу мы с Митчеллом встретились только за ужином, и только тогда нам удалось поговорить.       — Я так рад за тебя, Эйпи, — не скрывая улыбки, поздравил меня Митч и чмокнул в щёку. — Я не ожидал, что это так скоро произойдёт.       — Я тоже, — и это была правда. Я не могла поверить своему счастью.       Митч же потом весь ужин смущённо рассказывал мне о своих «успехах». Было рано волноваться за него, но всё-таки душа была не на месте. Да ладно, он всё сможет! Опыта у него в военном ремесле явно больше, чем у меня было тогда. Думаю, это его спасёт.       После ужина мы отправились к водопаду, откуда брал истоки ручей, протекающий по поляне около Дерева Дома. Я позволила Митчу смыть краску со всего своего тела. Мне были приятны его прикосновения. Мы целовались, стоя прямо под водопадом. Вода текла по нам, приятно обволакивая тело. Я была так счастлива, что готова была этим счастьем делиться и Митчеллом.
Примечания:
Хочу выразить благодарность своим читателям за проявление такой активности. Мне очень приятно, что меня читают и что моя писанина кому-то нравится))) Ради этого мне хочется творить больше с:
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net