Бусидо для чайников. 1

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
м/ж
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Ангст, Драма, Детектив, Психология, Повседневность, Hurt/comfort, Songfic, ER (Established Relationship), Любовь/Ненависть
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика, Гуро, Смерть второстепенного персонажа
Размер:
планируется Миди, написана 1 страница, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В чем, собственно, прикол: ты достигаешь звания полковника в свои двадцать четыре года благодаря доброй мамуле, пользуешься популярностью у противоположного пола, с успехом проводишь оперативно-розыскные операции, излучаешь пафос, плюешься черным юмором и желчью, бабла - как грязи. А симпатичного маньяка, по кличке "Самурай", за которым гоняешься больше года, пускаешь в квартиру, смотришь с ним сериалы, а потом еще и даешь ему. Типичная баба.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Метки:
Примечания автора:
Не знаю, что из этого выйдет - но попробовать стоит.

?Halsey - Gasoline.

Пролог.

16 марта 2019, 02:08
— Наперегонки со смертью.

Пепел вздрогнула, сжавшись всем телом. Спазм в коленном сгибе ударил салютом боли в еще не до конца проснувшийся мозг. Она сморщилась, не открывая глаз, попыталась подняться на локтях. Простыни прилипли к телу — влажные и отвратно прохладные. Рухнула обратно на постель, хрипло выдохнув. По коже прошелся озноб.

Значит, она снова уснула под какой-то дурацкий фильм. Синие всполохи от экрана танцевали под веками, слышалось тихое бормотание. Пепел медленно повела рукой, нашарила пульт, рандомно нажимая на кнопку в надежде попасть верно. Открыла глаза, уставившись во внезапную темноту.

Смерть.

В комнате слышались отголоски аромата ванили и табака, отчасти из-за недавнего визита матери. Станислава не курила в квартире. Она не любила эти запахи — так пах отец. Это было давно, не сейчас и не здесь, не с ней. Этого не должно было быть.

Резко сев, Пепел откинула край одеяла и свесила ноги. Прошла в прихожую, игнорируя боль в колене. Накинув бомбер, вышла в подъезд, на ослепляющий свет. Желания и сил спускаться к окну не было — закурила она прямо у двери, прислонившись к ней спиной.

Ты рвешься на части потехи ради, детка.

Даже и не планировала выспаться. В последние годы это стало чем-то вроде запретного плода или грязной, недосягаемой фантазией. Психоделические кошмары и болезненная, наполненная бредом дрема — все, что она могла себе позволить. Стоя в курилке подъезда до первых алых всполохов, изводя дымом легкие и зациклившись стеклянным взглядом на пустоте. Слияние дней в единую призму, выплевывающую в ее воспаленное сознание его силуэт. Уродливый черный сгусток, пахнущий смертью. Кентервильское привидение в современной интерпретации.

Он уже стал ее неотъемлемой частью. Пепел чувствовала, как его образ въедается в мягкие ткани, отпечатывается на стенках черепной коробки, пульсирует в висках. Он был повсюду и нигде — одновременно. Его нельзя было коснуться, он устанавливал свои правила. Заставлял гнаться за ним, ощущать свое присутствие, исчезал и появлялся, играл, играл и не давался.

Он был смертью. И он смеялся, сжимая пальцы на ее горле.

Охота без временных рамок. Станислава давно поняла, что добыча не он. Как там сказали? Наперегонки со смертью? Обгони меня, и ты умрешь. Отстанешь — я казню всех. Лучше не придумаешь.

Вот только что-то подсказывало, что стаж курильщика в семь лет гарантированно обеспечивает Пепел проигрыш в этом забеге. Бросать травить себя она не собиралась.

И искать его мерзкую задницу — тоже.