Эталон гетеросексуального гендер свича. 90

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
R
Размер:
Миди, 24 страницы, 7 частей
Статус:
закончен
Метки: Ангст Гендерсвап Драма Контроль сознания Насилие Нецензурная лексика Повествование от первого лица Подростки Психические расстройства Психологические травмы Современность Триллер

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Аннотация.
Я был парнем, имел гордость. Вся моя личность была сформирована в мужском теле, а теперь я баба... Какие-то еба##тые психи опозорили меня, вынули душу, помочились на нее и запихнули в это б##дское тело. Зачем?

Посвящение:
Авторам, которые продолжают свое дело, даже не надеясь на успех и авторам, которые не ограничивают себя какими бы то ни было рамками.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Попытка высрать драму под номером 1.

Вынашивал эту идею довольно долго, но не умел писать в драму, поэтому в некоторых своих работах учился работать с триггерами. Это те штуки в тексте, от которых читатель тревожится, возбуждается, злится, испытывает стыд или удовлетворение. Я приблизительно разобрался, теперь попробую реализовать.

Цель же данного короткого рассказа - написать эталон гетеросексуального гендер свича. У меня наверняка снова нихрена не получится, но я попытаюсь.

Глава 4.

11 марта 2019, 18:19
Блядская школа. Мать с сестрой пытались вразумить, но я все же надел мужское нижнее белье, потом выбрал вещи посвободней, на ноги обул кеды, а на лысину кепку козырьком назад. - Я позвонила в школу и твоим друзьям. Все будет в порядке доча, они встретят тебя, а учителя объяснят все твоим одноклассникам. Доча... спасибо, что напоминаете блять. - Извини доча, но имя у тебя пока будет старое. - Мне не нужно новое имя! Мать лишь отмахнулась. - Не говори глупостей, ты теперь девушка. *** Мои друзья встречали меня на стоянке. Они переминались с ноги на ногу и не знали как теперь себя вести со мной. Даже Боб, обычно уверенный в себе шкаф, вел себя сейчас как первокласник стоявший в очереди за порнографией. - Если меня превратили в бабу, это не значит, что я ей стал! - протягиваю руку для рукопожатия и парни наконец немного расслабляются. Если Юджин пожал руку как обычно, то вот Боб был чрезмерно бережным. Обычно он сжимал руку почти до хруста... Меня это уязвило и я разозлился. - Перестань воспринимать меня бабой Боб! Сожми свои ебучие пальцы как обычно! Боб не огрызнулся, покраснел, но руку все же сжал. Юджин странно смотрел на эту сцену, но ничего не говорил. Встреча с друзьями вышла неловкой... *** Школа, теперь я ее ненавижу сильнее, чем прежде. Городок у нас хоть и не маленький, но слухи разошлись молниеносно. Юджин сказал, что о моем случае написали в газете. Не знаю, но может поэтому на меня сейчас пялились все у кого есть глаза. Злость, стыд, страх, уязвимость. Дефектные мозги снова начали замешивать эмоциональную бурду, из-за которой я обычно начинал задыхаться. Скрывшись в туалете, я закинулся таблеткой и умыл лицо. - А разве тебе можно теперь в мужской туалет заходить? - спросил одноклассник со свойственной конкретно ему детской непосредственностью. У меня вырвался какой-то странный смешок. - Да иди ты нахуй Стэн! - в какой-то степени меня это даже позабавило и приступ паники постепенно сходил на нет. - Понял. - и он начал отливать в ближайший к нему писсуар. Ну, хоть кто-то не перестал воспринимать меня парнем, ну или у него банально отсутствует чувство стыда. Тем не менее, я почувствал к нему что-то вроде благодарности. Может не все так плохо? Да нет, все как раз таки супер плохо, моя жизнь буквально пошла по пизде. *** И вот я в классе. Перед уроком учитель объяснил мою ситуацию, но как по мне, лучше бы он заткнулся и поскорее начинал занятие. Все внимание было сконцентрировано на мне, я слышал обидные эпитеты и кожей ощущал лавину вопросов, которые обязательно обрушатся на меня по завершению урока. Как я и предполагал, на перерыве однокласники обступили меня и начали забрасывать непристойными, а иногда и жестокими вопросами. Им было абсолютно похуй, что произошедшая со мной метаморфоза была совершена против мой воли. - А я давно говорил, что он педик.- сказал тот придурок, который раздумал сплетни моей сестры. И разумеется многие тут же засмеялись. Драка? В этом теле? Да почему бы блять и нет? Я потерял все! Почему бы не прикончить этого уебка, не разворотить к хуям черепушку?! Смыть позор его вонючей кровью?! Схватив ближайший стул, я успел нанести несколько ударов, один раз ножка стула удачно раскроила ему кожу на лбу и его лицо в мнгновение залило кровью. Марк заверещал словно девчонка. - Аааа! Уберите ее! Уберите ее от меня. Стул у меня разумеется отобрали, да и руки держали крепко. Я истерично заржал. Маска спокойствия треснула в очередной раз, притворный флегматизм уступил помешательству. - Ахахаха! Получил пизды от педика! От девчонки! И визжишь как маленькая сучка! Будь уверен, я тебя прикончу! Барьеры сброшены. Я теперь действительно педик или даже хуже. У педиков хотя бы есть хуй, а у меня пизденка. Дырка созданная для хуев. Инкубатор для создания себе подобных уебков! Юбки блять, трусики, сраные тампоны! В школу меня блять отправили для адаптации! Они ебанушись там чтоли? Они хотят чтобы я свихнулся? А я блять свихнулся! Ахахах! *** Пока идет разбирательство и прочее дерьмо, меня отстранили от занятий. На ковер вызывать не стали поняв мое неадекватное состояние. "Тебе нужно привыкать к женским штучкам" - вспомнилось озорное лицо сестры. Вот уж кто ловил кайф от моего унижения... Может я придумываю, но похоже сестра ей нравится больше чем брат. Хорошо, что мне абсолютно похуй на ее чувства, мои она до сих пор щадить не научилась. О чем думала мать, когда отправляла меня в школу? Им очень повезло, что я не слабовольная сучка и не вскрываю себе вены. А мозги теперь действительно дефектные, как собственно и у всех баб. Морально слабые, эмоционально нестабильные, истеричные существа, я начинаю ненавидеть их за это наследие. Моя личность трещит по швам и грозит в скором времени разлететься кучей неприглядных осколков. Что останется от меня после этого? Кем я буду и кем стану? *** - Джон, что ты устроил сегодня в школе? - мать была изрядно рассерженна, я же расслабился. Отстранение от занятий мне было на руку. - Меня назвали педиком и я начал драку. - устало отвечаю. Внутри какое-то странное опустошение. Перегорел или передоз транквилизаторами? Да, может быть, спать сильно хочется. Неудержавшись зеваю. - Как ты можешь быть педиком, если ты девушка? Даже сквозь полудрему слова матери больно царапнули. - Зачем ты это делаешь мама? Тебе нравится делать мне больно? - Я желаю тебе только добра! - экспрессивно воскликнула она. - Завтра я скидаю все женское дерьмо в бочку и сожгу. - неожиданно даже для самого себя сказал. Сказанное мне очень понравилось. Даже в прошлом я не чувствовал в себе такого хладнокровия. Транквилизаторы - чудо! - Только попробуй! - угрожающе прошипела она. - Или сделать это сейчас? - изображаю задумчивость. Мать стремительно подошла ко мне и влепила смачную пощечину. Голову мотнуло, левую щеку обожгло, из-за общей вялости едва не упал на задницу. - Знаешь мам, мне гораздо больнее, когда ты называешь меня дочерью. - Ты должен.. - голос матери дрогнул - привыкнуть, я пытаюсь помочь. - Ты ведь меня уже похоронила, верно? Лицо матери превратилось в бледную маску. Молчание затянулось. Из-за невероятной сонливости, я все же решил проявить инициативу и покончить с этой глупой сценой. Восможно я был не так уж и не прав в своем последнем высказывании. Джон ей никогда не нравился. Спокойный затворник тихоня, с полным отсутствием амбиций. Ничем не увлекался кроме книг, комиксов и компьютерных игр. Может она действительно была рада избавиться от такого дефектного чада? С девочками же вариантов всегда больше, есть куча желающих позаботиться о них из-за наличия одной лишь пизды. Спихнет на мужа и перестанет беспокоиться о будущем ребенка. Вполне логично, вполне в духе моей маман. Не удивлюсь, если она так и думает. *** На следующий день во время обеда, мы оба делали вид, что ничего не произошло. Неловкое молчание скрашивалось лишь пустым трепом Эммы. Хотел было почитать, но в последнее время никак не мог сосредоточиться на тексте. Разнообразные мысли постоянно трахали мозги. Как оказалось, вчерашняя стычка не прошла без последствий и меня все же отвезли к психологу. *** Вот и она, мой старый добрый психолог. Я ненавидел эту жирную суку так же, как и она меня. Сейчас же даже показалось, что она смотрит на меня со злорадством. - Что тебя беспокоит Джон? Быть девушкой не так плохо, как ты себе представляешь. Обычно я огрызался или искал двойное дно в ее словах, разбивал в пух и прах любые попытки манипулировать. Я знал, что мать ей платит за нужные ей результаты. Теперь же я еще и буйный. - Моя мать заставляет меня быть девчонкой, но я никогда ей не буду. Считайте меня трансгендером. В общем я бессовестно жаловался. Сказал, что именно из-за действий матери и сестры у меня едет крыша, но психолог не впечатлилась и завертела старую пластинку. Она надоедала, я надоедал в ответ. Потом мне это надоело. Быть сдержанным как раньше не получалось, поэтому заявил ей на чистоту, что сколько бы мать ей не заплатила, ее профессионализм где-то возле плинтуса и манипулировать она способна только полными идиотами. На это она лишь зло сощурилась и продолжила свою терапию. *** Результатами терапии были несколько рецептов на лекарства. Очередное психотропное дерьмо, которое я с удовольствием продам торчкам. От занятий меня отстранили на две недели, типа сделали снисхождение из-за моей непростой ситуации, иначе бы исключили. В течении двух дней колотил грушу, доводя себя до истощения. Тяжелая музыка сопровождала меня везде кроме душа. Я все чаще стал задумываться о том, чтобы найти тех уродов и заставить вернуть мне мое тело, но что я могу? Полиция ведь до сих пор не справилась и каким образом я их заставлю? Что я могу? Помнится меня скрутили за пару секунд, а Боба вырубили словно он не самый большой парень в школе. Дерьмо!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.