Торвальд пятиклассник 5

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Эй, Арнольд!

Пэйринг и персонажи:
Арнольд Филлип Шотмен, Вольфганг, Джеральд Мартин Джоханссен, Директор Уортц, Людвиг, Микки, Мистер Пэкенем, Мистер Роберт Симмонс, Торвальд, Эдмунд
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 11 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Hurt/Comfort Драма ООС Повседневность Постканон Пропущенная сцена Учебные заведения

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Торвальд окончил четвёртый класс и перешёл в пятый. Но там всё получается совсем не так, как он ожидал.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Рассказ основан на серии «Скачки Фиби».
13 марта 2019, 20:17
      Занятия Торвальда с Арнольдом не прошли даром: неоднократный второгодник начал делать успехи в математике. Любую задачку, любое уравнение Торвальд щёлкал, точно орешек. Не говоря уже о таблице умножения.       Торвальд отлично знал не только математику, но и многие другие предметы. Он на одной контрольной по английскому переплюнул даже круглую отличницу Фиби. Та только порадовалась за одноклассника.       Однажды после уроков Торвальда вызвал к себе мистер Симмонс:        — Торвальд, у меня для тебя отличная новость: тебе больше не придётся оставаться в четвёртом классе. Руководство нашей школы приняло решение перевести тебя в пятый класс!        — Правда? — не поверил своим ушам Торвальд.        — Чистая правда, — улыбнулся мистер Симмонс. — Директор Уортц очень доволен твоей успеваемостью и настаивает, чтобы ты перевёлся в следующий класс.       Торвальд обрадовался, что наконец-то покидает малышовый класс. Но ему было жалко уходить от таких классных ребят, как Арнольд, Джеральд, Юджин, Фиби и другие. Да, среди них немало придурков. Да, не каждый из них даёт Торвальду деньги. Но эти ребята сплочённые и отзывчивые, особенно Арнольд. По нему Торвальд будет особенно скучать.        — Это, конечно, здорово, но… — подбирал нужные слова Торвальд. — Мне будет ребят не хватать. Я к ним очень привык.        — Ничего, Торвальд, — успокоил его мистер Симмонс, — ты можешь на переменах навещать ребят. Ты можешь дружить и с ними, и с пятиклассниками, — одно другому не мешает.        — Спасибо, мистер Симмонс, — улыбнулся Торвальд. — До свидания.       Он увидел в коридоре Арнольда с Джеральдом и поспешил к ним:        — Арнольд, Джеральд! Меня переводят в пятый класс!        — Поздравляю, Торвальд, рад за тебя, — улыбнулся Арнольд и тут же посерьёзнел. — Но будь готов к тому, что может быть всякое.       — То есть? — поднял единственную бровь Торвальд.        — Понимаешь, Торвальд, пятый класс, он… — Арнольд почесал затылок. — Он довольно… м-м-м… специфический. Там учебная программа не такая, как в четвёртом классе: она серьёзнее и сложнее. И учитель там может быть строже, чем мистер Симмонс. И с тамошними ребятами ты можешь подружиться не сразу. Вдруг у вас разные характеры, разные интересы?        — Да-да, — поддакнул Джеральд. — Пятиклашки — ещё те шакалы: глазом моргнуть не успеешь, как сожрут. Так что защищайся, как можешь.        — Да ладно вам! — беспечно засмеялся Торвальд. — Вы же меня знаете: я не из тупых. Вот увидите, я не пропаду!        — Мне нравится твой оптимизм, — сказал Арнольд серьёзно. — Но будь готов ко всему. Удачи.       И они с Джеральдом направились к выходу из школы.        — Готов спорить, Арнольд, он не продержится там и дня, — услышал Торвальд издали голос Джеральда, отнюдь не сулящий ничего хорошего.       Торвальд только хмыкнул. Он не простофиля: сразу приспособится к условиям пятого класса!        Его мама была несказанно рада тому, что её сын переходит в следующий класс. Женщина без конца обнимала и целовала сына, называла его умницей, самым лучшим на свете.        — Ох, я в восторге, Торви! — едва не рыдала мама. — Наконец-то ты будешь учиться с ровесниками. Я уверена, у тебя будут отличные новые друзья!        — Можешь в этом не сомневаться, мамуль, — ответил Торвальд и обнял мать.       На следующий день в школе Торвальд пришёл к заветной двери с надписью «5-й класс». Глубоко вдохнув, парень отворил её и вошёл внутрь.       В классе как раз проходил урок математики. Мистер Пэкенхем, рыжеволосый учитель в квадратных очках, рассказывал пятиклассникам об уравнениях — таких же, как в четвёртом классе.       «Мы проходили уравнения ещё в четвёртом классе. Значит, не всё так плохо» — подумал Торвальд, подходя к учителю.        — Здравствуйте, — поприветствовал он мистера Пэкенхема.       Пятиклассники, все как один, косились на Торвальда. Вольфганг, Эдмунд, Людвиг и Микки, самые крутые парни в классе, таращили свои глаза на новичка, как на какую-то диковину.        — Что за крендель? — прищурился Людвиг.        — А, это Торвальд, — небрежно ответил Вольфганг, — тот, что в четвероклашках пересидел.        — Я слышал о нём, — отозвался Эдмунд. — Он… короче, поумнел.       Микки захихикал:        — Как раз настолько, что никому ни в чём не отказывает.       Его фраза вызвала волну хохота у остальных парней.        — Торвальд, садись на свободное место во втором ряду, — сказал мистер Пэкенхем.       А это место было как раз за Вольфгангом и Эдмундом. Те продолжали оценивающе смотреть на Торвальда, но тот не обращал на них внимания.       После того, как прозвенел звонок на перемену, вся компания окружила Торвальда со всех сторон.       Вольфганг откашлялся и заговорил подчёркнуто приветливо:       — Привет, Торвальд, я Вольфганг. Это Эдмунд.        — Привет! — глупо улыбаясь, помахал Эдмунд рукой Торвальду.        — Заткнись, — буркнул Вольфганг и продолжал представлять своих компаньонов. — Это Людвиг.       Людвиг в знак приветствия крепко сжал ладонь Торвальда. А Вольфганг указал рукой в сторону Микки:        — А это Микки, он же Хорёк.        — Очень приятно, — улыбнулся Торвальд.        — Как хорошо, что ты перешёл к нам от этих малявок, — сладеньким тоном говорил Вольфганг, положив Торвальду руку на плечо. — Нам как раз не хватало такого крутого друга, как ты!       Торвальд смущённо улыбнулся.        — Классные у тебя кроссовки, — залебезил Эдмунд. — Новые?        — Вообще-то… — Торвальд недоговорил, так как Людвиг его перебил:        — Да, и бандана у тебя шикарная. Мне бы такую!        — Торвальд, хочешь жвачку? — Микки протянул Торвальду маленький серый прямоугольник.        — Не откажусь, — ответил, пожав плечами, Торвальд и взял жвачку.       На уроке мистер Пэкенхем начал вызывать учеников к доске — проверить, насколько хорошо те усвоили материал.        — Итак, дети, — обратился к школьникам учитель, — кто готов выйти к доске и решить уравнение номер семь?       Торвальд и ещё несколько парней стали тянуть руки.        — Может, ты, Вольфганг? — спросил мистер Пэкенхем.       Ковырявший в носу Вольфганг ответил с показной вежливостью:        — Мистер Пэкенхем, я бы рад, но Торвальд раньше поднял руку. Вызовите его.        — В таком случае, Торвальд, выходи к доске и приступай, — велел учитель.       Не прошло и двух минут, как уравнение было решено Торвальдом. Добрая половина класса так и ахнула.        — Очень хорошо, Торвальд! — похвалил парня мистер Пэкенхем. — Садись, твёрдая пятёрка.       Вольфганг хитро ухмыльнулся и что-то зашептал на ухо Эдмунду, а Людвиг и Микки наклонились к нему, чтобы всё подслушать. На большой перемене все четверо спрятались в коридоре за шкафчики. Заметив, что Торвальд идёт по коридору, они тихонько засмеялись.        — Клюнет, сто пудов, — хихикал Людвиг. — Вот будет потеха!        — Ш-ш-ш-ш! — приложил палец к губам Вольфганг и подтолкнул Эдмунда вперёд. — Давай, Эдмунд, иди.       Торвальд уже шёл к столовой, но Эдмунду удалось его догнать.        — О, Торвальд, вот ты где, я тебя как раз ищу, — затараторил он. — Слушай, старик, тут такое дело: мой отец забыл подписать мне справку об освобождении от физкультуры. Ты не мог бы подделать его подпись?        — Но Эдмунд, откуда я знаю, как она выглядит? — растерялся Торвальд.        — Сейчас покажу, — Эдмунд достал из портфеля свой дневник и дал его Торвальду. — Вот так.       И указал на размашистую подпись своего отца на одной из страниц дневника. «Скопировать» её на справку Торвальду особого труда не составило.        — О, спасибо, друг мой, что бы я без тебя делал! — и Эдмунд чуть не задушил Торвальда в объятиях.       Остальные парни засмеялись ещё сильнее. Вольфганг даже стукнулся лбом о плечо Людвига.       В столовой, когда парни брали себе еду, Людвиг полез руками в карманы.        — О, мама родная!!! — вдруг в ужасе крикнул он, схватившись за голову.        — Что-то не так, Людвиг? — обеспокоился Торвальд.        — Да бабки посеял! Я должен был сегодня за всех платить! — прокричал Людвиг и незаметно подмигнул Вольфгангу с Эдмундом.        — Да успокойся, я сам заплачу, — Торвальд вынул свои деньги из кармана.       Людвиг прямо расцвёл и похлопал Торвальда по плечу своей массивной ручищей:        — Спасибо, Торвальд, ты наш пацан, спасибо тебе!        — Сдачу-то потом верните, а? — проворчал Торвальд, потирая плечо.        — Да о чём ты говоришь, конечно, вернём, обязательно! — заговорили все парни сразу.        — Слушай, Торвальд, — вдруг сказал Вольфганг. — Сегодня вечером у меня будет деловая вечеринка!        — Это какая? — не понял Торвальд.        — Мы соберёмся у меня дома и будем делать уроки, — объяснил Вольфганг.        — А что, неплохо, — улыбнулся Торвальд. — Приду.        — Отлично, старик, будем тебя ждать, — обрадовался Вольфганг и всучил Торвальду бумажку со своим адресом.       Вечером, найдя дом Вольфганга, Торвальд подошёл к нему и зазвонил в дверной звонок. Дверь отворилась, и на пороге появился Вольфганг, держа за ошейник большого грозного добермана.        — Гав! Гав! — подал неприветливый голос пёс.        — Тихо! — строго прикрикнул на него Вольфганг.       Переведя взгляд на перепуганного Торвальда, лидер пятиклассников улыбнулся:        — О, привет, Торвальд. А мы как раз ждём тебя. Заходи.       Стоило Торвальду переступить порог, как доберман принялся его недоверчиво обнюхивать, встав на задние лапы. Торвальд судорожно глотнул и стал поглаживать собаку по голове.        — Хоро-оший, хороший мальчик, — бормотал парень.       Пёс рыкнул и снова стал лаять. Вольфганг крепко схватил питомца за ошейник и стал оттаскивать назад:        — Бастер, Бастер, назад. Назад, говорю тебе! У, тупая псина!.. Торвальд, проходи в гостиную, а я своего пса в комнате закрою.       Гостиная находилась рядом с прихожей. На диване перед телевизором уже сидели Эдмунд, Людвиг и Микки.        — Привет, — бегло поприветствовал их Торвальд.        — Здорово, Торвальд, привет, привет! — наперебой отвечали ему парни, махая руками.       В гостиную вошёл Вольфганг.        — Торви, — проговорил он хитрым голосом, — у нас возникла одна крутая идейка. Знаешь, какая?        — Согласись, это тупо, когда пять человек корпят над одним и тем же заданием, — продолжил за друга Микки.        — Так как ты у нас самый умный, — подхватил Людвиг, — ты сделаешь домашнее задание за нас всех. Один за всех и все за одного!        — Мы всецело тебе доверяем, Торвальд, — со сладенькой улыбочкой заключил Эдмунд.       Торвальд опешил. Не такую деловую вечеринку он ждал, ох, не такую!        — Домашнее задание? Я? За вас всех четверых?! — прохрипел он.        — Ну да, а что такого? — начал раздражаться Вольфганг.        — Ты наш друг или кто? — почти сердито добавил Людвиг.       У них был такой вид и тон голоса, что спорить с ними было бы глупо. Пришлось Торвальду соглашаться.       Пятиклассники усадили его за его деревянный стол, заваленный книгами и тетрадями, а сами стали смотреть комедийный фильм.        — Торвальд, напиши моё сочинение по литературе чёрной ручкой, — попросил Микки. — И да, поменьше сложных предложений — я их просто ненавижу.        — Хорошо, — пролепетал Торвальд и принялся за дело.       Ну, почему на дом не задали только математику и английский? Торвальд одним махом решил бы все упражнения-задачи и смылся бы с этой дурацкой «деловой вечеринки». Так нет же: ещё сочинения за всех четверых напиши! Каждому раскрой тему, приведи и обоснуй аргументы, сделай выводы. Ах да, ещё работу Микки обязательно чёрной ручкой! И поменьше сложных предложений — он, видите ли, их терпеть не может. Но это всё ещё полбеды: ты не можешь сосредоточиться из-за громкого четырёхголосия «ха-ха-ха-ха».       Заливистые смешки Микки и Эдмунда заглушало лошадиное ржание Вольфганга и Людвига. Микки запрокидывал свою маленькую головку назад. Эдмунд то и дело сгибался, закрывая ладонью лицо. Вольфганг водил рёбрами пальцев по щекам, утирая слёзы смеха. А Людвиг, так вообще бился в смеховой истерике: одной рукой хватался за живот, другой выбивал по дивану дробь.       Кстати, комедия, которую они смотрели, была откровенно тупая — с примитивными шутками, пошлыми сценами. Ребята из четвёртого класса, например, Арнольд или «Мисс Совершенство» Лайла, от такого шедевра кинематографа упали бы в обморок. Но пятиклассники, как видно, не тот случай.       Старался, старался Торвальд сосредоточиться — всё было тщетно! Парни с каждым эпизодом хохотали всё громче и громче. Вскоре их ржание перешло в стоны.        — Ой, моё брюхо, — так и покатывался Людвиг.        — В жизни так не хохотал! — помирал Эдмунд.       Наконец, Торвальд не выдержал:        — Ребята, можно потише, я не могу сосредоточиться?       Оборвав истеричный хохот, Вольфганг взял близлежащий пульт и нажал на паузу.        — Ты что-то сказал? — спросил он, повернув голову к Торвальду. Остальные парни повернули головы туда же.        — Ничего-о… — промямлил изнемогший Торвальд и уронил голову на стол…       Всё утро в школе Торвальд продремал за партой. Проклятая деловая вечеринка у Вольфганга выбила его из колеи!       Вдруг Торвальд подскочил на стуле, так как Вольфганг ткнул его в плечо:        — Эй, Торви! Наша вчерашняя вечеринка была — ну, очень клёвая! Правда, чуваки?       Лидер пятиклассников обвёл взглядом своих компаньонов.        — Ага, — в унисон ответили те.        — Я тут подумал, — продолжал Вольфганг, — может, нам сегодня закатить её ещё разочек, а?       «Как бы не так» — пронеслось у Торвальда в голове. Вкалывать за них всех, покуда они будут прохлаждаться? Нет уж!        — Я не могу, у меня сегодня тренировка по боксу, — сходу сказал Торвальд. — Извините, ребят.       Пятиклассники буквально выстрелили в него недовольными взглядами. Но Торвальда это не особо задело: он слишком устал.       Во время урока в класс вошёл худенький паренёк с тёмными волосами, круглых очках и с «заячьими» передними зубами. Судя по его маленькому росту, он был из младшей школы — второго или третьего класса.        — Здравствуйте, мистер Пэкенхем, — пропищал он. — Меня зовут Фрэнки Роджерс, я переведён из третьего класса.       Людвиг так и свистнул.        — Ё-моё! — вырвалось у Эдмунда.        — Третьеклашка в пятом?! — прохрипел Вольфганг. — Я щас описаюсь…        — Спорим, ребята, он умнее Торв…? — оборвал речь на полуслове Микки.        — Ч-ч-ч-ч-ч, — засуетился Вольфганг, украдкой поглядывая на Торвальда. К его счастью, тот ничего не услышал.        — Тш-ш-ш-ш, молчи, Хорёк! — подхватил Людвиг, показывая Микки кулак.        — Микки, тише… А-ай! — Эдмунд вмиг получил тумака от Вольфганга.       Фрэнки скромно присел на свободное место в третьем ряду.       В столовой Торвальд увидел, что пятиклассники сидят за одним столом с новеньким Фрэнком и мило беседуют с ним: осыпают комплиментами, шутят с ним, смеются.        — Эй, парни, — окликнул компанию Торвальд, — есть местечко?       Пятиклассники моментально прекратили общий смех и сурово уставились на Торвальда.        — Нет, Торвальд, всё занято, — отчеканил Людвиг.        — Извини, чувак, но мы больше не нуждаемся в твоих услугах! — заявил Вольфганг.        — Очень жаль, — гаденько улыбнулся Микки.       Торвальд весь побелел, как полотно.        — В каких таких услугах? — вскричал он. — Что это значит, Вольфганг?!        — А то и значит! — отрезал Вольфганг. — У нас теперь новый друг, и это Фрэнки.       Он снова сладенько улыбнулся, обращаясь к бывшему третьекласснику:        — Послушай, Фрэнки, у меня дома сегодня деловая вечеринка. Придёшь?        — Я подумаю, — пролепетал Фрэнки.       Поднос с едой из рук Торвальда — бабах-х-х! — грохнулся на землю. Посуда разбилась вдребезги, потоки еды залили добрую половину пола.        — Значит, вы использовали меня всё это время?! — коршуном налетел Торвальд на пятиклассников. — Вот что, болваны: мне друзья-эксплуататоры не нужны, ясно? Нет смысла мне здесь оставаться: Я УХОЖУ!       И пулей вылетел из столовой.        — Ах, так? — сердито крикнул ему вдогонку Вольфганг. — Ну и пожалуйста, скатертью дорога! Хм!       Хорошее настроение пятиклассников после скандала Торвальда сошло на нет. Людвиг и Микки возмущённо смотрели вслед бывшему компаньону. Один только Эдмунд смотрел понимающе и сочувственно. Вольфганг же бранился, как сапожник, громыхая кулачищем по столу.        — Ну, Торвальд, погоди! — угрожающе рычал он.        — Да ладно, Вольф, остынь, плевать на него! — успокаивал друга Людвиг.        — А мне Торвальда жалко, — вздохнул Эдмунд.        — Заткнись!!! — заорал Вольфганг ему в лицо.        — Слово нельзя вставить! — не выдержал Эдмунд.       Торвальд после уроков стоял на мосту и разглядывал своё отражение в реке. У него в голове эхом проносились голоса Арнольда и Джеральда:       «Будь готов к тому, что может быть всякое...»       «Пятиклашки –ещё те шакалы...»       «Вдруг у вас разные интересы, разные характеры?»       «Защищайся, как можешь...»       «Будь готов ко всему...»       «Он не продержится там и дня…».       В глазах Торвальда блеснули слёзы. Всё-таки коротышки были правы!        — Зачем я только перешёл в этот дурацкий пятый класс?! — рыдал Торвальд.       На следующий день он пошёл к директору Уортцу, рассказал ему о своей беде и попросил перевести обратно в четвёртый класс. Но директор не перевёл его.        — Если у тебя не сложились отношения с одноклассниками, это не повод проситься обратно в четвёртый класс, — пробубнил Уортц. — Возвращаться пятикласснику в четвёртый класс — всё равно, что возвращаться младенцу в утробу матери. Назад дороги нет!        — Об меня будут вытирать ноги, а я должен терпеть? — сквозь слёзы спросил Торвальд.        — Выясняйте отношения между собой! — безапелляционно заявил Уортц. — А теперь, молодой человек, попрошу Вас немедленно покинуть мой кабинет! Вы пропустите уроки.       Но у Торвальда было так черно на душе, что ему ни капельки не хотелось слушать уроки. Он закрылся в мужском туалете, где целых три часа просидел, весь в слезах.       Как раз в туалет зашёл Арнольд — ему надо было помыть руки от краски. Вымыв руки, он ясно услышал, как за ближайшей дверцей кто-то плачет, громко всхлипывая. «Торвальд!» — догадался Арнольд.       И не ошибся. Слив воду, Торвальд, весь красный от слёз, вышел к умывальникам. Он увидел Арнольда и, рыдая, бросился к нему в объятия.        — Торвальд, — ахнул Арнольд, — что с тобой? Что случилось?       Торвальда душили слёзы. Он не мог говорить.        — А-а, я понял, — протянул Арнольд. — Это ты из-за пятиклассников, да?       Выплакавшись, Торвальд шумно высморкался и принялся всё рассказывать:        — Ты был прав, Арнольд. Пятый класс — настоящая ошибка моей жизни! Эти дятлы чуть не заклевали меня. Я отдал им все деньги, я делал за них домашку, пока они смотрели телик и ржали, как лошади. А Эдмунду пришлось подписать справку почерком его отца — ну, что бы ты сказал?        — Это ужасно, — участливо сказал Арнольд.        — Я так жалею, что перешёл в этот зверинец! — глаза Торвальда вновь наполнились слезами. — Я просил директора, чтобы он перевёл меня обратно, но он…        — Вот что я тебе скажу, Торвальд, — сказал Арнольд, положив приятелю руку на плечо. — Дважды в одну реку не войти, даже если захотеть. Раз уж ты перешёл в пятый класс, то должен его закончить. Иначе как ты потом перейдёшь в следующие классы? Как ты окончишь школу?        — А что, если эти живоглоты будут продолжать ездить на мне? — шмыгнул носом Торвальд.        — Так тебе необязательно с ними общаться, — ответил Арнольд. — Просто не обращай на них внимания, и они не будут тебя трогать. В конце концов, есть параллельный пятый класс. Скажи директору Уортцу, чтобы перевёл тебя туда.        — Так он и переведёт, — проворчал Торвальд.       Арнольду удалось уговорить директора Уортца перевести Торвальда в параллельный пятый класс. Там у Торвальда появились новые друзья, и даже девушка. А о прошлом кошмаре он и думать забыл.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.