Ждет критики!

Nga yawne lu oer 29

Naiti_DC автор
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Аватар

Пэйринг и персонажи:
Ралтау/Эйприл, Митчелл/Эйприл
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 98 страниц, 15 частей
Статус:
в процессе
Метки: Hurt/Comfort Ангст Беременность Драма Измена Любовь/Ненависть Насилие ОЖП ОМП Первый раз Повествование от первого лица Преканон Романтика Слоуберн Смерть второстепенных персонажей Счастливый финал Фантастика Фэнтези Элементы фемслэша Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
На маленькой планете Пандора разворачивается большая война. Война людей и аборигенов, война чувств и разума, война любви и ненависти.

Посвящение:
Посвящаю себе в будущем, которая всё-таки закончит эту работу :D

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Хочу представить вам пересмотренную и во многом переработанную мной работу "Oel ngati kameie". Постаралась исключить различные логические и другие ошибки, коих очень много, но основная линия сюжета изменена не будет. Полностью изменены некоторые сцены, поэтому есть что почитать новенького. Надеюсь, вам понравится. Старую версию оставляю для сравнения.
Рисунок к главе "Неприятные новости":
https://yadi.sk/i/m5fXPTYNCQe9Ug

Будни Ралтау. Часть 1.

13 февраля 2020, 21:40
      Наконец мы вместе с отцом, сестрой и Хукато определились с местом, что будет являться убежищем клана. Такое место есть за Деревом Дома прямо с обратной стороны того холма, где находится скала с озером, на которое любят ходить купаться Ксайлити с подругами. Там, обогнув холм, можно встретить пещеру, довольно большую и вместительную, разделённую будто самой Эйвой на несколько помещений. То, что находится прямо на входе в пещеру, будет использоваться как место общего сбора, для приёма пищи и других вещей. Другие два помещения находятся по левую и правую стороны от главного. В одном из них мы разместим запасы еды, различные инструменты для её добычи и приготовления, а также другие нужные вещи. В другом будет находиться спальня. Правда, мы пока что не придумали, как размещать коконы внутри, но с этим мы ещё успеем разобраться. Прежде, чем что-то решить, я поговорю со сноходцами и узнаю, как и что можно лучше соорудить. У них наверняка существуют для этого специальные приспособления. Эйприл нам поможет в их создании. Правда, скорее всего, её напарника мы не будем пускать в убежище, пока полностью не убедимся в том, что ему можно доверять.       Выбор места для будущего убежища был сложен, ведь нам нужно было его разместить и недалеко от Древа клана, чтобы пожилые и совсем юные наши братья и сёстры могли быстро и без особого труда до туда добраться, и одновременно в месте, которое надёжно скрыто от глаз природой с высоты полёта. Также там должно быть достаточно места для того, чтобы внутри могли разместиться большинство соклановцев или даже все на случай, если положение дел будет совсем критическим. Пусть в пещере было не так много места, как бы нам того хотелось, но зато остальным требованиям она соответствовала и даже могла противостоять атакам человеческих машин, так как тамошняя горная порода была особо крепкой.       Больше всего в эти дни мне приходилось спорить с сестрой, ведь она так не любит уступать. Прямо как я. И хотя даже в самом начале спора было понятно, что вариант, который я предлагал, был более подходящим, она не переставала его критиковать, пока мы не удостоверились во всех деталях. В данном случае её критика, конечно, не была безосновательна, нам пришлось вместе со всех сторон изучить пещеру — и сверху, и внутри, и снаружи. Вокруг пещеры росло много лекарственных и съедобных растений, протекал небольшой ручей, рядом не водились опасные хищники. Наконец, когда Ксайлити убедилась в приемлемости будущего укрытия, мы с Хукато привели отца, всё показали ему и рассказали о своих задумках. Он сразу же согласился с тем, что это место является самым подходящим, и сестра немного надулась на него. Но отец развеселил её, и она не смогла долго держать обиду. Мать, как ей это свойственно, с улыбкой восприняла новость и дала своё благословление. Теперь дело было за главным.       А ещё за эти дни я понял, что мне почему-то мне постоянно не хватало присутствия Эйприл, будто бы оно помогло мне избавиться от душевного смятения и обрести покой и уверенность. Я переживаю за свой народ, и для меня действительно было важно найти для их укрытия такое место, которое полностью будет безопасным. Когда мы спорили с сестрой, где-то в глубине души я начинал сомневаться в собственном выборе, и поэтому мне так было необходимо, чтобы рядом был кто-то, кто смог бы убедить меня в том, что я иду по верному пути. Мне хотелось бы знать в тот или иной момент спора с сестрой, что сноходец думает по разным поводам, что она скажет и что посоветует. Ведь мышление Эйприл отличалось от нашего, и она могла обратить наше внимание на новые вещи, важные для безопасности моего клана. Я верю, что она тоже беспокоится за мой народ, и именно поэтому я и сделал её его частью. Когда была жива Сириса, именно она была для меня опорой и поддержкой в такие моменты, но теперь мне этого ужасно не хватало. И иногда я ловил себя на мысли, что хотел бы рядом с собой в таких ситуациях видеть ни Кьюни, которая была в меня влюблена, ни Тиренай, которую мне могли бы сулить родители, ни какую-либо ещё охотницу. Мне бы хотелось видеть рядом именно Эйприл. Наверное, это всё потому, что я думаю, что она была бы на моей стороне. По крайней мере, я на это надеялся.       И вот в одно раннее солнечное утро, я поймал Эйприл и Митшела за умыванием в ручье. Девушка была хмурой, и хотя я не понимал всех слов из их с напарником разговора, было ясно по её интонации, что она или чем-то недовольна, или и вовсе опечалена. Сначала я смотрел издалека. Пара находилась на расстоянии друг от друга, перебрасывалась фразами. Затем девушка вытянулась во весь рост и начала оборачиваться. Я оценивающе взглянул на её фигуру. Каждая девушка из клана позавидовала бы красоте её груди и шикарным бёдрам. Кажется, это было особенностью человеческой природы. Изящный изгиб спины, покатые плечи, утончённые руки, которые скрывают в себе силу. Взмах пушистых ресниц, и мы встречаемся взглядами. Я иду навстречу девушке, она выглядит взволнованной. Её волнение передалось и мне. Я давно не видел Эйприл, и, наверное, от этого она казалась сейчас такой красивой и притягательной. И, Эйва, я так рад, что она стоит передо мной целая и невредимая. Я переживал за неё, когда она была на разведке вместе с сестрой и Кьюни. Я боялся худшего. Наверное, потому, что я в её лице не хотел снова потерять свою невесту. Однако, всё оказалось совсем наоборот. Эйприл не только не попала под удар, но и спасла Ксайлити от оружия небесного человека. И хотя сестра сказала, что благодарна обеим девушкам за её спасение, лично она сообщила мне о том, что Кьюни промахнулась, когда стреляла из лука в татьют, а Эйприл точно попала в цель, и из этого я сделал вывод, что всё же к ней сестра испытывает куда большее уважение.       — Что-то случилось, мой вождь? — до меня донёсся голос Эйприл, и я очнулся от раздумий. Она всё ещё была обеспокоена моим внезапным приходом.       Но моё появление с хорошей новостью (о выборе места для убежища) порадовало её, и я отвёл сноходцев в сторону для разговора.       — Мне нужна ваша помощь. Я хочу, чтобы вы рассказали мне об устройстве ваших баз. Как вы живёте и как размещаете множество предметов так, чтобы было много места в небольшом пространстве для большого количества людей, — такова была моя просьба.       Девушка с парнем долго совещались, и я слышал в их речи понятные мне слова, поэтому догадывался, к чему они склоняются. Затем девушка долго и подробно начала мне объяснять принцип и устройство «многоярусных кроватей» и «шкафов с полками», ещё она поделилась тем, что у них всегда были в распоряжении личные «тумбы» и «комоды» для хранения одежды и других вещей. О существовании вешалок я знал, у нас тоже в быту есть такая вещь, и нам не нужно большего для хранения различных предметов. Всё остальное, о чём она говорила, я не принял во внимание, так как это не было важно. Митшел пытался объяснить мне, как это соорудить, но я не до конца понимал весь смысл сказанных им слов, тогда его напарница раздражённо оборвала его и сказала, что будет проще показать всё на деле.       — К сожалению, я не считаю нужным Митшелу появляться в том месте, ибо мы не до конца доверяем ему. К тому же, у него есть свои дела — обучение. Но без твоей помощи, Эйприл, — я посмотрел ей в глаза, и она вцепилась взглядом в мои, — нам не обойтись.       — Вам повезло, ведь я могу и сама вам во всём помочь. Да, пусть Митч отправляется на занятие.       За спиной сноходца уже стояла Тиренай, которая, заметив, что он обернулся на неё, в приказном тоне попросила его следовать за собой. Мы остались с Эйприл наедине, и по её лицу было видно, что она от ухода парня испытала облегчение.       — Эйприл, всё в порядке?       — А? — девушка будто только что оторвалась от своих размышлений. — Да, спасибо, что поинтересовались.       Её улыбка выглядела фальшивой, но я не стал наседать на девушку. Я думаю, если бы ей была нужна помощь, то она бы непременно сообщила мне об этом.       Когда мы с Эйприл прибыли на место, нас уже ждала толпа молодых охотников во всеоружии. Я заметил, что по пути она немного отстала от основной массы народа, но не придал этому особого значения. Девушка принялась объяснять, какие части дерева могут нам понадобиться, и вместе мы отправились в лес поодаль, чтобы добыть дерево. Рубить деревья или их ветви приходилось избирательно, так, чтобы не проредить лес. Нам нельзя было оставить следов, которые могли бы указать на наше присутствие. И хотя если люди окажутся вдруг на нашей территории, всё можно было бы списать на то, что Древо нашего клана находится неподалёку, поэтому мы иногда здесь бываем. Но я старался быть как можно более осторожным, дабы не привлечь ненароком к этому месту лишнего внимания. Мои братья и сёстры с уважением относились к моей опаске, поэтому в их сторону не звучало никаких нареканий. Но несмотря на все сложности, мы и здесь с Хукато умудрились посоревноваться.       Когда первая порция дерева была доставлена в нужное место, наступило время обеда. На горизонте появилась Кьюни. Как и всегда, она лучезарно улыбалась мне и прошлась со мной от будущей деревни до Дерева Дома. Она спрашивала о моём самочувствии, как и всегда была чрезмерно заботлива и внимательна, пыталась взять меня за руку или коснуться моего тела. Я осторожно пытался отстранить её, но она этого будто не замечала, поэтому по прибытии вновь на место будущего укрытия, я старался быть как можно более занятым.       Часть отряда отправилась обратно в лес за поиском ресурсов, а самые способные к тонкой работе с деревом остались около пещеры вместе со мной и Эйприл. Девушка показывала, где, что и как скреплять, объясняла, какая получится конструкция и что с ней в дальнейшем можно будет сделать. Так как первоочередным было обустройство спальных мест, с этого мы и начали. Но как только работа началась, её пришлось прервать, ведь у нас не было много верёвок и готовых коконов, которые нам были так необходимы. Так что на этом нам пришлось ограничиться лишь распределением разных частей дерева между собой, чтобы потом можно было из заготовок быстро соорудить конструкцию. Одного из моих братьев-на’ви я отправил в Древо клана с указанием начать там самым лучшим ткачихам плести верёвки и коконы для сна в самом быстром темпе. Однако одна «многоярусная кровать» не без помощи других на’ви была возведена Эйприл и осталась в будущей спальне в качестве примера для дальнейших работ.       К заходу солнца я понял, что работы впереди нас ждёт ещё очень и очень много, но тут Эйприл решила показать, чем мы можем занять народ на то время, пока всё не будет готово к обустройству спальни. Это была отличная идея, и на это не было нужно таких ресурсов, которых у нас сейчас не было в наличии. Девушка предлагала оборудовать склад, для которого нужны были те самые «шкафы с полками», о которых она говорила ранее. Она подозвала к себе нескольких на’ви и попросила их помочь ей подержать будущий каркас изделия. Девушка рассказала, что нам потребуется разрубить стволы некоторых деревьев, чтобы у них была плоская часть, на которую будет удобно ставить предметы, нашла небольшую щепку и, приставив её на пересечении двух палок, ударила тупой стороной топора по деревяшке, вбив её в палки и скрепив их таким образом между собой. Она также пояснила, что вбивать можно не только щепки, но и вытянутые заострённые камни или кости. Когда Эйприл закончила очередное объяснение, подошло время ужина, и все отправились к Дереву Дома. Было решено начать трудиться в полную силу уже завтра.       Вновь на обратном пути ко мне подоспела Кьюни и попыталась завести со мной разговор. Я кратко отвечал ей, потому как был уставшим, мне просто хотелось наконец добраться до дома, поужинать и лечь спать. Но односложные ответы смущали девушку. И хотя она чувствовала себя так, будто навязывается, всё равно не оставляла попыток разболтать меня. В какой-то момент Кьюни, по всей видимости, подумалось, что острая тема поможет меня «оживить», а потому она задала следующий вопрос:       — Как ты думаешь, то, что собирается возвести сноходец, действительно будет полезным? Неужели нам так необходима помощь небесного человека?       Под моим раздражённым взглядом Кьюни поняла, что сказала лишнего, инстинктивно прикрыла рот рукой и отвела взгляд. И всё же я повёлся на провокацию.       — Если бы я не нуждался в помощи Эйприл, я бы её ни о чём не просил, согласна? — я попытался ответить как можно мягче, но всё же в голосе чувствовался холод.       — Ты что, будешь так разговаривать со мной из-за какой-то татьют? — возмутилась моя собеседница и брезгливо поморщила нос.       Я на мгновение задумался. Действительно, почему мне так сильно не понравилось то, как отзывалась об Эйприл Кьюни? Дело было не только в том, что нашему клану была необходима помощь этой девушки, но и в чём-то другом. При мысли об её ярко-зелёных глазах с прищуром из ниоткуда взявшееся тепло в моей груди стало разливаться по телу. И когда оно достигло кончиков моих пальцев, слегка кольнув их, я улыбнулся.       — В чём дело? Я сказала что-то смешное? — Кьюни всё сильнее давила на меня.       — Вообще-то она теперь член нашего клана, наша сестра. А мы не должны обижать наших соклановцев.       Но я улыбнулся не этой мысли. Я улыбнулся тому, что как только я задумался о своих чувствах к девушке, как она появилась на горизонте. И это было так вовремя. Мне показалось, что это стечение обстоятельств будто подталкивает меня к чему-то. Я хотел было порадоваться удачной возможности улизнуть от Кьюни, однако я не мог: вид Эйприл мне этого не позволил. Она вновь шла понурая, опустив голову и смотря себе под ноги. Я был почти уверен, что она тоже о чём-то думала и переживала, и её голова будто бы стала тяжёлой от грустных или неприятных мыслей. И в этот момент я словно застыл в нерешительности. Ладошки вспотели, я начал волноваться. Руки похолодели, а мысли все поперепутались в голове. Несмотря на то, что этот день я провёл в непосредственной близости к Эйприл, мысль о том, чтобы подойти и непринуждённо заговорить с ней, вызывала у меня какой-то трепет в груди. Я какое-то время не решался на действия, а Кьюни всё пыталась меня отвлечь разговорами. Тогда я всё же взял себя в руки, как можно мягче закончил разговор с одной девушкой и догнал другую.       — Эйприл, всё в порядке? — мой голос звучал так, что я сам не смог его узнать и даже сначала не понял, что это я задал этот вопрос девушке.       Она обернулась на меня, немного приподняв бровь в удивлении, а затем мягко улыбнулась и сказала:       — Да, мой вождь, всё хорошо. А вы как? Сильно устали сегодня? — и вдруг я вспомнил, что уже спрашивал её об этом. Как же неловко. Но девушка удивилась так, будто я справлялся об этом впервые.       — Да, порядком, но это не значит, что я не буду продолжать своё дело, — я улыбнулся как последний дурак, так, что даже Эйприл рассмеялась. Я не понимал, что именно вызывает у меня сейчас такое смущение.       — Я в вас и не сомневалась. Вы всё же выиграли спор у Ксайлити, — это был не то вопрос, не то утверждение.       — Да, — ответил я, а затем, немного подумав, добавил: — Ты можешь не обращаться ко мне так официально, всё в порядке.       Эйприл немного смутилась. От этого её голос звучал ещё тише и милее.       — Хорошо, Ралтау, как скаже…шь, — немного осеклась девушка.       Теперь я чувствовал, что должен как-то продолжить разговор. Чем дольше мы молчали, тем более неловко мне становилось от того, что я будто бы отнимаю у девушки время. И хотя Эйприл несколько мгновений назад улыбалась, то теперь она вновь посерьезнела и шла, смотря куда-то вперёд. Размышляя о теме для разговора, я обратил слух на голос Хукато. Тот шёл позади нас, обсуждая с кем-то сегодняшний день и не стеснялся в похвалах ходящей во сне. Его собеседник во всём соглашался и поддерживал тему, добавляя комплименты девушке от себя. Меня рассмешило это.       — Что-то не так? — Эйприл начала трогать своё лицо и волосы, думая, что у неё что-то не в порядке с внешностью.       — А ты не слышишь? — когда парни позади нас произнесли очередную порцию похвалы, я вновь рассмеялся.       Лицо девушки зарделось, она выглядела очень смущённой. Она даже отвела взгляд от меня.       — Вы… ты считаешь, это незаслуженно? — очень тихо спросила Эйприл, явно ещё чувствуя неловкость. Но этот вопрос вызвал у меня лёгкий ступор.       — Что? Нет, ни в коем случае! — я подбадривающе погладил девушку по плечу. — Меня наоборот очень радует, что ты убедила наших братьев работать вместе, с вещами, о которых они никогда раньше не слышали. Мне кажется, ты смогла заслужить их доверие. И ты тоже должна быть счастлива.       — Я очень счастлива, — девушка резко повернула ко мне голову, и в её глазах стояли слёзы. Но затем она подняла глаза к небу, начинающему уже темнеть, и когда девушка вновь обратила свой взор на меня, слёз уже не было.       Я обрадовался этому, потому как мне, мужчине, всегда было непонятно, как вести себя в ситуациях, когда девушка расстроена и плачет. Женские слёзы всегда вызывали у меня какой-то панический страх и вводили в ступор. Но Эйприл предпочла сдержаться, и я испытал искреннее облегчение.       — Эйприл, — через время окликнул я девушку, и она обернулась, вопросительно взглянув на меня. — Я не знаю, почему ты грустишь сегодня целый день, и не знаю, что могло произойти между тобой и твоим напарником, — когда я упомянул этого унилтаронью, у девушки на миг расширились глаза; она была удивлена, что я догадывался о причине её переживаний, — но я очень не хочу, чтобы ты себя так чувствовала. Мне очень жаль, что приходится взваливать это всё на тебя, но отчасти ты теперь ответственна за настрой народа на работу. Если ты не сможешь мне помочь, то никто больше не сможет.       Вскоре вся неловкость между нами прошла, и я чувствовал себя вновь таким раскованным. Обращаясь к своим воспоминаниям о наших более ранних встречах с Эйприл, я не понимал, почему эта самая неловкость вообще вдруг возникла. Раньше я смущался того, что девушка мне напоминала мою погибшую невесту, но сейчас это чувство пропало. Однако на смену ему пришло какое-то другое чувство, и мне с ним предстояло ещё разобраться. Тем не менее, раньше я не боялся говорить с Эйприл даже о тех вещах, которые её заметно трогали. Наверное, это было от излишнего любопытства к ней. Мне тогда ещё только предстояло узнать девушку поближе. Хотя я и сейчас не мог сказать, что знаю её достаточно хорошо. Тем не менее, это не меняло того, что я пересмотрел своё к ней отношение. Впрочем, как и некоторые другие жители клана.       Мы неторопливо шли бок о бок по узкой тропе, иногда случайно касаясь друг друга руками. Каждый раз от прикосновений Эйприл у меня что-то вздрагивало внутри, но я старался не подавать виду. Мы обсуждали какие-то незначительные вещи, говорили о том, что видели, и так хотелось спросить девушку о чём-то серьёзном и значимом, чтобы узнать о ней ещё больше. Кто знает, когда нам представится шанс ещё так поговорить.       — Эйприл, что было с тобой тогда, когда «Иан Танхи» не стало? — вопрос, который мне пришёл в голову, девушке не очень понравился.       Выражение её лица поменялось на какое-то прискорбное, но потом она собралась с мыслями и начала свой рассказ. Тем временем мы начинали пересекать холм, над которым возвышалась скала с озером. Забраться на холм было не так сложно, а спуститься с него и не соскользнуть было порой трудновато. И хотя дорога была протоптана другими на’ви, Эйприл немного неуклюже совершала свой спуск. Тогда я протянул ей руку и помог спокойно спуститься. А затем, когда девушка уже опустилась на ровную поверхность, мы ещё несколько шагов проделали, не рассоединяя рук. Было ощущение, что никто не из нас не хочет отпускать друг друга. Но всё же пришлось. Медленно, но верно наши пальцы расслаблялись и размыкались. И когда мы наконец отняли кончики пальцев от рук друг друга, Эйприл посмотрела на меня с загадочной улыбкой, на миг прервав рассказ. В её взгляде чувствовался и стыд, и радость, и мне вдруг подумалось, что она будто бы испытала что-то приятно-запретное. Я в какой-то мере тоже. В этот миг я понял, почему Эйприл отстала от отряда по пути в убежище — ей было трудно справиться с переходом холма. Далее девушка повествовала о своих переживаниях, жизни в заключении, появлении Митшела. Она всячески нахваливала своего напарника, и я бы не усомнился в её словах, если бы не видел, какой он бездарь на самом деле и не подозревал его в предательстве. Потом речь плавно дошла до момента вторжения нашего клана на базу людей, где мы и встретились впервые.       Во время рассказа я не мог не сочувствовать девушке, её переживаниям. Для неё все те погибшие на’ви были так же любы, как и мне Сириса. Я чувствовал, что мог бы поделиться этой историей с девушкой, но всё же решил отложить это до другого момента. Я не хотел заставлять Эйприл переживать ещё и за меня.       Весь оставшийся недолгий путь мы проболтали о моей сестре, завтрашних заботах и предстоящем ужине. Когда мы оказались около Древа клана, Эйприл уже поджидал её напарник с охапкой полевых цветов. Девушка с улыбкой кивнула мне головой и смущённо пошла навстречу парню. Тот вручил ей цветы и широко расставил руки, готовый к объятиям, и Эйприл, помедлив, поддалась ему. Волна неприятных чувств вскипела во мне, но я быстро подавил это и решил скрыться подальше от этого зрелища. Всё же где-то в глубине души я догадывался о том, что что-то нехорошее произошло между ними и Митшел пытался исправить ситуацию, и именно это вызывало у меня злорадство. После я видел сноходцев уже на ужине, поглощавшими пищу. Но я не заметил, когда они легли спать.       Новый день встретил нас дождливой погодой, и я порадовался тому, что вчера вечером мы догадались занести заготовленное дерево в пещеру. На этот раз было решено идти к укрытию только мастерам по дереву, остальным там делать было нечего. Ну и, конечно же, Эйприл. Кто, как не она, мог проконтролировать работу?       Провожая меня из Древа клана, Кьюни осторожно прижалась ко мне, надеясь на объятия. Я неловко погладил её по спине и попрощался, но не мог не заметить, как злобно она метнула взгляд в сторону проходящей мимо унилтаронью. Дорога пролегала под ливнем и по скользким тропинкам, превратившимся в грязь. Мы обсуждали с Хукато имеющиеся у нас в наличии инструменты, как впереди я увидел Эйприл. Наш отряд начинал взбираться на холм, и девушка стояла в нерешительности перед препятствием. Когда мы с братом приблизились к ней, она решила попробовать взобраться на холм в одиночку. Но её ноги стали скользить, и чтобы удержаться на них, ей пришлось бы опереться руками о землю, однако я подоспел вовремя. Поддержав девушку за локоть, я помог ей подняться.       — Спасибо, мой вождь, — Эйприл перевела дух. — Я едва не упала, извини.       — За что ты извиняешься? — недоумённо спросил я.       — Если бы ты меня не поддержал, я бы упала на тебя, — на лице девушки появилась виноватая улыбка.       Но я пропустил эту реплику мимо ушей, ведь в разговор резко вступил Хукато.       — Сноходец, сколько нас ждёт сегодня работы? Управимся до обеда?       — Смотря как будете стараться, — Эйприл состряпала серьёзную мину, отчего Хукато нахмурился. — Я шучу! — девушка рассмеялась, и мой друг, немного подумав, рассмеялся вместе с ней.       Шли до пещеры мы уже втроём. Оказавшись на месте, решили развести огонь. Благо, всё нужное у нас для этого имелось. Работать в тепле перед очагом было гораздо уютнее. Мы с Хукато работали над одним шкафом вместе, ходящая во сне — с другими двумя помощниками. Она поменяла партнёров после того, как их изделие было готово. Периодически подходила к каждому и помогала, если что-то не получалось. Нам с братом она тоже уделила внимание. Хукато хвалил её за то, что она понятно объясняет. Я даже подшутил над другом за эту реплику, мол, что он тугодум. Но соревновательный момент шёл нам на пользу, и мы довольно быстро справлялись с поставленной задачей. Добытых вчера материалов хватило ровно до обеда, отчего Хукато был безумно рад.       — Я смогу ещё немного времени провести с Тиренай, — мечтательно произнёс он, когда мы уже были на обратном пути.       — А потом она снова променяет тебя на демона в фальшивом теле, — как бы невзначай добавил я.       — Умеешь ты всё портить, — обиженно отозвался друг.       Мы шли, подкалывая друг друга, вплоть до злосчастного холма, где нас уже поджидала Эйприл.       — Могу я снова положиться на тебя, Ралтау? — и девушка улыбнулась мне самой обворожительной улыбкой. Ну как я мог отказать?       Я улыбнулся в ответ и протянул девушке руку, она, оперевшись на неё, начала подниматься по наклонной поверхности, но её ноги предательски заскользили. Тогда, чтобы удержать девушку, я обхватил её за талию, прижал поближе и пронёс её до вершины, а потом и вовсе осторожно спустил с холма. В это время её ноги практически не касались земли, а тело, мокрое и горячее, дразнило меня своей близостью. Это было так интимно, что я почти почувствовал прилив возбуждения. Я мягко опустил Эйприл на землю, и мы снова, проделав несколько шагов вперёд, только через время отпустили руки друг друга.       — Спасибо, — смущённо произнесла девушка. Да я и сам засмущался, а сердце быстро-быстро заколотилось.       — Ты всегда можешь положиться на меня, Эйприл.       Девушка поклонилась и ушла вперёд, и пока я смотрел ей вслед, меня нагнал Хукато и мы продолжили путь вдвоём.       Как друг того и хотел, он провёл время за обедом вместе с Тиренай. Они, сидя поодаль от меня, что-то оживлённо обсуждали и весело смеялись. Идиллия их общения заставила меня позавидовать им. И хотя я знал, что если бы я поддался напору Кьюни, то тоже мог сейчас сидеть, как они, беззаботно хохоча и болтая о своём, но Кьюни мне была не нужна. Она была чрезмерна во всём. Когда она появлялась поблизости, её было слишком много. Её внимание, забота, опека — этого действительно было так много, что всегда утомляло меня. Я знал, что это было всё искренним, но я не чувствовал себя с Кьюни так, как с Сирисой. Уютно и спокойно. Или даже хотя бы как с Эйприл. Я чувствовал невесомый трепет в своей душе от близости с ней, и мне было так страшно его спугнуть.       У меня в распоряжении оставалась целая половина дня, которую мне не на что было потратить. Тогда я решил обратиться к своим старым привычкам. Мне показалось, что выйти на ветвь Дерева Дома на верхнем ярусе, посидеть, посмотреть на дождь и подумать о своём будет хорошей идеей. А потому я решил немедленно осуществить задуманное.       По мере моего восхождения по спирали, в моей груди поднималось какое-то чувство щекотливого восторга, и это побуждало меня идти быстрее. Я давно не отдыхал наедине с собой, хотя раньше я часто тратил время на то, чтобы подивиться видом с Дерева на деревню. Ко мне в голову приходили разные мысли, но чаще всего я, конечно же, думал о Сирисе. Думал о её смерти и том, как не допустить смертей других моих близких. Просто скучал по ней, корил себя или жалел. Эти мысли почти всегда преследовали меня, но именно будучи на ветви Древа клана я мог полностью погрузиться в них и хорошенько обо всём подумать. Именно этому мне и хотелось посвятить сейчас своё свободное время.       Добравшись до нужного места и устроившись поудобнее на влажной мшистой поверхности, я стал вспоминать Сирису. Её облик в тот самый момент перед смертью всё ещё стоял у меня перед глазами, настолько отчётливо отпечатавшись у меня в памяти, что я мог помнить его даже сейчас, так, будто это произошло вчера. Я знал, что она не хотела умирать. Я знал, что она надеялась на то, что я смогу спасти её. Но я не смог.       Я вспоминал внешность погибшей невесты. Меня всегда восхищали её глаза с прищуром, тонкость черт лица и необычные губы. Витиеватые особенные узоры, приятная худоба фигуры, не особо выделяющиеся формы, придающие нежность и шарм её облику. И всё это прекрасно сочеталось с игривым характером молодой охотницы. Сириса была той ещё непоседой. Иногда она докучала мне этим, но без своего характера это была бы уже не она. А как она управляла икраном…       В этот момент прямо над моей головой пролетело рыжее животное. Я на миг решил, что это была Последняя тень, но нет, это был икран. Икран Эйприл.       — Прости, мой вождь! Я тебя не заметила, — крикнула девушка, делая крюк.       Описав круг, икран и его хозяйка опустились на ветвь рядом со мной. Они обе были мокрые от дождя, а тело Эйприл было усыпано мурашками. Вероятно, было не очень приятно обсыхать под потоками холодного ветра, который обдувал девушку со всех сторон. А дождь был такой неприятный, моросящий, но при том достаточно обильный.       — Не хочешь присоединиться? — девушка приподняла лётную маску, заглянув мне прямо в глаза.       Я посмотрел в глаза девушки в ответ. Воспоминания о Сирисе ещё кружились в моей голове, и я заметил, что Эйприл несколько отличается от неё. Глаза инопланетянки были меньше и зеленее, нос был более человеческим, губы тоже имели немного другое очертание, узоры на её теле были менее причудливыми. Улыбка была шире, как и сами губы. Это не делало девушку менее привлекательной, но делало её отличимой от Сирисы. Да и рядом с Эйприл я чувствовал, как меня окутывает спокойствие.       Это было неожиданное предложение, поэтому я немного помедлил, прежде чем всё же согласиться. Я окликнул своего икрана, ‘Авк’итана, оседлал его и пустился в полёт. Эйприл тут же последовала за мной, и мы сделали облёт вокруг Дерева Дома. Капли дождя хлестали по спине, а разрезанный мною воздух морозил тело. Но это не убавляло эйфории от ощущения высоты под собой. Мы летели по кругу, поднимаясь вверх и опускаясь вниз, я в одну сторону, а Эйприл в другую, и если бы за летящим икраном оставался след, мы бы создали в воздухе двойную спираль. Это было весело, и девушка время от времени вытягивала руки в стороны, отдаваясь свободе. Я попробовал сделать, как она, и это действительно было чудесное чувство. Будто бы весь мир принадлежал тебе.       Время за полётом протекало быстро. Я опомнился тогда, когда уже начинало вечереть. В это время наш маршрут понемногу вышел за пределы деревни. Раскидистая крона Древа клана больше не создавала нам препятствий. Мы долгое время летали рядом друг с другом, выписывая виражи в воздухе. В какой-то момент девушка переместилась книзу и левее относительно меня, и её икран вцепился зубами в моего. Ухватившись за крыло, рыжая драконица переместилась вниз и вправо, закрутив и вновь выровняв меня в полёте. Когда Эйприл только начинала манёвр, я сразу понял, что сейчас произойдёт, а потому покрепче вцепился в отростки тсахейлу ‘Авк’итана и смог удержаться в седле животного. Но для меня было неожиданностью то, что ходящая во сне знала этот приём.       — Где ты этому научилась? — воскликнул я.       Девушка посмеялась, а затем ответила:       — Это Тиренай научила меня.       — Я должен был догадаться, — на моём лице появилась ухмылка. — А приём с пикированием она тебе показывала?       — Да, это я тоже умею. Показать? — девушка уже приблизилась в полёте ко мне, но я жестом её остановил.       — Нет, не нужно. Лучше я покажу тебе ещё кое-что.       Хитрое выражение моего лица заставило девушку вжаться в седло.       — Нет, Эйприл, ты должна полностью расслабиться. Ты готова? — спросил я.       — Да, — девушка кивнула в подтверждение своему ответу. — Ты же сказал, что я всегда могу доверять тебе.       Эти слова эхом отдались в моей душе, даря тепло. Мои слова для девушки не были пустым звуком, и она действительно не боялась полагаться на меня.       Тогда я облетел Эйприл и оказался слева от неё. Затем я приказал своему икрану схватить драконицу девушки за крыло, а потом с большой силой повёл влево вниз. В это время ‘Авк’итан резко отпустил крыло чужого животного, а Эйприл с визгом вылетела из седла. Но я выровнялся в полёте так, чтобы девушка упала прямо на моего икрана. Отряхнувшись от страха, она быстро села на корточки за моей спиной, прижалась ко мне всем телом и обняла за торс.       — Демон бы тебя побрал, Ралтау, я чуть не умерла от страха! Или от падения, — сначала девушка говорила повышенным тоном, но затем её голос стал почти неслышен.       — Но ведь ты сама дала понять, что доверяешь мне. Как видишь, всё прошло хорошо. Клянусь, я не дал бы тебе упасть, да и вообще не сделал бы ничего подобного, если бы сам не был уверен в себе, — я оглянулся через плечо на сноходца, но она всё ещё крепко прижималась ко мне, зажмурив глаза.       Затем Эйприл стала высматривать свою драконицу, и рыжее пятно её спины оказалось прямо под нами. Икран жалобно зарычал, а на его крыле я успел заметить выступающие капли крови.       — О, нет! Тереза ранена! — воскликнула девушка, заёрзав за моей спиной.       — Прости, я должен был предупредить, чем этот приём может грозить для тебя и твоего икрана, — я помолчал, ожидая, что Эйприл что-нибудь скажет. Что угодно, начиная от ругательств и заканчивая слёзными причитаниями, но она молчала. И тогда я продолжил: — Я уверен, что твой икран ранен некритично. Мы обязательно вылечим его, обещаю.       Настроение Эйприл несколько упало. Мы приземлились на ветвь Дерева Дома, и я попросил девушку подождать меня, пока сам ходил на нижний ярус за всем необходимым. Я быстро разыскал нашего лекаря, и она снабдила меня нужными вещами. Так же быстро я вернулся обратно к сноходцу. Девушка трепетно поглаживала своё животное по крылу, осторожно рассматривая рану. Я сунул пару пальцев в чашу с мазью, предварительно приказав девушке промыть рану водой, которую я тоже принёс с собой, а затем провёл целебным снадобьем по повреждённому месту. Животному это не понравилось, и оно рыкнуло на меня, мотнув головой. Но девушка схватила его за гребень, взглянула в глаза и ласково успокоила.       — Рана несерьёзная. Быстро заживёт, — осторожно сказал я, убирая подальше нить с иглой, которые я тоже взял с собой. — Эйприл, пожалуйста, ещё раз извини, что так получилось.       — Всё в порядке, нам и побольше доставалось, да, девочка? — Эйприл погладила своего икрана по морде, и тот радостно захлопал крыльями.       Но я всё ещё чувствовал, что мне нужно как-то загладить свою вину. Пока я ходил отдавать всё лекарю, я надеялся, что Эйприл никуда не уйдёт, и мне удастся всё исправить. Я заметил, что ответственные за готовку уже начинали жарить мясо к ужину, так что я успел сразу отхватить несколько свежеприготовленных кусочков прямо с очага. Ещё горячее мясо я бережно завернул в листья огородного растения и взял ещё несколько штук запечённых овощей и мигом вернулся на ветвь Дерева Дома. Эйприл как раз уже собиралась уходить. Я спрятал руки за спиной, собираясь устроить сюрприз. Но девушка поклонилась, прощаясь со мной.       — Ты отправляешься на ужин?       — Да, меня, должно быть, уже ждёт Митчелл, — девушка неловко улыбнулась.       — Я хотел тебе предложить провести ещё немного времени здесь, — я обвёл взглядом окружающее пространство. — Посмотри, как быстро потемнело небо, будто бы уже поздняя ночь. Тучи громыхают, и наверняка скоро начнётся гроза. Ты любишь смотреть на молнии? — мне казалось, что мои попытки уговорить девушку остаться были довольно жалкими, но она задержалась в проходе. — Не думаю, что твой напарник не простит тебе одного пропуска вечера с ним.       — Может, и так, но я бы всё же хотела покушать, — девушка замялась, и тогда я протянул ей свёртки с мясом и овощами. — Ах, вот как! Ты всё ещё пытаешься искупить свою вину?       Девушка оказалась как никогда проницательна. Она рассмеялась и уселась обратно на ветвь, приготовившись поглощать принесённый мной ужин. Я плюхнулся рядом с ней и тоже начал принимать пищу. Мы изредка переглядывались с ней, пока не началось долгожданное зрелище. Небо, казалось, нависло прямо над нами своими тяжёлыми тучами и испускало молнии, озаряя всё вокруг почти дневным светом. Когда вспышки молний бывали особенно яркими, а гром оглушительно громким, Эйприл приходила в полный восторг. Она восклицала, выражая удивление и наслаждение от увиденного. Порой я не мог не заразиться этим смехом. Сам я очень любил это явление природы, хоть оно и было на самом деле смертельно опасным.       Покончив с ужином, я начал замечать, что стало холодать. Мясо было довольно тёплым, и оно грело руки, а затем и изнутри меня, но когда еда кончилась, я начал мёрзнуть. Судя по всему, Эйприл тоже. Когда я в очередной раз обратил на неё свой взор, она старательно пыталась скрыть, что у неё трясётся челюсть от холода. Однако она не хотела портить момент своим уходом. Но через какое-то время всё же решила сдаться.       — Я бы осталась и посмотрела ещё, но ветер стал слишком холодным, и я замёрзла.       Но даже после своих слов ходящая во сне не решалась встать, будто ожидая чего-то. И тогда неожиданно для себя самого я принял одно решение. Было непонятно, как девушка отреагирует на мои действия, поэтому я старался быть осторожным и ненавязчивым. Но сердце так трепетало в груди, что его биение, кажется, передавалось моим трясущимся рукам. Сначала я осторожно придвинулся к Эйприл и взял её руку под локоть, жестом предлагая приблизиться ко мне. Она поддалась, и тогда я посадил её прямо перед собой, обняв руками и укрыв таким образом от холода. Сначала девушка была напряжена, видимо, она не ожидала, что получит такой жест от меня. Но затем расслабилась и прислонилась спиной к моему телу. Я чувствовал, как её пробивала дрожь, но через время, должно быть, согревшись, девушка уже перестала трястись. Мы молча смотрели в бездну неба, которую беспрестанно озаряли молнии. Голубые, розовые, сиреневые, жёлтые. Толстые одиночные, ветвистые тонкие, молнии, бьющие из одних облаков в другие. Череда вспышек уже не пугала нас своими отголосками. Вместе с Эйприл я тоже расслабился. Сквозь резкие порывы ветра, приносящие с собой запах сырости, я смог почувствовать, чем пахнет девушка. Что-то еле уловимое сладкое изредка проносилось мимо моего носа. Ощущение спокойствия, охватывающее меня рядом с ходящей во сне, чувствовалось до сих пор. Но к нему теперь добавилось какое-то… счастье? Я обнаружил, что мой подбородок упирается в макушку девушки. Должно быть, я сделал это бессознательно какое-то время назад, но мне было так уютно, что я не хотел менять положение головы. Потом я почувствовал что-то тёплое на своей руке. Это была ладонь Эйприл. Она осторожно поглаживала меня, и я замер, боясь пошевелиться. Сердце было готово вырваться из груди, а к лицу прилил жар. Через какое-то время ладонь Эйприл осталась спокойно лежать на мне, и только тогда я снова перевёл взгляд на небо.       Всё время, что мы сидели, молчание нисколько не смущало меня. Мне наоборот было страшно заговорить с девушкой, чтобы не спугнуть её и не испортить момент. Однако, всё ещё смотря на зарницы в небе, я задумался о том, почему девушка приняла мои ухаживания. Почему она не отстранилась сразу или не сделала это до сих пор? Почему она сама оказывает в ответ знаки внимания, пусть и не большие. Значит, она не была против. Значит, ей тоже нравится наше времяпровождение. Или, может, это также означает, что с Митшелом у них всё гораздо хуже, чем я предполагал. Хотя я видел, что напарница принимает его ухаживания. Как всё неоднозначно…       Наконец, гроза прошла, ветер стих, а тучи стали постепенно открывать звёздное небо. Девушка в моих объятиях совсем затихла. Я вдруг ощутил, как затекло моё тело и, несмотря на близость девушки, замёрзло. Я осторожно перекатил голову сноходца на своё левое плечо и увидел, что она спит. И тогда я стал соображать, что же мне делать. С одной стороны, мне бы стоило проверить, где находится второй сноходец, спит он или ещё нет, ибо моё появление с его партнёршей на руках выглядело бы странно и вызвало бы некоторые вопросы. Впрочем, как и у моих других соклановцев тоже, но они бы вряд ли задали мне их, исключая, конечно же, моё близкое окружение, ведь я всё-таки вождь и имею значение в своём клане, а значит, я знаю, что делаю. С другой стороны, оставаться ночевать на улице в холоде мне ну никак не хотелось, тем более с высоты легко свалиться, да и я не мог быть уверен в том, что я смогу согревать девушку всю ночь напролёт. Кажется, у меня не оставалось выбора, кроме как разбудить Эйприл, хотя делать мне этого ну никак не хотелось.       Я осторожно потрепал девушку за плечо и позвал по имени. Та неохотно открыла глаза, но потом, по-видимому, сознание начало к ней возвращаться, и она быстро приняла сидячее положение.       — Я что, уснула? — я утвердительно кивнул в ответ девушке. — Прости, я не специально. Кажется, это проявился режим сна.       — Да, нам уже давно пора спать, тем более, судя по тому, что тучи разошлись, завтра будет хорошая погода, а значит, нас будет ждать много работы.       Мы неспешно поднялись и стали спускаться вниз. К моему огорчению, Митшел сидел в спальне и поджидал девушку. Я, приняв спокойный и уверенный вид, как ни в чём не бывало прошёл мимо к своему кокону, а девушка задержалась у своего. Они перебросились с напарником парой фраз, из которых я понял, что Эйприл, по её же словам, просто была со мной всё это время, заболталась и засмотрелась на грозу. Я видел, что мужчина не был доволен, но он не стал ничего говорить, и они оба разошлись по спальным местам. Тогда я тоже лёг в кокон и быстро уснул.
Примечания:
'Авк'итан (на'вийское "Awkx'itan") - Сын скалы.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык: