Ждет критики!

Nga yawne lu oer 25

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Аватар

Пэйринг и персонажи:
Ралтау/Эйприл, Митчелл/Эйприл
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 98 страниц, 15 частей
Статус:
в процессе
Метки: Hurt/Comfort Ангст Беременность Драма Измена Любовь/Ненависть Насилие ОЖП ОМП Первый раз Повествование от первого лица Преканон Романтика Слоуберн Смерть второстепенных персонажей Счастливый финал Фантастика Фэнтези Элементы фемслэша Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
На маленькой планете Пандора разворачивается большая война. Война людей и аборигенов, война чувств и разума, война любви и ненависти.

Посвящение:
Посвящаю себе в будущем, которая всё-таки закончит эту работу :D

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Хочу представить вам пересмотренную и во многом переработанную мной работу "Oel ngati kameie". Постаралась исключить различные логические и другие ошибки, коих очень много, но основная линия сюжета изменена не будет. Полностью изменены некоторые сцены, поэтому есть что почитать новенького. Надеюсь, вам понравится. Старую версию оставляю для сравнения.
Рисунок к главе "Неприятные новости":
https://yadi.sk/i/m5fXPTYNCQe9Ug

Неприятные новости

8 мая 2019, 17:58

(Ралтау)

      Ночью я долго не мог уснуть. После разговора с Эприл меня мучила одна вещь. Недаром я интересовался, в каких отношениях состояли она и Летарита. Недаром сама (как там её называла Эприл?) Рита погибла от рук людей, спасая свою подругу. Эприл даже не подозревала… Я об этом знал, а она — нет. Причина, по которой Летарита готова была умереть за Эприл, — любовь.       Не та, которую к ней испытывала ходящая во сне — дружеская. Это была другая любовь — такая, которой любят друг друга мужчина и женщина, когда хотят завести семью и явить свой союз перед Эйвой. Но я не смог бы теперь рассказать Эприл об этом, ведь она и так полна скорби об утрате подруги. Нового удара она не переживёт так просто. К тому же, ей есть кому дарить любовь. Однако мне не нравится её выбор — Митшел кажется мне безнадёжным.       Да и как мне мог понравиться её выбор? Девушка, которая практически всем мне напоминала Сирису — от внешности до грациозности её полёта на икране — и которая всем этим была так хороша, мне странно представлялась в объятиях другого. Скорее, я ревную Сирису к кому-то ещё, нежели саму Эприл. И я боялся, что воспринимаю Эприл лишь как свою погибшую невесту. Конечно, мне больно смотреть в эти будто бы родные до боли глаза, но я обязательно с этим справлюсь.       Почему-то несмотря на всю неуютность нахождения рядом с Эприл, меня к ней тянуло и хотелось делать всё для неё. Именно поэтому с началом нового дня я уже успел собрать народ, который был готов отправиться со мной и ходящей во сне к месту, которое осталось от Древа клана «Иан Танхи». Народ взял с собой только самое необходимое: носилки, инструменты для копки и небольшие перекусы. Никто не знал, насколько мы сможем задержаться в соседней деревне.       По прибытии на место многие не могли сдержать эмоций при виде ужасающей картины, представшей перед ними.       — Как же жестоки небесные люди… Мы непременно должны отомстить им! Правда, Ралтау? — сестра подошла ко мне и с выжиданием положила свою ладонь мне на плечо.       — Обязательно, но мы никогда не должны допустить того, чтобы такая же участь постигла нас. Поэтому мы будем хитрее и осторожнее. К тому же, среди нас есть те, кто поможет нам в этом, — я обратил взгляд на пару ходящих во сне, и Эприл кивнула в подтверждение моих слов.       — Печальный пример «Иан Танхи» должен быть всем нам уроком. Но мы должны отдать почести тем, кто сражался за свой народ, за вас в том числе. Они пытались остановить это безумие, хоть и тщетно, — отозвалась унилтаронью. — И я благодарю вас за то, что вы сейчас здесь со мной.       Народ подбадривающе заулюлюкал. Кто-то даже потрепал бедную Эприл за плечо. А потом началась работа. Для начала была вырыта большая яма, которая являлась могилой для всех членов истреблённого клана, затем мы уложили их тела, а точнее то, что от них осталось, в эту яму, уложили туда все вещи, которые нашли в разрушенной деревне, будь то чьи-то луки, украшения или другие предметы быта, принесли цветы, чтобы почтить их память. Несколько на’ви, в том числе я и Эприл, выступили с речами. Над телами кружили семена священного дерева. От некогда могучего клана осталась лишь груда костей, как бы это ни звучало. Не знаю, к счастью или к сожалению, но я не узнал среди этих тел никого, настолько они уже успели разложиться.       Похороны закончились на закате. Возвращались мы в клан уже по освещаемой ночным сиянием ивовой роще. По пути ко мне через толпу вперёд пробралась Эприл. Светящиеся в темноте жёлто-зелёные глаза с прищуром были явно заплаканы, и от вида горя этой девушки сердце защемило в груди.       — Ралтау, я в который раз признательна вам за то, что вы делаете. Для меня это многое значит. Думаю, «Иан Танхи» окончательно упокоится с этого момента, — на лице девушки выступила грустная улыбка.       Я успел ответить ей кивком и такой же улыбкой, как меня нагнали Ксайлити, Хукато и Кьюни и увлекли в разговор. Эприл затерялась в толпе, и вскоре я о ней забыл. По возвращении в клан я решил пропустить ужин, а Кьюни увязалась со мной. Сначала я думал, что не голоден, но когда мы сидели около ручья и охотница размотала лист, который использовала в качестве переноски для еды, и начала есть, у меня предательски заурчал живот. Девушка посмеялась и пошутила как-то о том, что даже такой суровый на’ви, как я, может быть таким беззащитным, а потом угостила своими припасами.       — Увидев сегодня то, во что превратился клан «Иан Танхи», мне стало так страшно за наш народ. Как думаешь, сможем ли мы когда-либо прогнать небесных людей с наших земель? — Кьюни заглянула мне в глаза, ища ответа.       — Я уверен, что сможем, если хорошо подготовимся. Чтобы победить, у нас не должно быть страха.       Охотница уложила голову мне на плечо. Я знал, что она ищет поддержки во мне, но порой мне её самому не хватало. Самому было нужно переступать через свои страхи и вести народ вперёд. Но я не жалуюсь. Я не знаю, кем бы я был, если бы не эта ответственность.       В следующее мгновение у меня создалось ощущение, что Кьюни читает мои мысли. Мне подумалось так потому, что как только я доел последний кусок предложенной девушкой пищи, она потянула меня на себя и повела в лес, стараясь увести меня от тяжёлых мыслей. Она дурачилась, шлёпала ладонями по грибообразным растениям (люди называют их «лишайник»), а мир вокруг нас отвечал нашим шагам и прикосновениям яркими вспышками. Потом, пока мы шли по тропинке, оттянула ветку низко склонившегося дерева и нарочно отпустила её в тот момент, когда я хотел пройти под ней, да так, что ветка хлестнула меня по лицу. Кьюни засмеялась, потому что я не успел увернуться, и побежала прочь, ибо я стал её догонять, чтобы шутливо отомстить. Девушка была очень проворной, поэтому схватить её было непросто, однако, когда у меня получилось это сделать, охотница получила лёгкий щелчок по носу. Затем, прогулявшись по лесу ещё некоторое время, мы решили, что пора уже возвращаться в деревню и ложиться спать, ведь утром нас ждало ещё одно довольно важное событие.       Утром проявившие желание охотники клана собирались на охоту, в том числе и я. После нашего возвращения в клан требовалось восполнить запасы мяса. Когда я подтягивал тетиву своего лука, ко мне подбежала Эприл.       — Ма вождь, могу я с вами отправиться на охоту? — девушка была возбуждённой, глаза её выражали надежду. Я не смог ей отказать.       — Конечно. Полетим на икранах. Не забудь свой лук.       — Думаю, это будет последний раз, когда я воспользуюсь им, потом я вырежу свой собственный лук из Дерева Дома. Могу я?       — Да, Эприл, ты ведь теперь одна из нас, — я улыбнулся девушке, на что она поправила меня:       — Эйприл, мой вождь, — я кивнул и продолжил заниматься сборами.       Хукато возглавлял наездников на па’ли, многие из которых предпочли охоту копьями, нежели луками. Я вёл воинов на икранах. Мы отправились в западные леса, граничащие с когда-то занятыми «Иан Танхи» территориями. Над теми местами мы вчера пролетали с Эйприл. Она, кстати, держалась в воздушном строю позади меня. Также с нами отправились Кьюни и Ксайлити. В этот раз мы углубились в лес, опустились под кроны вековых деревьев и добрались до места водопоя диких животных. Мы с Хукато сравнялись, когда перед нами лес разомкнулся и показалась широкая полноводная река, на берегу которой паслись талиоанги. Это было большое стадо, на столкновение с которым мы и рассчитывали, ведь шёл сезон миграции этих животных. Сейчас нам важно было пополнить запасы мяса настолько, насколько это было возможно, потому как никто не знал, как скоро нам предстоит военный поход и сколько после него на’ви, которые могут охотиться, вернутся обратно. Обычно «Тау Менари» выходит на охоту по мере необходимости и не убивает помногу животных. Мы умели выживать и на фруктах с овощами, если приходились голодные времена, но допускать такого нам не хотелось.       Завидев стадо, я издал клич и поднял вверх кулак с зажатым в нём луком, и мои соклановцы отозвались мне тем же. Началась охота. С первыми стрелами талиоанги почуяли опасность и понеслись вдоль берега в противоположную от нас сторону. Зрелище было грандиозным. Громкий топот мощных полосатых животных разносился по прибрежной зоне и сотрясал землю. Настигнутые охотниками звери падали и сбивали с ног других своих собратьев, которые потом тоже оставались убитыми. Мне удалось убить троих, Хукато явно желал меня обойти — мы всегда соревновались с ним на охоте, краем глаза я успел заметить успехи сестры и Кьюни, но больше всех меня поразила Эйприл. Но не тем, что убила большее количество зверей, чем я, нет. Это произошло, когда стадо убежало уже достаточно далеко от места, с которого началась погоня, и мы перестали их преследовать. Я тогда спустился на землю к последнему убитому мной зверю, чтобы вытащить из него стрелу, помолиться за него и начать разделывать. Эйприл, всюду следующая за мной, вновь оказалась поблизости, осматривая свою добычу, как вдруг мы услышали топот возвращающихся талиоангов. Они неслись прямо в нашу сторону, и один из них, выставив вперёд свой рог, был готов наброситься на меня. Отступать было некуда — с одной стороны лежал труп поверженного мной животного, а слева от меня уже неслись другие талиоанги из этого же стада. И в этот момент успела среагировать Эйприл. Она разбежалась и подпрыгнула, оттолкнувшись от трупа одного животного и прыгнув в мою сторону, оказавшись на пике своего прыжка, выпустила стрелу и попала прямо в дыхало талиоанга — самое слабое его место. Приземлившись рядом со мной, она резко набросилась на меня, хорошенько оттолкнувшись ногами от мокрой земли, и мы упали поодаль от угрожавшего моей жизни зверя. Эйприл сделала это, чтобы падающий наземь поверженный зверь не придавил меня своим телом. Конечно, я неплохо ударился спиной о землю, но был безмерно благодарен девушке.       В следующий миг мы увидели в небе торука, который успел схватить одного талиоанга. Получив то, что нужно, он скрылся из виду.       — Так вот почему они побежали обратно, — почти шёпотом произнесла моя спасительница, всё ещё лежавшая у меня на груди. От её дыхания, оказавшегося на моей коже, у меня возникли мурашки. Девушка поднялась и отряхнулась от грязи. — Вы в порядке, мой вождь? — Она хотела протянуть мне руку, чтобы помочь подняться, но я уже начал вставать сам.       — Спасибо, Эйприл, — я всё-таки взял протянутую ею руку в свою и немного сжал, не зная, как выразить свою благодарность. Минуту назад я уже был готов встретить Эйву. — Все остальные в порядке? — окликнул я своих охотников. Ответ был положительным.       Вмиг перед нами на своих икранах приземлились Кьюни и Ксайлити. Первая небрежно разомкнула наше с Эйприл рукопожатие, бросив при этом брезгливый взгляд на ходящую во сне, и прижалась ко мне. Её немного трясло.       — Хвала Эйве, всё обошлось, — прошептала охотница, отстранившись и посмотрев мне в глаза. — Ты в порядке? — она обошла меня по кругу и осмотрела с ног до головы.       — Да, я в порядке, — ответил я спокойным голосом.       — Ага, только теперь ты в долгу перед кое-кем, — шутливо произнесла Ксайлити, толкнув Эйприл в бок. Та смущённо поджала плечи и обняла себя. — Ты охотишься, как на’ви! — сестра пыталась развеять обстановку и сделала Эйприл комплимент.       Когда мне наконец удалось убедить Кьюни, что я в порядке, мы начали разделывать животных, мясо которых потом было нужно доставить в Древо клана. Мы положили его в специальные сети, которые потом как мешки прицепили к грудям икранов. На па’ли такое большое количество мяса перевозить было бы неудобно.       Наездников Хукато я отправил сразу домой, а мы, на икранах, решили сделать небольшой облёт своих территорий. Леса, в которых появлялись мои воины, были не столь широки, как, например, у клана Типани. Те как будто бы обитали по всей Эйва'эвенг. Но даже они не смогли полностью остановить небесных людей. Как же нам быть?       Мы направились в Красный лес. Мы назвали его так потому, что там росло много румутов, которые и имеют такой цвет. С высоты нашего полёта этого не было заметно, потому как лес был укрыт кронами зелёных высоких деревьев. Этот лес по кругу был защищён высокими скалами, наверное, поэтому там природа была немного другая, «своя». Лишь подлетев ближе к скалам, мы заметили кое-что необычное. В самом сердце леса зияла дыра. Дыра, которой раньше не было на том месте. Из этой дыры взмыл ввысь кунсип.       — Назад! — приказал я своим воинам.       Мы быстро развернулись и полетели в сторону Дерева Дома, а кунсип последовал за нами, пытаясь при этом по нам стрелять. Чёрт! Нельзя привести его к нашему клану. Мой отряд погрузился под кроны деревьев, надеясь на то, что враг потеряет нас из виду, пока мы будем сновать среди лиан, тысяч деревьев и других высоких растений. Но кунсип всё не отставал, а мы всё ближе становились к Древу клана.       — Все, разлетайтесь в разные стороны! — приказал я, оглядываясь назад. Грохот выстрелов раздавался по лесу, и я увидел, как икран вместе с Эйприл начал резко падать.       Страх разлился по груди и ударил мне в виски. Чёрт, только не это, только не снова! Я отклонился вправо, в той же стороне могла находиться раненая Эйприл. Но я не полетел сразу к ней напролом. Я полукругом облетел лес, так, чтобы удаляющаяся демоническая машина меня не заметила, и оставил икрана висеть на стволе дерева, зацепившись когтями. Надеюсь, мы с ним не растеряли мясо в погоне. Я спрыгнул со своего зверя и, пригнувшись вровень с высотой окружающих меня папоротников, понёсся по лесу. Иногда приходилось бежать на четырёх конечностях, ведь я так боялся опоздать.       — Ма вождь! — раздался шёпот, и я резко остановился, направив свой взгляд туда, откуда исходил звук. С Эйприл было всё в порядке. Наступило облегчение. Девушка точно так же, как и я, приказала икрану зацепиться за ствол дерева и висеть, а сама сидела на нём. — Вы в порядке? Где остальные?       — Пока не знаю, но нам нужно быть осторожными, — я посмотрел на лес вокруг. Всё было спокойно. Даже гул кунсипа стих.       Я сидел в папоротниках и глядел по сторонам, Эйприл тоже молчала. Надеюсь, что никто не был ранен.       — Как тебе удалось уйти от пуль? — тихо спросил я у Эйприл.       — Я лишь притворилась, что в меня попали. На самом деле, я думаю, что в кабине вертолёта был не самый опытный стрелок, потому как я была достаточно лёгкой мишенью. Зато мне удалось уйти от настоящих пуль.       — Я этому рад, — признался я и обернулся, чтобы подарить девушке искреннюю улыбку.       Вдруг тишину леса нарушил пронзительный женский крик.       — Брат! Ты где, брат? — Ксайлити звала меня. Я отозвался кличем и, вылезая из папоротников, помахал обеими руками.       Вновь сестра беспокоится обо мне. Не люблю, когда за меня так волнуются. От Ксай я узнал, что все в порядке, а демоническая небесная машина улетела восвояси. Домой мы возвращались безопасными и короткими путями, собрав весь отряд воедино.       В Древе клана нас уже заждались. Не став медлить, я собрал народ на нижнем ярусе Дерева Дома и решил рассказать главные неприятные новости. По лицу отца я понял, что он догадывается о том, что произошло что-то плохое.       — Мой сын, — обратилась мать-тсахик, — охота выдалась славной, вы принесли отличную добычу в клан. Так что же могло случиться?       — Когда мы возвращались с моими наездниками на икране в Дерево Дома, мы решили облететь нашу землю. И не зря. Прямо в сердце Красного леса теперь обосновались небесные люди, вот только не ясно, как давно это произошло. Нас преследовал кунсип, но нам удалось его обмануть и избежать жертв. Люди подобрались к нам слишком близко. У нас мало времени. Нужно придумать, как прогнать людей с нашей территории и скрыть наш Дом от их глаз.       — Тогда я соберу лучших воинов, и мы отправимся на разведку! — сестра призывно подняла сжатую в кулак руку, и народ поднял руки в ответ, улюлюкая.       — Тише, братья, сёстры! Вам не кажется, что это может быть опасно? — Хукато посмотрел на меня с вызовом.       — Идти к небесным людям всегда опасно, почему именно сейчас нас это должно останавливать? — встряла Кьюни, которая поддерживала мою сестру.       — Потому что среди нас могут быть те, кто как раз и направил татьют к нашему Дому. И сейчас, если мы отправимся на их землю, они расскажут о наших планах, и мы все…       — Нет, Хукато! — оборвал его я, чтобы тот не успел посеять панику среди народа. — Мы не знаем, когда точно татьют обосновались в Красном лесе. Даже тогда, когда мы преследовали сноходцев, мы не бывали в тех краях, а потому не можем сказать, случилось это раньше или позже того момента.       — В любом случае, торопиться не стоит, — в разговор вступил отец. — Нам нужно как можно больше воинов, которые будут готовы, если вдруг татьют узнают о нас, защитить Древо клана. Мы ведь не хотим судьбы «Иан Танхи»? В этот раз нам нужна такая подготовка, которой мы не имели никогда раньше. Никто не знает, станет ли Эйва к нам благосклонна в этот раз и удастся ли нам избежать ранней гибели, но мы сделаем всё, чтобы не подвести самих себя. Сохраняйте спокойствие, мои на’ви. Подготовка молодых воинов — вот то, чем мы должны заниматься сейчас.       — Ма Синтсау, вы правы, — Хукато положил ладонь себе на грудь и легко поклонился.       В это время я уже разыскал в толпе Тиренай. Она стояла рядом со своими сёстрами Кьюни и Мнелим. Девушка удивилась моему появлению, но это было радостное удивление.       — Тиренай, скажи, ты не замечала ничего странного в поведении Митшела?       — Вроде бы нет, а что, ты думаешь, что он может быть ко всему этому причастен?       — Вполне. Постарайся проследить за ним. Я хочу знать, бывает ли у него возможность встречаться с людьми. Раз он демон в фальшивом теле, то он может и выходить из него, так что если он часто «засыпает», дай мне об этом знать. Но не переставай обучать его. Он нам может ещё пригодиться как воин.       — Поняла вас, мой вождь. Хоть и учить его, признаюсь, тяжело.       В толпе я заметил Эйприл, разговаривающую со своим спутником. Сквозь гул народа я не мог расслышать их речь, но было видно, что девушка, сведя брови, вопрошала о чём-то, а Митшел в ответ отрицательно качал головой. Неужели сама Эйприл ему не доверяет? Неужели этому действительно есть какие-то причины?       Я очень надеюсь на Тиренай. Уж от её зоркого глаза не ускользнёт ничто. Пусть она очень молода, но зато она проницательна и умна. Не зря же именно её мои отец и мать решили учить, чтобы та стала новой тсахик. Надеюсь, они не принудят меня взять её в жёны.       Несомненно, Тиренай была красива. Она очень походила на Кьюни, но не была её точной копией. Характером она была гораздо мягче своей старшей сестры. Может, я бы и ужился с ней, но зачем мне об этом думать, когда рядом есть…       — Ма вождь, я надеюсь, вы не думаете, что Митчелл может быть угрозой для нашего клана? — не успел я подумать об Эйприл, как она сразу же появилась рядом. — Я поговорила с ним, и он отрицает свою связь с людьми. Уж мне-то он врать не будет, — девушка мягко улыбнулась, надеясь на моё расположение.       — Я уже предупреждал о том, какие последствия могут его ждать, — холодно ответил я. Не мог я скрыть своей неприязни к этому демону, к тому же, теперь доверять ему мне хочется ещё меньше. И с чего Эйприл взяла, что ей не будут врать?
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык: